home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 24. Калифорнийское в бокалах

– Лежи парень, не дергайся! – Произнес хриплый голос и на плечи Макса легли две крепкие ладони, прижимая его к жесткому матрасу. Он чуть приоткрыл веки, посмотрел вниз и заметил на своих плечах толстые пальцы с татуировками перстней.

– Бача, да не пугай ты раненого. С чего ты вообще взял, что он очнулся?

Второй голос звучал приятней первого, и говорила женщина.

– Конечно, очнулся – Ответил невидимый Бача – Посмотри, как он рукой простыню скомкал. Эй, мужик! Моргни, если меня слышишь.

Моргать глазами Макс не стал, а просто широко открыл их, закатил назад и увидел улыбающуюся физиономию с черной кудрявой шевелюрой. Крепкая хватка на его плечах ослабла, и он огляделся, насколько смог повернуть голову.

Бача не соврал – его укрывала простыня, которую правая рука непроизвольно комкала. А вот рука левая нащупала скользкую гладкую поверхность – лежал он на матрасе, обернутом клеенкой или целлофаном. Максим сдернул простыню с себя на пол, и сразу стало неудобно. Он оказался абсолютно голым, а где-то в помещении присутствовала дама.

Вся нижняя часть тела испытывала жуткий дискомфорт, что не удивительно. На правой ноге громоздилась конструкция из болтов и шпилек, фиксирующая жестко правое бедро. В живот, похоже, тоже прилетело – его скрывала толстая повязка, он ощутил сильный зуд и захотелось сунуть руку под бинты и почесать. Чесать живот Максим не стал, а пошевелил пальцами ног и, внезапно так сильно захотелось в туалет, что он схватился за матрас и попытался сесть. Бедро, немедленно – взорвалось вспышкой боли, а на плечи снова легли татуированные руки.

– Мальвина, он, кажется, ссать хочет! Дай, быстро – ему судно.

Под Макса скользнула холодная посудина и он, не в силах сдерживаться – расслабился и опорожнил желудок. Дальше стало все совсем позорно. Бача аккуратно его приподнял, а молодая и красивая девчонка протерла влажной губкой сначала его задницу, потом прочие «запчасти» и напоследок скорчив рожу и, показав язык – ушла. Ушла, виляя бедрами и унося фарфоровый сосуд с его дерьмом, с таким видом, как будто это был букет цветов. Они остались вдвоем с Бачей, который сразу закурил, а Максиму дал бутылку с живчиком.

– Ну что, боец, как самочувствие? Я – Бача, знахарь. Мальвина тоже знахарь, но начинающий у меня на стажировке.

– Что с Гирей, где Маруська? И что это за место? – Максим ответил вопросом на вопрос.

– Гиря жив, но ранен, как и ты. Не переживай – вы скоро с ним увидитесь. Привезла вас полудохлых бронегруппа, и радуйся, что быстро. Находишься ты в госпитале Коалиции, а Маруська, это, собачонка, что прибежала с вами?

Бача открыл дверь, свистнул, и в комнату ураганом ворвалась Маруська, яростно стуча хвостом по полу. Она облизала свисающую руку Макса, залезла под кровать и оттуда многозначительно зарычала, давая понять знахарю, что не стоит пытаться ее выгнать.

– Кстати, Фаза, могу поздравить со вторым умением. Ты у нас теперь еще и коматозник.

– Коматозник? Это что еще за… Не знаю, что это такое, но звучит довольно отвратительно.

– Не бойся, коматоз – штука хорошая. Умело пользоваться – жизнь спасет не раз. Но это тебе не я – другие объяснят подробно.

Уточнить что-либо заинтригованный Максим не смог – в комнату вошла Мальвина. Но на этот раз на ней был не коротенький халатик, а облегающие тело леггинсы, которые с полупрозрачной блузкой смотрелись просто обалденно. В одной руке девушка несла поднос с обедом, а в другой его долбаное судно. Максим откинул на подушку голову и от позора чуть не заплакал.

Палата госпиталя, в которой он лежал, – выглядела непривычно. Тут не было капельниц аппаратуры, никаких растяжек над кроватью, но можно курить и играть в видеоигры на мощном ноутбуке. Непривычно выглядел и его лечащий врач Бача, который загрузился в улей прямо с зоны и получил уменье знахаря.

Макс встал на костыли через неделю и первое что сделал – сходил нормально в туалет. Потом его посетил Гиря, который выздоравливал и ни о чем не переживал кроме своей Нивы. Они с Гирей пили коньяк и кофе, с Бачей чифир и баночное пиво, с Мальвиной два раза шампанское и, к его сожалению – без продолжений.

А дни летели – Гиря поправился и уехал, живот, у Макса благополучно – зажил, и с него сняли бинты. Потом Бача осторожно скрутил с бедра конструкцию со шпильками, осмотрел рану и разрешил расстаться с костылями и взять палочку. Они с Маруськой, сразу вышли погулять, а на другой день Мальвина сообщила, что с ним желают побеседовать.

Полис торговцев Коалиция на Максима особого впечатления не произвел. Он, ожидал увидеть логистический и складской центр, а обнаружил укрепленный офис. От мира офис отделял бетонный забор с вышками и ров со стальными ежами, опутанными колючей проволокой. Через откатные ворота в поселение заходила широкая дорога, которая рубила его на две части и упиралась в двухэтажный особняк с оборудованной на крыше вертолетной площадкой.

Все надежно, капитально и продуманно, но ничего такого, что могло поразить воображение. Ремтехника, к примеру, укреплена ничуть не хуже, вот разве только вертолеты? Их на крыше стояло целых три. Несерьезные легкомоторные машинки, на которых пулеметы выглядели недоразумением. На территории имелись еще здания – казарма, госпиталь, гостиница, но Макса они интересовали мало. Он, с тросточкой и припадая на ногу – тихонько шел в центральный офис.

– Да помогите ему кто-нибудь!

Одно из окон второго этажа открылась, показалась женщина в строгом деловом костюме и на ее крик с крыльца сбежали два крепких автоматчика. Максима нежно взяли под руки, подняли на крыльцо, и дверь захлопнулась под носом у Маруськи.

– Не сюда! Уберите стул и дайте ему кресло. Вон то, самое низкое, у стенки.

Большой, массивный, человек на десять – стол, резные стулья, на столе раскрытый ноутбук, и древний телефон с корпусом из эбонита. Рядом мощная, ватт не меньше чем на семьдесят радиостанция, угадать марку которой Макс даже не пытался. Он с изумлением уставился на большой аквариум и красивых рыбок, рассмотреть которых женщина с повадками царицы ему помешала. Она движением бровей отправила за двери автоматчиков и придвинула кожаное кресло.

– Привет, Фаза. Рада познакомиться, зови меня Агатой.

– Здравствуйте. – Макс склонил голову, в приветствии – и постарался это сделать вежливо. – Вы, тут, наверно – главная?

Женщина слегка замешкалась, простой вопрос ее смутил:

– Коалиция управляется советом. Я его постоянный член и могу уверить, что располагаю полномочиями на беседу. Так что можешь задавать свои вопросы.

– Отлично, я вам верю. Вопрос первый – что такое Рай?

– Рай – планета. – Без запинки ответила Агата. Одна из планет, с которых сюда приходят внешники. Ты, надеюсь в курсе кто они такие?

– Враги иммунных? Похищают и разбирают нас на органы? – Максим вопросительно посмотрел на собеседницу.

– Да, в большинстве случаев именно так. Но внешники с Рая в мир улья заходят редко и совсем с иными целями.

– Но почему Рай? Почему такое название?

– Хороший вопрос. – Агата улыбнулась, откинув со лба непослушную прядь, и Максим окинул взглядом собеседницу.

Стройная, рост выше среднего, светлые волосы уложены в популярную у деловых женщин прическу «удлиненное каре». Держится раскованно, но без малейшего кокетства. Одета строго, без излишеств и на лице минимум косметики. Лицо, кстати – обычное, но не славянского, а скорей нордического типа. Внешне точно не красавица, но вполне, вполне… Макс старательно отводил взгляд от красивого круглого колена. Интересно, какое она место занимает в руководстве Коалиции? У дамочки повадки ну никак ни секретарши. Дамочка взгляд Максима на свои коленки, разумеется – перехватила, еще раз, чуть заметно улыбнулась и продолжила:

– А там. Фаза, и в самом деле – Рай. Рукотворный и идеально приспособленный к счастливой жизни мир. Обитатели планеты повернуты на экологии и живут в полном единении с природой. У них кристально чистые реки и озера, ласковый и теплый океан. Леса напоминают наши джунгли и тайгу, но это не леса – сады. Кусты, деревья и трава в лесах и джунглях тщательно подобраны и отшлифованы долгой, многовековой селекцией. Они или красивые, или полезные или на них растут настолько вкусные плоды, что нам их просто не с чем сравнивать. Нет земных аналогов. Попробуй, например, представить бананы со вкусом шоколада…

Было интересно. Максим слушал внимательно, но его что-то смущало. Что-то неуловимое в Агате было неправильным и выбивалось, резко денонсировало с обликом стильной женщины – руководителя. Какая-то мелочь, деталь, штрих. Ладно, пока не до штрихов – рассказывает она поразительные вещи…

– Если так, то у них там точно – Рай! Но я думал, что все экологи и представители зеленых – гуманисты, а «райцы» – внешники и посещают улей. Неужели в их идеальном мире не обойтись без органов иммунных?

– Фаза, водки хочешь? – Спросила неожиданно Агата.

– О как! Разумеется – хочу, но может лучше пива?

Водку они пить не стали, пиво тоже. В настенном баре у хозяйки нашлось отличное Калифорнийское вино. Агата подкатила столик на колесиках, поставила тарелочку с тремя видами сыра и они церемонно чокнулись высокими бокалами с прекрасным розовым напитком. Разговор, после небольшой паузы – продолжился:

– Они не «райцы» – они зворги. И приходят зворги в улей не за иммунными – их интересуют зараженные. Причем зараженные развитые – мелочь вроде лотерейщиков и топтунов их не привлекает. Никто не знает точно, зачем зворгам эти твари, но то, что элитники разгуливают в их лесах подобно ланям и оленям – факт проверенный.

– Я не понял, они что – их как то приручают? – Спросил Максим, и независимо от темы разговора – мелькнула мысль: «Черт! Да что не так с этой Агатой, что не правильно»?

– Ты знаешь, а лично я не сильно и удивлена. Они там даже климат регулируют вручную, представляешь? Нет ураганов и тайфунов, да и вообще… Нет никаких природных аномалий. Всегда тепло, свежо и в меру влажно. На их небе не одно солнце, а два, причем большое светит ровно и постоянно, а интенсивность малого меняется.

– Фантастика! И что, туда можно попасть? Вы так подробно все рассказываете…

– Попасть можно. Но не всем, а только таким как ты, или с тобой в компании. Но мы тебя позвали не за тем…

По словам Агаты – путь на волшебную планету пролегал через лифт – портал, который располагался в большом стабе под названием – «Райский». Нырнуть в портал мог любой иммунный, но вот выйти? Обратно выбирались единицы и рассказывали такое, что хорошо их знающие люди просто отказывались верить. Доходило до проверок сенсами и сенсы правдивость рассказов подтверждали.

Коренные аборигены Рая – зворги на гостей вообще никак не реагировали – они их просто не замечали. Обалдевшие иммунные гуляли в новом мире, вкушали диковинные фрукты, купались в море и благополучно умирали. Обычно все заканчивалось в течение одного–двух дней и их трупы поедали толстые добродушные животные. Но так было не всегда – изредка к плавающему в море очередному гостю подплывала лодка, куда его приглашали люди с блестящими лысыми черепами и голубоватой кожей. Иммунного ласково гладили по голове, он благополучно засыпал и просыпался в доме, посреди сказочного озера.

Что с ним там делали? Объяснить внятно никто не мог. Но зворги точно разговаривали, внимательно осматривали и очень хорошо кормили. Потом везли обратно, выпускали и избранный иммунный гостил, примерно – месяц, разгуливая по лесам и не переставая удивляться. Но что там был за лес! В нем не летали мухи, комары, никто не кусал, не жалил и не портил настроение. Имелись полупрозрачные беседки, в которых можно спать, а в пищу шли плоды деревьев, после которых не хотелось мяса. Но надолго задержаться не получалось. Однажды вечером иммунный засыпал в беседке, а просыпался в улье и зайти в портал обратно уже не получалось – он закрывался и не пускал. Таких счастливцев было не много – Агата знала только троих.

– Знаете, Агата – я не поверю, что к волшебной дверке не протянут лапы наши земные внешники…

Прилично окосевший от Калифорнийского Максим, мазнул блудливым взглядом по коленкам женщины и в очередной раз задумался: «Что в ней не так?» Агата встала, принесла еще одну тарелку сыра и поставила на стол еще одну бутылку. Сама пила не много и содержимое бутылки предыдущей досталось, в основном – Максиму.

– А ты догадлив. Фаза – протянули. И протянули так, что… Слушай по порядку…

Улей безграничен и огромен, сплетен в нем гуляет много, но именно эта сплетня дошла до ушей внешников, и в портал вломился крупный, вооруженный до зубов отряд. Шли не предатели – муры, шли люди, которые не собирались умирать от неизвестных на Земле инфекций. Легкие скафандры, изолирующие противогазы и вооружение, которое способен утащить подготовленный физически боец. Они зашли в портал и вышли через день, но не все, а вернулась примерно треть отряда. Что там происходило – можно догадываться и строить версии, но внешники с собой вытащили в наручниках двух пленных зворгов.

– Ну а потом? Что было потом, что зворги?

– Ты, знаешь, Фаза – есть два кластера, называются Хиросима и Чернобыль. Сейчас там ничего нет – только чернота и смерть. Именно там внешников настигли зворги, но воевать не стали, а просто выжгли территорию неведомым оружием.

– Суровые ребята! Портал к себе, надеюсь – после той истории прикрыли?

– Не совсем – они поставили защиту. Защита мощная и преодолеть ее почти никто не смог.

– Почти? Агата, я не понял – что значит почти? Неужели остались варианты?

Агата горестно вздохнула и с усилием ответила:

– Варианты есть… Для тех, кто управляет незараженными животными дорога, по-прежнему – открыта.

– Я понял! Вы меня искали для того, чтоб я прошел через портал один или в компании с вашим человеком?

– Нет, Фаза – ты ничего не понял. Ты должен не открыть портал, а наоборот – захлопнуть его наглухо. А если не получиться, то любой ценой сделать недоступным со стороны улья.

Агата положила на стол руки и принялась внимательно рассматривать свои ухоженные пальчики с коротко постриженными ногтями и аккуратным маникюром. Максим следил за ее взглядом, словно загипнотизированный и, его, внезапно – осенило. Мозоли! Мозоли на указательных пальцах нежных женских ручек, которые возникают от курка винтовки или автомата! Ну, никак они не вписываются в имидж леди в строгом деловом костюме. И какой вывод? Да никакой. Любят женщины читать романы или вышивать крестиком, а эта предпочитает полигон, мишени и огнестрельное оружие.


Глава 23. Дар улья – физическая сила | S-t-i-k-s. второй хранитель | Глава 25. Прокачка персонажа