home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



День десятый

В квартире было холодно и пахло испортившимися продуктами. Эмма небрежно швырнула паспорт и ключи на столик. Она стояла посреди комнаты, так и не сняв шерстяной джемпер, и руки ее безвольно висели вдоль тела.

— С вами все будет в порядке? — спросил Рейф.

Он выдвинул из-под стола стул, и Эмма опустилась на него.

— Ему без меня лучше, — мертвым голосом сказала Эмма. — Я не заслуживаю быть его матерью.

— Разумеется, заслуживаете, — возразил Рейф. — Не будьте так строги к себе, Эмма. Вам в последнее время пришлось нелегко.

— Я не заслуживаю его, — повторила Эмма. — Я не хотела нести за него ответственность. Но как бы там ни было, теперь все кончено.

Отныне ей незачем было волноваться о сыне. Теперь есть кому о нем позаботиться. Так что с ним все будет в порядке.

Рейф присел рядом с нею на корточки.

— Не опускайте руки. Не сдавайтесь. Вам еще предстоит многое сделать. Вы можете изучить другие варианты.

— Какие еще варианты?

— Разве не вы говорили мне, что полиция получила сообщение о том, что ребенка, похожего на Риччи, видели в Манчестере? Кто-то же им позвонил, верно? И они все еще ищут его там, разве нет?

Эмме понадобилось несколько секунд, чтобы осмыслить, что он говорит. Ее охватило ощущение сродни тому, какое бывает, когда вам кажется, что вы достигли самого низа лестницы, но потом оказывается, что одну ступеньку вы все-таки не заметили, и, перешагнув через нее, вы чувствуете, как по телу прокатывается волна полного и тошнотворного опустошения.

Она резко выпрямилась.

— Вы думаете, что это не мой ребенок! — заявила Эмма.

Рейф не мог заставить себя взглянуть ей в глаза.

— Вы мне не верите!

Эмма испытала сильнейший шок. Настоящее потрясение. Всю обратную дорогу Рейф хранил подавленное молчание. Она решила, что это запоздалая реакция на то, что она рассказала ему о своем визите к доктору Стэнфорд. И все равно она нисколько не сомневалась в том, что он по-прежнему на ее стороне. Но теперь Эмме стало ясно, что даже Рейф, умеющий сострадать, понимать и не судить предвзято, не мог преступить некую черту, а она своим рассказом сделала это.

Рейф явно чувствовал себя не в своей тарелке.

— Не то чтобы я вам не верил, Эмма. Я знаю, вы уверены в том, что этот ребенок — ваш сын. Я знаю, вы убедили себя в этом. Просто… — Он вздохнул. — Анализ ДНК, сами понимаете. С ним не поспоришь. Может, пришла пора взглянуть в лицо фактам, а?

Эмма не верила своим ушам. А она-то была уверена, что Рейф намного умнее и сообразительнее. Неужели он не понимает, что произошло?

— Она смошенничала во время теста, — уверенно заявила она. — Сделала что-то, чтобы подменить образцы.

Рейф отрицательно покачал головой.

— Мне приходилось видеть, как проводятся такие анализы, — возразил он. — Процедура соблюдается неукоснительно. После того как мазки взяты, их помещают в запечатанный конверт и отправляют прямиком в лабораторию. Это делается специально, чтобы никто не мог вмешаться и подменить их.

Эмма качала головой, почти не слушая его.

— Но разве не может быть, — стоял на своем Рейф, — что этот малыш просто очень похож на Риччи? Что вы приняли его за сына, потому что вам очень хочется, чтобы это было так?

— Нет, — ответила Эмма. — Этого не может быть.

Рейф тяжело вздохнул, а потом сказал:

— Мой самолет в Ла-Пас улетает через несколько дней.

— Летите обязательно, — ответила Эмма. — Честно. Не вздумайте отказаться.

— Я не это имел в виду, — неуверенно откликнулся он. А потом добавил нечто очень странное. Он предложил: — Почему бы вам не полететь со мной?

— Простите? — Эмма изумленно уставилась на него.

— В общем, — смутился Рейф, — если, как вы говорите, Риччи во Франции и вам известно, где он находится, то вы знаете и то, что он в безопасности. Вы сами сказали, что думаете, будто недостойны быть его матерью, поскольку ответственность за него оказалась для вас слишком велика. И вот теперь у вас появился шанс сделать паузу. Улететь ненадолго со мной. И сделать новую попытку по возвращении.

— Сделать новую…

Эмма не могла поверить в то, что слышит подобные рассуждения наяву, а не во сне. Что такое несет этот Рейф? Отправиться с ним в отпуск? На каникулы? Он что, лишился рассудка? Эмма пристально взглянула на него и тут увидела то, что должна была заметить давным-давно: перед ней сидел молодой, не обремененный обязательствами незнакомец в теплой синей куртке, готовый в любую минуту отправиться за тридевять земель. Должно быть, все происшедшее представляется ему занимательным приключением. Драмой, разворачивающейся на его глазах, ради которой не нужно идти в кинотеатр. Некоторое разнообразие в его жизненной рутине… Как это он выразился? Плавание по течению. Дрейф без руля и ветрил. Между ними вдруг разверзлась бездонная пропасть, и Рейф превратился в крошечную точку на другой стороне. И Эмма вдруг изумилась, поняв, что искренне огорчена этой очередной потерей. Оказывается, она еще способна на такие чувства. И в душе у нее образовалась еще одна пустота, заполненная тупой болью.

— Прошу простить меня, — холодно ответила она, — но я не могу улететь на каникулы в то время, как моего сына похитили. Я не могу сделать паузу и перестать искать его. Я не смогу начать новую жизнь, жизнь, в которой для него не будет места… Я никогда не сделаю этого… Никогда…

Эмма не смогла продолжать. Ледяная вежливость улетучилась из ее голоса. Но и поддерживать разговор оказалось выше ее сил. На нее навалилось гнетущее осознание того, что она опять осталась одна и что все опять пошло не так.

Рейф задумчиво кивал головой. На лице у него было странное выражение.

— Хорошо, — пробормотал он. — Хорошо.

Он не сделал попытки переубедить ее.

И тихо прикрыл за собой дверь, уходя.


* * * | Похищенный | Среда, 27 сентября