home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



НАВЕРХУ СТАНОВИТСЯ ГОРЯЧО

В первые минуты у Мишеля появилась было надежда, что шум работающего мотора, разносясь над ночным морем, долетит до острова Байи и встревожит там моряков.

Но скоро эта надежда рассеялась. Слишком поздно было останавливать эксперимент… Мишель, разумеется, располагал очень смутными представлениями о том, как осуществляется запуск ракеты. Как все, он читал какие-то статьи по этому вопросу и знал, что такое "обратный счет". Имел он представление и о том, что запуск одной-единственной ракеты невозможен без огромного количества операций, тщательно рассчитанных, размеченных, прошедших хронометраж; все эти операции начинались за несколько часов до собственно старта.

"Сейчас, видимо, остановить этот процесс уже невозможно", — подумал мальчик[12].

И еще одна мысль усугубила его пессимизм: мистраль должен был уносить звук не к Байи, а в открытое море.

"К тому же… если "зеленые комбинезоны" запустили мотор, значит, они уверены, что ничем не рискуют. Слишком поздно… Мы уже ничего не сможем сделать".

Он слышал ровный рокот мотора, благодаря которому диверсанты добьются победы, и в сердце его закипала ярость.

"Допустим даже, что французские моряки установят причину своей неудачи… Это же произойдет не через час, даже не в тот же день. Чужаки за это время сто раз успеют исчезнуть. Скорее всего, такой вариант они тоже предусмотрели!.."

Мишель не хотел отягощать свое и без того скверное самочувствие мыслями о том, какая судьба ожидает его и его товарищей, если "зеленые комбинезоны" найдут их и захватят с собой…

Мишелю вспомнился вдруг — он сам не понимал, почему — Артур, его приятель, работающий механиком в гараже.

Мальчику пришел на память один разговор с Артуром: тот рассказывал, какой шум производит выхлопная труба у гоночных автомобилей.

"У этих автомобилей выхлоп свободный, — объяснял Артур. — Чем меньше сопротивления встречает отработанный газ, тем выше у двигателя коэффициент полезного действия".

Мишель задумался. Кажется, в этих словах содержалась какая-то подсказка… намек на решение; но Мишель пока не мог угадать, в чем именно он состоит.

"Так… посмотрим… Чем свободнее выхлоп, тем больше мощность мотора. Значит, чем меньше… Ура, есть! Чем менее свободен выхлоп, тем менее у мотора… Держу пари, что он заглохнет!"

Мальчик бросил взгляд на часы: без десяти пять.

"Зеленые комбинезоны" все еще в бункере. Нет сомнений, они следят, чтобы ничто не встало на пути их успеха.

Мишель отчаянно искал способ осуществить план, который созрел у него в голове… И, неожиданно для себя самого, нашел.

Не теряя времени на обсуждение с Кабиссу, мальчик бросился в заросли. Обежав бункер кругом, он подошел к западной стене.

Его тревога моментально рассеялась: он увидел, что обшивка, в которую упакован был аккумулятор, все еще валяется в траве, там, где ее бросили "зеленые комбинезоны".

Мишель оглянулся вокруг — и метнулся к обшивке. Это была очень прочная, плотная ткань, с петлями и ремнями по краям. Мальчик схватил ее и побежал к лестнице, ведущей на крышу.

С рекордной скоростью взобравшись по скобам на крышу, Мишель на четвереньках, стараясь не производить шума, пополз к вертикальной трубе, торчащей в одном из углов. Он не ошибся. Это была именно выхлопная труба, оснащенная большим "глушителем". Впрочем, ржавчина уже сделала свое дело, и цилиндр на трубе представлял собой какое-то железное кружево оранжевого цвета.

И вот Мишель возле трубы. Он ощутил идущий от нее жар, и в тот же момент в лицо ему ударила удушливая волна газа.

"Кажется, я обожгу себе руки, — подумал он. — Но что делать?…"

Мальчик свернул обшивку в плотный комок и, стиснув зубы, торопливо приблизился к пышущей жаром трубе. Ком ткани вошел в нее и застрял в нескольких сантиметрах ниже кромки проржавевшей жести. Стараясь не обращать внимания на обжигающий жар, Мишель, стоически вдавливал пробку все дальше в трубу.

Обливаясь потом, дрожа от усталости и от нервного напряжения, Мишель не смел взглянуть на часы.

Генератор работал. Хотя пробка была довольно толстой, Мишель продолжал держать ее, боясь отпустить слишком рано.

Прошло две-три минуты, которые показались мальчику вечностью. И вот мотор дал сбой… второй… И — наступила тишина.

Внизу стукнула дверь, послышались торопливые шаги, сопровождаемые криками ярости, и хриплые команды… Голос, который их произносил, срывался от злости…

Все еще не отпуская пробку, не смея поверить в успех своего безумного предприятия, Мишель боязливо посмотрел на часы. Они показывали без двух минут пять.

Измученный усталостью и волнением, мальчик сидел опустошенный, равнодушный ко всему, что могло произойти дальше… Но оцепенение его продолжалось недолго.

Над островом Байи возникло и разлилось до гигантских размеров светящееся оранжевое облако. И вдруг из него вырвался огненный факел, протянувший щупальцы над морем и превративший едва начавшую сереть ночную тьму в яркий день.

Крики бессильной злобы внизу зазвучали с новой силой.

Мишель почувствовал, как его переполняет огромная радость, настоящее наводнение счастья, которое сметает прочь усталость, бессилие, боль… У него едва не вырвался крик триумфа.

Единственный посторонний факт вдруг дошел в этот момент до его сознания: он обнаружил, что матерчатая пробка, которой он заткнул трубу, горит… Быстро и без раздумий Мишель схватил ее и швырнул через край террасы вниз.

Только тут он вдруг осознал, что ему предстоит еще самое трудное: не попасть в руки "зеленым комбинезонам". Мальчик бросился к лестнице.

Внизу никого не было видно.

"Они же, наверное, все перед дверью, — подумал мальчик. — К счастью… Если, конечно, не заметили тот горящий комок, который я сбросил…"

Удивление, а вслед за ним и уныние, видимо, пересилили во вражеском лагере царившую там бешеную злобу. Старт "Прометея" означал для них полный крах. Конечно, теперь они попытаются скрыться, бежать с острова Пастурэ.

Мишель быстро спустился по лестнице и одним прыжком оказался под защитой кустов…

Отдышавшись, он прислушался — и поразился тому непривычному спокойствию, той тишине, которые царили на острове. Сначала мальчик отнес это впечатление на счет контраста, которого не могло не быть между этим моментом и теми минутами, что он провел в нечеловеческом напряжении около выхлопной трубы, раскаленной и пыхтящей. Но неподвижность деревьев и кустов подсказала ему: мистраль наконец утих…

Однако тут же что-то шевельнулось у него за спиной; он вздрогнул от испуга. Готовый броситься в бегство, Мишель стремительно обернулся — и облегченно вздохнул, увидев улыбающееся лицо Кабиссу, который, конечно, дожидался его возвращения.

Рыбак поднял вверх большой палец здоровой руки.

— Вот это да! Что ты там сделал с этим мотором, что он заглох, а? Ей-богу, это ведь ты его заглушил! Ну, признавайся!..

Вместо ответа Мишель лишь кивнул и показал свои почерневшие, обожженные руки.

— Ах ты, бедняга! — сочувственно пробормотал Кабиссу.

Но мальчик все обводил взглядом окрестности. Тишина, что стояла вокруг, не предвещала ничего хорошего.

— Пойдемте, мсье, — сказал он. — Вы идти можете? Не слишком ослабли?

— Я? Ослаб?! Пусть ко мне подойдет один из этих бандитов!.. Я заставлю его проглотить собственное свидетельство о рождении!.. Причем, заметь, одной лишь здоровой рукой…

Мишель однако не захотел дожидаться, пока Кабиссу на деле докажет, что эти слова — не пустая похвальба. Он повел рыбака к бухте возле западной оконечности острова, где находился их лагерь. Ведь чужаки, вероятно, скоро придут в себя и постараются отыскать своих бывших пленников, чтобы выместить на них злобу.

Кабиссу и Мишель беспрепятственно миновали ворота в металлической изгороди, потом добрались до поляны со спиленными соснами и увидели там двоих чужаков, которые торопливо заталкивали странный аппарат, похожий на мортиру, в черный ящик.

Кабиссу охотно сказал бы им пару теплых слов из своего репертуара… Мишель едва отговорил его от этой затеи.

Солнце пока не встало; в чистой и очень светлой голубизне неба еще виднелся бледный диск луны.

Прежде чем начать спуск в бухту, Мишель обернулся — и не поверил своим глазам…

Где-то в средней части острова вздымались к небу языки пламени!

"Они устроили пожар? Зачем?.."

В первую минуту Мишель решил, что таким образом чужаки хотят выкурить их из зарослей. Но вскоре он отбросил это абсурдное предположение.

"Они бы не сделали этого, — сказал он себе, — потому что огонь будет виден с Байи!.. О!.. Но это же… это же я… Это пробка, которую я сбросил с террасы… Or лее загорелся кустарник!"

Мишель помог бедняге Кабиссу спуститься по крутому обрыву. Рыбак мог цепляться за камни только одной рукой; левая его рука бессильно висела вдоль тела,

Когда Мишель оказался внизу, его ждал новый сюрприз: он обнаружил на берегу Мартину и Даниеля. Они прятались в расщелине скал, недалеко от их мешков.

— Байдаркой пользоваться нельзя, к сожалению, — грустно сообщила Мартина. — Три шпангоута сломаны… На море ее спустить невозможно, она сразу наполняется водой…

Мишель вспомнил, как один из чужаков бил ногой по корпусу лодки.

— Не огорчайся, Мартина, уже нет необходимости поднимать тревогу. Видишь: на острове пожар! Сейчас надо думать лишь об одном: как не попасть в лапы "зеленым комбинезонам", которые наверняка кинутся нас искать.

— Если только они сейчас не заняты тушением пожара, — ответила девочка.

Мишель рассказал друзьям о том, что произошло на плато после того, как они ушли. Услышав, что Кабиссу ранен, Мартина побежала к мешкам и нашла в одном из них. походную аптечку. Присыпав рану стрептоцидом, она забинтовала рыбаку плечо, израсходовав весь наличный бинт, и закрепила повязку целым рулоном пластыря.

Когда она закончила, Мишель сказал:

— Мне кажется, лучше нам постараться, чтобы нас не было видно с плато. Эти господа скоры на руку, особенно если в руке ружье! Если бы наш друг Кабиссу не был ранен, я предложил бы отправиться вплавь в соседнюю бухту. Но лучше не рисковать: вдруг начнется кровотечение…

— Что-что? А ну-ка сию же минуту проваливайте в ту самую бухту! — сварливо буркнул Кабиссу. — Еще не хватало, чтобы из-за того, что я дал себя подстрелить, вы все подвергались опасности!

Но все трое запротестовали. Они спрячутся в скалах, как делали до сих пор. А в случае чего у них всегда будет время, чтобы прыгнуть в воду.

Мишель забрался под опрокинутую байдарку и удобно вытянулся там на земле.

— Сюда чужаки ни за что не догадаются заглянуть, — сказал он друзьям.

Усталость навалилась на него так стремительно, что он не успел даже сделать попытку преодолеть ее. Едва устроившись под поломанным корпусом, мальчик через несколько минут спал без задних ног…


УДАР МИМО ЦЕЛИ | Мишель и летающая тарелка | * * *