home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ФОРТУНА УЛЫБАЕТСЯ СМЕЛЫМ

"Audentes fortuna juvat"[10], —машинально бормотал Мишель, погружаясь в воду и удивляясь, как это в подобный момент ему пришла в голову латинская пословица.

Идея была в самом деле смелой. Но опиралась она на простую логику. "Зеленые комбинезоны", схватив Даниеля, вероятно, меньше всего допускали, что у Мишеля хватит дерзости вернуться туда, где был разбит их лагерь.

Надо думать, крики, которыми он пытался предостеречь Даниеля, не оставили у чужаков сомнений в том, что существовал еще один турист.

"Как бы то ни было, если им известно, что нас трое, то они, вероятно, считают: сейчас я ищу себе надежное пристанище на южном берегу, как можно дальше отсюда…"

Мишель готов был биться об заклад, что незнакомцы попытаются обнаружить его, двигаясь морем вдоль берега, где-нибудь в местах, расположенных за пристанью…

И он энергично поплыл назад, к бухте, где был разбит их лагерь.

Миновав скальный выступ, мальчик обернулся и тщательно осмотрел берег, кусты в глубине бухты и гребень обрыва.

Ничего подозрительного он не заметил.

Однако Мишель, хотя его и распирало возбуждение, которое он всегда испытывал в момент решительных действий, не в меньшей мере терзался неопределенной, но вполне реальной тревогой.

"А вдруг я ошибаюсь в своих расчетах? — время от времени спрашивал он себя. — Вдруг эти люди приготовили мне ловушку именно здесь?.."

Правда, выбора у него все равно практически не было.

Из осторожности Мишель решил действовать не торопясь. Иные камни, торчащие из воды вдоль берегов бухты, уходили в море наклонно; плывя под водой, можно было подбираться к ним и, укрывшись за валуном, делать передышку.

Двигаясь зигзагами от камня к камню, Мишель наконец обнаружил, что находится в нескольких метрах от галечного берега; по всей вероятности, его никто не видел.

Мишель надвинул на глаза очки, набрал побольше воздуха в легкие и нырнул… Все-таки жаль, что обстоятельства складывались так драматично: ведь под водой было невероятно красиво! Ему казалось, будто он парит в воздухе подобно птице, летящей над фантастическим пейзажем. Яркое сияние утреннего солнца освещало каждый камешек, каждую водоросль на дне бухты…

Мишель достиг первой скалы, когда у него совсем кончился воздух: ему приходилось плыть на большой глубине, чтобы чужаки, если они затаились на гребне обрыва, не так легко его обнаружили.

Он должен был задерживать дыхание еще и затем, чтобы, выдыхая воздух, не оставлять за собой на поверхности вереницы поднимающихся пузырьков.

Перебираясь от камня к камню, мальчик наконец вышел на берег и в несколько прыжков достиг расселины, где он и его друзья спрятали накануне непромокаемые мешки.

Он дал себе несколько минут передышки — и тяжело вздохнул, тоскливо глядя на разрушенную палатку и сломанную байдарку. Близость мешка с провизией напомнила Мишелю о том, что этой остановкой нужно воспользоваться и подкрепиться хотя бы бисквитами.

Вытащив из мешка пакет с печеньем, он быстро съел целую дюжину. Потом поискал взглядом фляжку с пресной водой, но тщетно: фляжка, конечно, лежала под брезентом палатки.

"Тем хуже… — сказал он себе. — Радуйся, что хотя бы подкрепился немного! Вероятно, очень скоро мне понадобятся все силы…"

Несколько минут он пребывал в нерешительности: не взять ли с собой мешок с какой-нибудь едой?

"Он мне наверняка будет мешать… А я должен быть очень мобильным", — решил наконец Мишель.

И старательно спрятал мешок обратно в расселину.

"Если эти господа дадут мне хотя бы маленькую передышку — кто знает, может, я еще вернусь сюда".

Но пока передышкой даже не пахло. Мишель чувствовал, что пора отправляться в путь. Он выскользнул из расселины, стремительно подбежал к обрыву и в очередной раз стал подниматься по скальной стене.

Несколько раз он замирал, охваченный дрожью. Но это была нервная дрожь: ему приходило в голову, что "зеленые комбинезоны" поджидают его, может быть, именно в этой части плато.

"Вот сейчас… — повторял он про себя, задыхаясь, со стесненным сердцем. — Вот сейчас!.."

Оказавшись наконец наверху, мальчик подумал, что может записать себе очко, выигранное у противника.

От края обрыва он удалился со всей поспешностью, на которую был способен, и вскоре уже осторожно пробирался среди кустов к металлической изгороди.

Мишель рассудил, что "зеленые комбинезоны" должны были увести пленников за изгородь и держать их где-нибудь там… Может быть, в своем лагере или в блокгаузе…

Охваченный внезапной тревогой, он свернул с прямого пути и направился к месту, где сегодня утром они видели черный ящик и часового, который его охранял.

Он подобрался к поляне довольно близко. Ящик все еще был там, часовой — тоже… Но — никаких следов ни Мартины, ни Даниеля.

"Хорошо… Теперь — ограда и пристань!"

Без особых трудностей Мишель оказался возле бункера.

"Очевидно, если их на острове всего трое, то эти господа не могут находиться одновременно всюду…"

Он почему-то был уверен, что двое чужаков в эти минуты сидят в надувной шлюпке и плывут вдоль берега, разыскивая его…

Бетонный бункер выглядел таким же тихим, лишенным всяких признаков жизни, как и накануне. В нем и вокруг него не было вроде бы никаких перемен.

"Остаются палатки и блокгауз… Что ж, отправимся туда!"

С величайшими предосторожностями, переползая от куста к кусту, Мишель взял курс на север. Ни разу его ничто не встревожило. Кроме шума сосен, сотрясаемых порывами мистраля, он ничего не слышал.

"Нет, это было бы слишком уж хорошо, — подумал он. — Долго так продолжаться не может".

Мальчик подполз к месту, откуда были видны палатки, и затаился, прижавшись к земле.

Весь обратившись в зрение и слух, он пытался уловить какие-нибудь звуки или движения, которые выдавали бы присутствие человека.

"Даже если они спят, должны же они как-то себя проявлять, — думал он. — И не обязательно храпом…"

Теряя терпение, мучимый сомнениями, Мишель едва удержался, чтобы не позвать Мартину и Даниеля вслух, хотя бы вполголоса.

"Как же узнать, здесь ли они?.." — снова и снова спрашивал он себя.

Постепенно он пришел к мысли, что у "зеленых комбинезонов" есть где-то и другой лагерь.

Лагерь более основательный, где они держат пленников.

Он решил продолжить поиски, пройдя до блокгауза. Но, едва сдвинувшись с места, мальчик замер, прижавшись к земле.

В зарослях показались два силуэта. Два силуэта в зеленых комбинезонах; они направлялись к палаткам.

Мишель, не смея шевельнуться, смотрел, как чужаки разбирают палатки и быстро сворачивают их в рулоны.

Навьючив их себе на спины, они удалились по направлению к бункеру.

Мишель тоже заторопился: он рассудил, что теперь возле блокгауза не должно быть никого.

"Сейчас или никогда!"

Почти бегом — хотя передвигаться приходилось низко пригнувшись не поднимая головы над кустами, — Мишель добрался до открытого места вокруг блокгауза.

Он приблизился к постройке со стороны глухой стены. Припав к шершавой бетонной поверхности, мальчик стал осторожно продвигаться к углу, где была амбразура.

"Может быть, я смогу заглянуть внутрь, оставшись незамеченным", — думал он.

Его надежды не оправдались. Амбразура позволяла видеть лишь вход; внутренние же помещения оставались скрытыми.

Мишель продолжал осторожно идти вперед — и вдруг, набравшись решимости, стремительно вбежал внутрь. Какое-то мгновение он ничего не видел: после яркого солнечного света тут, казалось, было совсем темно. Он постоял в растерянности, не в силах найти дверь, которая вела дальше.

Но вскоре глаза его приспособились к полумраку, и он вынужден был прийти к выводу, что блокгауз пуст. Ничто не говорило о том, что тут кто-то находится.

Разочарованно вздохнув, Мишель пожалел, что не проследил, куда ушли двое, несущие палатки.

"Я решил, что они уходят по направлению к бункеру… Но это еще не значит, что они в самом деле пошли туда…"

Внезапно его поразила новая мысль:

"Если их здесь всего трое, то что это значит?.. Это значит: поскольку я видел всех троих в действии, то, выходит, они оставили Даниеля и Мартину одних! Значит, в их распоряжении есть помещение, которое можно прочно закрыть снаружи?.."

На минуту Мишель допустил и такой вариант: пленники, связанные по рукам и ногам, спрятаны где-то в зарослях. Но вариант этот ему не понравился.

Время, казалось Мишелю, мчится стремительно. Солнце приближалось к зениту. Несмотря на мистраль, зной стоял удушающий.

Мишель дал себе несколько минут отдыха.

Но, едва успев погрузиться в свои размышления, он вдруг вздрогнул.

Мальчик был уверен, что слышал какой-то звук, не похожий на шорох листьев под ветром. Это был треск ветки, придавленной чем-то тяжелым — например, ногой…

С бьющимся сердцем, приоткрыв рот и затаив дыхание, Мишель напрягся, готовый броситься бежать и выбирая лишь направление. Он сосредоточенно вглядывался в заросли вокруг себя, уверенный в одном: чтобы двигаться так осторожно — в то время как за полчаса до этого двое "зеленых комбинезонов", совершенно не таясь, подходили к палаткам, — у чужаков есть какая-то причина… И эту причину совсем не трудно было угадать.

"Они ищут меня, — сказал он себе. — Теперь ход за мной!"


МИШЕЛЬ ОСТАЕТСЯ ОДИН | Мишель и летающая тарелка | ПРИВИДЕНИЯМ ТОЖЕ ХОЧЕТСЯ ПИТЬ