home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 21. Двое в «Ниве», не считая Маруськи

Увиденное его сломало. Но сломало не над кучей кирпичей, которые остались от разбитой башни, не над обезглавленными телами девушек и не после разговора с обезумевшим от пережитого Сухробом. Беда его настигла и достала в полупустом подвале Лошади, куда он провалился обессилено с большим пакетом водки, минералки и банками мясных консервов. Макс двое суток пил в полном одиночестве, на третьи отключился, а проснувшись – подумал, что словил белую горячку и его разум покинул окончательно измученное алкоголем тело.

Уснул он, сидя на полу, а очнувшись, обнаружил, что его правая рука гладит и ласкает что-то мягкое. Взгляд машинально скользнул вниз, и мысль мелькнула о Маруське, но гладил он вовсе не собаку. Под его рукой, раскинув лапки и выставив брюшко балдела крыса – да, большой серый крысак с острыми тонкими зубами и длинным розовым хвостом.

Пока он спал, крысы подвал обжили, но вели себя прилично – не дрались меж собой и не пищала а бегали тихонько по углам или стояли столбиком, умываясь крошечными лапками. Они не тронули даже тушенку в раскрытой Максом банке и к его самодельному столу вообще не приближались. Ну нет, это уже слишком! Он резко встал, схватился за лежащий рядом клюв и серенький народец все понял правильно. Только что лежащий под его рукой вожак перевернулся, пискнул и исчез в одной из неприметных норок. Остальное стадо его примеру последовало столь стремительно, что Максим не успел даже замахнуться. Подвал быстро опустел, он находился в нем один, и дико болела голова.

Нет, хватит! Если продолжать пить, то учитывая его необычный дар – приползут змеи, придут ежики или еще какая живность надумает утешить в горе. Но после пьянки отпустило, без сомнений – стало легче. Забиться в угол и там тихо сдохнуть расхотелось и, несмотря на легкую похмельную трясучку, возникло, наконец желание чего-то сделать.

Максим вылез на поверхность, и к нему бросилась счастливая Маруська. Он с ней поделился живчиком, достал воды из тайника и хорошо прополоскал желудок. На этом месте их с собакой не держало больше ничего и Макс, проверив автомат – пошел решительно на встречу с Чалым, который ждал их в стабе сталкеров. Ждал, надо думать – с нетерпением.

Сначала баня. Хорошая такая баня, жалко только – что без веника. После бани чай с самовара и дежурный визит к Лейле. Горбоносая знахарка убрала похмельные остатки и обрадовала, что его умение не только усилилось и быстро прогрессирует, но и проклевывается второй дар. Какой, правда не сказала и попросила потерпеть и не форсировать события.

После знахарки Максим прогулялся по местной барахолке, где был приятно удивлен ассортиментом, но в глаза бросилась походно – полевая специализация. Одежда, снаряжение, большой выбор оружия и он не удержался. Для расчетов с собой имелся магазин патронов, калибра семь шестьдесят два и Макс прикупил комплект белья, новый «бундесовский» камуфляж и упаковку всесезонных водонепроницаемых носков. Обошлось все удовольствие в два патрона, и в новое он переоделся прямо тут – в примерочной. В чистой одежде даже дышалось как то легче, и Максим бодро зашагал в сторону бара, где его должен был ждать Чалый с Гирей. Кроме того пора уже кормить Маруську, которая по-прежнему его преданно сопровождала.

– Привет, Фаза – прими наши соболезнования! Мы в курсе, что случилось в башне – Оливьер с Чомбой совсем с ума сошли. Хорошо, что ты не пострадал.

– Чалый! Гиря! Мое почтение. Ты знаешь. Чалый – я успел сильно пожалеть, что не послушался тебя тогда и не отправился в Коалицию немедленно.

Вечер только начинался, в баре собирались сталкеры и под музыку ни разу не сидевший Миша Круг красиво жаловался на злую зэковскую долю. В глазах рябило от спортивных курток, бандан и плохо выбритых физиономий. Парни обнимались, хлопали друг друга по плечам и ржали, словно кони, предвкушая расслабуху и приятный вечер. Чалый с Гирей тут были популярны, народ к ним подходил, здоровался, но приземлиться рядом никто даже не пытался. Хоть и свои все в доску, но эти двое считаются начальством, а бухать с начальством без прямого приглашения не принято. Хорошие ребята, сталки – дружелюбные, вот только разговор серьезный и Гиря решительно поднялся, взяв на себя все обнималки и приветствия. Чалый облегченно выдохнул и разговор продолжил:

– Не парься. Фаза. Что сделано – то сделано и заранее все не предусмотришь. А в Коалицию поедешь завтра утром, с одним из караванов и отвезет тебя вот этот дядя лично – Чалый указал на широченную спину Гири, который весело болтал с двумя девчонками, одетыми вызывающе и «полупрозрачно».

– Да ну. Чалый – неудобно. Может я сам как-нибудь, один?

– Не, с Гирей поедешь, пусть растрясет жирок, а то он в стабе засиделся. Ты в курсе, что торчать безвылазно в стабильных кластерах опасно для здоровья?

– Да ну? Не слышал… А что случиться?

– Нельзя, Фаза. Заболеешь, и никакой знахарь не поможет. У нас ребята всех на выходы таскают – даже девчонок, поваров и комендантов. Пусть Гиря проветрится, да и вопросы по пути решать придется, а у него лучше получится договориться. Опыт и репутация, понимаешь… Находится стаб Коалиции не близко – у самой внешки и придется добираться долго, меняя караваны.

– А «внешка», Чалый – это что? Какая-то граница?

– Внешка – это жопа. Там чернота, смерть и ничего живого. Цепь абсолютно мертвых кластеров, за которые еще никто не прорывался. Даже не думай на них сунуться. Давай, лучше, выпьем – тебе чего, водку или виски?

– Да нет, спасибо – воздержусь. Я тут перебрал крепко после событий в башне… Как думаешь – Оливьер что сейчас предпримет?

Чалый замахнул залпом стопку водки, аппетитно захрустел ее маринованным огурчиком с тарелки и глубокомысленно выдал:

– Оливьер после того побоища себе все концы обрезал. Коалиция его вне закона объявила и теперь стабы для их компании закрыты. Более того – мне, конечно, не докладывали, но больше чем уверен, что по его душу вышла команда ликвидаторов. Форпост торговцев уничтожить с двумя трупами – да за такое пуля в лоб без вариантов.

– Чалый, я не понял, он что, отбитый на всю голову? Ведь ситуация заранее просчитывалась, а на полного дебила вроде не похож…

– Не знаю. Фаза и могу только предполагать. – Чалый растерянно пожал плечами и неуверенно продолжил: – Но однозначно – в Райский стаб попасть стремиться сразу две команды и ты обеим нужен. Одну ты знаешь -

Коалиция, а вот другая Наверно муры с внешниками – больше некому. И Оливьер хотел сначала тебя завербовать или заставить, теперь стремиться просто помешать до стаба Коалиции добраться.

– А помешать мне можно – только если пристрелить. То, что я не только вербоваться но даже с ним общаться не желаю – Оливьер давно понял. – До Максима начал доходить весь смысл происходящего и Чалый поддержал:

– А ты молодец, соображаешь! Наверное ругал себя, что рядом с другом в момент нападения не оказался?

– Да, было дело…

– Ага! В два ствола, плечом к плечу! Да они, как раз – на это и рассчитывали и собирались в ноль вашу компанию зачистить. Вы сами приучили всех вокруг, что ходите вдвоем как попугаи – неразлучники. Шаблон, стереотип. А тут сюрприз – тебя на месте не оказалось – и Оливьеру на ходу пришлось импровизировать. Девчонок кончили намеренно жестоко на глазах у Перса, а того в живых оставили и, даже – не сильно покалечили. Надеялись, что от увиденного все дела забудешь и мстить кинешься, но не вышло – ты умнее оказался.

– Не я – Перс. – Буркнул недовольный собой Макс – Я так и хотел сделать, но он силой меня сюда, к вам выгнал.

– И молодец, что выгнал! Пойми простую вещь – Оливьер ни за что не успокоится, пока не доведет дело до конца. Он на карту все поставил – и свою жизнь тоже. Тебя, если разобраться – в любом месте грохнуть могут, даже в этом баре и чем быстрей попадешь в Коалицию – тем нам всем спокойнее.

– Так значит Гиря не совсем водитель?

В ответ Чалый довольно улыбнулся.

– Конечно не водитель. Он до улья служил щитовиком в спецназе. Со щитом шел впереди, а за ним вся команда пряталась. Потом списали по ранению тяжелому, так он на гражданке успел отожрать ряху и залетел в улей. Ранение тут зажило бесследно, но ряха никуда не делась. И умение получил хорошее – физическую силу. Может ненадолго грузовик поднять за бампер, или ударом кулака вмятину сделать в броне бронетранспортера.

Нужный караван через стаб сталкеров ожидался рано утром, и они в баре долго не сидели. Чалый с Гирей распили на двоих графинчик водки, а Максим налегал на шоколад и кофе, который готовить тут умели. Сидящей под столом Маруське перепало сыра и колбаски, расшалившийся от спиртного Гиря начал ее злить – и та больно цапнула наглеца за толстый палец.

Уходить с бара не хотелось. Как назло – именно сегодня гастролирующая группа выдала концерт, и братва шумно хлопала артистам, выступающим перед ними в стили «Кантри». Но Чалый безжалостно подхватил обоих под руки, потянул на выход и сегодняшний вечер для всей троицы закончился.

Караван, с которым им предстояло отправляться – прибыл рано утром. Два десятитонных рефрижератора «Вольво» были забиты свежим мясом в полутушах, их охранял древний, но вполне бодрый БТР – 70. Кроме бронетранспортера имелся переделанный под броневик микроавтобус, с крыши которого смотрели в небо стволы двух пулеметов ДШК в квадратных бронеколпаках. Столь грозное сопровождение для грузовиков объяснялось специфичным грузом, который вкусно пах и собирал, с окрестностей всю нечисть.

За время двухчасовой стоянки в стабе, караван увеличился более чем в два раза, за счет попутчиков, которые в его состав вливались на самом разнообразном автотранспорте. Максим и Гиря влились на инкассаторской Ниве Лауре, с забитым задним отделением канистрами с бензином, продуктами и комплектом вооружения, в который входили два одноразовых гранатомета «Муха». Максиму машинка понравилась – устойчивая, бронированная со штатными бойницами и встроенным кондиционером. Заметивший его интерес Гиря предложил великодушно занять место за рулем и Макс не отказался.

– Ну что, удачи вам, ребята! А ты, Фаза во всем Гирю слушайся, особенно в дороге и смотри – он тертый перец.

– Да, Чалый, давай – тебе удачи тоже. Как там мой Перс, не в курсе?

– Нормально будет с Персом – его вылечат. Но что потом он будет делать – Сталкер растерянно развел руками – Никто, кроме него не знает. Одно могу утверждать точно – пока Оливера не настигнет, не успокоиться. Но ты. Фаза – спокойно делай свое дело и не отвлекайся. Знай, что мы на стороне Перса и любую помощь он от нас получит.

Все правильно говорил Чалый и, пожалуй – даже мудро. Но вот что делать с тем гадливым чувством, что разъедает душу, словно ржавчина? Они столько вместе пережили, друг другу прикрывали спину, и сила их была как раз в работе парой. А он сейчас бросает друга и Сухроб выйдет на тропу войны один, ослабленный, как минимум – наполовину. Стоп. Внезапная догадка обожгла Макса, словно молния.

Оливьеру Сухроб не нужен, он преследует упорно именно его – Максима и, наверняка – своих попыток не оставит. И что будет дальше? А дальше получается, что Оливьер, с командой пойдет именно за ним, следом команда ликвидаторов от Коалиции, и к всеобщей гонке, обязательно – подключиться Сухроб. Или, что скорей всего – его догонит, и они снова воссоединятся, и встретят Оливьера уже вместе – плечом к плечу, как раньше. Вставал, разумеется, вопрос: откуда недруги узнают о его передвижениях? Но тут мир Стикса, где есть сенсы, ментанты и другая публика с необычными умениями, а еще внешники, возможности которых непосвященным и вовсе непонятны.

– Фаза! Ты что застыл, как мумия, поехали – нас ждать не будут!

В Ниве, рядом с водительским сиденьем восседал веселый Гиря и, в его огромной лапе – торчала початая бутылка виски. Максим встряхнулся от наваждения и занял место за рулем. Маруська бодро заскочила следом. Колонна загудела, машины тронулись, выстраиваясь в линию, и из их открытых окон – гремела разнокалиберная музыка. Они медленно поехали, и Чалый шел за ними следом, махая на прощание рукой.

Первый пункт на пути следования каравана носил скромное название «Ремтехника» и являлся крупным поселением похожим на небольшой завод. На его территории самые разнообразные машины ремонтировали, укрепляли металлическими листами, устанавливали пулеметы и малокалиберные орудия. Из ассенизаторских цистерн получались бронетранспортеры, с внедорожников – тачанки, а с мопедов мотороллеров и мотоциклов – юркие багги, устойчивые и проходимые квадроциклы и даже оборудованные моторчиками дельтапланы. Работа в Ремтехнике кипела, круглосуточно работали несколько столовых и толпа рабочих, охранников и администрации желала питаться вкусно, качественно и не консервами. Один из рефрижераторов планировалось разгрузить именно там. Но до завода еще доехать надо, а это два дня дороги и свежее мясо любят кушать не только люди.

Первые два кластера проскочили весело, на скорости, сшибая короткими очередями среагировавших с опозданием быстрых мертвяков. Широкие, с хорошим обзором и почти без строений кластеры называли деревенскими. Кроме того эти два давно не перезагружались и зараженных на их территории успели хорошо подвыбить. Третий по линии следования, наоборот – вчера перезагрузился и представлял собой плотно застроенный поселок городского типа. Там имелась даже элита, но на стороне караванщиков сыграла недавняя перезагрузка. Самые крутые монстры с азартом гонялись по окрестностям за коровами, козами и прочей домашней скотинкой, к опасному каравану не приближались, и их можно было наблюдать в оптику. Но зато твари пониже рангом имелись в изобилии и сбежались к дороге на выстрелы и шум автомобильных двигателей.

Поселок проломили силой. Зараженные атаковали тупо – плотными кучами, которые пули с тяжелых пулеметов разрывали в клочья. По главной улице проехали без остановок, на тихой скорости, отбивая хаотичные атаки четко организованным огнем. На выходе закрылись дымовой завесой и с замыкающей тачанки пустили вслед за собой пропан с баллона, желая вонью наглухо отбить у тварей аппетит.

Оторваться получилось – перевели дух на длинном стабе, весьма унылом и никем не заселенном. Народ весело болтал, как между собой, так и по общей радиосвязи, после удачного прорыва все находились в хорошем настроении. Но стаб закончился и веселье резко оборвалось. Передний бронетранспортер въезжал в быстрый лесной кластер, имевший репутацию противного и неприятного. Сидевший рядом с Максом Гиря, убрал на заднее сиденье автомат и взял в руки гладкоствольный автоматический «Вепрь Молот», воткнув рожок с патронами заряженными картечью.

В чем заключалась «противность» кластера, Максим сообразил сразу. Дорога, извиваясь – шла по сплошному лесу и твари, хорошо прикрытые деревьями, бросались неожиданно и часто сверху. Трудный кластер, очень трудный и их счастье, что против них не было элиты. Их главное оружие – крупнокалиберные пулеметы помогали мало, все схватки проходили «на короткую», в упор и караван понес первые потери.

Сначала стая из, примерно двух десятков монстров, навалилась на два рефрижератора и пока их отбивали, два топтуна порвали на запчасти усиленный решетками УАЗик. Из четырех, внутри сидящих человек троих убили моментально, еще один метнулся с диким криком в сторону их Нивы и Макс с Гирей не сплоховали оба. Максим удачно крутанул рулем и бросил автомобиль вперед, а Гиря выскочил наружу, нафаршировал картечью двух лотерейщиков и вдернул обезумевшего от страха беглеца в салон.

В итоге караван отбился и прорвался, что не удивительно – тварей навалилось много, но на такое количество стволов вовсе не критично. За лесом начиналось поле, там остановились и били зараженных уже расчетливо – прицельно и короткими очередями. Зверье быстро сообразило, что добыча недоступна и оттянулось в лес, спрятавшись за спасительные сосны.

День пролетел как час, на улице темнело, и надвигалась ночь. Слушая радиопереговоры караванщиков, Макс понял, что все проходит штатно. Нельзя сказать, что им сегодня сильно повезло, но пока легко отделались, и все могло быть сильно хуже. Спасенного они с машины выпроводили – тот обделался от страха, вонял и сидел, смущенно – на краешке сиденья, на своей куртке. Маруська забилась в угол подальше от пассажира и скалила оттуда, презрительно клыки. Пристроили его в один из кунгов, где много места и Гиря щедро выделил спортивные штаны своего, огромного – размера.

Ехать до мастеров – ремонтников еще, примерно – сутки, но на ночь останавливаться никто не собирался. Планировали засветло преодолеть городской кластер, где обязательно придется пострелять, а дальше кусок пути спокойный. Через поля и редкие деревни. Колонна тронулась, поехала и медленно втащилась на высокий речной берег, где предполагалось переехать реку вброд и сразу начинался город. Но головной БТР замер, радиосвязь сразу ожила и Максим понял, что они, похоже – вляпались.


Глава 20. Протяжный вой Маруськи | S-t-i-k-s. второй хранитель | Глава 22. Ночная схватка