home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3. Схватка с Кинг-Конгом

Он закурил, немного успокоился, и воспаленный мозг обожгла мысль – «Ленка!» Как они там с дочкой? Отбиваются подручными средствами от психов, запершись в квартире, или, того хуже – бродят по улицам с оскаленными мордами? От таких предположений его замолотила крупная нервная дрожь. Так… Спокойно, дышать глубже – отсюда им не поможешь. Сначала надо вырваться. И Ленка… Сможет оказать достойное сопротивление психам? Ну, что она за ребенка порвет любого голыми руками – Максим не сомневался. И почему голыми руками? В квартире полный сейф оружия, а код от замка – дата их первой встречи. Стреляет получше многих мужиков – сам лично обучал. Не, если психи полезут в квартиру – их там ждет жесткий отпор. Тем более что дверь надежная – варил сам, лично. Первая мужская работа, которую он сделал сразу, как переселился.

Но вдруг они тоже рехнулись? Так! А вот об этом лучше вообще пока не думать. Да и маловероятно, что ядовитый туман накрыл весь город Жил он в районе вокзала железнодорожного, а сейчас находился недалеко от вокзала речного. Расстояние приличное, и немного успокаивало то, что когда выезжал с дома – никаких туманов не заметил. Весь треш начинался на подъездах к Двине. Так что – скорее всего, пострадал отдельный конкретный район, который уже дербанят мародеры. А вот почему власти спят и не реагируют? Неясно.

– Сухроб, что делать дальше будем? – Спросил он у таджика, который с озабоченным видом разжигал примус и наливал в котелок воду из пятилитровой бутылки.

– Как что? Сейчас чай вскипятим, лапша заварим.

– Да какая лапша? Смотри, что вокруг происходит!

Железобетонное спокойствие товарища по несчастью восхищало и одновременно бесило. Хорошо ему рассуждать – вся семья и родные в далеком Таджикистане. Ему, по большому счету, всего – то надо из капкана вырваться и добежать до поезда. А вот нам, местным – отступать некуда…

– Максим, ты не переживай, Максим! – Сухроб, словно прочитав его мысли, подошел и по-дружески ткнул кулаком в плечо. – Это террористы! Они вода отравили, водка паленый привезли – кто выпил, с ума сошел! Армия придет, менты придет, ФСБ, Альфа. Терпеть надо – тут ждать. Тебя – меня Аллах любит – все заболели, а мы здоровый остался!

– А ты точно уверен, что мы здоровые? У меня голова разламывается и тошнота не проходит. Раза три уже рвало. Или четыре? – Сколько раз его вывернуло за сегодняшний день, он как ни старался а вспомнить так и не смог. В ответ раздалась длинная витиеватая тирада на таджикском, и Сухроб с размаха пнул ногой обломок кирпича.

– И мой голова болит! И рвал два раза – ты не видел! Держаться надо, понимаешь – держаться! Власть есть – террорист убьет, всех в больница – вылечат. Мне сразу гражданство даст. Всех кто держался – наградить будут и гражданство давать.

Вот черт! Умеет же поднять настроение.

– Сухроб, ну вот скажи – зачем тебе гражданство? В Таджикистане тепло – дыни, персики. А у нас тут холодно и толпы психов ходят.

– У вас работа, панимаишь – рабооота! Деньги платят – семья кормить можна. В Таджикистан работа тоже много, но нет денег. Савсем мало.

Как ни странно, но китайская лапша с «бич-пакетов» прижилась не плохо, а неистребимый пластмассовый привкус Сухроб умудрился прибить жгучим кетчупом «Чили». Пожар во рту Максим погасил чашкой чая, сразу налил еще одну и, держа ее в руке – подошел к запертым дверям в торговый зал. Заглянув в окошко на дверях, он никаких изменений не заметил. Психи по-прежнему топтались у входа, и решительных попыток ворваться не предпринимали. На его плечо легла рука таджика.

– Максима? Постой тут на шухер, мне в туалет торговый зал надо.

– Да ты с ума сошел! Вон, в углу ведро пустое – туда хезай, потом вывалим. Все равно воды нет во всем здании – в подсобке кран пожарный вместе открывали и смотрели.

– Неее, я не хезать. В туалет есть вода, в сливной бачок есть. Он большой и всегда полный. И вода в нем чистый. Китайский лапша есть, бульонный кубик есть, а что пить будем? Вода совсем мало остался. В подтверждении серьезности намерений, Сухроб потряс перед носом Максима новеньким оцинкованным ведром, куда ему только что предлагали оправиться. Еще он держал в руках пустую пятилитровую бутыль и эмалированную кружку.

План Максу понравился, но сначала следовало вооружиться. Помня, как лихо мародеры работали своими кирочками, ребята запустили генератор, и Максим быстро сварил две подобные. В качестве ручек отлично подошли обрезки водопроводных труб, а острые клювики Сухроб вырезал болгаркой из уголка. Клювики приваривали не на самый конец трубы, а отступив сантиметров десять. Выступающие концы обрезали «наискосок», заточили, и кирка получила возможность не только рубить, но и колоть подобно пике.

Руки Сухробу заняли ведро с бутылкой и брать с собой только что изготовленное оружие – он отказался наотрез. Максим, поспорив – согласился и вооружил смелого таджика своей выкидухой. Договорились, что если «пойдет замес», то он катнет тому кирку по полу или просто бросит. Расстояние до туалета совершить подобный бросок позволяло.

Наконец оба решили, что подготовились достаточно и Макс, стараясь не шуметь, приоткрыл двери в торговый зал. Сухроб, не теряя времени, встал на карачки – и побежал, по-собачьи – в сторону туалета. Но все пошло не правильно с самого начала. Пока они делали свои дурацкие кирки, на шум болгарки и отблески сварочной дуги, к кафе сползлось все сумасшедшее сообщество. И почему они так хотят сожрать именно их? Жрали бы друг друга, чем, например плоха вон та старуха с сиськами? Но психи собрались возле их кафе, и бросок Сухроба к туалету не остался не замеченным. И как только голодная биомасса увидела в окно кафе движение, то тупо навалилась на не очень крепкие входные двери из стекла и алюминия.

Вся конструкция выгнулась, затрещала и одна из створок напора не выдержала, а зал наполнился низким горловым урчанием. Примерно таким, какое голодный кот издает над полуразорванной мышью. Сухроб, как только понял, что именно случилось – дико закричал от страха, чем показал, что сделан вовсе не из стали и кремня. Макс хаотично заметался в дверном проеме подсобки, не зная, что делать, а психи повалили толпой на таджика.

Ну как ему могло прийти в голову схватить тот углекислотный огнетушитель? Сколько раз ходили мимо, запинались и откидывали в сторону, но не возникало даже мысли использовать вполне мирный предмет в качестве оружия. А сейчас он, не раздумывая – заскочил в подсобку, выхватил взглядом в куче барахла ярко-красный бок и, выдернув кольцо – нажал на рычаг. Огнетушитель не сработал! На его и Сухроба счастье. Потому что он следующим движением долбанул латунной головкой об стену, раздалось громкое шипение и Макс метнул снаряд в самую гущу психов.

Психи не испугались. Они просто замерли на несколько секунд, тупо уставившись на крутящийся по полу и извергающий белое облако не понятный предмет. Но несколько секунд – это много. Это очень много! За это время можно, например – подцепить киркой прижатого к полу двумя туловищами Сухроба и резко дернуть его в свою сторону. И таджик молодец – не оплошал! Схватился за протянутый ему крюк обоими руками и оттолкнулся ногами, помогая Максиму. Но вот дальше…

А дальше спасенный, почувствовав свободу, вскочил на ноги, выдернул из кармана выкидуху и принял боевую стойку, выписывая сверкающим лезвием вокруг себя восьмерку. Он явно намеревался дать бой тем, кто хотел его сожрать. Обалдевший от подобного кретинизма Макс, схватил грозного воина за шкирку, развернул и вколотил пинком под зад в дверной проем подсобки. На этом поход за водой закончился и за происходящими событиями в зале, можно наблюдать через окошко закрытых дверей.

Максим внимательно осмотрел спасенного и решил, что того выручила привычка всех бомжей и гастарбайтеров одеваться как можно теплее. Привычка хорошая – болеть подобной публике нельзя ни в коем случае и от укусов его спасли два свитера, две пары теплых штанов и суконный строительный костюм, одетый поверх всего этого гардероба. Но, тем не менее – ему успели прокусить шею, из головы выдрали клок черных и жестких, как проволока волос и едва не вырвали из сустава левую руку, которой он сейчас крутил в воздухе, выясняя степень повреждения.

Та-та-та-та… – Совсем рядом с кафе прогрохотала очередь с Утеса и оба приятеля, не сговариваясь – прилипли к дверному окну. Большое стекло, рядом с входом в кафе с грохотом осыпалось, тяжелые пули, калибром двенадцать миллиметров влетали в зал и почти каждая из них – находила свою цель. Вернее – сразу несколько целей. Отлетали руки, ноги, смачно лопались головы, а стены покрылись густыми кровавыми кляксами. Ребята, не сговариваясь – рухнули на пол, но пулеметный огонь, внезапно – прекратился. Для гарантии полежав немного, Макс поднялся и осторожно заглянул в самый край окошка.

Ему казалось, что учитывая рикошеты от стенок – в зале должен остаться мелко нарубленный фарш, но не тут-то было. Психов выжило более чем достаточно и они, как ни в чем не бывало – выходили спокойно на улицу. Выходили безрукие, с развороченными животами и висящими кишками и шли они прямо по тем, кому пулями оторвало одну или обе ноги. Лежачие сосредоточенно ползли в сторону выхода, а там всех, без разбора – заботливо принимали знакомые ребята с кирками.

Максим смотрел на происходящее широко раскрытыми глазами, рядом пыхтел и сопел Сухроб, но кровавое представление начало принимать угрожающий характер. Угрожающий конкретно им двоим. Быстро уложив самых шустрых на улице, убийцы психов, не прекращая поднимать и опускать свое страшное оружие, медленно заходили в кафе. В торговом зале оставались сильно раненые или не успевшие выйти на улицу, и хладнокровные палачи явно намеревались завершить свою страшную работу.

Тихо, очень тихо Максим просунул в проушины под навесной замок двери – решетки сварочный электрод, загнул его пополам и закрутил оба конца в тугую спираль. После секундного раздумья взял еще один и проделал аналогичную процедуру. Потом сделал знак рукой Сухробу и они переместились в другую часть подсобки – возле прохода на улицу, который щетинился наваренными ими с утра уголками. Теперь, если даже вышибут хлипкую китайскую дверь с торгового зала, или разобьют в ней окно, то решетка их, на какое-то время остановит, а их с таджиком оттуда не видно. Пусть посмотрят, убедятся, что ничего ценного в подсобке нету, и валят на все четыре стороны. Жалкий скарб ребят привлечь грабителей не должен – у тех в свободном доступе куча забитых товаром магазинов.

Но, на их счастье – ломать дверь в подсобку никто не собирался. Подошли, долбанули пару раз киркой и свалили прочь, перепугав приятелей до трясучки. Выглядывать в дверное окошко теперь было страшно, и Максим попробовал разглядеть происходящее на улице сквозь закрывающие выход уголки. И, кажется – получилось. Обзор оказался не хуже, чем из зала.

Прямо перед ними, стояла переделанная в бронетранспортер цистерна с пулеметом, и им хорошо был виден стрелок в башенке. А вот их, в свою очередь – разглядеть в глубине помещения, да еще через лес уголков представлялось проблематичным. Да и стрелок особо в их сторону не всматривался. Он водил длинным стволом по сторонам и старался контролировать ближние и дальние подходы. Рядом с цистерной притулился все тот же джип и если сильно извернуться – можно разглядеть торчащий уголок КамАЗа. Мародеры завернули в магазин Спорттовары вторым рейсом и в данный момент – загружали барахло в кузов.

Максим с Сухробом, тихо переговариваясь – наблюдали за процессом, как внезапно пулеметчик, резко крутанулся вместе с башней и выдал длинную, примерно в половину ленты очередь. Его, поддерживая – захлопали выстрелы из дробовиков, и ребята уже привычно легли на пол. И в следующий момент произошло невероятное – на площадь у кафе выскочил Кинг-Конг! А как еще назвать огромную, высотой не менее трех метров обезьяну? Вот только – почти безволосую и всю покрытую пластинами, напоминающими отдаленно хоккейные щитки. Но Максим плохо рассмотрел детали – уж слишком быстро обезьяна двигалась.

Кинг-Конг легко взлетел наверх цистерны и одним движением, загнул длинный ствол «Утеса» под девяносто градусов. Потом схватился толстыми ручищами за прикрывающую стрелка решетку и громко «хекнув» как штангист, выдрал башню из гнезда вместе с пулеметчиком. Вернее – с верхней половиной пулеметчика. Нижняя, с ногами – осталась в глубине цистерны и связывали половинки длинные, лиловые кишки. По Кинг-Конгу, со всех сторон стреляли с разнообразного оружия, что ему не причиняло ни малейшего вреда. Он, словно огромный волейбольный мяч, метнул куда-то в сторону стрелков выдранную башню и грохот выстрелов разбавил крик раздавленного человека.

Потом «Кинг-Конг» начал развлекаться. Он содрал жалюзи с кабины автоцистерны и вытащил оттуда человека, перевернул на крышу джип и устроил охоту за стрелками. Ответный огонь заметно поредел – похоже, что лихие грабители полезли прятаться по щелям. Исход схватки сразу стал понятен и предсказуем – разгром каравана мародеров налицо, но, неожиданно – свирепая горилла замерла на месте.

Из какой-то подворотни, или мусорных баков – выскочила мелкая блохастая шавка и принялась осыпать несокрушимого Кинг-Конга противным и визгливым лаем. Впрочем, ближе, чем на десять метров – шавка не приближалась. Тот моментально забыл про все и кинулся на собаченку стремительным, длинным прыжком. Но ничего не вышло – собаченка мало того, что увернулась, так и успела цапнуть его сзади за могучую толстую ногу.

Этот цирк продолжался долго! Они носились кругами вокруг памятника Петру, он как игрушечные кубики раскидывал мусорные баки, между которыми та пряталась, перевернул несколько припаркованных машин и, наконец – собачка выдохлась. Понимая своим слабым умишком, что пора опасные игры заканчивать – она спряталась в самом надежном месте, до которого смогла добежать, увернувшись на ходу от брошенной чугунной урны. Шмыгнула между наваренными уголками, проскользнула в подсобку и прижалась к ногам обалдевшего Максима, дрожа всем своим маленьким тельцем.


Глава 2. Сварочные навыки | S-t-i-k-s. второй хранитель | Глава 4. Перс и Фаза