home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 5. Охота на кенгуру

После отъезда называющими себя рейдерами мародеров – друзья первым делом затащили в подсобку продукты и минералку. Психи их больше не беспокоили – обезглавленная туша рубера действовала магически и ближе чем на пятьдесят метров они не приближались. Приблудившуюся собачонку, Сухроб щедро накормил китайской лапшой, и она их принялась охранять, взлаивая на каждый посторонний шум или движение. Максим назвал ее «Маруськой» и коллектив пополнился еще одним членом.

Не обошлось и без сюрпризов. Отрезанную башку монстра рейдеры по неизвестной причине забирать передумали, и она торчала рядом, нанизанная на воткнутую палку. Сухроб перевесил страшный трофей на кусок стекла в окне торгового зала, и сейчас она скалилась зубастой пастью на улицу. Располосованный затылок от темени и до основания шеи зиял огромной раной и Максим пришел к выводу, что мародерам изначально требовалась не вся голова, а всего лишь кусок мозга твари. Кто знает, может за него платят хорошие деньги?

Перенасыщенный событиями день, тем временем заканчивался и на улице быстро темнело. Что-то тут опять не правильно. Блин! Да тут все не правильно! Время полдевятого вечера, на улице быстро темнеет, но мы находимся вообще-то в Архангельске и сейчас ноябрь месяц. А в ноябре солнце садиться в три часа дня и при отсутствии уличного освещения уже в четыре должна стоять полная темень. И как это прикажете понимать? Магнитные полюса земли сместились, и его северный город оказался на широте Сочи? Еще один такой большой и жирный вопрос без ответа. И голова, ну как же у него болит голова!

Зайдя в подсобку, он застал таджика за весьма необычным занятием. Тот кормил Маруську. Необычность кормежки состояла в блюде, которое ей предлагалось, и Максим с заинтересованным видом встал рядом. Сухроб взял пластиковую банку от лапши, накрошил в нее тушенки и сейчас поливал мясо лекарством мародеров из бутылки. Маруська стояла рядом повизгивая от возбуждения и готовая приступить к трапезе немедленно.

– Все, Максим – я нимагу больше, сыл нет! – Жалобно простонал он. – Башка балыт, жрат нада, а жрат – рвать будет!

– Я, Сухроб сам такой. Консервы видел? Мясные, рыбные, печенье, сок.

Ответом ему послужил протяжный жалобный вздох. – Сыроколбас там тоже есть! Нет, как правильна? Колбас капчоный целый палка! Маруська кормить – час ждать. Ни сдохнит, с ума сходить ни будиет – я ликарства випью!

Любая собака, из предложенного ей блюда первым делом выхватит и сожрет куски мяса и только потом начнет поедать другие продукты, тщательно сортируя их по степени «вкусности». Так вот – Маруська, не обращая внимания на смачные куски говядины, первым делом выхлебала «Живчик». То самое лекарство, которое им оставил Цыган. И не просто выхлебала, а принялась облизывать смоченную им тушенку!

– Три глотка, не больше! – Закричал Максим, выхватывая бутылку из рук припавшего к горлышку Сухроба и добавил:

– Три глотка. Цыган предупреждал, что много нельзя – травануться можно.

Сам тоже выпил, но аккуратно и соблюдая рекомендованную дозу.

Лекарство помогло быстро и конкретно – все в точности, как обещали рейдеры. Поужинали с аппетитом, без последствий, а вот ночь прошла ужасно. Несмотря на аномально теплую для ноября погоду, Макс замерз. Одел на себя все что можно и укрылся всем, чем можно и все равно замерз. Да и обстановка в окрестностях, мягко говоря – не убаюкивала. Периодически вспыхивала разнокалиберная стрельба, невидимые твари издавали противные чавкающие звуки, а под самое утро рядом с кафе так страшно закричал человек, что друзья вскочили и схватились за оружие. Но крик оборвался на высокой ноте, захлебнулся в предсмертном хрипе – и наступила тревожная тишина.

А еще предательница Маруська. После принятия живительного эликсира вечером, подлая собачонка тихо смылась и появилась утром. Пришла, вяло помахала хвостиком, отказалась от предложенной Сухробом лапши и свернулась калачиком в уголке, явно не желая, чтоб ее тревожили. Ночью оба напарника не выспались, завтрак прошел в гнетущем молчании, и только после ударной дозы растворимого кофе – завязалась вялая беседа.

– Максим, брат – уходить нам нада. Не знаю куда но уходить. Я утром ходил хезать на улица – далеко два новый тварь видел. Очень быстрый тварь – как кенгуру прыгал.

– Ты, Сухроб еще раз в туалет захочешь – меня зови. Нам теперь все время надо держаться вместе. Чтобы один не делал – второй стоять рядом и охранять должен. Новая тварь как выглядит?

– Новый тварь как псих только одежды мало. И быстрый тварь – очень быстрый. Быстрей чем собака бегает. А как вместе ходить, почему вместе? Если ты рядом – я не могу хезать. Если Сухроб хезать – стоять рядом никто не должен!

Содержательная беседа могла продолжаться еще долго, но в небе загрохотали винты вчерашних вертолетов и они, забыв обо всем – выскочили на улицу. Увиденное, однако – не порадовало. Даже более того – испугало и заставило пугливо отойти назад, в темноту торгового зала. Вертолеты оказались такими же неправильными, как и закат солнца в полдевятого вечера, метающий урны монстр и прыгающие, подобно кенгуру – психи. Низко, над самыми крышами высотных домов, над ними прошли три «Ирокеза» с установленными в широких дверных проемах станковыми пулеметами.

Машины пришли с севера, сделали пару кругов над их кварталом, немного постреляли и ушли в южном направлении. Туда, куда им советовал уходить Цыган.

– Красивый вертолет – амириканский. Я такой многа в кино про Ремба видел.

– Да уж – точно не спасатели. И на вооружении нашей армии я такой техники не помню. Зря, мы, Сухроб – вчера не уехали с рейдерами. Ой, чувствую зря…

То, что над его родным Архангельском будут летать американские вертолеты и при этом палить из пулеметов, Максиму не могло присниться в самом страшном сне. Их появление стало переполнившей сосуд сомнений каплей. Он понял, что чем быстрей они перестанут цепляться за иллюзорный старый мир и воспримут мир новый – тем шансы на выживание выше. А Сухроб, хитрюга, наверняка еще утром себе сделал выводы, когда тех «кенгуру» увидел. Но мнение не навязывал – дал возможность принять решение ему самому.

Уходить решили как можно быстрее, не откладывая – но следовало пополнить снаряжение. Им требовались объемистые рюкзаки, два нормальных спальника, набор котлов для варки пищи и много что по мелочи. После короткого совещания решив, что визит в Спорттовары напрашивается в первую очередь – начали готовиться к вылазке. Полегче оделись, чтоб удобней было бегать, осмотрели оружие, распихали по карманам патроны, взяли в руки подаренные рейдерами «клювы». Сухроб, задержав взгляд на отрезанной голове монстра попросил минутку подождать, убежал в подсобку и вернулся с работающем от аккумуляторов шуруповертом.

Да… После того, как таджик отрезал эту самую башку бензопилой, Максим подумал, что больше тот его удивить ничем не сможет. Ничего подобного, у Сухроба – получилось. Он внимательно осмотрел гору трупов набитых вчера рейдерами психов, срезал со штанов у одного из них кусок кожаного ремня и прикрутил его к черепу рубера шуруповертом на несколько длинных саморезов. Подергал, проверил надежность крепления петли и удовлетворенный результатом привязал к ней кусок электрического провода. Он потащил голову за собой, как дети катают зимой санки! При всей своей омерзительности, решение логики не лишено – психи, реально шарахались.

Первое, что они увидели на развороченном входе и витрине магазина – это оружие. Да, на крыльце свободно валялись две новенькие одностволочки двадцатого калибра марки МР-18М – или оброненные рейдерами, или выброшенные ими за ненадобностью. Сухроб остановился и вопросительно уставился на Максима. Тот, с некоторым сожалением – отрицательно помотал головой. Они поднялись на крыльцо, прошли в глубину помещения и сразу напоролись на четверых психов, которые, впрочем – нападать не стремились. А когда таджик подтянул ближе башку рубера, то и вовсе начали пятиться назад. Максим потащил с плеча Мосберг, но встретившись глазами с напарником, тяжело вздохнул, кивнул головой и крепко сжал руками древко клюва.

Он забил двух психов, еще двоих на себя взял Сухроб, но без должного навыка получилось совсем не так ловко как у вчерашних чистильщиков Цыгана. И психи вели себя гораздо активнее вчерашних. Они отходили, делали встречные выпады, пытались защищаться руками но… В итоге четыре тела легли на скользкий, от пролитой крови пол. У Максима от ужаса содеянного затряслись руки, но Сухроб указал за прилавок и дрожь в руках сразу прошла. Там лежала разорванная на куски продавщица – это он понял по обрывкам фирменного халата с пластиковым «бейджиком» магазина. На мордах навечно упокоенных виднелась свежая кровь и трое из четверых были женщинами.

Магазин до них раздербанили качественно, но кое-чем поживиться удалось. Нашелся подходящий набор походных котелков, пластиковой посуды и изрядный запас сухого горючего. Проблем с бензином команда Цыгана не испытывала, а для приготовления пищи примус всегда предпочтительней спиртовой горелки. Удалось разжиться и двумя силиконовыми спальниками – «коконами», по неизвестной причине рейдерами проигнорированными. Они выгребли все, без исключения – спальные мешки формы «одеяло», а вот «нога», «кокон» и «комбинезон» остались не тронутыми. Впрочем, рейдеры передвигались на машинах, груз на горбу не таскали и имели больше возможностей для оборудования комфортабельного ночлега. А в таком случае «одеяло», имеющее вид конверта на длинной молнии выглядит предпочтительней.

В оружейном отделе, на первый взгляд – ловить совсем нечего. Ни патронов, ни капсюлей, ни гильз, ни пороха – ничего. Максиму удалось собрать рассыпанный по полу набор для чистки гладкоствольного оружия, чему он сильно обрадовался. Любой механизм требует тщательного ухода, и теперь таскать через ствол масляную тряпку на веревочке необходимость отпала.

Рюкзаки. Их не было. И не было от слова «вообще». Ни больших, ни маленьких, ни брезентовых, ни капроновых. Похоже, что в этом диком мире любой рюкзак представлял собой ценность. Но им снова повезло, как везет только новичкам и пьяницам. Один рюкзак, на их счастье – нашелся. Максим снял его с манекена, который стоял с унылой мордой в разбитой витрине магазина. Добрый, давно вышедший из моды «станкач» на крепкой алюминиевой раме. Рюкзаком сразу завладел Сухроб, а Максу достался костюм для зимней охоты, который был одет на манекен вместе с термобельем. Больше одежды в магазине не наблюдалось – рейдеры выгребли все до нитки, вместе с обувью.

Рядом с манекеном располагался совсем маленький закуток альпинистского снаряжения – почти не тронутый. Веревки, крючья, ледобуры, титановые кошки и каски рейдеров не заинтересовали, а вот Максим – задумался. После минутных колебаний, подобрал себе и Сухробу по паре легких горных ботинок из пластика и прихватил два мотка мягкой капроновой веревки. Также в новенький рюкзак перекочевали две подвесные системы и несколько спусковых устройств. Подниматься он никуда не собирался, а вот быстро спускаться с высоты? Кто его знает… Если что, выкинуть лишнюю снарягу никогда не поздно. Альпинизмом в своей жизни он плотно не занимался, а вот горным туризмом и скалолазанием – доводилось, и наладить нормальный спуск с крыши дома или балкона квартиры сможет даже с закрытыми глазами.

С улицы раздался знакомый лай. Утром Маруська с ними не пошла, осталась спать в своем закутке, но потом проснулась и побежала следом. В магазин заходить не стала, а благоразумно предпочла занять наблюдательный пост на крыльце рядом у входа. Умная собачка – перекрыла самое опасное направление и вовремя предупредила. Максим с Сухробом сдернули с плеч ружья и бегом побежали смотреть, кого занесло в гости на этот раз.

Вот это компания! Два психа быстрые, названные с легкой руки Сухроба «кенгуру» и с ними свита уродов попроще – разной степени шустрости и помятости. Особенно впечатлял один ползучий, с раздавленными ногами. Похоже на то, что его нижнюю часть туловища переехал автомобиль. И еще один сюрприз. В толпе жаждущих их мяса людей, затесалась одна собака. Здоровенная кавказская овчарка со слюнявой оскаленной пастью на не твердых, трясущихся лапах. Значит, собаки тоже заболевают, и Маруська составляет счастливое исключение, как и они с Сухробом среди людей? Странно, но котов они замечали и выглядели животные вполне нормальными – с обычным кошачьим поведением.

Кстати – Маруська. Хитрющая дворняга заняла позицию за оставленной таджиком на входе головой рубера и оттуда метко обстреливала звонким лаем осадивший Спорттовары отряд нежити. Сбившиеся в плотную кучу психи, перетаптывались на месте, тянули в их сторону жадные, со скрюченными пальцами лапы, но переступить невидимую черту не решались. Голова мертвого монстра не давала сорваться в привычном их породе и сминающем все преграды навале. Оскаленные кровавые морды, грязная мятая одежда, некоторые полуголые и босые – каждый предстал в том виде, в котором его поразил страшный вирус.

– Кингуру, Максим, кингуру! Патрон мало, но кингуру стрилят бистро надо – сматри что делаит!

Максим тоже заметил. В хаотичных, на первый взгляд передвижениях двух быстрых и координированных психов просматривалась опасная логика. Сначала кенгуру замирал в стороне от крыльца, вытянувшись вверх и покачиваясь на носках, потом стремительно срывался с места и пулей пролетал между входом в магазин и кучей зомби. Оказавшись по другую сторону, резко останавливался и замирал снова. Другой занимался тем же самым, но двигаясь во встречном направлении к первому. На первый взгляд ничего опасного – пусть скачут, лишь бы в магазин не лезли. Но после каждого двойного забега, толпа психов продвигалась на один – два шажка вперед. Рано или поздно невидимая стена страха рухнет, мертвяки ломанут кучей и тогда их не спасет вообще ничего. С кенгуру надо решать и решать быстро.

– Сухроб, давай! Твой левый, мой правый! Бей сначала картечью по ногам, потом пулей в голову!

Но опять пошло все не по сценарию – Сухроб выпалил дуплетом. Максим знал, что один ствол его вертикалки заряжен картечью, другой пулей и вместо того, чтоб сначала шустрого психа обездвижить в ноги, а потом добить в голову – таджик долбанул из обеих стволов по корпусу. Кенгуру слетел с копыт, перекувырнулся и отчаянно хромая спрятался за толпу сородичей, оставляя на асфальте кровавую полосу.

У Максима в магазине Мосберга, картечь и пули шли по очереди и он не сплоховал. Его кенгуру свою дугу заканчивал и замедлял ход намереваясь замереть на месте. Макс ударил в унисон с Сухробом, в самый низ, выцеливая голени и стопы. Заряд цели достиг – кенгуру рухнул на колени и крутанулся волчком, но Максим сделал быстрый рывок вперед и снес подранку половину головы почти в упор.

– Максииим! – Раздался дикий крик не успевшего перезарядиться Сухроба. Макс поднял голову и увидел, что на него, в прыжке – летит второй, не добитый напарником враг. Он умудрился оправиться от выстрелов, разбежаться и высоко прыгнуть – как кошка прыгает на мышь.

Если бы Максим держал в руках вертикалку, а не Мосберг – 590, с восемью патронами в магазине – кенгуру его достал бы точно и скорее всего – размазал, покалечив об асфальт. Остальной зомбо-массе оставалось навалиться кучей на лежащую в трех метрах добычу. Но у него в руках оказался именно помповик и он встретил летящую смерть зарядом картечи, который сбил кенгуру на землю. Потом быстро передернул цевье и вышиб сбитой на землю твари мозги тяжелой свинцовой пулей.

Толпа качнулась, заволновалась и медленно пошла вперед но на этот раз не сплоховал Сухроб. Он подхватил башку рубера за привязанный электрический кабель, и раскручивая ее над своей головой, как древний воин вертит кистень, медленно пошел на врага. Толпа снова дрогнула и начала отступать. Сначала медленно, потом все быстрее и быстрее и, наконец – побежала врассыпную. Путь, в ставшее домом кафе – освободился.


Глава 4. Перс и Фаза | S-t-i-k-s. второй хранитель | Глава 6. Дорога на Юг