home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ДАНИЕЛЬ ВСТАЕТ НИ СВЕТ НИ ЗАРЯ

В это время Мартина подплыла поближе и тоже выглянула из-за скалы.

На несколько секунд все замерло в неподвижности; секунды эти показались Мишелю и Мартине, терзаемым нетерпением, ужасно долгими… Потом полусфера стала медленно выходить из воды.

Вслед за ней появился темный цилиндр, контуры которого показались Мишелю знакомыми.

"Да это же рубка маленькой подводной лодки!" — догадался мальчик.

Да, это в самом деле была рубка подводной лодки, и после нескольких секунд неподвижности полусфера откинулась наподобие крышки: значит, это был всего лишь колпак над рубкой.


Мишель и летающая тарелка

В серебряном свете луны, на фоне странно безмолвной бухты все эти беззвучные движения лишь усугубляли зловещую атмосферу… Мишель и Мартина невольно поежились… Не ощущай они под пальцами скользкую поверхность скалы и не чувствуй кожей теплую, ласковую воду, они могли бы подумать, что все это — не более чем плод их воображения…

Наконец над рубкой показалась голова человека, который проворно выбрался из узкого люка. Незнакомец был одет в резиновый обтягивающий костюм аквалангиста; правда, на ногах у него не было ласт.

Человек подплыл к берегу и первым делом привязал трос к одному из вмурованных в причал колец; эти кольца Мишель и Даниель заметили еще днем.

Мишель был в растерянности. Что теперь делать?.. Человек был один; может, догнать его и заставить объяснить, что происходит?

Мальчику вспомнилось, как Мартина перед тем, как они поплыли сюда, сказала: а что, если это вовсе не французские моряки?

Да и вообще, кто бы он ни был, этот человек, — какова будет его реакция, когда он увидит Мишеля?..

Долго колебаться Мишелю не пришлось. Незнакомец, закрепив трос, тут же направился ко входу в нижнее помещение блокгауза и исчез в нем.

Войдя внутрь, он, видимо, не стал подниматься по лестнице, а остановился у ее подножия. До Мишеля и Мартины долетел его крик; он заставил их замереть и испуганно переглянуться… Этот крик подтвердил их худшие подозрения: человек говорил на том же неведомом языке, что и трое в зеленых комбинезонах.

— Слышал? — прошептала Мартина.

— Значит, он тоже из этих!.. Никакого сомнения!

— Много бы я дала, чтобы узнать, что это за язык!

— Кажется, я правильно сделал, что не стал догонять его… а уж совсем было собрался, — задумчиво сказал Мишель. — Наш разговор мог бы оказаться… довольно коротким!

— Не знаю почему, но эта компания не внушает мне доверия, — вздохнула Мартина. — А тебе?

Мишель ничего не ответил. Уже несколько минут он наблюдал за плотиком, который, едва выступая над водой, плавал в нескольких десятках метров от подводной лодки. Ничего не сказав Мартине, мальчик оттолкнулся от скалы и поплыл вдоль причала, а достигнув точки примерно напротив плотика, нырнул.

И под водой устремился прямо к плотику.

Несмотря на яркое сияние луны, в воде было довольно темно. Кроме того, без маски Мишель различал предметы нечетко.

Вскоре его руки наткнулись на что-то мягкое, упругое, перетянутое бечевкой; потом нащупали какие-то жесткие детали.

Однако мальчику понадобилось вынырнуть на поверхность и собраться с мыслями, чтобы понять, что плотик, привязанный к миниатюрной подлодке, есть не что иное, как надувная лодка, окрашенная в неброский серый цвет.

Интересно, что надута она была ровно настолько, чтобы удерживать на плаву груз, который был привязан к ней прочным шпагатом.

Мишель ощупал груз: это был длинный и узкий ящик.

"Странный способ транспортировки…" — подумал он.

Мальчик опять нырнул и на сей раз поплыл к подлодке. Он хотел окончательно убедиться, что перед ним одна из тех управляемых торпед, фотографии которых он уже встречал в журналах. Прозрачная полусфера и там служила колпаком для рубки.

Не теряя времени, Мишель проделал обратный путь до оконечности причала.

— Ну что? — нетерпеливо спросила Мартина. — Это в самом деле подводная лодка?

— Да. Что-то вроде управляемой торпеды. Она буксирует какой-то длинный ящик, привязанный к резиновой шлюпке, которая надута только наполовину.

— Так, чтобы ящик был погружен в воду?

— Именно. Он, конечно, герметичный… Довольно необычный способ доставки грузов!

— Да, необычный… и, главное, не бросающийся в глаза. Большую шлюпку было бы видно издалека, а этот груз, почти не выступающий над водой, где угодно пройдет незаметно. Мы ведь тоже видели только купол рубки и ничего более, пока не приплыли сюда.

— А что это за ящик, как ты думаешь?

— Ума не приложу!

С лестницы, ведущей наверх, в блокгауз, донесся топот ног; отзвук его прокатился по бухте, бесцеремонно напомнив Мишелю и Мартине, что они тут не одни.

Вслед за аквалангистом показалась вся команда "зеленых комбинезонов". Молодым людям не было необходимости понимать смысл слов, произносимых вновь прибывшим, чтобы догадаться, что это отнюдь не комплименты. Тон, в котором "зеленые комбинезоны" реагировали на его выкрики, их нервные и подобострастные ответы позволяли предположить, что аквалангист — какой-то большой начальник.

Вчетвером они вытащили надувную лодку на берег и, отвязав черный ящик, который выглядел довольно тяжелым, потащили его к лестнице.

"Итак, что отсюда следует? — рассуждал про себя Мишель. — У аквалангиста разъяренный вид… Он вызывает к себе остальных, и те бегут к нему как мальчишки… Значит, его прибытие не было неожиданным; значит, встреча с "зелеными комбинезонами" была предусмотрена…"

Вскоре аквалангист появился снова. Он выпустил из надувной лодки воздух, скатал ее в рулон и унес в нижний зал блокгауза.

Затем он вернулся к подлодке, забрался в рубку и опустил прозрачный купол; лодка тронулась с места и быстро погрузилась в воду.

Мишель и Мартина провожали ее взглядом, пока в залитом лунным светом море не исчез последний серебристый след. Растерянные, ребята долго молчали. Ситуация была такова, что ни спорить, ни рассуждать не хотелось.

— Что будем делать? — спросила наконец Мартина.

— Вот и я себя спрашиваю о том же, — ответил Мишель. — Не очень-то мы продвинулись в выяснении того, что это за люди и чего они хотят… Твердо мы знаем одно: все, что они делают, они стараются делать скрытно. Но нам до сих пор не известно, кто они. И принадлежат ли к французскому военному флоту…

— По идее, должны принадлежать… Сама по себе скрытность еще ничего не значит. Предположим, речь идет о чем-то таком, что имеет отношение к проекту "Прометей". Это сверхсекретный эксперимент, и было бы вполне нормально, если бы военные моряки действовали таким образом, устанавливая здесь какое-нибудь измерительное оборудование…

— Да, наверное… Конечно… Послушай, Мартина… ты устала?

— Немного. А что?

— Нет, ничего… Пора нам возвращаться. Причем вплавь. Я не думаю, что тебе так уж хочется подниматься по лестнице, а потом продираться сквозь заросли…

— Согласна, не хочется. Во-первых, в мокром купальнике, да под таким ветром, я через три минуты продрогну до костей. А во-вторых, мне кажется, нам нужно сегодня хорошо выспаться. Сейчас очень неподходящий момент начинать с этими субъектами игру в кошки-мышки!

— Ну что ж, тогда двинулись!

Не теряя времени даром, Мартина с силой оттолкнулась от камня, на котором стояла, и заскользила в воде. Мишель прыгнул следом за ней. Хотя мышцы его слегка онемели от долгого нахождения в воде, ему было не слишком трудно войти в ровный, размеренный ритм.

Ночь была светлой. Где-то на середине пути Мартина замедлила темп и подождала Мишеля.

— Что случилось? Устала? — испугался он.

— Ну… в общем, да… Но я больше боюсь за тебя. Ты сегодня так наработался, пока мы плыли в байдарке!.. Не схватила бы тебя судорога. Отдохни пару минут!

— Ты считаешь?

— О, уверена! Подумать страшно: ты же плыл туда, теперь обратно — и почти без отдыха. Лучше соблюдать осторожность.

Мишель не мог не признать, что она права. Он ухватился за скалу и встал, наполовину высунувшись из воды. Мартина легла на спину, держась на воде почти без движения.

Вдруг Мишель поднял голову и протер глаза. Потом сделал знак, чтобы привлечь внимание Мартины.

— Плыви сюда! Быстро! — позвал он. Девочка тоже приподнялась над водой.

— Смотри! — Он вытянул руку. — Вон туда, в море!..

Мартине тоже пришлось протереть глаза: вода текла с волос ей на лицо, мешая смотреть.

Наконец она увидела какую-то темную массу, которая медленно всплывала из моря.

— Что это?.. — тихо вскрикнула девочка. И сама же ответила на свой вопрос:

— Да это же подводная лодка! На сей раз нормальных размеров…

— Она прибыла за тем аквалангистом!

Мартина помолчала. И лишь когда подлодка стала вновь погружаться в море, сказала:

— Тогда выходит, что он все-таки — французский моряк!

— Почему?

— Потому что за ним пришла подводная лодка-Мишель, несколько удивленный этой логикой, возразил:

— А кто тебе сказал, что это французская подводная лодка?

— Неужели ты думаешь, что иностранная лодка рискнула бы появиться здесь, рядом с военной базой на острове Байи, под носом у дозорных катеров, которые патрулируют море?

Мишель признал справедливость ее рассуждений.

— В этой истории есть что-то такое, что выше нашего разумения, — подвел он итог разговору. — Давай-ка поплывем в лагерь. Если мы тут будем болтаться, нам это вряд ли поможет продвинуться дальше.

Остаток пути прошел без происшествий. Даниель, оказывается, тоже заметил подводную

лодку.

— Я уж подумал, она за вами гонится! — возбужденно рассказывал он. — Чуть не кинулся спасать вас на байдарке!.. — Потом, став серьезным, спросил: — А что с "летающей тарелкой"?

Яростно растираясь полотенцем, Мишель рассказал о результатах их похода.

— Ничего себе! — присвистнул Даниель. — Если все это заварилось потому, что начинается операция "Прометей", то нам тут загорать еще долго! Со всеми этими кораблями, подводными лодками, мини-лодками, дозорными катерами…

— Мне вообще-то кажется, Адмиралтейство не станет придавать такого уж большого значения нашему присутствию здесь, — задумчиво сказал Мишель. — Я вот думаю: не стоит ли завтра, когда мы немного отдохнем, попробовать легализовать наше положение? Иначе нам придется очень старательно прятаться, чтобы нас не обнаружили.

— Легализовать положение? — переспросила Мартина из палатки, где она переодевалась в сухое. — Что ты хочешь сказать?

— Мы могли бы попытаться выяснить, кто же все-таки эти люди в зеленых комбинезонах: французские моряки или нет? Если да, мы объявляемся, и они нас отправляют домой. Если же чувствуем, что тут дело нечисто, мы на байдарке, под парусами, покидаем остров.

— А мистраль? Или ты всерьез намерен держать курс на Корсику? — Даниель недоумевающе посмотрел на него.

— Какой-нибудь дозорный катер нас быстро заметит. Особенно если мы пойдем под парусами…

Мартина перебила их, сообщив, что она уже готова ко сну. Поскольку багажа в байдарку вмещалось немного, путешественники взяли с собой всего одну палатку. Имелось в виду, что они уступят ее девочке, сами же устроятся в спальных мешках на открытом воздухе.

Улегшись, братья несколько минут смотрели на усыпанное необыкновенно яркими звездами небо над головой. Но очень скоро усталость пересилила тревожные мысли, навеянные непонятными и загадочными событиями, которые происходили вокруг.

Трое друзей, находясь на острове Пастурэ, в нескольких сотнях метров от таинственных незнакомцев и в нескольких милях от военно-морской базы, где в эти часы шли последние приготовления к запуску ракеты "Прометей", заснули крепко и безмятежно, словно в самом заурядном кемпинге…

Первым проснулся Даниель.

Обстоятельство это было весьма необычным, так что он сам очень удивился. Но непривычно жесткое ложе и особенно рассветная свежесть сделали то, что не удавалось обычно ни энергичному вмешательству Мишеля, ни настырному звону будильника: Даниель открыл глаза и понял, что заснуть больше не сможет.

Он зевнул, осторожно пошевелил одеревеневшими руками и ногами и выбрался из спального мешка. Не переставая отчаянно зевать, мальчик тут же вывернул мешок, чтобы проветрить его. Тут ему пришло в голову, что неплохо бы отомстить Мишелю — взять и растолкать его. Однако он решил сначала пойти к воде и наскоро умыться, чтобы окончательно прояснить голову.

Даниель сидел на камне, созерцая голубую воду, которая у берега была чиста и спокойна, а в отдалении, под порывами ветра, морщилась и покрывалась барашками.

"Странная все-таки история с этой подводной лодкой…" — размышлял он.

Он сделал несколько гимнастических движений, чтобы прогнать ломоту в мышцах. Тут к нему подошел Мишель; пожелав кузену доброго утра, он стал плескать себе на лицо морскую воду.

— Ну и видок у тебя, — ухмыльнулся он, закончив умываться. — Ты чего в такую рань поднялся?

— Поднимешься тут, — грустно ответил Даниель. — Впредь я запрещаю кому бы то ни было отпускать шуточки насчет того, что я засоня. Вот так!

За спинами у них послышался шорох. Мальчики обернулись и увидели, как расстегивается молния на входе в палатку и оттуда высовывается растрепанная голова Мартины.

— Вы когда-нибудь кончите болтать? — недовольно поинтересовалась девочка. — Если вы каждое утро будете так орать, мне придется переехать в другой отель!

— Чудесная мысль! Тогда ты нам оставишь палатку, — рассмеялся Даниель. — И я тоже буду утром долго валяться в постели. А сейчас давайте завтракать. У меня аппетит — волчий!

— У меня тоже, — сказала Мартина.

— Вам бы все шутки шутить насчет завтрака, — буркнул Мишель. — А где вода для кофе?

Напоминание о воде сразу остудило атмосферу.

— Между прочим, — продолжал Мишель, — вчера вечером мы договорились, что за водой пойдешь ты, Даниель.

— Договорились, договорились… Ты ведь туда собирался раз десять сходить, пока я проснусь! Вот о чем мы договорились!

Мишель расхохотался.

— Ну хорошо, для первого раза пойдем вместе, и немедленно! Это куда лучше, чем сидеть здесь и спорить. — И уже серьезным тоном добавил: — Кстати говоря, не мешает лишний раз узнать, что там поделывают "зеленые комбинезоны". Я по-прежнему считаю, что чем раньше мы поймем, кто они такие, тем лучше.

— Так вы идете вдвоем? — спросила Мартина.

— Я считаю, так лучше, — кивнул Мишель. — Мне кажется, они пока не подозревают о существовании нашего лагеря… если, конечно, не наведались сюда ночью. Так что ты будешь здесь в безопасности, что бы ни произошло.

Мишель взял пустую фляжку и махнул рукой, зовя Даниеля.

Подняться на плато оказалось куда легче, чем накануне: сказался накопленный опыт.

Оказавшись наверху, братья разделились. Они решили идти один за другим, на некотором расстоянии— достаточном, чтобы в случае необходимости они могли прийти на помощь друг другу.

С предельной осторожностью, часто останавливаясь и прислушиваясь, мальчики продвигались вперед; вскоре они оказались недалеко от места, где вчера обнаружили спиленные сосны и полосатые вехи.

Мишель шел первым, и то, что он увидел, заставило его застыть на месте…


* * * | Мишель и летающая тарелка | МИШЕЛЬ ОСТАЕТСЯ ОДИН