home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 17. Патроны, жемчуг и девчонки

Как в улье принято хоронить сталкеров? Можно закрыть в пустой квартире на быстром кластере – ячейка через несколько дней обновиться и тело бесследно исчезнет. Можно сжечь, завалив покрышками и досками, а можно навечно закатать в бетон, как предложил глотающий слезы Сухроб. Но друзья решили, что Лошадь заслужил нормальные, человеческие похороны.

В подсобке продуктового магазина у границы кластера забрали лом и две лопаты. Кроме инструментов запаслись свежим хлебом, белорусской тушенкой и литровой бутылью водки «Бульбаш». Целенаправленно не мародерили, продукты похватали на ходу и вернулись к заправке почти бегом. Тело Лошади охраняли два мертвых элитника, но они, все равно боялись, что свежий труп сталкера привлечет зараженных и они, вернувшись – обнаружат над телом Лошади толпу довольных мертвяков.

Волновались, они как вскоре выяснилось – напрасно. В радиусе примерно семидесяти метров от перехода проходила невидимая граница, которую ни один зомбарь пересекать так и не рискнул. Ни сильный, ни, тем более – слабый. Трупу Сумгаита повезло меньше – он находился в стороне и, сейчас над ним шевелилась урчащая и громко чавкающая масса. Следовало признать, что похороны киллеру вышли достойными и Макс порадовался, что они успели снять с тела торговца все полезные вещи.

Могилу Лошади выкопали глубокую, на перекрестке двух дорог в стабильном кластере. Тело завернули в снятый с грузовика тент, заменивший погребальный саван. На самодельный, сбитый с досок крест повесили разгрузку сталкера, темные очки, с которыми тот не расставался и снятую с шеи золотую цепь. Потом отрубили топором башку элитника – гориллы и положили ее сверху, на могильный холмик. Маловероятно, что зомби будут копать замелю, но друзья решили перестраховаться. Прощальный тост, салют в воздух и не по-собачьи умная Маруська, задрав морду – взвыла. Слезу смахнули оба, но долг последний отдан и больше у могилы делать нечего.

Самое безопасное в окрестностях место – крыша заправки. Именно там Максим с Сухробом осматривали оставшееся после Лошади наследство, которое, несмотря на траур – впечатляло.

– Смотри, Сухроб – вот это и есть, наверно – черный жемчуг!

– Да, четыре штука! Лошадь сказал он должен руку греть.

Сухроб зажал в ладони один из черных шариков и восхищенно тряхнул головой: – Греет, Максим – точно греет!

– Так… Четыре жемчужины, больше сорока горошин, споранов Сотни две споранов! И янтарь, какой янтарь красивый, с узелками! Сухроб, может поделим все богатство?

Но ничего делить они пока не стали, а решили прояснить ситуацию с долгом покойного. Одно дело, если смерть все списывает, но кто знает – как именно они там договаривались? Вполне возможно, что с двумя жемчужинами из четырех придется распрощаться. Сухробу с Максом не хотелось, чтоб за Лошадь расплачивались другие сталкеры. Их покойный друг способен расплатиться сам.

– Сухроб, с оружием что будем делать, куда нам его столько?

– Нет. Оружий весь с собой возьмем. Тащить нэ хочешь – я понесу один. Дойдем до башни – там на лодка пересядем. Лодка увезет. Оружий много, лишний не бывает.

Максим тащил противотанковое ружье и Выхлоп Сумгаита, таджик пулемет с Мосбергом и два пистолета в рюкзаке. Им достался «Стечкин» от торговца и в наследство от Лошади «Макаров». Шли медленно, и вес за спиной Макс оценивал не менее чем в сорок килограммов, что лично для него являлось запредельным.

Бум! Бум! Бум! В недрах башни бухнул колокол, Максим отбежал в сторону, упал на землю и взял на изготовку Мосберг. К стене прижиматься не решился – сверху запросто могла вылететь граната. Сухроб с пулеметом залег метров за пятьдесят, готовый влепить в железные двери очередь. Обойти форпост торговцев стороной не получалось – там лежал мотор от лодки, без которого обратная дорога превращалась в серьезную проблему. Вот только кто и как их теперь встретит в этой башне?

Ждать долго не пришлось – их встретили приветливо, станковым пулеметом. Вместо недостающего пролета лестницы выехал крупнокалиберный станковый Утес с самодельными броневыми щитками. В его круглые ручки крепко вцепилась Марго, а в углу дверного проема виднелась белокурая головка Лаванды, припавшая к прицелу Винтореза. Облегающие мини-юбки и полупрозрачные блузки заменил нормальный армейский камуфляж, волосы прикрывали зеленые косынки, а глаза тактические очки с пластиковыми стеклами. Все, как и положено для нормальных полигонных стрельб включая перчатки с обрезанными пальцами. По снаряжению «полный фарш», и не хватает, разве что – наушников, учитывая, что Утес в работе – штука весьма громкая.

– Привет, Марго, привет Лаванда! Вы что, девочки такие грозные? Расслабьтесь – мы к вам не воевать пришли. Мотор от лодки опустите, и забудем друг про друга.

– Привет, привет охотнички. Вы Сумгаита нашего там не встречали? Ой, а вон винтовка так на ту похожа, с которой он ушел… Но вы ее, наверное, на улице нашли? Да, мальчики?

Их позиции сверху просматривались хорошо и в голосе Марго звучала явная издевка. Рядом с припавшим к пулемету Сухробом лежал тот самый Выхлоп, из которого торговец убил Лошадь. Ломать комедию Максим не видел смысла, тем более, что за собой вины они не чувствовали.

– Ваш Сумгаит нашего друга застрелил, но уйти не смог и мы его убили. К вам, девушки, претензий не имеем, и предлагаю разойтись спокойно.

– Да отдадим мы вам мотор, он нам не нужен. Но и вы оставьте здесь ружье противотанковое и винтовку нашего бывшего начальника. От них вам все равно нет толку – на всем нашем оружии метки торговцев не стираемые. Зато патроны можете себе оставить и на пистолетах меток нету.

Пулемет отъехал назад вместе с направляющими и на свое место грохнулся недостающий в лестнице пролет. Сухроб с Максом поднялись наверх, и дальнейший разговор пошел в более непринужденной обстановке. Под бутерброды, чай и бутылочку вишневого ликера.

– Ну что, девчонки, давайте шефа вашего помянем? Мы не в него стреляли, а в убийцу Лошади.

– Да пошел он… Этот шеф. Выпьем лучше за вашего парня. Вот его реально жалко – красивый был мужчина. – Светлая, миниатюрная Лаванда опрокинула стопку залпом, по-мужски.

– Лошадь, красивый?

Погибшего сталкера можно называть каким угодно – сильным, мужественным, щедрым, но красивым? Друзья переглянулись и Макс, вспомнив улыбку покойного, себя внутренне одернул, чтоб не засмеяться.

– Ну да, красивый – что не так? Высокий, черты лица крупные, глаза выразительные и вообще… – В оценке Лошади подруги проявили полное единодушие и черты лица действительно – крупнее дальше некуда. Максим с Сухробом молча подняли стаканы и залпом выпили, не чокаясь.

– Мы, мальчики не виноваты – честно. Это Сумгаит все с Ольвьером.

Марго раскисла от спиртного, вся размякла и в зеленых глазах девушки застыли слезы. Ее рука рассеяно потянулась к сигаретной пачке, и Максим услужливо подсуетился с зажигалкой. Девушка кивнула с благодарностью и после короткой паузы продолжила:

– У нас в башне установлена радиостанция и Сумгаит обо всем, что происходит докладывает Барону, регулярно. Но Барона больше нету, и на связь вместо него выходит Оливьер.

– Опять Оливьер! – Максим, не в силах совладать с эмоциями ударил себя ладонью по коленке.

– Нуда – Оливьер, он вместо Барона, временно. Пока другого не назначат. Так вот – Лаванда слышала, как наш папик доложил, что заходили Фаза, Перс и Лошадь. Взяли ружье противотанковое и будут на элитника охотиться. Лаванда? Расскажи сама ребятам.

Блондинка кивнула и быстро так затараторила:

– Да, Маргоша верно говорит, я все слышала – вот только поняла не все. Оливьер как про вас услышал, то сразу возбудился. Сумгаит сначала соглашался, потом отнекиваться начал. Не надо, говорит – ваших людей, я сам все сделаю. И Лошадь уберу и притащу Фазу на веревке.

– Меня, на веревке? Да они что рехнулись оба, с Оливьером этим? – Громко возмутился Макс, но Лаванда, не обращая внимания – продолжила:

– Лошадь они хотели обязательно убить, а вот тебя Фаза убивать нельзя ни в коем случае. Ты Оливьеру живым нужен.

– Вот собака! Красивый Лошадь убивать, Фаза на веревке таскать надо, а со мной что делать? Седло и верхом ездить? – Сухроб не утерпел и вставил свое слово.

– Не, про тебя Перс разговора вообще не было – ты их интересуешь мало.

– Сумгаит всегда был жадным – Перебила подругу Марго. – Он захотел сам все сделать, а с Оливьера хороший выкуп взять. Думал, что застрелит Лошадь и вернется быстро. А мотор с лодки он вас специально уговорил оставить в башне, чтоб мимо не прошли.

– Ваш Сумгаит такой крутой, да? Одной рукой Фаза веревка одевать, другой Перса гонять в сторону?

Вопрос пленения Максима завис в воздухе и девушки переглянулись. Наконец Марго, смущаясь, и отводя в сторону глаза – заговорила: – У него спек качественный есть, с янтарных нитей. Ну и вы, наверняка покушать согласитесь, или друга помянуть…

Макс уже слышал, что знаменитый наркотик улья в больших дозах вырубает гарантированно, особенно если качественный и сделан с узелкового янтаря. А вот кто именно должен был подмешать в напитки или еду дозу спека тактично выяснять не стал. Девчонки и так сидели от стыда пунцовые и смотрели в пол.

– Ладно, проехали со спеком. – Закрыл он тему. – Вы дальше как жить думаете? Если, разумеется – не секрет.

Свои планы подруги не скрывали. Торговцам, по большому счету должно быть все равно, кто именно торчит в башне. Лишь бы не падала прибыль, и сходился «дебет с кредитом». А Сумгаит? Ну ушел и не вернулся – ситуация для улья рядовая, тут лишних вопросов возникнуть не должно. Они увлеклись, рассказывая, как тут все чудно обустроят, и разговор сместился в практическую плоскость.

– Вы, мальчики противотанковое ружье оставьте, и Выхлоп Сумгаита тоже. У них метки торговцев на стволах стоят – можете проверить сами. И стирать метки бесполезно – метанаты такие вещи определяют сразу. Зачем вам лишние проблемы?

Максим взял стоящее рядом ПТР и только сейчас обратил внимание на маленькое клеймо, выбитое на стволе рядом с казенной частью. По словам будущих товарок, все сдаваемое в аренду мощное оружие состояло на строгом учете и обязательно помечалось клеймами. «Крапленые» стволы им были не нужны, но так просто возвращать трофейный «Выхлоп» не хотелось.

– Маргоша, имей совесть! – Максим решил поторговаться – Такую пушку забираешь, отсыпь на бедность хоть патрончиков!

Ну еще бы им не дали тут патронов! Лаванда обладала ценным для торговца даром – она являлась ксером, то есть могла копировать предметы. На глазах ребят девушка брала в ладони гильзу, порох, капсюль, пулю, патрон, который хотела скопировать, закатывала глаза и показывала два нормальных одинаковых патрона. Такой фокус долго не могла проделывать – быстро уставала, но патроны у девушек имелись, и ребятам их не пожалели.

Потом еще раз помянули Лошадь, через полчаса Лаванда оказалась на коленях у Сухроба, а захмелевший Макс решительно в охапку сгреб Марго. Ночевать ребята, разумеется – остались в башне. Вечером сауна, накрытый стол и долгие жаркие объятия. А наутро Максим расстался с одной жемчужиной и добавил еще восемь горошин, которые Маргоша записала в толстую тетрадь с красивым переплетом. Но зато уносили с собой сто штук пистолетных патронов, две сотни автоматных на пять сорок пять и двести штук патронов к пулемету. Кроме того. Лаванда Сухробу подарила новый «Стечкин», а Макс себе оставил пистолет, прихваченный на трупе Сумгаита.

Расточительность приятелей объяснялась просто. Девушки оказались в курсе истории с долгами и успокоили ребят, что если сталкер погибает, то все вопросы закрываются, и никто платить а него не должен. Торговцы с караванщиками пытались ввести коллективную ответственность, но столкнулись с угрозой бунта и предпочли не перегибать палку. Штраф и без того показался многим запредельным. Ну, раз так, то вполне можно потратить одну жемчужину на боеприпасы, которые в улье лишними никогда не будут.

На воде покачивалась лодка, в лодке на носу сидела довольная и покормленная девчонками Маруська. Максим прощался со своей Марго, на шее у Сухроба повисла Лаванда. Макс искоса поглядывал на влюбленную парочку и долго не мог понять – что именно его так беспокоит. Наконец дошло – парочка выглядела именно влюбленной! Бедный Сухроб чуть не плакал и дрожал всем телом, а Лаванда склонила на его плечо головку и чего – то там шептала на ухо. Марго тоже смотрела в их сторону и снисходительно улыбалась улыбкой мудрой, много повидавшей женщины. Нет, с этим наваждением пора кончать!

– Перс, пора – поехали! Еще приедешь в гости – не навсегда прощаетесь.

Сухроб с трудом оторвался от подруги, залез в лодку и словно в полусне начал дергать заводной шнурок мотора. «Оставить может его здесь?» – подумал Макс, но мотор уже взревел и дюралька начала разворачиваться в сторону движения.

– Фаза, осторожней с Оливьером! Он сильный и опасный телекинетик! – Раздался с берега запоздалый крик Марго, но лодка, под управлением Сухроба уносилась, а Максим силился осмыслить сказанное.

Доехали без приключений, крепко привязали лодку, а мотор Сухроб надежно спрятал. Пока они возились, с ближайшего гаража, выскочил кот и направился к ним, держа хвост трубой, но Маруська, с возмущением прогнала наглеца прочь. Коты еще выскакивали дважды, но собака каждый раз загоняла приветливых животных обратно. Неожиданная популярность у кошачьего племени позабавила, но они находились в улье и Максим шел, стараясь не отвлекаться. Он внимательно смотрел вперед по сторонам и на бегающую кругами Маруську. Как вскоре оказалось, смотрел не зря…

Костер с покрышек продолжал слабо тлеть с того самого боя, когда они втроем отражали нападение орды монстров. На дне ямы лежал строительный мусор, на трупы они навалили досок и автомобильных скатов, под действием высокой температуры с зараженных обильно стекал жир. Вся куча продолжала нещадно вонять, разнося по окрестностям сладковатый запах, что Максима нисколько не удивило. Его удивило другое. Их костер сейчас не слабо тлел, а нормально горел и вверх поднимался ровный столб дыма, как будто туда подбросили свежего топлива. Они с Сухробом дым заметили далеко на подходе, сбросили и спрятали рюкзаки и начали осторожно приближаться, держа оружие наготове. И совсем им не понравилось поведение Маруськи, которая задорно рванула вперед, но быстро вернулась и прижалась к ногам Максима. Хвост собачки был поджат к самому животу, она дрожала всем телом и слабо поскуливала. Рядом с их подвалом находилось нечто такое, что испугало даже неустрашимую дворнягу.


Глава 16. Охота на элитника | S-t-i-k-s. второй хранитель | Глава 18. Встречи на охоте