home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6. Дорога на Юг

– Хароший Маруська, спас сегодня – заслужил, кушай. Максим, он мясо не жрет! Панаму не жрет? Вкусный мясо – свинин с тушенка, я – мусульманин ем, Маруська не жрет! – Жалобно причитал Сухроб, в сердцах замахиваясь на отчаянно виляющую хвостом дворняжку. – Меня отец за свинин узнает – убьет! Харашо – ни видит.

– Знаю я, какой приправы ей в блюде не хватает… – Максим, загадочно улыбаясь – отвинтил пробку на бутылке с живчиком и плеснул на тушенку, в размере одного человеческого глотка. Маруська, возбужденно взвизгнула, начала облизывать куски мяса, но не выдержала и принялась их хватать зубами, быстро заглатывая.

После сражения в Спорттоварах, друзья решили соблюдать режим максимальной тишины, и таджик обед готовил на сухом горючем. Да, времени уходит больше, но зато бесшумно и вспышка не такая яркая.

Из сегодняшней битвы они вышли победителями, но случившееся обоих напугало и предоставило массу информации для размышлений. Психи, оказывается – могли собираться в стаи и подчинятся сильным лидерам, реагировали на шум и движение и, что самое не приятное – развивались. И если хотя бы часть из них сумеет мутировать в подобных руберу или кенгуру. А в активе – всего сорок четыре патрона! Выходить немедленно глупо – без хорошо продуманной тактики передвижения их сожрут быстро и без вариантов. Ломить силой, полагаясь на удачу? Тоже не получиться – в свирепом мире, куда их занесло – выживают или сильные и несокрушимые, или самые хитрые. Умеющие прятаться от врагов и становиться невидимыми.

После боя у магазина, решили сегодня кафе не покидать и предпринять еще один – совсем короткий выход. По квартирам близлежащего дома. Максим не терял надежды найти хоть какой рюкзак и обстановку в подъездах разведать стоило. Что там вообще происходит? Тем более, что отходить далеко не требовалось – подъезды имелись в том самом доме, в котором располагалось их кафе. Только со стороны двора, а не улицы.

Дом обходили осторожно, часто останавливаясь, вслушиваясь в обстановку и выглядывая из-за углов. Макс мучительно гадал – научились ли психи устраивать засады, но кажется, их пронесло. Двор порадовал видимым отсутствием всего живого и распахнутыми настежь железными дверями подъездов. Раскрытые двери объяснение имели логичное – люди сходили с ума постепенно, стремились на улицу, кто-то первый двери открывал, а вот закрыть их никому уже в голову не приходило. Подобная картина должна наблюдаться и с дверями в квартиры – зараженный народ желал кушать, себе подобными питаться не хотел категорически и дружно устремлялся на городские улицы в поисках пищи. А кто для них пища? Да такие как они с Сухробом, да еще Маруська, которая сейчас опять удрала в неизвестном направлении.

В первый подъезд заходить не стали – там слышалось подозрительное шебуршание и Сухроб решительно захлопнул стальные, с кодовым замком двери. Второй подъезд встретил тишиной, но после того, как Максим намеренно шумнул, бросив внутрь вытащенную из урны бутылку, сверху раздалось сопение и шаркающие звуки. Искушать судьбу не хотелось и второй подъезд они закрыли, как и первый. А вот третий… Сначала влетела половинка кирпича, потом, намеренно о ступеньки разбили бутылку и – никакой реакции. Они тихо вошли, закрыв за собой двери.

Предположения подтвердились – квартиры оказались открытыми, как и подъезды. Далеко не все, но больше половины точно. И что происходило в квартирах запертых ни он, ни Сухроб знать не желали. В некоторых было от чего упасть в обморок и если ребята обнаруживали кровь и следы недавнего пиршества – сразу ретировались назад не заходя внутрь. Тем более, что имелись и вполне приличные доступные жилища. Как будто хозяева на секунду вышли к соседям за спичками, или опустить пакет с мусором в окошко мусоропровода.

Они проверили несколько пустых квартир, и как назло – ни одного рыбака или охотника! Оружие, патроны, рюкзак – вот что интересовало в первую очередь. А за неимением… Носки, трусы, футболки, рубахи требуются любому, не слетевшему с катушек человеку, а учитывая тот факт, что стирать и гладить вещи стало затруднительно – требуются в количествах изрядных. Еще из полезных находок можно отметить электрический фонарь с большим запасом батареек, несколько стеариновых свечек, восьмикратный бинокль и в одной из квартир обнаружился ящик с салютами – фейерверками.

Салюты забрали с собой, решив попытаться отвлекать ими внимание психов. Если, совсем недавно получилось с огнетушителем, то почему бы не попробовать с салютами, которые дают эффект гораздо больший. Но вот рюкзак… За неимением лучшего, Максим нашел себе какую-то тинейджерскую дрянь.

Отошли без приключений, хотя во двор начинали сползаться мертвяки. Сползались на шум – в закрытую ребятами дверь второго подъезда били изнутри или пинали, а дверь первого трещала и прогибалась от сильного внутреннего напора. Открыть изнутри защелку захлопнутого кодового замка психи, разумеется – не догадались, чему Максим внутренне порадовался. Они дошли до своего логова, сразу запалили пару свечек и начали раскладывать трофеи и переодеваться.

– Максим, смотри мой шея! – Сухроб снял свитер, выкинул старую, непонятного цвета футболку и демонстрировал Максиму смуглую, с заметным кадыком шею.

– Я не понял, что не так с шеей, Сухроб? Все там нормально, вот только помыть ее надо. Мне тоже, кстати – не помешает.

Да шея нормальный! А был не нормальный – в нее псих кусал! Сильно кусал – кровь шел и я мазь – ихтиолка шея мазал! Почему он быстро зажил, мой шея что, волшебный стал?

Вопрос товарища застал Максима врасплох. Он сам лично видел опухоль и сорванную кожу, но сейчас об укусе напоминал только розовый рубец на коричневой таджикской шее. На вид рубец выглядел не менее чем на неделю успешного выздоровления, но Сухроба укусили всего сутки назад. Странно.

– А тут был царапина глубокий – Никак он не унимался таджик, демонстрируя предплечье с маленьким затянувшимся шрамом.

– Палец! – Вспомнил Максим и начал снимать ботинок. В драке с наглым, всех расталкивающим мужиком, он его ушиб так сильно, что подумал – слезет ноготь. Большой палец сначала распух и сильно болел, потом боль прошла, и Максим про него забыл. А вот сейчас вспомнил и обнаружил свой палец абсолютно здоровым. Чудеса. Похоже, этот мир не только лишает, но и одаривает. Открытие приятное – учтем его на будущее.

День шел к закату и друзья надеялись, что эта ночь станет для них, в кафе – последней. После всех баталий, место вид имело отвратительный. Обезглавленный труп рубера застрял в куче уголков, улица перед кафе завалена трупами убитых психов. Все это мясо, не смотря на прохладную погоду, начнет вонять и разлагаться и неизвестно привлечет вонь мертвяков или наоборот – заставит сторониться. Пора отсюда уходить и выход запланировали на завтрашнее утро.

Работающий на остатках зарядки мобильник, Макс установил на семь часов утра и тот не подкачал. Разбудил их мелодичным звоном со свистами и на этом свою службу закончил навечно. Брать телефон с собой он не собирался, но вытащил СИМ-карту и спрятал в автомобильные права, расстаться с которыми не торопился. А вдруг, кто его знает? Маленькая совсем крошечная надежда, что все происходящее чудовищное стечение обстоятельств и прежняя жизнь вернется – у него не умирала.

Они оба умылись и даже почистили зубы, щедро поливая друг другу на руки минералку, весь запас которой все равно с собой не унести. Потом Сухроб выразительно потрогал рукой щетину, Макс согласно кивнул головой и через пять минут весело загудел примус, согревая воду для бритья. Бензин экономить уже ни к чему – идти решили на сухом горючем. Позавтракали, переоделись во все чистое и приступили к сборке рюкзаков. Большого труда стоило уговорить Сухроба расстаться с башкой рубера. Тот готов был таскать ее вечно, пока не завоняет. Не взирая на то, что она весила килограмм под десять, таджик рвался привязать голову к раме рюкзака. Максу удалось настоять на своем, только убедив приятеля, что в пути подобных руберов повстречается много.

Отходить решили дворами, по возможности избегая открытых улиц и широких проспектов. Река Северная Двина текла с юга на север, впадая в Белое море и двигаться надлежало ей параллельно, вверх по течению. Именно там, по словам Цыгана располагались непонятные стабильные кластеры, жили люди, а опасные твари почти не заходили. Планы друзей оригинальностью не отличались – найти поселение, осмотреться в нем, пообщаться с людьми и попробовать присоединиться к одной из группировок. Например – к Цыгану.

Родной город Максим знал неплохо, и будущий маршрут мысленно проложил через дворы между двумя проспектами – Новгородским и Ломоносова. Оба проспекта ведут в нужном им направлении и упираются в улицу Смольный буян рядом с большим железнодорожным мостом через Двину. Планировать дальнейший путь смысла не имело – сначала следовало добраться до моста и хорошенько там оглядеться.

– Максим, гиниратор завиди – у ружья ствол приклад болгарка резать – обрез делать буду! Ружье длинный – в подъезд с обрез удобней будет!

– Отставить! – Передернуло Макса от идеи напарника. – Что такое обрез двенадцатого калибра представляешь? Да тебе его в руках не удержать, не то что попасть психу в голову. А если, как ты любишь – дуплетом долбануть, то переломать отдачей пальцы может. Обрез, Сухроб – с собой носить удобно. А вот воевать – полноценным ружьем надо, не зря на заводе его таким длинным сделали. А, вообще… Стволы обрезать можешь – до точки крепления ремня. Тебе, действительно – не снайперить с двустволки. А вот приклад не трогай! Не режь ни сантиметра!

Максим обшаривал биноклем двор, который предстояло пересечь первым. Двор как двор – ничего особенного. Психов почти нет – всего двое у детской карусели сосредоточенно чего – то жрут. Смотрим внимательно, ага – кота поймали! А как они его поймали? Кот зело шустрый – так просто не ухватишь, а психи медленные. Вопрос! Неужели снова кенгуру? Вот, блин – еще нам не хватало– Надо сорвать их с места и проверить. Самим, желательно не подставляясь – потом привяжутся, а патронов мало.

Сухроб нашел мелкий камушек, прицелился и метко пульнул по жестяной раскрашенной ракете, установленной посреди детской площадки. Раздался громкий звук и оба психа, позабыв про трапезу, поднялись и завертели головами. Второй камушек, снова грохот, зомбари подались в сторону звука, и у Макса отлегло от сердца. Перед ними никак не кенгуру. Один обыкновенный – медленный. Второй сделал стремительный рывок метров на восемь – десять и обессилено остановился. Угрозы парочка для них не представляла, но напролом идти не стоило. Максим давно подозревал, что чокнутые между собой общаются и один может позвать на выручку товарищей. Их следовало упокоить тихо, и не расходуя драгоценные патроны.

Максим вышел, тихо свистнул и, увидев две повернутые, в свою сторону головы – призывно махнул рукой. Те на движение среагировали, в его направлении двинулись, и Макс, убедившись, что приглашение принято – зашел обратно за угол. Психам предстояло пересечь половину двора, миновав стоящую на пути трансформаторную будку, и как только они ее миновали – за их спинами возник Сухроб с клювом в руках. На землю рухнуло два трупа, и путь во двор освободился.

Пересекать дворы Максим решил по диагонали и его интересовал дом на середине квартала с открытыми дверями последнего подъезда. Согласно выбранной им тактики – двигаться следовало от одного углового дома до следующего, на противоположном конце вора или квартала, но желательно делая остановки в первых или последних подъездах. Именно оттуда открывался обзор с окон не на две, а на три стороны. Без предварительных осмотров предстоящего пути они рисковали нос к носу столкнуться с толпой опасных психов, вроде кенгуру или еще хуже – руберов. И вот, путь к первому, на их пути подъезду, наконец – свободен.

Сухроб метнул в черный проход заранее приготовленную бутылку и замер, прижавшись к стенке. В руках он крепко сжимал клюв, приготовившись воткнуть его во вражеский затылок. Если враг, разумеется – появиться. Припавший на колено Максим, страховал его с помповиком, готовый встретить противника огнем или отвлечь внимание, если тот окажется патрона не достойным. Ожидание, пауза, еще бутылка – подъезд их встретил тишиною и безмолвием.

Убедившись в отсутствии источников агрессии, друзья забросили рюкзаки и заскочили сами, захлопнув за собой входные двери. Точнее – тихо их прикрыв, стараясь не издавать ненужный шум. Подъезд встретил тишиной и трупом психа в дверях лифта, которому проломили башку чем-то тяжелым. Хорошо проломили, основательно. С пятнами мозгов по стенкам и торчащими по сторонам костями черепа. Они, понимающе переглянулись, и довольный Макс показал большой палец. Ну, наконец – то! Неужели в этом аду сумел выжить еще кто-то кроме них? А похоже на то, очень похоже! Открытые квартиры носили следы обыска – на полу валялись выброшенные вещи, дверцы шкафов широко распахнуты и; «О, нет!» Раскуроченный железный сейф с оружием! Гильзы шестнадцатого калибра, капсюля, пыжи, банка пороха «Сокол», машинка для снаряжения патронов.

Неизвестный забрал только ружье с боеприпасами и применил его немедленно – на два этажа выше. На лестничной площадке лежали два трупа с развороченными головами и две пластиковых гильзы уже знакомого – шестнадцатого калибра. Максим гильзы подобрал, как и забрал все боеприпасы с сейфа. Шестнадцатый калибр, с их двенадцатым не совпадал, но слова Цыгана, что боеприпасы в новом мире заменяют деньги – запомнил хорошо. Еще квартира с разбитым сейфом одарила их большим, самодельным рюкзаком. Хотя. Какой это рюкзак – скорее большой мешок с лямками, сшитый из крепкого капрона тормозного парашюта. Подобных уродливых изделий за время шатаний по лесам Макс насмотрелся много. Но в любом случае он лучше того маленького кожаного рюкзачка, который на нем сейчас и больше не надо привязывать сверху спальник, мешок с одеждой и думать как еще пристроить две бухты альпинисткой веревки.

За этот день, они прошли с Сухробом три полных квартала, и остались ночевать на восьмом этаже девятиэтажки. С панорамных окон трехкомнатной квартиры открывался отличный обзор на дальнейшую дорогу, но предстояло пересечь проспект Ломоносова с его проезжей частью и уйти в направлении реки.

Дверь в подъезд закрыли, примотали, дополнительно проволокой к металлической раме, а на уровне пятого этажа устроили большой завал из мебели, разобрать который без шума не смог бы самый продвинутый псих. Но на крайний случай – у них есть веревка и два спусковых устройства, а балкон в квартире длинный и имеет прочные стальные перила.

В большой комнате горели две свечи и Сухроб, накрывал на стол – вскрывал банки с красной икрой, нарезал семгу и копченую колбасу, а по воздуху разносился аромат заваренного на спиртовке кофе. «Аллах Акбар!» – Только и смог произнести таджик, когда увидел содержимое открытого Максимом, стилизованного под камин – бара. Там было, на что посмотреть и чего попробовать. Не бедная квартирка и обитавшие в ней люди явно любили и умели жить красиво. Первый день пути закончился достойно, на позитивной ноте и на окончательно «слетевший с катушек» город опускалась ночь.


Глава 5. Охота на кенгуру | S-t-i-k-s. второй хранитель | Глава 7. Маруська – воин