home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

Заведение, в которое они пришли, ничем не отличалось от других припортовых домов. Как обычно – двухэтажное, каменное, с позеленевшей от времени и покрывшейся мхом крышей. Возле моря всегда сыро, так что зелень проникла не только в глиняную черепицу, но и в стены, потрескавшиеся то ли от времени, то ли от землетрясений, время от времени колеблющих этот материк.

На крайнем юге, там, куда ушли гармы, много вулканов, а где вулканы – земля всегда трясется, будто каша, из которой выбулькиваются раскаленные капли воды. Эхо тех землетрясений долетает и сюда – ведь здесь тоже юг. Это все равно как пруд, в который бросили камень, – волны расходятся во все стороны. На расстоянии они слабеют, но иногда землетрясение может быть невероятно сильным, так что достается и здешним городам.

Последнее крупное землетрясение было в этих местах тысячу лет назад, и тогда город пришлось отстраивать заново. Уцелели немногие особо прочные или просто удачливые постройки, возможно, что здание подпольного борделя и было одним из них.

Когда Делия рассказала о том, что она хочет сделать, Адрус не колеблясь присоединился к карательной экспедиции. Что может быть правильнее, чем избавление несчастных жертв от произвола мерзких работорговцев-насильников? Благое дело – убивать работорговца всякий раз, как представится такая возможность. Особенно – таких. Что может быть подлее, чем украсть девушку прямо с улицы и продавать ее извращенцам – истязающим, мучающим, убивающим этих несчастных!

Официальные, легальные бордели, получившие государственную лицензию, никогда не будут заниматься подобными делами. Но эти, тайные притоны для изуверов и маньяков, творят такое, что кровь стынет в жилах даже у самого стойкого человека. Даже у такого, как Звереныш, много, слишком много повидавшего на своем коротком веку. Делия многое ему порассказала, и он верил ей – такое может быть.

Да, Делия много чего поведала о подобных заведениях, и Адрус взял себе на заметку – почему бы не подхватить знамя мстительницы? Когда закончится их дело, связанное с поиском короны. Выйти ночью на улицу города, подставиться под удар, а потом вырезать весь поганый притон! Что может быть лучше и правильнее?!

– Три раза, пауза, потом еще два раза, – шепнула Делия то ли Адрусу, то ли себе. Адрус покосился на нее, но ничего не сказал. А что говорить? Все и так ясно.

Возле входа в заведение стояли три закрытые коляски. Стекла укрыты занавесками, на бортах ни гербов, ни каких-то знаков, указывающих на принадлежность колясок. Чуть поодаль несколько человек возле привязанных у коновязи коней. Мужчины – вооруженные, крепкие, ясно, что стоят они не просто так – следят за улицей, за выходом из борделя.

– Охрана клиентов. Слуги, наемники, – одними губами шепнула Делия, и Адрус коротко кивнул. Можно было бы и не пояснять, и так ясно. – Пароль: «Любимец Создателя». Говорить будешь ты. Женщины сюда ходят только с мужчинами. Если пароль назову я, это вызовет подозрение.

– А женщинам-то что тут делать? – нахмурился Адрус.

– Увидишь, – хмыкнула Делия. – Возможно, увидишь.

– Каков план?

– Заходим. И убиваем всех, кого увидим. Кроме пленниц.

– Охрана снаружи? Если она вмешается?

– По обстоятельствам. Если что – валим ее тоже. Вперед!

Адрус впереди, Делия чуть позади, слева. Мимо повозок, под взглядами охранников. Темно, лица вряд ли разглядят. Но, если придется их все-таки убить, рука не дрогнет. Тусклый фонарь, засиженный мухами, огонек малюсенький – лишь бы ступени разглядеть и не сверзиться с крыльца.

Медная скоба позеленела, ее не чистили лет сто, не меньше. Но под ней, на пластине, вделанной в дверь – четкие яркие отметины, стучат сюда часто, не зарастает эта тропа.

Постучал. Подождал, еще постучал. Через минуту голос в открывшееся в двери маленькое окошко:

– Кто?

– Любимец Создателя.

Молчание. Глаза, быстро обшаривают сверху донизу.

– Сколько вас?

– Двое.

– Деньги за вход!

Два золотых приготовлены заранее. Сунул в окошко, оно захлопнулось.

«Вот было бы смешно, если бы деньги забрали, а нас послали подальше!» – подумал Адрус.

Но дверь открылась, и через несколько секунд Адрус и Делия оказались в широком коридоре, освещенном двумя масляными фонарями, висящими на стене с обеих сторон. Два охранника – один из них, видимо, и разговаривал из-за двери – могучие мужчины, ростом выше Адруса, невероятно мускулистые, просто-таки ходячие горы мышц. И при этом двигаются ловко, быстро, мягко, как настоящие бойцы.

Скорее всего, они и есть настоящие бойцы – такие, как Сара, к примеру. Век бойцов на Арене недолог – после тридцати лет или гибнут, или получают увечья, после которых их карьера заканчивается где-нибудь на портовой площади, в толпе таких же, как они, нищих уродов, протягивающих изъязвленные паршой руки. Если они есть, эти руки, конечно.

Но существуют и те, кто по окончании карьеры пристраиваются охранниками, – вот как эти, в борделе. Звероподобная внешность, могучие габариты, умение стойко держать удар, умело драться – где не требуются такие парни? Один только вид которых останавливает любого, кто решит покуролесить в борделе или в обычной лавке, торгующей специями и вином! Такие всем нужны, их труд хорошо оплачивается.

– Чего желают господа? – В коридоре появилась дама лет сорока пяти или пятидесяти, ухоженная, «с остатками былой красоты». Она смотрела на Адруса и Делию без страха, даже без любопытства – так встречает посетителей хозяйка лавки нижнего белья либо продавщица шелковой ткани. Или заведующая борделем – обычным, без всяких там извращений и прочей гадости.

И сразу мысль: «А может, ошиблись? Может, здесь обычное заведение? Никаких убийств, извращений?»

Адрус замешкался с ответом, замешкалась и Делия. Возможно, ей в голову пришла та же мысль: «А если ночной разбойник обманул? Если направил в нормальное заведение и эти люди ни в чем не виноваты?!»

И тут на помощь пришла сама женщина:

– Вероятно, вы у нас впервые. Я могу чем-то помочь? Какие услуги вы хотите получить? Что-нибудь особое? Или ограничитесь обычным набором услуг? Мальчики, девочки? А может, хотите посмотреть?

– А что, и такое возможно? – удивился Адрус. – Значит, кто-то и на меня будет смотреть?! Мне бы не хотелось.

– Ну что вы, что вы! – Женщины улыбнулась и облизнула полные губы красным язычком. – Но многие наши посетители любят, когда за ними кто-то наблюдает. Даже просят, чтобы на них смотрели. Кто-то прячет лица за маской, кто-то не стесняется взглядов. А напомните, пожалуйста, кто рекомендовал вам наше заведение?

Оп! Опасный момент. Вот сейчас можно и проколоться раньше времени!

– Господин Зегельс. Он у вас частенько бывает, с его слов. Вот он и порекомендовал заведение. Сказал, что тут можно получить нечто особенное, щекочущее нервы. Или он соврал?

– А еще кого-то знаете из наших постоянных посетителей? – Глаза женщины смотрели внимательно, без угрозы, но Адрус буквально физически почувствовал, как сгустилась атмосфера в коридоре. Может, Зегельса никакого и не существует?

– Кхе-кхе… – покашлял Адрус, что означало: «Внимание, опасность!» Он подумал секунду и выдал: – Еще господин Хесер. Нужны еще имена? Или достаточно?

– Достаточно, – улыбнулась женщина и тут же добавила веселым, спокойным голосом: – Взять их! Девчонку не покалечьте, она нам пригодится!

– Тф! Тф! Тф! Тф! – Делия стреляла так быстро, что за это время обычный человек не смог бы не то что нанести удар – даже осознать, что надо его нанести! Притом она это делала с невероятной точностью, каждая стрела попадала именно туда, куда и метила, – в шею, поближе к сонной артерии!

Между выстрелами проходило максимум полсекунды, и более быстрой работы с трубкой Адрус в своей жизни никогда не видел.

Действие парализанта сравнимо с ударом дубиной – вот только стрелка вонзилась в шею, а объект уже шатается и через секунду или падает, или замирает на месте – если он в это время находился в равновесии. Мышцы, парализованные зловредным ядом, становятся твердыми, будто сделаны из камня, и человек превращается в подобие каменной статуи.

Хитромудрую распорядительницу борделя стрела достала уже на расстоянии нескольких шагов, женщина не стала долго раздумывать и бросилась бежать, как только первые стрелки вонзились в шеи мордоворотов – двух, что были с самого начала, и одного, который выскочил из комнаты справа по коридору, откуда раньше и вышла эта женщина.

– Опасная ты девушка! – хмыкнул Адрус, ухмыльнувшись уголком рта. – Никогда не видел, чтобы так быстро стреляли!

– Ты многого еще не видел, – Делия достала нож из ножен, закрепленных на запястье, и наклонилась над одним из парней с совершенно недвусмысленным намерением. Но Адрус ее остановил:

– Мы все-таки не удостоверились, что это то самое заведение, которое нам нужно. Мы как с тобой договорились, вначале – убедимся. Давай-ка свяжем этих парней и пойдем прогуляемся. Посмотрим.

– Это время. А скоро рассвет! – Делия неодобрительно покачала головой. – Разве тебе недостаточно информации, чтобы все понять?

– Недостаточно. – Адрус посмотрел на лежащих и прислонившихся к стене парализованных людей. – Вот что, у нас есть самое меньшее час. Прогуляемся и посмотрим. Только никого пока не убивай, ладно? У тебя и без убийства получается очень даже неплохо. Убедимся, что все тут негодяи, – вернемся, добьем. Только давай наденем маски – пора! Освободим девушек – тебя-то они не знают, а меня каждая собака в городе узнает. Как-никак кавалер Серебряной Звезды! Да еще и морда такая… запоминающаяся. Хотя и тебя запомнят, с таким милым личиком, уверен.

Делия довольно усмехнулась, и через полминуты они уже шли по коридору, чутко прислушиваясь к происходящему. Впрочем, очень скоро Адрус понял, что сделал ошибку. Не так нужно было поступить.

– Стой тут, ладно? Всех, кого увидишь, – вали. Я сейчас вернусь. Не сейчас… но скоро.

Делия ничего не спросила. Кивнула и осталась стоять на месте, прислонившись к стене.

Вообще, Адрусу с ней было на удивление легко. Не нужно долго рассказывать, что ей следует сделать, как поступить, чего надо бояться и чего бояться совершенно не следует. Она все понимала с полуслова, не нужно выбирать слова, чтобы объяснить очевидное.

Когда Делия шла за спиной, возникало чувство безопасности – уже забытое, такого он не испытывал с тех пор, когда бегал с Рагхом по темным тоннелям под столицей Занусса.

И что касается боевых качеств – Делия настолько эффективна, что могла бы вычистить этот проклятый притон в одиночку, без всякого его участия, в этом Адрус был совершенно уверен.

Зачем он ей понадобился? Да кто знает… Может, ей приятно находиться в его обществе. А может, она была предусмотрительна и не хотела полагаться на случай. Всегда лучше работать парой, когда надежный человек прикрывает спину. Почти всегда…

Женщина, которая встретила их при входе в заведение, так и лежала на полу, безмолвно глядя в потолок остановившимся взглядом. Первое, что нужно было сделать, – залить в нее снадобье. Пока зелье впитывается – связать даму и пробудить. Она должна быть в трансе во время чтения заклинания. Но не без сознания. То есть должна слышать и воспринимать слова, видеть мага, осознавать Посыл.

Не хотелось бы, конечно, чтобы Делия знала о том, что он, Адрус, умеет применять заклинание верности и что вообще-то он довольно сильный маг, но когда-то ведь все равно узнает. Так почему не сейчас?

И вообще – все-таки Адрус верил этой девчонке. Не на сто процентов, слишком уж она для этого непредсказуема, но верил. С оглядкой, да.

Женщина замотала головой, глаза задвигались, она то ли хотела что-то сказать, то ли крикнуть, но Адрус зажал ей рот ладонью, приставил к глазу острие кинжала, едва не касаясь глазного яблока, и тихо сказал:

– Крикнешь – я выколю тебе глаз. А может, и убью. Лежи тихо, не двигайся. Если согласна, закрой и открой глаза. Медленно.

Женщина медленно моргнула, и Адрус убрал кинжал.

Ввести в состояние транса – несколько секунд. Заклинание – еще пять минут.

Пока колдовал, слышал какой-то шум. Вроде как в коридоре кто-то упал, вскрик, хрип, – но отвлекаться нельзя. Стоит ошибиться в заклинании, и получится… неизвестно, что именно получится.

Ходили легенды, что горы на юге образовались в результате неправильно произнесенного заклинания, когда некий маг хотел всего лишь подогреть себе кашу, ленясь разжечь очаг, ну и… получилась гряда гор. Волшебник, само собой, остался где-то под этой самой грядой.

Адрус в эту легенду не верил по одной простой причине – если маг после колдовства погиб, так кто тогда рассказал о том, что это он виновник катаклизма мирового масштаба? А в остальном все верно: с заклинаниями надо быть очень, очень осторожным! Опасное знание! Без всякого сомнения.

Еще несколько секунд, быстрый вывод дамы из транса… готово!

– Встань. Как твое имя?

– Ланда. Ланда Кеок.

– Кто ты в этом заведении? Твои обязанности?

– Я старшая. Управительница. Слежу за работой заведения.

– Ты хозяйка?

– Нет. Хозяин заведения мастер Лоув. У него пять таких заведений. Одно с мальчиками. Остальные такие же, как это, но только легальные.

– Почему это нелегальное? Почему на него не взяли лицензию?

– В легальных нужен осмотр девушек, а значит, их учет. Здесь девушки меняются очень часто.

– Почему? Их убивают?

– Да. Наши клиенты любят убивать девушек, перед этим хорошенько с ними позабавившись.

– То есть пытают девушек?

– Да, пытают.

– Почему клиенты не делают это с рабынями, у себя дома? Почему приезжают сюда? Платят деньги? Кстати, сколько платят?

– От ста золотых за девушку и выше. С рабынями? Может, и делают, не знаю. Вернее, слышала об этом, но точно не знаю. Только у нас не рабыни. У нас девушки с улицы, многие – домашние. Они плачут, домой просятся, просят пожалеть. Это возбуждает клиентов. Кроме того, многие не хотят, чтобы дома знали об их пристрастиях. Наша аристократия развращена, это все знают, но такое поведение у них не одобряется. Считается, что у таких людей не все в порядке с головой.

– А у тебя? У тебя все в порядке с головой, тварь?! – выдохнула Делия, появляясь из-за плеча Адруса. В ее руке был окровавленный нож, и по лицу девушки, как спелые ягоды, были разбросаны капли крови. – Я ее сейчас прирежу!

– Подожди, Дел… – Адрус перекрыл дорогу напарнице, шагнувшей вперед. – Мы ее не допросили как следует, а кроме того – она должна показать нам комнаты, в которых все происходит. Кстати, этих свиней можешь и прирезать. Они нам не нужны.

Адрус не стал смотрел на то, что делала Делия. Он никогда не любил кровь, и если уж надо кого-то убить, так делать это нужно быстро, максимально эффективно и без лишнего зверства.

Но с другой стороны – он Делию прекрасно понимал. И не осуждал. У каждого свои букашки в голове. А эти, что творят ТАКОЕ, – они не люди. Демоны. И убивать демонов нужно всеми доступными методами. Не они сами убивали? Так помогали убивать! Охраняли, пока те делали свое черное дело! А значит – тоже демоны.

– Иди, показывай, в каких комнатах сейчас посетители, – Адрус тяжело посмотрел на женщину, и та с готовностью покивала:

– Да-да! А с каких комнат хотите начать? С верхних? Или в подвальчик? Там самое интересное!

Адрус и Делия переглянулись и в один голос ответили:

– В подвальчик!

Запах. Тяжелый, сырой запах крови. Его ни с чем не спутаешь. Запах мокрого железа с примесью сладковатого запаха тлена и нечистот. Запах войны, запах бойни.

Крики. Они доносились издалека. Человек не может так кричать. Даже непонятно, кто это кричит – то ли женщина, то ли мужчина. Полный муки, страдания голос шел даже не из горла, а откуда-то из глубин терзаемого, умирающего тела. От этого голоса по телу шли мурашки, хотелось закрыть уши ладонями и не слышать, уйти отсюда и забыть, навсегда забыть, что такое может быть на белом свете!

Девушка лет шестнадцати висела посреди комнаты, обнаженная, прицепленная за кисти рук на крюк, свисающий с потолка. Ее красивое, голубоглазое лицо, принадлежащее явно не бродяжке и не рабыне, было совершенно нетронутым, если не считать искусанных, припухлых губ, на которых выступили капельки крови. Шея – длинная, «аристократическая» – тоже была чиста, ухожена, и на ней не было ни следа повреждений. А вот ниже… Ниже, до пояса, кожи не было совсем. Она свисала бледным окровавленным покрывалом, закрывая бедра с боков, с разрезами спереди и сзади, искусно снятая опытным свежевальщиком.

Мужчина, тоже обнаженный, в полумаске, закрывающей верхнюю часть лица, когда «гости» вошли в комнату, оторвался от своей жертвы, которую прижимал к себе в крепком объятии, и недовольно бросил, глядя на женщину рядом с Адрусом:

– Я не за то вам плачу тысячу золотых, чтобы вы мешали мне получать удовольствие! Вон отсюда! Я вычту сто золотых за доставленное мне беспокойство!

Адрус смотрел на происходящее как-то отстраненно, будто читал страшную легенду из старинного свитка. То, что происходило, не должно было происходить – никогда и нигде! Это было просто невозможно. Такие люди и такие ситуации не могли существовать на самом деле!

Нереальность происходящего на мгновение ввела его в ступор, и только одна мысль – отстраненная и даже глупая – вертелась в голове: «А зачем он ее обнимал? Прижимался?»

А потом Адрус увидел возбужденный член маньяка, бросил взгляд на разведенные в стороны, привязанные к кольцам в полу ноги девушки и все понял. А когда понял, шагнул вперед и с размаху ударил ногой в пах мужчине, разбивая, плюща то, что пуще глаза берегут все мужчины.

Негодяй упал, захлебнувшись криком, Адрус подошел к крюку, на котором висела девушка, бессмысленно блуждающая взглядом вокруг себя. Она уже не кричала, а только как-то странно, с придыханием стонала, всхлипывала, а еще жалобно, почти неразборчиво повторяла: «Мамочка! Мамочка! Мамочка!»

Под ногами девушки накапала приличная лужа крови, но не так много, как следовало бы ожидать. То ли жертву заранее накачали кровоостанавливающим средством, чтобы продлить мучения как можно дольше, то ли палач знал, как содрать кожу, не задев основных кровотоков. Впрочем, это было не важно. Совсем не важно!

Адрус полоснул веревку, девушка мягко упала в подставленные руки. Он отнес ее на кушетку, осторожно, под стоны девушки натянул на место содранную кожу – как мог. Вернулся к выходной двери, глядя на управляющую заведением пустым, мертвым взглядом, приказал:

– Быстро сюда – нитки, иглу! Никому о нас ни слова! Бегом!

Женщина сорвалась с места, пробежала мимо бледной как простыня Делии и скрылась за дверью. Стук ее каблуков затих вдали коридора, и тогда Делия медленно, подбирая слова, сказала:

– Вот… зачем ты вернулся к Сарносу. Снадобья. Оказывается, ты маг? Я не знала.

– Ты многого не знала, – бесцветно ответил Адрус, и Делия кивнула:

– Да. И у нас будет время поговорить. Ты хочешь попробовать ее спасти? Она не жилец на этом свете. Здесь нужен…

– Маг? – скривился Адрус, и Делия замолчала, молча кивнула и, решительно шагнув к поскуливающему на полу палачу, попросила:

– Помоги мне. Я бы и сама, но дольше провожусь.

Адрус промолчал. Вдвоем они быстро подвесили палача на крюк, используя остатки веревки, срезанной с рук девушки. Мужчина очнулся, когда уже висел на крюке, начал визжать, угрожать, упоминать каких-то влиятельных родственников, которые обязательно займутся негодяями, покусившимися на…

Но Адрус уже не слушал. Вернулась управляющая, принеся с собой большую катушку грубых ниток и здоровенную иглу – такой обычно зашивают кожаные куртки и штаны. И тогда Адрус занялся тем, что было важнее выкриков этого маньяка, весь с головой уйдя в процесс зашивания.

Собственно говоря, ему не нужно было с ювелирной точностью ставить кожу на место. Главное, чтобы она не сваливалась, не стягивалась с мяса, когда он начнет колдовать, иначе результат будет нехорош. Прирастет комьями – получится настоящее уродство. Но и слишком долго заниматься «пошивом» было нельзя – скоро рассвет.

Прихватил в нескольких местах, прошелся грубой строчкой. Очень внимательно отнесся к груди (красивая грудь у девушки… была!), зажав все эмоции, не позволяя себя думать о том, что видит и что делает.

Девушка в это время лежала молча, моргая, не понимая – где находится и что с ней происходит. Адрус отключил у нее боль, и теперь она видела мир будто спросонок, как сквозь туман.

Позади Адруса кто-то кричал – страшно, утробно, так, как кричала ранее девушка. Адрус знал, кто это кричит и почему, но не отвлекался от колдовства. Все-таки не зря он взял с собой лечебное снадобье. Знал, что будет нечто подобное. Правда, не думал, что такое.

Руки горели, они явственно светились голубым светом, и Адрус чувствовал, как из него истекает магическая сила. Но ее не становилось меньше. Он стал чем-то вроде сосуда, из которого льется магия, но в который и собирается магия из огромного ее озера, плещущегося вокруг колдуна.

Тело девушки, еще недавно изуродованное рукой маньяка, приобретало прежний вид – кожа натягивалась, прирастая к мышцам, исчезали грубые швы, тело девушки отторгало чуждые ей инородные тела, и нитки сами собой вываливались из кожи, будто выплюнутые организмом. Через десять минут на кожаной кушетке, испачканной кровью, лежала обычная девушка – голая, как в момент рождения, юная, прекрасная, и о том, что с ней сотворили, напоминали только красные линии на местах соединения кусков содранной кожи да засохшая кровь, мазками разбросанная по телу.

Адрус вздохнул, вытер покрытый испариной лоб и только тогда позволил себе оглянуться.

То, что он увидел, не повергло его в шок. И никак не обеспокоило. Чего-то подобного он и ожидал. Только мелькнула мысль: «Как она в этом платье пойдет домой?!»

Платье Делии и правда пропиталось насквозь, сделавшись мокрым, будто на девушку вылили целую бочку красной краски. Сейчас она задумчиво разглядывала нож, время от времени кидая взгляды на то, что дергалось и страшно, то хрипло, то визгливо, выло, подвешенное на веревке.

Это существо было красным, как баран с содранной шкурой, и темно-вишневая лужа под ним стала гораздо больше, чем была тогда, когда на его месте висела убиваемая им жертва.

Адрус оглянулся на оставленную им девушку, отвернулся – потом вернется за ней и заберет. Пусть пока спит. Пошел к двери и, когда проходил мимо освежеванного человека, неуловимо быстрым движением воткнул нож ему в печень, провернув потом рукоять вокруг оси. Маньяк задергался, а потом затих, повис, как баранья туша.

– Веди к другим, – приказал Адрус, глядя в лицо женщины мертвым, страшным взглядом убийцы. – Сколько еще особых комнаты занято? Девушки уже там?

– Да, там! – заторопилась женщина, семеня впереди и с обожанием оглядываясь на «хозяина». – В пятой комнате господин Маннер, он любит пороть девушек. Но он взял девушку недавно, не успел еще попортить… наверное!

Адрус услышал, как зашипела Делия, оглянулся, останавливая ее взглядом. Женщина была еще нужна.

Господин Маннер в самом деле не успел еще запороть девушку до смерти. Слегка повредил, исполосовав спину девицы грубыми, кровоточащими рубцами, но сейчас отдыхал от порки, пыхтя и постанывая на лежащей на животе, распростертой в позе морской звезды девушке. Рядом на столике уютно пристроился запотевший кувшин с вином, стояла ваза с фруктами, на блюде лежали горкой морские гады, сваренные с пряными травами. Сверкали гранями два хрустальных бокала.

Одним пользовался собственно господин Маннер, другим – женщина лет сорока (ровесница Маннера), холеная, одетая лишь в золотую цепочку на талии, браслеты на руках и цепочки на лодыжках. В руках она держала гибкую тонкую трость, испачканную красным. Женщина смотрела на то, как Маннер насилует бесчувственную жертву и нервно сгибала трость, подавшись вперед и сладострастно облизывая губы.

Когда Адрус и Делия вошли в комнату, господин Маннер не обратил на вошедших никакого внимания, занятый приятным процессом, женщина с тростью скривила губы и, презрительно глядя на управляющую, прячущуюся за спиной парочки, надменно сказала:

– Как смеете вы входить без нашего разрешения?! Пошли вон, чернь вонючая!

– Это мы еще посмотрим, кто тут у нас воняет, – задумчиво пробормотала Делия, к которой вернулся ее обычный цвет лица (в соседней комнате она была бледна как мел), и, сделав несколько шагов вперед, вонзила нож в живот окаменевшей от неожиданности женщине. В воздухе и в самом деле резко запахло выгребной ямой, как всегда бывает, если рассечен кишечник.

Адрус в это время перерезал горло насильнику, все-таки соизволившему заметить присутствие посторонних.

Произошло все быстро, практически в течение нескольких секунд. Вошли, убили, рассекли путы на руках и ногах привязанной к столу девушки.

Она была в ступоре, ничего не говорила, только тихо постанывала и как-то странно ежилась – видно, когда спину пробивала боль. Адрус быстро залечил ее раны, и через несколько минут они все вчетвером шагали к следующей комнате. Девушка пока не понимала, что с ней случилось, она покорно шла, делая то, что ей приказали.

Опоздали. Это Адрус понял сразу же, как только вошел. Что делали с этой девушкой, Адрус так и не понял – изорванный, изувеченный кусок мяса, который остался от человека, не давал возможности понять, что же тут происходило.

О том, что это когда-то была девушка, можно было узнать только по голове, которая лежала отдельно, на подносе, украшенная цветами и фруктами. Человек, который все это сделал, стоял перед укрепленным на станке холстом, обнаженный, вымазанный кровью с ног до головы, и сосредоточенно, при этом мечтательно улыбаясь, рисовал – эту самую голову. Только поднос на той картине лежал на зеленом лугу, освещенный утренним солнцем.

– Красиво, правда? – «Художник» обернулся к вошедшим и счастливо, широко улыбнулся. – Посмотрите, какая красота! Настоящая красота – только в смерти! Лишь она вечна! Лишь она прекрасна! А эта девушка уйдет в историю, ее будут помнить вечно! Ведь картина, которую я рисую, будет висеть на стенах лучших домов империи! Разве она не прекрасна?!

Он улыбался и тогда, когда Делия вспорола ему живот снизу доверху. А когда он держал вывалившиеся из живота внутренности – рассекла ему рот. Чтобы улыбка стала вечной и широкой, от уха до уха! Шпионка работала ножом абсолютно виртуозно.

Вжжик! Вжжик! Вжжик!

И вот уже рот рассечен, а из крестообразного разреза на животе вываливаются внутренности! Нет, Делия не даст им легкой смерти! Не заслужили!

И они пошли дальше. Нужно обойти еще тридцать комнат, а рассвет близко, времени мало, очень мало!

Но это нужно сделать. Необходимо. Ведь кто-то должен быть Мечом Создателя? Кто-то должен восстановить справедливость?

Если не они, то кто?


* * * | Вожак | Глава 6