home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7

Солнце ударило в глаза, и Адрус прищурился, невольно заслонившись рукой. Когда отнял руку от лица, оглянулся по сторонам, увидел толпу, состоящую из драконопасов, дракониров и стражников. Все молча смотрели на него, будто не узнавали, а когда Адрус поманил пальцем своих драконопасов, те не сразу отреагировали, а стояли еще секунды три, будто раздумывали, стоит идти или нет.

– Остр! Менд! Какого черта вы стоите, как соляные столбы! Быстро в стойло! Дракона нужно вымыть как следует и в стойле прибраться. Чего застыли?

– Господин драконир… Симгс, это вы? – Остр как-то странно посмотрел на Адруса, и тот едва не выругался вслух – забыл! Совсем забыл! Лицо-то у него стало прежним! Без единого шрама!

– Я это, я! – раздраженно бросил он, злясь больше на себя, чем на нерасторопных драконопасов.

На самом деле, должно выглядеть очень странно – вместо покрытого шрамами Демона из стойла выходит незнакомый человек, очень похожий на командира! Но только без единого шрама, черноволосый! Совсем не тот, кто вошел туда некоторое время назад!

– Чтобы не было никаких измышлений, поясняю! – Адрус слегка повысил голос, чтобы было слышно и в задних рядах толпы. – Мой дракон… Эндел жив, здоров и очень хочет есть! Что касается моего лица… это никого не касается. Я не знаю, как так получилось, но не собираюсь ни перед кем отчитываться, кроме вышестоящего начальства! Я – Агрус Симгс!

Толпа загудела, зашумела, как на невольничьем рынке, когда на помост выводят голых молоденьких красоток, каждый старался разглядеть Адруса как можно внимательнее, а первые «перелетные птички» уже понесли известие о случившемся своим товарищам, не удостоившимся счастья лицезреть эдакое чудо. Люди любопытны, и нет большего счастья, чем рассказать новость тем, кто ее еще не слышал!

В общем, через считаные секунды на месте остались совсем уж упрямые или самые любопытные, желающие узнать, что же еще скажет этот странный, практически уже легендарный тип.

Но «тип» ничего не сказал. Он повернулся и пошел назад, в стойло – наблюдать за процессом уборки и обследовать дракона. Драконопасы драконопасами, но драконир должен сам убедиться, что не пропущена ни одна чешуйка – все вычищено, смазано специальным маслом, а сам дракон как следует накормлен лучшей, самой сытной пищей.

Для того на кухню был направлен Менд с пожеланием не возвращаться без половины туши быка, и лучше полежавшей не меньше недели, чтобы как следует пованивала. Дракон такое мясо переваривает гораздо легче, чем свежее. Это всем известно.

Почему именно Менд – Адрус пояснил сразу: городской парень, он умеет выбить из проклятых кухарей столько еды, сколько нужно голодному дракону, и еще – сверх того. В этом случае нужен хитрый, ушлый парень, и только он, Менд, может справиться с проклятыми кухонными придурками.

Менд убежал, гордясь полученной миссией, Адрус же облачился в рабочую робу, повесив элегантный черный мундир в свой персональный шкаф.

Как этот мундир сумел уцелеть в здешнем царстве дерьма и блевотины – известно одному Создателю. Но как ни странно – на мундире не было ни одного пятнышка нечистот. Так, немного пыли и прилипшая солома, не более того.

Осмотром дракона Адрус был вполне удовлетворен. Чешуя сидела крепко, не шаталась, блестела – все, как обычно. Здоровый дракон. Только голодный и жалующийся на слабость.

К концу осмотра подоспел и Менд – он умудрился приехать в повозке, на которой и правда лежала уже разрубленная на части половинка быка! Притом – восхитительно смердевшая, что привлекало сотни зеленых мух, уже оставивших следы своего пребывания на мясе – в виде тысяч копошащихся в нем и размягчающих волокна беленьких шустрых опарышей.

Дракон очень любил слизывать этих мерзких тварей своим фиолетовым раздвоенным языком и всегда смеялся, когда Адрус с содроганием спрашивал, как можно есть эдакую вот пакость.

Кроме мяса, Менд привез здоровенную бадью теплой каши, обильно политой невероятно острым соусом, который драконы откровенно обожали (непонятно, кстати, почему, – разве такие острые приправы встречаются в природе?!) и который был им очень полезен – соус помогал переваривать пищу. По крайней мере, так утверждали знатоки-драконоведы и сами драконы.

Адрус похвалил драконопаса, поставив в пример напарнику, и тут же остудил его радость от похвалы, приставив к уборке загаженного стойла.

В первую очередь нужно было вычистить лежак, чтобы дракон мог спокойно, в чистоте отдохнуть после сытного обеда, поспать, восстановить силы.

Ворчать драконопас не стал – во-первых, помня тяжелую руку командира, во-вторых, Адрус так же, как и драконопасы, взял в руки тряпку, ведро с водой и начал вымывать лежак, не гнушаясь грязной, отвратительной работой. Это нужно было сделать как можно скорее, а никакой помощи со стороны, как видно, ожидать пока не следовало. В полку и без них забот теперь хватало выше крыши.

Лежак вычистили довольно быстро, благо Адрус-дракон успел с него соскочить, когда ему приспичило избавиться от ядов. Настелили свежей соломы, за которой сбегал Остр, и дракон, с интересом наблюдавший за работой своих «слуг» и яростно пожиравший привезенный обед, наконец-то со вздохом облегчения повалился на свой помост.

– Один дракон съел столько, что у него трещал живот, – проговорил он вслух своим искаженным нечеловеческим голосом. – Лег отдыхать и поклялся, что, если кто-то помешает ему отдыхать, тому он откусит его яйцеклад! Вместе с задницей!

Дракон еще пофыркал, поскрипел, хохоча над своей «искрометной» шуткой, и глаза его медленно прикрылись. Нет лучшего средства восстановить силы, чем хороший обед и сладкий сон – это знает каждый солдат и каждый дракон. Это истина, существующая вне сознания разумных существ.

Адрус же наполнил очередное ведро воды из желоба, сунул в ведро тряпку и… только было собрался продолжить уборку, как ему помешали.

– Господин драконир! – Знакомый голос заставил Адруса обернуться, и он увидел представительную делегацию: все командование полка, плюс полковой лекарь-маг, плюс незнакомый высокий худой мужчина неопределенного возраста, похожий на орла-стервятника из-за своего огромного носа-клюва.

– Господин драконир! Доложите о состоянии вашего дракона! – Тысячник был на удивление вежлив, и в его речи Адрусу вдруг послышались новые, непривычные нотки – чуть-чуть торжественности, доходящей до пафоса, а еще – тщательно скрываемое нетерпение, как у вежливого ребенка, никак не решающегося попросить у взрослых желаемый подарок.

Адрус сполоснул руки под струей воды, льющейся из стены, поправил рабочую одежду, испачканную нечистотами, и, подойдя к группе командования, отсалютовал сжатым кулаком – довольно-таки небрежно, но так, что не придерешься.

Вообще-то драконирам прощались некоторые вольности в строевой службе, можно было обойтись и без салюта, но Адрус все-таки не расслаблялся. Служба есть служба, положено салютовать командиру – значит, салютовать!

– Драконир первого ранга Агрус Симгс! Докладываю! Дракон Эндел здоров, но ослаблен после болезни! После обильного питания он теперь отдыхает! Осмотр не выявил никаких проблем в его физическом состоянии!

– Я бы хотел его осмотреть! – Глаза лекаря-мага блестели, как у душевнобольного. Он просто-таки подпрыгивал на месте, нервно кусал губы, а потом все-таки не выдержал: – Я вам говорил! Говорил! Драконий лекарь! Вот кто он! Маг! А вы мне не верили!

– Да вы заткнетесь или нет?! – Дракон встрепенулся, зевнул, показал огромные белые зубы. – Дайте поспать, придурки вы двуногие!

– Он его разговаривать научил! – ахнул один из заместителей командира полка. – Дракон раньше не разговаривал!

– Я сейчас кому-то башку снесу! – Дракон угрожающе шевельнулся, взметнув в воздух страшный хвост. – Валите отсюда! Спать хочу! Брат, уведи дураков отсюда! Здоров я, здоров, не лезьте ко мне!

– Простите, господа, может, побеседуем в раздевалке? – Адрус пожал плечами, с трудом сдерживая улыбку, так и норовящую предательски выползти на лицо. – Эндел никогда не отличался миролюбивым нравом, стоит его послушаться…

– Переодевайтесь, драконир, и мы вас ждем у меня в кабинете. Да побыстрее!

Командир полка повернулся и зашагал к выходу. За ним, как привязанные на ниточках, – его заместители и лекарь. Последним ушел худой мужчина с медальоном на шее. Прежде чем уйти, он внимательно осмотрел Адруса с ног до головы, будто некое чудо, достойное пристального внимания ученых мужей, но так и не сказал ни слова.

Впрочем, Адрус не обольщался. Слова еще будут. Много будет слов. И нужно хорошенько продумать, что и как говорить!

Прежде чем одеться, вымылся прямо в желобе, под струей ледяной воды, растирая тело пучком соломы и не обращая внимания на любопытные взгляды драконопасов. Заодно осмотрел себя, насколько мог, выяснил – на коже не осталось ни одного шрама. Тело чистое, гладкое, как у младенца. Организм восстановил себя полностью, убрав все, что не соответствовало наилучшей его форме.

Оделся, ладонями огладил мундир и спокойно, не торопясь побрел к административному корпусу.

Мимо пробегали драконопасы, охранники – все смотрели на него странно, как на диковинку, но Адрус почти не обращал на это никакого внимания – какое ему до них дело? А им – до него? У них своя жизнь, у него своя. И ему эту самую жизнь нужно теперь выстроить так, чтобы не пожалеть об упущенной возможности! Это его шанс. Такой выпадает раз в жизни. Дурак он будет, если его упустит!

Адъютант командира полка тоже смотрел на него, вытаращив глаза, как и люди по дороге от стойла, и это уже порядком поднадоело. Пришлось тоже посмотреть ему в лицо – строго и внимательно, чтобы понял – нечего таращиться, как на проклятую диковину!

Но увы, похоже на то, что строгий взгляд не имел теперь того же эффекта, какой бывает, когда лицо рассечено страшным шрамом. Взгляд Демона – это одно, взгляд красавчика драконира – другое. Впору снова себе шрам наносить, а то ведь эдак скоро уважать и бояться перестанут!

Эта мысль показалась Адрусу довольно смешной, и в кабинет командира полка он вошел слегка улыбаясь, задумчивый и рассеянный.

– Разрешите войти, господин тысячник?

Командир легонько кивнул, указал на стул, стоящий чуть на отшибе, так, чтобы сидящий на нем был напротив всех. Как подсудимый в суде.

На схожесть собрания с судом указывали и хмурые, постные лица присутствующих – за исключением носастого незнакомца. Лицо того было бесстрастно, как и тогда, когда Адрус увидел его впервые, в стойле. Носастый снова принялся внимательно, прямо-таки истово рассматривать драконира, слегка двигая густыми, с проседью, нахмуренными бровями, будто хотел проникнуть в черепную коробку и прочитать мысли этого непонятного драконира.

– Итак, драконир первого ранга Агрус Симгс, настало время поговорить серьезно! – начал командир полка, прокашлявшись, гулким, важным голосом, как будто копировал кого-то знакомого. Имперского судью?

– Я слушаю вас, господин тысячник, – Адрус не изменился в лице, но уголки губ у него слегка опустились. Так смешно выглядел этот напыщенный вояка! Вроде и неплохой так-то человек, и дело знает, но это постоянное желание выглядеть важнее, чем ты есть, Адруса забавляло. Зачем? Ну зачем строить из себя того, кем не являешься?

И тут же усмехнулся – а сам-то что он, Адрус, делает все последние месяцы? Только и строит из себя… хрен знает кого!

И тут же задумался – а может, и не строит? Как-то незаметно эта жизнь стала его жизнью, привык, нашел свое место в мире. Странное место, конечно, но… все в этом мире странно! И непонятно – зачем оно.

Родина? А кто его ждет – на родине? Деревни нет. Родителей нет. Родственников – тоже нет. Ну… вроде как – нет.

Никто его не ждет на родине. А здесь? Здесь – его жизнь. Безумная, непредсказуемая, но жизнь!

Но теперь нужно думать не о том. Успеет подумать на эту тему. Сейчас – другое!

– Итак, расскажите нам, драконир, как вы сумели вылечить дракона от неизлечимой болезни и как это вы избавились от шрамов на лице. И вообще – КТО ВЫ ТАКОЙ?!

Последние слова тысячник произнес с нажимом, наклонившись вперед, вонзив взгляд в допрашиваемого. Видимо, в этот момент Адрусу должно было стать ужасно страшно, он должен был бы задрожать и вывалить всю свою историю, всю, до самых мельчайших подробностей – на радость окружающим!

Адрус даже засмеялся – так все выглядело слегка по-детски, как в представлении комедиантов. Про себя, конечно, рассмеялся. На лице – то же самое спокойствие и безразличие. Честному солдату не о чем беспокоиться! Он ничего плохого не сделал!

– Я драконир первого ранга Агрус Симгс, – пожал плечами. – Кем я был до армии, не касается никого. Когда я поступал в армию, мне сказали, что все мои возможные преступления, все мои прегрешения – в прошлом. Я начинаю все сначала. А по окончании контракта могу поселиться где хочу. Это закон. И никто не вправе расспрашивать меня о моей прошлой жизни. Вы это знаете лучше меня, господин тысячник!

– Знаю. Но сейчас другой случай! И вы расскажете – кто вы такой и что здесь делаете! И как так оказалось, что ваш дракон здоров, а четырнадцать других драконов больны! А если откажетесь рассказать – будете заключены под стражу, и к вам будут применены специальные средства дознания!

– Ничего я вам не скажу, – холодно ответил Адрус, прикидывая расстояние до тысячника (успеет допрыгнуть!). – А попробуете заставить говорить, пожалеете!

«Я с тобой, брат! Пора?» – ментальный голос Эндела громыхнул в мозгу, и Адрус чуть поморщился:

«Нет. Пока нет. Набирайся сил. Я все улажу».

– Хватит! – Носастый пристукнул кулаком по колену. – Что за чушь я слышу?! Господа, какова наша главная проблема? Болезнь драконов! Драконы сейчас умирают, вы это понимаете?! А вы тут развлекаетесь, обсуждая лицо драконира и его сомнительное прошлое! Да мне плевать, кто он такой и откуда взялся! Хоть демон из преисподней! Меня интересует одно – может ли он нам помочь?! Все! Моя задача – решить проблему с драконами! А все остальное – потом! Господин тысячник, я что, один думаю о делах, а не о своих амбициях?! Что мне доложить его величеству?! Что мы потратили время, допрашивая драконира? Вместо того чтобы узнать у него, как он сумел вылечить своего дракона, и воспользоваться его услугами? Если он их, конечно, нам предоставит! Вы понимаете, какая беда обрушится на империю, если вымрет ВЕСЬ драконий полк?! Дети… ну какие же вы все-таки дети!

Молчание. Никто не сказал ни слова. Тысячник – тоже. Он обмяк, сдулся и побледнел. Действительно, если все драконы погибнут, судьба его незавидна. Вообще-то могут и под суд отдать. Не отделаешься ссылкой на границу, в дальний гарнизон. И кузина-императрица не поможет…

– Вы позволите, господин тысячник, я поговорю с дракониром? – Носастый вопросительно посмотрел на командира полка, и тот коротко кивнул:

– Пожалуйста. Делайте, что считаете необходимым. – Тысячник был совершенно опустошен. Он давно не испытывал такой тоски, чувства безнадеги, ему хотелось напиться до потери сознания. Хочет допросить сам – пусть. Значит, ответственность на нем! От этой мысли сразу стало легче, и тысячник даже воспрял духом. Может, еще и обойдется?

– Господин драконир… Симгс! Мое имя Эмас Игарт. Я глава Управления Магии. Император поручил мне максимально помочь в лечении драконов. Я не буду долго ходить вокруг, спрошу прямо – вы можете вылечить заболевших драконов?

Адрус задумался, помолчал.

– Возможно, да. А может, и нет. Не знаю. Пока не попробую – не узнаю.

– Почему вы считаете, что не сможете? Ведь своего вы вылечили! Поделитесь с нами информацией, если считаете это возможным.

Тысячник фыркнул и забарабанил по столу пальцами левой руки.

– У меня с моим драконом связь. Очень тесная. И чтобы его вылечить, мне пришлось объединить с ним сознание. Мне пришлось стать драконом.

– Что?! – Игарт был искренне удивлен, если не сказать – потрясен. – И вы после этого выжили?! Сохранили разум?! Впрочем, раз со мной говорите, значит, сохранили. А как же вы его вылечили? Каким образом?

– Как я понимаю, мое сознание дало приказ телу дракона уничтожить болезнь. Дело в том, что я очень живуч, меня не берут болезни. И мое сознание восприняло тело дракона как мое тело. И болезнь была уничтожена. Потому я не знаю, смогу ли помочь другим драконам. Вы только представьте – мне придется объединить сознание с каждым из полутора десятков драконов! Чужих драконов!

– Не могу представить! – честно сознался Игарт, шумно вздохнув и отрицающе помотав головой. – Мне тут говорили о вас… о том, как дракон с вашей помощью вырастил себе огнежелезы, но, честно сказать, я особо в это и не поверил. Мало ли что нарасскажут досужие фантазеры! А тут вот что… м-да! Но… к делу. До того как драконы проснутся и начнут все крушить и сжигать, у нас около недели. Вы можете вылечить хоть какую-то часть драконов?

– А куда он денется?! – раздраженно бросил тысячник. – Он вообще-то на службе! Прикажу – и будет лечить!

– Вообще-то он не лекарь, – усмехнулся Игарт. – Он может сказать: «А не пошли бы вы со своими приказами?! Я служу дракониром, лечат же – другие люди. Я получаю жалованье как драконир. Обязанности свои выполняю. Так что отвалите от меня!» Как, Симгс, можете так сказать?

– Могу, – медленно кивнул Адрус. – Еще как могу! Господин тысячник, я очень сочувствую драконам и сочувствую драконирам. И вам сочувствую – прекрасно вас понимаю. Но вы заставляете меня рисковать жизнью, рисковать моим здоровьем, не предоставляя взамен ничего, кроме обещания, что вы меня НЕ накажете, если я выполню ваш, возможно, убийственный для меня приказ. Вы на самом деле считаете, что это достаточная награда за такой опасный труд?

– Да как ты смеешь?! Безродный?! Как ты можешь?! – вскипел тысячник, поднимаясь из-за стола, но остановился, наткнувшись на холодный взгляд Игарта.

– Драконир, без церемоний и долгих разговоров: что ты хочешь за то, что вылечишь драконов? – Игарт нахмурился, а все в кабинете вздохнули – ну и наглец! Обнаглевший драконир – что он о себе возомнил?!

– Завершение контракта. Выходное пособие в размере двукратной оплаты за годы контракта. Статус дворянина, со всеми соответствующими правами. И моего дракона Эндела.

– Что?! – Командир полка вскочил с места, грохнул кулаком по столу. – Да я тебя в железо закую! Предатель! Взять его!

– Стоять! Всем стоять! – Игарт сказал это негромко, но так веско, что заместители командира полка, готовые вцепиться в непокорного драконира, замерли на месте. – Всем выйти! Всем!

– Да как вы смеете, господин Игарт… – начал тысячник, но маг достал из внутреннего кармана мундира сложенный вчетверо желтоватый лист бумаги и развернул его, показав императорскую печать:

– Читайте! Его императорское величество, предвидя, что может возникнуть чрезвычайная ситуация, передал мне всю полноту власти в данном подразделении. Как видите, печать императора на месте, подпись императора, его личный знак – все имеется. Каждый, кто не выполнит мои указания, будет считаться государственным преступником. Вон из кабинета! Быстро! Остается только Симгс!

Все, кто был в кабинете, потихоньку вышли, один за другим. Последним вышел командир полка, тяжело, многообещающе посмотрев на Адруса. Но у того ничего не екнуло в сердце. Ему было плевать. Он сделал свой выбор.

– Ну что, сынок, будем делать? – Игарт вздохнул, помотал головой. – Задал ты задачу! У меня особые полномочия, да, но такие вопросы может решить только император. И сумма кругленькая, и дворянский титул может дать только он. Но самое главное – дракон. И деньги не проблема, и титул – всего лишь запись на бумаге, но по закону владеть драконами может только император. Потому – это просто невозможно! Не проси несбыточного, и не получишь отказа!

– А кто сказал, что я хочу владеть драконом? – усмехнулся Адрус. – Я вообще считаю, что драконами владеть нельзя. Вы на самом деле думаете, что люди владеют драконами? Боюсь, что я вас разочарую, но драконы считают как раз наоборот – они владеют людьми. Вы не думали над этим?

– Это как? – слегка удивился маг. – Ну-ка, ну-ка! Объясни!

– Все очень просто. Драконы живут в свое удовольствие – люди их кормят, поят, ухаживают за ними. Сделали им озеро, создали все условия для общения. Драконы размножаются, наслаждаются жизнью. А то, что надо иногда полетать, – так они это любят. Дракониры? Они для них как бескрылые драконы, эдакие щенки. С ними интересно поговорить. Не все же только с драконами общаться! В природе драконы долго и мучительно искали бы себе добычу, спали под открытым небом, вместо того чтобы получать услуги множества людей. Так кто кем тогда владеет?

Игарт секунды две сидел молча, глядя на Адруса расширенными от удивления глазами, а потом начал хохотать. Смеялся он секунд десять, затем вытер глаза, слегка хриплым после смеха голосом сказал:

– Ну а что, разумно! Сотрудничество, а не владение. Они нам, мы им. Но я не подозревал, что все так далеко зашло. Это ты вычитал в сознании дракона?

– Я и был драконом, когда его лечил. Конечно, я знаю, что он думает и как он думает. Так вот, я не предлагаю отдать мне дракона. Я предлагаю отпустить его на волю! А он уже волен будет жить там, где захочет и у кого захочет.

– То есть у тебя, – кивнул Игарт. – А что, разумно. Ты умный парень. Давно у тебя возникла эта мысль заполучить дракона?

– Сегодня. Когда я его вылечил. Подумал – а почему бы и нет? Кстати, он может остаться в стойле полка, пока я не выстрою ему помещение в своем доме.

– У тебя есть дом?

– Будет. После того, как вы дадите мне денег. Например… тысяч пятьдесят золотых. Да, этого будет достаточно на дом.

– Вполне достаточно, – усмехнулся Игарт. – На целое поместье, и еще останется. Только ты же хотел денег по контракту?

– Я передумал. Фиксированную сумму, и все. И вот еще что – указ императора, и только так. И чтобы он был зарегистрирован в Управе.

Игарт снова внимательно посмотрел на Адруса и вдруг хлопнул себя ладонью по бедру:

– Вспомнил! Я тебя вспомнил!

Адрус напрягся.

– Как только тебя увидел в первый раз, все время пытался понять – где же я тебя видел?!

– На награждении Серебряной Звездой? – осторожно напомнил Адрус.

– Это само собой. Нет. Я тебя видел на плакатах: «Разыскивается преступник, убийца…» У меня отличная память на лица. Это ты, тот парень с плаката. Якобы ты убил дворянку.

– Я не убивал, – Адрус напрягся, ловя выражение лица и движения собеседника, пытаясь понять, как тот поступит. – Преступник потом пришел в суд и сдался.

– Знаю, – пожал плечами маг. – Разве я тебя в чем-то обвинял? Просто сказал, что знаю тебя. Вот и все. Даже имя разыскиваемого помню: Эндел. А не так ли ты назвал своего дракона? Ведь раньше он был Красным?

Адрус не ответил. Маг тоже замолчал. И так они сидели с минуту, не говоря ни слова. Потом Игарт вдруг наклонился к Адрусу и тихо сказал:

– Звереныш!

Адрус от неожиданности вскочил с места, шагнул в сторону и принял боевую стойку. Потом опомнился и хмуро помотал головой:

– Я не знаю, о чем вы говорите!

– Знаешь! – безжалостно подытожил Игарт. – Все ты знаешь! Ты сбежал из Занусса и скрылся у нас, в Ангире. Правильное решение. Иначе Псы тебя бы нашли. И тогда тебе конец. Хотя… они тебя все-таки нашли, так? Ладно, ладно – что ты так напрягаешься? Я знаю все! Ведь я не только глава Управления Магии, но и глава Тайной службы. Это не многие знают, но теперь – и ты. И это я организовал заговор против императора Занусса, который увенчался успехом! И ты должен был получить награду. Заслуженную награду. Но за ней не пришел. Почему – тебе виднее. Честно сказать, меня это не очень интересует. Меня интересует совсем другое – безопасность империи, а значит – сохранение драконов.

Игарт замолчал, задумался. Потом быстро, по-птичьи взглянул на Адруса, усмехнулся:

– Скажи, а как бы ты поступил на месте императора? Или на моем месте? Ну вот, представь – некий человек требует такого, за что другого уже посадили бы в темницу и осудили за государственное преступление! Отказ помочь своему государству – разве это не преступление? Лишить империю боевой единицы, одного из самых сильных драконов – это не преступление? А если мы тебя сейчас посадим в яму? И все равно заставим сделать то, что ты должен сделать? Или – не тебя, а твою подругу Сару? Если лишим тебя возможности жить в нашем государстве? Объявим в розыск? Ты опять испортишь физиономию шрамами? Чтобы не узнали? Будешь скрываться, как до этого? Кстати, так и не пойму – почему? Тут ты был бы героем! Но – не важно. Итак, как нам заставить тебя сделать то, что нам нужно, и не отдавать тебе дракона? Хорошо, хорошо! Не выпускать его на волю!

– Никак, – холодно бросил Адрус, глядя в птичье лицо мага. – Сары в городе нет, значит, принудить меня через нее вы не можете. Если попробуете меня взять – я поубиваю кучу народа и все равно уйду. Уйдет и мой дракон. Остановить его вам нечем. Вы нас не сможете остановить, понимаете? А если принимаете мое предложение, то спасаете драконов, избегаете кровопролития и в дальнейшем, если что случится с драконами, всегда можете обратиться ко мне за помощью. За разумную плату, разумеется. Кстати, Эндел не против поучаствовать в зачатии новых драконов. Если вы возьмете его на содержание.

– Ага! Дракон твой, а кормить его будем мы! – ухмыльнулся маг. – Да ты купец! На пустом месте деньги делаешь!

– Не на пустом, – серьезно возразил Адрус. – Вы ведь тоже не за спасибо работаете. Уверен, вы богатый человек. Ваши способности помогают вам жить безбедно. А почему я должен жить в нищете? Я не просил себе этих способностей, но если уж меня сделали таким, каков я есть, так нужно воспользоваться! Или вы считаете иначе?

– Я все время забываю, что на тебя не действует заклинание верности, – хмыкнул маг. – Как было бы просто – приказал тебе, ты и сделал, не спрашивая никакого вознаграждения! Вот в чем проблема со свободными людьми. Им нужно платить! А денег – жалко! Не прочь он поучаствовать в зачатии… я тоже иногда не прочь! Хе-хе… да и ты, как я знаю, не дурак в этом деле! Ну да ладно, это все болтовня. К делу. Я сейчас отправлюсь на прием к императору, где изложу твои требования. А ты, чтобы не терять времени, займись лечением драконов. Вылечи пока пару-тройку драконов. Или – сколько сможешь. Хотя бы одного.

– Проверяете, смогу ли я лечить других? – хмыкнул Адрус. – Ну что же… это понятно. Начну с Краласа и Эмелы, если не против.

– Да хоть с кого! – пожал плечами маг и пристально посмотрел в глаза Адрусу. – Скажи честно, что там все-таки произошло? Над морем? Только не нужно мне рассказывать об уставших крыльях и о присевших покачаться на волнах драконах! Драконы могут неделями парить не уставая – главное, была бы еда! Спустился, поел и снова на крыло! И эти вот рассказы об уставших от полета драконах – чушь полная. Кроме того, у одного дракона крыло повреждено ударом хвоста нашего дракона, а не водного монстра. Я это знаю наверняка, так что не отрицай очевидное! Молчишь? И чего боишься? Тебе-то чего бояться? Не хочешь подставить товарищей? Да ладно, можешь не говорить. Я все знаю. И ценю. Не убил, хотя и мог, не оставил на растерзание монстру. И сейчас не сдал.

– Что им будет?

– Именно из-за их действий мы можем лишиться всех наших драконов! Именно их действия повлекли за собой такие катастрофические последствия! В общем, если их драконы умрут, они отправятся на каторгу. На весла пойдут. До конца жизни. Или на Арену их продадут. В рабы. Пусть забавляют народ. Они совершили преступление!

– А если драконы выживут?

– Ну, если выживут – будут служить. Но повышения им не видать. И жалованье урежем раза в два. Ну и все, хватит вопросов! Иди, занимайся. Скажи, что нужно для работы – на кухне мой помощник Вальгис, скажешь, что я приказал помогать тебе всем, чем можно. Любые приказы. Если понадобится – пусть хоть жену свою приводит, постель твою греть! Лишь бы работа шла!

– А у него красивая жена? – задумчиво, мечтательно протянул Адрус.

– Никакой нет! А то бы я тебе ее не предложил, рот-то как ты сразу разинул! – ухмыльнулся маг, сунув руку в карман, достал оттуда какой-то небольшой, блестящий предмет. – Цепляй на плечо. И снимай знак драконира. Теперь ты маг-лекарь. С этого мгновения.

Адрус посмотрел на небольшой серебряный с чернением значок – задумчиво, будто прикидывая, стоит ли его брать. Потом протянул руку и все-таки взял. Осторожно снял знак драконира, но не отдал магу, а положил в карман. На память. Пусть будет. Да и кто знает, как закончится сегодняшнее лечение? Может, снова придется цеплять драконирский значок? Вместо этого, больше похожего на знак какой-то поварской гильдии, чем на магический знак. «Чаша, над которой курится пар». Ну что за знак, правда же? Неужели нельзя было придумать что-то покруче? Чтобы как у дракониров – дракон, летящий в небеса? Красиво, со вкусом!


* * * | Вожак | * * *