home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 13. В гостях у сталкеров

В баре «Рубер» они шансона не услышали – играл старый добрый «Пикник», чьи песни гостей вполне устраивали. Над дверями заведения красовалась настоящая башка рубера – правда обработанная, высушенная и покрытая прозрачным лаком. В просторном зале никто не орал, не лапал официанток и не выяснял отношения – компании мужиков сидели за столиками и у барной стойки, спокойно выпивали и закусывали разнообразными салатиками. Почти все курили – сигаретный дым поднимался под потолок и уходил в вентиляцию, что помогало слабо – над группами людей висели сизые облака.

Сухроб с Максимом прошли к барной стойке, откуда хорошо просматривался зал и заказали два бокала бутылочного пива и соленые сухарики. Потом Максим, подумав – взял нарезку из копченой колбасы, бутылку водки и приятно удивился, когда им выставили счет в один охотничий патрон. Шестнадцатый калибр бармена вполне удовлетворил.

Обстановка расслабляла дружелюбной атмосферой. Народ под смех и шутки напивался, сновали улыбчивые официантки, к сталкерам на колени падали поддатые девчонки. Девчонок явно не хватало – не более одной на десять мужиков, но они дело свое делали и настроение в зале поднимали. Все хорошо и здорово – расслабиться не помешает, но вот Гемоглобин в зале не просматривался. Как Сухроб с Максимом головами не вертели, но ни одного белого спортивного костюма так и не увидели. И до Макса, наконец – дошло, какую непосильную задачу задал Лошадь.

Если разобраться, то не было вообще никакой конкретной информации, кроме описания внешности таинственного Гемоглобина. И если исключить белый спортивный костюм, то под его описание смело попадала половина зала. Что значит крепкий и квадратный? Ребята тут собрались далеко не хилые. Логика подсказывала подойти и спросить у любой компании старожилов стаба, но как раз это Лошадь запретил категорически. Нужного человека следовало опознать самостоятельно и поговорить с ним в стороне от посторонних глаз.

– Сухроб, что делать будем? Я почти пьяный – еще две стопки и перестану вообще соображать.

Таджик с сигаретой в зубах и стаканом в руке провожал взглядом бегающих официанток, причем поворачивался вслед за ними на шарнирном барном стуле.

– Максим, а Максим – купи мне сегодня праститутка. Я спрашивал – на два часа один охотничий патрон хватает. Я нимагу долга без праститутка – трудна.

– Да будет тебе сегодня проститутка, ты скажи – что с Гемоглобином делать будем? Где искать его, какие варианты?

– Зачем искать? Спроси бармен – он всех тут знает.

– Да нельзя спрашивать, ты что не помнишь, что нам Лошадь говорил?

– Зачем Гемаглабин, ниспрашивай Гимаглабин, ты арбалет спраси, скажи пойдешь на рубера.

Арбалет! Точно, как он мог забыть про арбалет! Когда они обсуждали возможности лука, то Лошадь ограничил его мощность лотерейщиком, топтун – уже большая редкость и удача. И другое дело – арбалет. Самые мощные изготовлял как раз Гемоглобин и его изделия представляли собой гибрид рессоры и автомобильного домкрата при весе в двенадцать килограммов. Тяжелый, неуклюжий, с длительной перезарядкой, но с сорока метров пущенный со страшной силой болт пробивал навылет башку рубера. В свое время пара Лошадь с луком и Гемоглобин с арбалетом представляли смертельную угрозу почти всей линейке монстров. Вплоть до слабых элитников.

– Командир, можно тебя на два слова?

Один из двух барменов, подозрительно зыркнув на добродушно – пьяное лицо Максима отбросил тряпку и подошел поближе.

– Че хотел – Проорал он в самое ухо Макса, стараясь перекричать все заглушающий «Океан Эльзы».

– Арбалет нужен. Срочно и мощный.

– Насколько мощный? Смотри – они тяжелые и дорогие.

– Да пофиг – мне самый мощный нужен.

Бармен сунул руку под стойку, музыка на секунду стихла и проорал на весь, уже изрядно пьяный зал:

– Гемоглобин! Хади сюда, тут твоими стрелялками интересуются.

И стекла окон снова вздрогнули от голоса Вакарчука.

Обсуждать дела, когда в метре от тебя елозят проститутку трудно и наверно глупо. Хотя Сухроб не возражал и его временная подруга тоже, Максим с Гемоглобином оставили им домик и разместились на крыльце столовой, которая ночью не работала. Макс изучал сталкера, сталкер изучал Макса. От обещанного белого костюма на нем остались лишь штаны, а верх закрывала обычная камуфлированная куртка. Паук на цепи имел место, четки в руках мелькали – тут Лошадь оказался прав. Правда назвать его «коренастым» и «квадратным» можно лишь с большой натяжкой – скорее бодрый толстячок с колючими глазами. Толстячок переходить к сути дела не спешил и долго мучил Макса всякими вопросами – вроде того, почему Лошадь получил такое имя, какой он имеет дар и что именно одевает вечером снимая берцы. Наконец допрос закончился, Гемоглобин вздохнул устало и предложил переходить поближе к делу.

– Лошадь просил тебя найти две противотанковые мины, желательно ТМ-62, но с взрывателями, переделанными под дистанционные. Он валить элитника собрался в быстром кластере.

– Да, сейчас ему элитник ему очень нужен – Усмехнулся толстяк, но серьезно добавил – Мины найдем. Вы тут еще два дня пробудете? Ну и отлично – с собой их унесете. Еще что Лошадь спрашивал?

– Он просил тебя обстановку обрисовать в общих чертах – что изменилось и можно ли ему вернуться.

– Ни в коем случае! Скажи – пусть сидит в своем подвале и носа не высовывает! – Гемоглобин звонко хлестнул по колену четками. – Он перед уходом тут такое наворочал!

– Нам ничего не говорил… Сказал, что с караванщиками сталкеры сцепились и те на счетчик всех поставили. Совет ваш расстреляли вместе с главным. А он вообще в то время был в отлучке.

Хлесь! Четки снова вошли в контакт с коленом, и завертелись между пальцами – выписывая красивые восьмерки. Гемоглобин смачно сплюнул и продолжил, причем видно было, что он с трудом сдерживает злость:

– А то, что он перед уходом чуть с Барона дух не вытряхнул, он не сказал? Барон у нас тут главный от торговцев, а теперь и вовсе стабом рулит. Лошадь ему много чего высказал, но главное – он обозвал того вонючим муром. Так вот, передай этому придурку, что он угадал. Угадал себе на жопу и сейчас его, всего скорее – киллер ищет.

– Мур? Что такое мур? Это так обидно? – Спросил ничего не понимающий Максим, но толстяк махнул рукой с зажатыми четками – Пусть вам это Лошадь растолкует, сейчас мне некогда и надо разбегаться. Барон мур точно и караванщики те – муры. Откуда, спросит, знаю – скажи ему Питон, во время боя в их КамАЗ нос сумел засунуть. Питона ранили, но я его тащил до знахаря и он успел шепнуть, что там увидел. Знахарь не сумел спасти Питона. Подошел в бронежилете дядя и влепил Питону в лоб маслину с Глока. На меня внимааательно так посмотрел, но убивать не стал.

– И что в КамАЗах? – Максима распирали страх и любопытство, но Гемоглобин встал с крыльца и собрался уходить. На прощание обернулся и беззлобно ответил:

– А ты не будь бабой, не вынюхивай. Лошадь знает и объяснит, если захочет про КамАЗы и про муров. Надолго не прощаюсь – найду вас завтра – послезавтра.

В полупустой столовой утром им отсыпали по большой миске овсянки, выдали две булочки и налили кофе со сгущенкой. Печенье с конфетами лежали свободно и друзья с аппетитом позавтракали. Прямо там им объяснили, где найти знахаря и посоветовали Лейлу – определять и открывать умения она умела хорошо.

Лейла! Высокая и горбоносая с длинными прямыми волосами. Цветастый платок, яркая юбка, на худых запястьях цветные мониста. Девушку нельзя было назвать красавицей, но цыганский имидж ей, безусловно – шел. Спораны с патронами цыганка с них не вымогала, а свое дело знала туго – привела в порядок Максиму руку и сразу перешла к умениям, встав сзади него и положив на затылок прохладную ладонь.

– С тобой понятно, следующий! – И на место Макса сел подрагивающий от нетерпения Сухроб.

– Ну что, ребята – Сказала Лейла через некоторое время. – Помощь вам моя не требуется – дары пробудились у обоих. Подобное происходит часто после стрессовых ситуаций с риском для жизни. Причем твой дар – Длинный худой палец вытянулся в направлении Сухроба – Более сильный и ясно выраженный. Но тут похоже на природные способности.

– Дар – это я мертвых понимаю, да?

– Не мертвых – зараженных. – Поправила таджика горбоносая целительница – Ты понимаешь зараженных и далеко не всех. Дар открылся недавно и ты читаешь низших, еще немножко средних. Со временем начнешь понимать сильных и они будут отвечать на вопросы, но никогда не думай, что с ними подружился. Они звери, животные и иммунный для них всегда пища. А отвечать да – будут, врать они не умеют, но у более развитых хватит ума промолчать. А впрочем… Читать их как открытую книгу никогда не сможешь…

– Лейла, ты цыганка, да? Сказать что дальше будет сможешь? – Спросил заинтригованный Сухроб, но девушка в ответ только улыбнулась.

– Нет – я крымская гречанка. Так что, мальчики – с прогнозами вы обратились не по адресу.

– А у меня, Лейла? У меня что за способности? – Максим уверовал, что они попали к волшебнице и жаждал чуда.

– Ты у нас Фаза кажется? – Уточнила Лейла и узкая ладонь снова улеглась на стриженную голову. Полежала, ласково погладила и через несколько минут знахарка уверенно заговорила:

– У тебя просматривается связь с незараженными животными и более того – ты можешь рассчитывать на их помощь. Ничего необычного за собой не замечал?

Перебивая друг друга, друзья рассказали ей про случай с крысами, как те спасли им жизнь, отвлекая на себя сильных тварей. И как стремительно исчезли, как только опасность миновала. Знахарка внимательно выслушала и в конце согласно кивнула головой.

– Все верно – вас там убивали, ты, Фаза позвал на помощь и дар проснулся. В следующий раз вместо крыс могут быть коты, собаки или вороны, но вызвать помощь будет не так просто. Дар еще слаб и пробудить его может только очень сильное желание. Но, внимание и симпатию животных ты должен чувствовать уже сейчас. Так что, «Царь Зверей» – привыкай и присматривайся!

– Спасибо тебе Лейла! Мы оба благодарим за помощь – Максим скосил взгляд на Сухроба и тот отчаянно закивал головой в знак согласия.

– Заходите еще, мальчики! Через месяц или два – заходите! И помните, что свой дар надо беречь, лелеять и обязательно подкармливать. Горохом, а лучше всего – жемчугом.

Не смотря, на пресловутый «инклюзив» и «все уплачено» Максим, на прощание оставил на столе у девушки патрон шестнадцатого калибра.

После визита к знахарке у друзей оказалась куча свободного времени, которую совершенно нечем заполнить. Без окончания дел с Гемоглобином они не могли покинуть стаб и чувствовали себя как отдыхающие, снявшие домик в частном секторе. Местные суетились, куда – то опаздывали и с легким недоумением косились на двух праздношатающихся мужчин. А мужчинам надо убить время, и они не нашли ничего лучшего, как завернуть в гости к коменданту Гире. Другими знакомыми в поселении друзья обзавестись не успели.

Зашли они удачно. Ушлый здоровяк мигом просек ситуацию и раскрутил их на бутылку хорошего коньяка, за которой даже не пришлось бежать. Она нашлась прямо тут, но за две автоматные гильзы. Звонко чокнулись, выпили, потом снова чокнулись и выпили еще разок за сталкерское братство. Гиря охотно рассказал, как ему в юности сломали нос, как он оказался в стабе и поведал в деталях про тот, роковой бой с караванщиками, после которого вся их компания дружно присела на счетчик. Двадцать розовых жемчужин наложенные на весь стаб были по его мнению вопросом решаемым, так как имели эквивалент в патронах, споранах и горохе – стаб имел хорошую прибыль и примерно половину долга уже отбили. Плохо обстояло с долгом персональным.

Торгаши перекрыли все каналы снабжения и чтобы снова получить к ним доступ – надо отдать хотя бы половину. А это ни много и не мало – а целая черная жемчужина. Так что сейчас братва гоняется за элитниками и многие уже сложили голову. Власть после того конфликта перешла к торговцам и поселение возглавляет их лидер Барон, а избрать нового главаря позволят только после погашения задолженности. Якобы позволят. Сам Гиря в возвращение старого доброго времени почти не верил и подумывал «встать на лыжи», вот только кто его отпустит? Он ничем не лучше других и попал в зависимость, как и остальные парни.

У Макса к Гире имелись еще вопросы, но того отвлекли по делам службы новые гости поселения и они с Сухробом пошли бесцельно болтаться по стабу. А вечером снова бар и музыка, они познакомились с девчонками, которые их бессовестно продинамили раскрутив на хороший стол с выпивкой. Начиналось знакомство романтично и чудно, а вот закончилось двумя поцелуями в щечку и вежливым отказом на предложение прогуляться.

Зато вечером на крыльце их домика терпеливо ждал Гемоглобин. У его ног, в белом пластиковом мешке лежали две мины ТМ-62 с самодельными дистанционными взрывателями, срабатывающими на расстоянии до ста метров. Выход со стаба наметили на завтрашнее утро сразу после завтрака.


Глава 12. Баня, готы и танк посреди улицы | S-t-i-k-s. второй хранитель | Глава 14. Два арбалетных болта