home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 25. Прокачка персонажа

Окончательно нога зажила через неделю, и Максим расстался с надоевшей тростью. Он даже попытался бегать с Маруськой на полигоне, но более чем на два выхода не хватило силы воли. На то имелись веские причины – после того, как он дал Агате принципиальное согласие, та мило улыбнулась и так загрузила, что стало ну никак не до пробежек. Сил хватало на душ, ужин и редкие посиделки в баре со строго дозированными порциями алкоголя.

Торговцы – народ практичный и конкретный. После беседы с Агатой автоматчики его увели спать, а наутро Максима разбудил Бача и засунул в рот не что иное, как белую жемчужину. Запить заставил, разумеется – чифирем и Макса чуть не вырвало. Белый жемчуг стоит безумно дорого, и после столь мощных инвестиций в его тушку, торгаши с энтузиазмом принялись защищать свои вложения.

Сначала его познакомили с Удавом. Удав имел в активе диссертацию по зоологии и до попаданья в улей проводил целые сезоны «в поле», общаясь вместо людей с лисами, тушканчиками, волками и более экзотическим зверьем. Ученый оказался истинный фанат науки, бешено завидовал умению Максима и помогал ему понять мотивы поведения братьев наших меньших.

В итоге стаж пребывания в улье, помощь Бачи, консультации Удава и особенно – принятый жемчуг обеспечили взрывное развитие того самого умения, ради которого его и пригласили в Коалицию. На тренировки, они с Удавом выходили в улей под охраной, находили нужный кластер и Максим выдавал ЗОВ о помощи. Зверье реагировало хорошо, сбегались самые разнокалиберные стаи, но возникали проблемы с управлением. Все животные его желали защищать, но как именно не понимали и вступали в конфликт между собой. Собаки гоняли кошек, коты отвлекались на воробьев, а полчища крыс пугали самого Максима.

Разобраться в бардаке помог мудрый Удав. Сначала они научились не только вызывать животных, но и разгонять их свирепым тихим окриком. Стоило Максу разозлиться и строго рявкнуть на свое воинство, как оно жалобно пофыркивая и поскуливая – послушно исчезало, рассасываясь по щелям и подворотням. Потом он научился вызывать строго определенный вид фауны – например котов. Для этого мысленно воображал большого кошака, громко призывал и вскоре раздавалось: Мяу! Если на зов прилетала, например – ворона, то он ее прогонял, создавая в голове образ ворона и раздраженно шипя: «Кыш». Полученные навыки совершенствовались и закреплялись – уже через несколько дней он мог вызвать, например – две вороны, трех котов и одну собаку.

После нескольких удачных экспериментов Максим вообразил, что достиг совершенства, но Удав так не считал. Макс без проблем мог призвать в свою защиту кучу всякой живности или отдельных особей, но его учитель оставался недоволен. От него требовалось научиться управлять животными, заставить их исполнять более сложные приказы, он попробовал – и немедленно пошли проблемы. Глупые зверушки не желали понимать, что от них хотят и им с Удавом пришлось хорошо напрячься.

По его совету, Максим свои эксперименты начал с крыс. Крыса, по натуре – животное смышленое и Макс, морщась от брезгливости, вызвал к себе сотню серых няшек. Няшкам предстояло рассыпаться по улице на пятьсот метров вперед и охранять ее, предупреждая друг друга по цепочке о появлении опасности. Ох и трудным это оказалось делом! Он два дня с ними разговаривал, ходил на четвереньках, вставал столбиком, как суслик – изображая сторожа. Было очень трудно, и Максим едва не впал в истерику, пока, наконец, не удалось удержать на месте первых двух хвостатых сторожей. Но получилось, он запомнил механизм и с остальными дело пошло легче. Крыса – животное очень социальное и они, как только поняли, что требуется, сразу разобрали улицу по секторам и взяли под плотную опеку. Крыски друг друга даже страховали, а если зверьку надоедало, то он перед тем как отлучиться – вызывал себе замену.

Решив закрепить навык, он пригласил ворону. Ворона прилетела, села на ветку высохшего тополя и принялась каркать, выражая благодарность Максу за приглашение. Он погрозил пальцем, приказав сидеть на месте, и пошел, но птица сорвалась и полетела следом. Он заругался и вернулся к дереву, вернулась и ворона. Они уходили и возвращались раз примерно пять, пока птичка не сообразила, что от нее требуется и не осталась. Максим вернулся, пригласил ее на руку и погладил, ласково нахваливая: «какой хороший наш Каркуша». Птицы слов не понимают, но отлично различают интонации и когда он снова запустил ее на тополь – та прилипла к ветке. Зачем ее там усадили вороне объяснять не нужно – она встретит карканьем любого, кто подходит в любом случае.

Удав объяснил Максу, что такой поступок не совсем корректный – усаживать на охрану надо не одну птичку, а желательно – небольшую стаю. Тогда они смогут подменять друга, отлучаясь подкормиться. И если Максим будет работать терпеливо, двигаться от простого к сложному путем простых заданий, то достигнуть можно многого. Но в любом случае, ждать чудес не стоит – змея ему никогда не принесет тапочки, а воробей не объяснит, что везут в своих машинах рейдеры. На этом свою миссию Удав посчитал выполненной, и передал Макса в татуированные руки Бачи. Передача состоялась вечером, в уютном баре Коалиции, который назывался: «Велес».

– Да неужели? Чалый! Привет, рад видеть! Знакомься – это Удав, Бача…

– Привет ботаникам! – Чалый приобнял Удава, и, не задерживаясь, обратился к знахарю:

– Бача, где твоя Мальвина? А тебе, Фаза – большой привет от Перса, он у нас теперь в героях ходит!

Пока Чалый перекидывался сальными шуточками с Бачей, Макс сидел за столиком, хватая воздух ртом и не в силах произнести ни слова. Новости про Сухроба его ошеломили, и Максим желал подробностей. Но он себя взял в руки, подождал, пока Чалый наобнимается с его учителями и, улучив момент, задал мучивший его вопрос:

– Чалый, как там Перс, как его здоровье?

– Твой Перс в порядке, выздоровел. А здоровье… Здоровья у него сейчас раз в десять больше прежнего.

Удав с Бачей притихли и тактично замолчали. Чалый тоже сделался серьезным и внимательно смотрел на Макса.

– Чалый, он что, все-таки стал квазом?

– Да, Фаза – он кваз. Причем квазом стал сознательно и нисколько об этом не жалеет.

– Ясно. А я так наделся, что он передумает. Но ничего, мы его вылечим.

– Извини, если расстрою, но твой друг лечиться не желает. Ты помнишь ту историю с караванщиками – мурами? Так вот – их больше нет. Перс уговорил помочь Цыгана с его рейдерами, их поддержали наши сталкеры и Гиря поучаствовал. Всех муров уничтожили и поселение по камню раскатали. Хабара привезли несколько КамАЗов, ну и не без потерь, конечно с нашей стороны… Ты знаешь, Фаза, мне кажется, что пока Оливьер с Чомбой живы – говорить об излечении с Персом бесполезно. Ладно, что мы все о грустном, ты сам как?

– Да как я? – Максим ответил вопросом на вопрос и без настроения продолжил: – Я Чалый, все умения прокачиваю. С животными закончили, Удав помог – спасибо и приступаем завтра с Бачей к коматозу.

В ответ грянул взрыв хохота из трех глоток и Максим изумленно вытаращился, не понимая, что сказал смешного.

– Коматоз? Так у тебя вторым уменьем коматоз открылся и завтра Бача его собрался ставить? Блин, мужики – я хочу присутствовать и видеть. Бача, с меня пиво и чай тебе хороший.

– Чалый, что за фигня, что за коматоз? И чего смешного, почему вы ржете?

Ответил ему Бача, успокоительно похлопав по плечу:

– Не бойся, парень – все нормально будет, и Чалого не слушай! Коматоз – штука отличная, но завтра, извини – придется потерпеть. Все коматозники проходят через это…

В бар горделиво заплыла Мальвина в коронных черных стрингах, ее заметил Чалый и сразу подобрался, «сделав стойку». Максу показалось, что тот «дышал неровно» в сторону начинающей знахарки и обмен новостями немедленно закончился. С этого момента они просто отдыхали…

Обучение началось утром в кабинете госпиталя с вводной лекции по механике процесса. Бача, перед тем, как толкнуть речь вежливо предложил «попить чайку», но Максим благоразумно отказался, ответив, что предпочитает кофе.

– Давай Фаза, в игру с тобой поиграем для начала. Попробуй описать мне место, которое в твоем понимании абсолютно безопасно и при любой угрозе защитит.

– Не понял… Что за место, кто мне угрожает?

– Не забывай – ты в улье. Тут все возможно, и ситуация может перемениться очень быстро. Давай представим, что ты попал под орду тварей. Их сотни, тысячи, они идут волной прямо на тебя. А ты придумай быстренько убежище, в котором можно спрятаться и переждать беду. Самое удобное и безопасное убежище.

– Ну не знаю, наверно бункер или подвал…

– Хорошо, задачу усложняем. – Не унимался Бача – Следом за ордой идет толпа свирепых внешников, которая уничтожает и выжигает все живое, что оставила орда.

Макс растерялся, но стало интересно. Он начал придумывать противоядерные бункеры, острова посреди моря, броневые капсулы на глубине полкилометра в землю, а Бача с азартом искал способы, как его можно будет там достать и уничтожить. Обсуждалась даже лежащая на фунте подводная лодка, но остановились на маленьком космическом корабле, затерянном в глубинах космоса. Космический корабль внушал доверие и чувство безопасности обоим.

– А вот теперь представь. Фаза – что ты этот корабль космический с собой таскаешь. Как только сильно припекло задницу – ты шаг сделал и в корабле. Хороший коматозник утягивается в секунду, как улитка в раковину. А преследователи глазами хлопают и ничего не понимают.

– А я где в это время? Я куда деваюсь?

– Не выноси мозг, Фаза – никто не знает. С глаз коматозник исчезает, но это не невидимость – иное. Он как в другое измерение проваливается. По крайней мере, искать и тыкать палкой – бесполезно. Да и назад приходит не обязательно в том месте, где пропал. И что интересно – нету даже запаха. Зараженные морды отворачивают и уходят.

– Давай, Бача – еще раз. Как мне в свой космический корабль попасть и как вернуться?

– Ну, ты сначала его в голове создай и до мелочей продумай. Важно не сомневаться в несокрушимости убежища, куда уходишь, иначе не получиться. Остальное дело техники – как задницу поджарило, ты прыг – и «в домике». С выходом сложнее – он рывками. Сначала вроде как выглядываешь, присматриваешься, а потом выныриваешь окончательно.

– Так может и выныривать не стоит, если там хорошо и безопасно? Летишь себе между галактик, да на звезды смотришь…

– Не надейся – не получиться. Сначала уходить будешь ненадолго, лотом задерживаться, но в любом случае не больше суток. Хотя черт его знает, может быть и дольше можно… Я всех коматозников не знаю. – Бача растерянно пожал плечами.

Они еще немного поиграли в кораблики и космос, Бача объявил, что с теорией покончено и теперь все зависит только от него. Вернее, от воображения Максима. Они зашли в столовую и пообедали, немного отдохнули и Бача потащил его на занятия по практике.

Абсолютно пустой металлический ангар с земляным полом освещали две большие лампы, подвешенные под самым потолком. Максим сделал несколько неуверенных шагов, дверь за его спиной с грохотом захлопнулась, и он только сейчас заметил воткнутый в песок клюв с ременным темляком. «Что за…» – Макс только собрался громко возмутиться, как дверь в противоположной стенке распахнулась, и в ангар ввалились двое зараженных, причем один из них довольно быстрый. Он увидел вытянутые в его сторону скрюченные пальцы, сообразил, что без оружия и сердце, громко ухнув – оторвалось и обрушилось в желудок.

Клюв! Он подхватил его и прыгнул в сторону, уходя от зараженного, привычно перехватил оружие и без замаха вогнал его в затылок того, который медленный. Второй был пошустрее, но не быстрей Максима, и от удара клювом в темя сел на задницу и, широко раскинув руки, упал навзничь.

Макс вытер пот со лба дрожащею рукою, но перевести дух не успел. Дверь снова распахнулась, и в ангар вломился лотерейщик. Вот это получилась схватка! Они катались по земле, он вскакивал и лупил зверя клювом, пинал в живот, но бесполезно – противник оказался слишком сильным. Зверь как бульдог вцепился ему в руку, Максим страшно закричал и в этот момент громко заработал пулемет. Он встал, кое-как скинул с себя мертвую тушу с характерным запахом, и в голове мелькнула мысль, что, кажется – его списали. Списали, но убивают весело и с удовольствием. Рука? Да, что с рукой? Рука в порядке, а лотерейщик ее, за малым – не отгрыз Странно…

– Фаза, умение! Используй новое умение – улетай на звездолете, прячься в коматоз! Ты все забыл, чучело – встряхнись!

От грохота усиленного динамиками голоса Бачи, Макс вздрогнул сильнее, чем от вида зараженных. А вот и зараженные Дверь снова распахнулась, и ввалилось уже двое лотерейщиков, за ними влетел бегун и пересек ангар по диагонали…

– А-а-аа… – Максим бросился навстречу, всадил клюв в первого, увернулся от второго и упал на землю, сбитый ударом бегуна. Страх, липкий ужас, он умирает, а не хочется. Уйти, исчезнуть, спрятаться. Корабль. Он в кресле… – Как хорошо, спокойно, тихо. Нет никого и он один, один на миллионы километров…

– Красавчик, Фаза, получилось! Передохни и давай еще раз, закрепи успех! – Голосом Бачи снова рявкнули динамики.

Раздался громкий стук мозолей и в двери с трудом протиснулся топтун. Топтун в дверях потерял время, Максим успел зажаться в самый угол гаража – ангара, закрыть глаза и улететь на звездолете.

Боже, как хорошо и как неохота возвращаться! Туг тихо, звезды и бездонный мудрый космос. Какой там улей, какие зараженные! Он полулежит в кресле перед большим окном – экраном и смотрит, смотрит заворожено на далекие созвездия и туманные галактики.

– Еще, Фаза, еще давай, не расслабляйся, лови элитника!

Сволочи. Нет, точно сволочи – так развести! Он чуть живой и грязный как свинья, во всем теле слабость, из глаз, непроизвольно – текут слезы. Ржет и не может остановиться Чалый, хихикает в кулак Мальвина, Удав скромно улыбается но тоже – сволочь. А Бача с визгом, как дурак гоняет пинками по ангару бедного элитника, который поджав хвост с шипами между ног – жалобно пищит и удирает. Но, наконец, элитник исчезает прямо в стенке, а Бача хлопает Максима по плечу и к ним подходит ничем не примечательный мужик.

– Знакомься, Фаза – это Двоечник. Только сгоряча не бей его, а то бывало всякое. Некоторые на подобные спектакли слишком нервно реагируют.

– Да нет – сейчас мне не до драк, я просто рад – что все закончилось. Так это все была иллюзия, кино? Но как? Меня кусали, били, пулемет…

– Да, Фаза – все иллюзия, картинки и дрался ты с самим собой. А пулемет? Так это мелочи, Двоечник и танк загнать мог при желании. Сказать по правде – тебе крупно повезло, что он в нашем поселении остановился. Раньше сажали начинающего коматозника в клетку на открытую машину, и отправляли с попутным караваном через самые горячие кластеры. Обычно приезжали люди с хорошо развитым уменьем коматоза, но сам понимаешь – бывали и потери. Элите, даже начинающей – на один зуб любая клетка…

– А что за умение такое необычное? Он мне кино объемное показывал?

– Нуда, кино – компьютерная графика. – Хохотнул Бача. – Двоечник создает иллюзии, показывает «спектакли» и мы зовем их «театралами». Жаль только, что их картинки настоящих зараженных не обманывают…

– Народ, все в бар! Фаза приглашает и угощает! – Влез в разговор Чалый и добавил: – Прости, друг, но с тебя крепко причитается за два прокачанных умения. И, кстати – Агата просила зайти в гости завтра утром…


Глава 24. Калифорнийское в бокалах | S-t-i-k-s. второй хранитель | Глава 26. Хранитель