home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 18. Встречи на охоте

Здание, на которое карабкался Максим, имело в высоту два этажа и давно обрушенную от пожара крышу. Крыша провалилась куда ей и положено проваливаться – внутрь, но одна из балок выпала наружу и соединила землю с верхом стенки, толщина которой позволяла залечь с биноклем. Лежал с биноклем, разумеется – Макс и прежде чем добраться до заветной стенки, он весь перепачкался гарью, порвал о торчащий гвоздь штаны и изрядно перенервничал от треска прогнившего дерева. Но выбора особо не было – пустая коробка уничтоженного пожаром дома представляла собой лучшую обзорную точку в окрестностях.

О, боги – эго еще кто? Куском водопроводной трубы в яме со сваленными трупами такое ковырялось! Рост более двух метров, вес, навскидку – килограммов двести, ну а рожа! Их разделяло расстояние, но Максиму показалось, что он видит торчащие из верхней челюсти вампирские клыки. Толстые руки, причем правая не пропорционально толще и сильнее, синюшная кожа, босой, а короткие ноги до колен скрывала клетчатая юбка, напоминающая шотландский килт. Макс, сгоряча подумал, что перед собой видит лотерейщика, но зараженные за спинами не носят пулеметы «Корд» на сошках с большим, на двести патронов – магазином. И Оливьер! Рядом с гигантом крутился Оливьер, а поодаль еще два воина в бронежилетах, аккуратных касках и с автоматами калибром девять миллиметров.

Он наблюдал за ними долго – минут, примерно – сорок. Огромный дядька с пулеметом расшевелил своей трубой всю яму, и костер вспыхнул с новой силой. И зачем он это делает, чего там ищет? Пока тот ковырялся, Оливьер время не терял и занимался малопонятным делом. Он разыскал палку, кусок фанеры и сейчас писал на нем чего-то маркером. Потом достал с кармана гвозди, ручкой ножа распрямил их и начал прибивать лист к палке боевой гранатой, используя ту вместо молотка. Ну что тут скажешь? Смелый парень.

Уходили непрошенные гости, не спеша, оглядываясь по сторонам и осторожничая. Максим внимательно смотрел в бинокль на уходящих и не заметил ни одного предмета с их подвала, что обнадеживало. Вполне возможно, что «конюшня Лошади» осталась не замеченной. Вот что только написал Оливьер на приколоченной к шесту табличке? Торчал своеобразный транспарант на самом видном месте, не далеко от ямы и явно был рассчитан на привлечение внимания. Немного выждав, он слез при помощи Сухроба и друзья, внимательно осматриваясь – подошли к горящему костру.

«Фаза, я знаю, что ты ходишь где-то рядом. Есть разговор, найди меня в стабе. Оливьер»

Ну и понимать как прикажете подобное? По крайней мере, догонять уходящего Оливьера никто не собирался. У них почти закончилась горючка, не так много осталось продуктов и следовало разобрать и осмотреть наследство Лошади.

Весь следующий день друзья носили бензин и питьевую воду. Каждый мог тащить за один раз не больше тридцати литров, что, учитывая переносимое оружие, являлось весом запредельным. Человек, при такой нагрузке становиться не хищником, а беззащитным ишаком, у которого хватает сил только смотреть себе под ноги. Но выручала как всегда Маруська! Она выписывала бесконечные круги вокруг их бредущей пары и об опасности предупреждала глухим рычанием или звонким лаем.

К беспокойному, но богатому на добычу Архангельскому кластеру проложили тропу, по возможности расчистив ее от зараженных. Бензин сливали шлангом с брошенных машин, а воду брали с небольшого офиса, где стояли кулеры с запасом десятилитровых бутылей. В первый мародерный день сделали шесть выходов, во второй успели целых восемь и столитровую бочку залили бензином под завязку. Много горючего осталось в канистрах, которые Сухроб на следующий день перетаскал к реке, не откладывая это дело в долгий ящик. Затем таджик помылся в самодельном душе, надушился мужским парфюмом и отправился к своей Лаванде, прихватив в качестве подарка горшочек с декоративной карликовой розой. Цветок он подобрал на подоконнике в конторе ЖКХ и добросовестно тащил в руках до бункера, помимо основного груза.

Счастливый и благоухающий Сухроб его покинул, и Макс остался в компании с Маруськой и двумя котами. Коты, кстати – вели себя по-разному. Свирепый Жрач давил и таскал крыс, трупы которых Макс устал выбрасывать, а вот Свежак… Свежак повел себя необычно и теперь старался всюду следовать за Максимом. Черная молния его крепкого компактного тела мелькала в самых неожиданных местах и на вопросительное: «Кис-кис?» слышалось бодрое ответное: «Мяу».

Жизнь, как эго звучит не странно в сумасшедшем мире – начала налаживаться. Сухроб целыми днями пропадал с Лавандой, балуя друга редкими визитами, а Макс с утра до вечера стрелял из лука по мишеням, стремясь освоить древнее оружие. Он бил на дальность, скорость, с разворота и мечтал все нужные движения отточить до автоматизма. Но без конца дырявить щит из досок стрелами надоедало, и Максим сговаривал Сухроба на совместную охоту в быстрый кластер, где отводил душу в стрельбе по зараженным.

Охотились они уже по своему – гремящие кастрюли с успехом заменила смышленая Маруська, которой, начал, неожиданно – ассистировать Свежак. Один раз собачку крепко зажали под машиной бегуны, и Сухроб уже готовил пулемет, как в стороне раздался отвратительный кошачий рев и фырканье. Монстры, забыв про собаку – развернулись, но кот пулей шмыгнул в подвальное окошко и продолжил их дразнить уже оттуда. На трех сгрудившихся у узкой амбразуры бегунов Максим потратил четыре стрелы и выдал Свежаку порцию живчика, на которую тот среагировал как нормальный кот реагирует на валерьянку.

Первые две охоты прошли результативно, но в конце третьей друзья, как говориться – вляпались. Кошачье мявканье на фоне звонкого Маруськиного лая привлекли элитника и охотники быстро превратились в дичь.

На этот раз они засели на втором этаже офисного здания, где ведущие наверх лестницы забаррикадировали мебелью. Во двор удачно выходили окна, и стрелы Макса несли смерть подходящим зараженным. Монстры собирались в центре двора, у здания газораспределительной станции, с крыши которой шипел кот, а внутри лаяла собака. Металлическая дверь благополучно пережила неудачную попытку взлома, но злоумышленникам удалось ломом отогнуть наружу ее нижний край, и щель сразу заметила Маруська. Сейчас она внутри задорно лаяла, вокруг, словно обезьяны скакали бегуны, дверь раздраженно дергал лотерейщик, а топтун, с торчащей из плеча стрелой так тряс оконную решетку, что во все стороны летели осколки кирпича.

Охота, на взгляд Макса – проходила штатно. Он собирался оставшимся десятком стрел убить топтуна и лотерейщика, потом Сухроб свистнет и получившая сигнал об окончании Маруська уведет всю зараженную свору за пределы квартала. Как удалось достигнуть такого взаимопонимания с собакой, Максим сам не знал, но что дворняга его понимала с полуслова – факт подтвержденный многократно. Как говориться – «ничего не предвещало», но именно сегодня Сухроб свистнуть не успел…

Первыми с поля зрения исчезли бегуны. Они тихо и без лишней суеты пропали, замкнув очередной круг не у станции, а просто завернув за угол ближайшего дома. Лотерейщик, застыв в полупозиции с вырванной решеткой замер – и Максим немедленно всадил ему стрелу в затылок. Сорок метров для его лука дистанция почти предельная, но он не сплоховал, и довольный толкнул в плечо Сухроба, делясь с другом радостью от удачного выстрела.

Но таджик радости не разделял. Он словно зачарованный смотрел на гремящего костями топтуна, который улепетывал вслед за бегунами. На бегство монстра не совсем обычно среагировал Свежак. Кот громко фыркнул, выгнул дугой спину, с низким воем перепрыгнул с крыши на растущий рядом тополь и черной молнией взлетел почти на самую его верхушку. Творилось явно что-то необычное – и Сухроб на подоконнике раскинул ножки пулемета, а Максим взял наизготовку автомат.

Элитник был красив! Да, именно красив доисторической, звериной красотой. Он не походил на обезьяну, носорога или человека – двор словно пересекла быстрая пунктирная черта, и перед зданием со сломанной решеткой застыл на задних лапах ящер. Пасть как у свиньи или бультерьера, чешуйчатое тело на коротких лапах и мощный, толстый хвост, которым чудище хлестнуло пару раз себя по корпусу. Максу подсознательно казалось, что правильному ящеру положены короткие и слабые передние конечности, но этот явно был не правильным. Его мощные, покрытые шипами лапы заканчивались длинными когтями и остроконечными наростами с тыльной стороны. Доисторический красавец постоял, оглядываясь, потом резко повернул голову и уставился на Максима маленькими, как у свиньи глазками.

Рядом пискнуло и тихо зашуршало – это сползал на пол впечатленный взглядом элитника Сухроб. Его пулемет глухо стукнулся о доски пола, но загипнотизированный Максим застыл как статуя, не в силах шевельнуться. Смерть смотрела на человека с расстояния хорошего прыжка с разбегом и то, что тварь на такой прыжок способна человек не сомневался. Ящер медленно начал поворачиваться в их сторону, одновременно приседая и садясь на хвост, хвост напружинился, уперся в землю, тварь оскалилась, и… Совсем с ней рядом, в здании подстанции звонко взлаяла Маруська.

Эффект от лая получился, как будто ящерицу дернули за хвост или ударили по спине хорошей палкой. Элитник крутанулся, взлетел на крышу, снова спрыгнул вниз и ломанул в открытое окно, обрушив, заодно часть стенки. Маруська выскользнула в щель дверей и, оказавшись сзади – дерзко укусила острыми зубами противника за хвост. Причем обидно укусила – за основание хвоста у самой задницы. Раздался страшный грохот – то вылетели выбитые изнутри ударом двери и с них комом выкатился взбешенный ящер.

Он был красив! Полуметровая чешуя стояла дыбом, хвост бил по бокам, а пасть грозно щерилась двумя рядами белых сверкающих зубов. Стоял он на четырех лапах и походил скорее на мифического демона, чем на отожравшегося мертвечиной зараженного. Демон прыгнул на Маруську, промахнулся, чуть не зацепил хвостом, но та снова увернулась, принялась носиться вокруг подстанции и на резких поворотах уходила от элитника.

Но погоня долго продолжаться не могла, дворняга явно доживала последние секунды и тут включился пулемет пришедшего в себя Сухроба. Максим тоже очнулся, вскинул автомат и дал очередь прицельно в морду твари, пули срикошетили от бронебойной чешуи и ящер начал закрывать лапами глаза. Максу с Сухробом удалось перехватить в бою инициативу, но калибр их оружия подобное чудище способен остановить только при большом везении.

Маруська, наконец – с глаз смылась, и кинжальный огонь в морду вынудил ящера спрятаться за здание подстанции. Максим сменил почти пустой рожок в автомате на «дубль» с двух магазинов, как, сверху громко мявкнул Свежак. Кот сидел на высоком старом тополе прямо над элитником и по не понятным причинам решил обозначить свое присутствие. У него получилось хорошо – над стенкой здания показалась чешуйчатая лапа, одну из веток ухватила, сильно дернула, и тополь резко вздрогнул. Сверху ответили шипением и фырканьем, монстр выскочил и ловко для своей массивной туши полез вверх, прячась от стрелков за ствол дерева. И тут громко грохнул пулемет.

Стрелял вовсе не Сухроб – таджик рядом с Максимом с удивлением смотрел, как крупнокалиберные пули вышибают с тополя полуметровой длины щепки. Но не все они попали в дерево – длинная очередь ударила в бок ящера, и тот покатился кубарем, отчаянно балансируя хвостом. Все происходило быстро, и еще через секунду монстр прыгнул в сторону, перекатился и с невероятной скоростью исчез за углом пятиэтажки. Сплошная пунктирная линия. Но линия не прямая, а зигзаг – именно так выглядел стремительный отход элитника, а эффект «пунктира» создавал вращающийся на бегу хвост.

Во двор, с дымящимся пулеметом «Корд» наперевес, входил уродливый знакомый дядька в шотландской юбке – килте. За ним двигался в костюме байкера Оливьер, поддерживая на плече гранатомет «Муха», применить который он так и не успел. Фланги в небольшой колонне контролировали два мужика с «Валами», водя по сторонам их толстыми стволами. Компания подошла к подстанции и остановилась, совещаясь, потом Оливьер отошел в сторону и, сложив ладони рупором – громко проорал: «Фаза! Иди сюда, разговор есть, хватит уже прятаться!»

Максим с Сухробом сели на пол под окном и переглянулись. С одной стороны Оливьер спас им жизнь, с другой… Главный охранник доверия не вызывал и ничего кроме обмана и подлянок Макс от него не ожидал. Хотя поговорить стоило – пора, наконец, выяснить чего им всем от него надо и Максим осторожно приподнял голову над подоконником.

Тяжеловооруженный гигант водил по сторонам стволом пулемета, Оливьер внимательно осматривал окна первого этажа здания, где прятались Максим с Сухробом и пора уже делать выбор. Надо или быстро сваливать, или с безопасной дистанции начинать разговор. Максим, наконец – решился набрал в грудь воздуха, одновременно распрямляясь в полный рост, как по глазам резанула вспышка и он, от неожиданности сел на задницу на затоптанный грязными следами пол.

– Сухроб, че за хрень – я, кажется – зайцев поймал!

Максиму, как сварщику с весьма приличным стажем подобный эффект знаком – он словно посмотрел на сварочную дугу без защитного темного стекла. Отметив машинально, что «заяц» не особо сильный, разлепил веки и часто заморгал, восстанавливая зрение. Впрочем, ответ на вопрос находился под самым носом – по полу бегало пятнышко лазерной указки, выписывая замысловатые кренделя и восьмерки.

– Максим, смотри скорей, Максим! Только высоко не выглядывай и он больше слепить не будет. – Стоящий на одном колене таджик тряс его за рукав и показывал в сторону улицы. Макс, непроизвольно щурясь – осторожно выглянул. Внизу гигант с пулеметом, нервно пинающий дерево Оливьер и смотрящие в разные стороны бдительные бойцы с Валами. Наверняка личные телохранители.

– Нитуда смотришь, нитуда! На дом смотри, четвертый этаж дом – там в окно занавеска синий!

Максим перевел взгляд на стоящий в ста метрах от них дом, нашарил взглядом нужное окно и сощурился, пытаясь сфокусировать расстроенное лазерной указкой зрение. Там махал руками и делал отчаянные знаки какой-то человек. Пришлось прибегнуть к помощи бинокля, и он с удивлением узнал Чалого. Сталкер жестами показывал, что Оливьер с компанией им не нужен, а срочно встретиться и поговорить следует именно с ним – с Чалым.


Глава 17. Патроны, жемчуг и девчонки | S-t-i-k-s. второй хранитель | Глава 19. Разговор с внедренным агентом