home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



7

Вся дружная компания, кроме Пигуя — его практически не было видно, он все время где-то пропадал, — снова собралась в типографии.

Робер испытывал странное чувство, знакомое, наверное, всякому, кто, продумав свой план во всех подробностях, приступает к его осуществлению. Друзья как бы стояли у подножия высокой горы, на которую им теперь предстояло взобраться. Ведь они должны были сочинить, набрать и напечатать газету, чтобы доказать невиновность Гюстава Дюмарбра. Это, как говорил Антуан, "вам не семечки"… Прошло уже полчаса, как они собрались, а разговор все шел вокруг да около.

Может быть, перейдем к делу? — не выдержал наконец Разэн.

Гм! Главное — это с чего начать, — резонно заметил Патош.

Я считаю, — сказал Робер, — первый номер должен быть особым. Его цель — привлечь внимание… Так что это будет скорее афиша или листовка, а не настоящая газета. Она должна произвести эффект взрыва…

Эй, потише! Кто тут говорит о взрывах? — закричал Антуан, который как раз вернулся со склада с рулоном бумаги.

Никто, старик, никто!..


Школа Детективов

И Робер повторил ему, что он думает насчет газеты.

В общем, ты хочешь сенсацию? — спросил Антуан. — нет ничего проще. Ведь нынешнего читателя в основном интересуют только детективные истории. Вот мы ему и предложим настоящий детектив: преступление и его расследование. А если мы еще намекнем, что выяснились какие-то новые подробности, так люди просто накинутся на газету.

провалиться мне на этом месте, если я не прав!

Легко сказать: новые подробности… Все, что есть, давно сообщили другие газеты, — уныло заметил Патош.

Да, к сожалению, нового-то как раз ничего и нет, — добавил Люсьен.

Верно! — подтвердил Разэн. — Газеты вообще уже

больше не пишут об этом. Им просто нечего сказать…

Вот как раз теперь и надо об этом говорить! — горячо воскликнул Робер.

Как это?..

Вот так! Люди начинают думать, что дело закрыто! Что Дюмарбр рано или поздно сам во всем признается…

Неправда! — перебил его Люсьен; глаза его подозрительно блестели. — Папа ни в чем не признается! Ему не в чем признаваться!..

Я с тобой согласен, Лулу. Но люди-то думают по-другому! И потому именно сейчас надо повлиять на их мнение. Газета — это очень сильное средство, если уметь им пользоваться!..

Остальные молчали. Как обычно, они ждали, пока Робер объяснит свою мысль

По моему мнению, нужно прибегнуть к старому испытанному приему. Как говорила моя бабушка: сказать ложь, чтобы узнать правду… Другими словами, если мы сообщим, что нашли кое-что, чего не заметила полиция, то настоящие преступники встревожатся и могут допустить промах. Тут-то мы и выйдем на их след.

На этот раз все вдохновились.

Здорово! Как в кино! Будем изображать Шерлоков Холмсов!

Только Антуан не разделял общего воодушевления. Когда все выговорились, он решил-таки высказать свои опасения:

Не уверен, что это будет так легко и весело… Потом, выходит, ты собираешься напечатать в первом номере вранье?.. Может, в этом и есть какой-то смысл… но ведь номер прочтет и комиссар, который занимается официальным расследованием!.. Мне не нравится, что мы совершенно ничего не можем сказать, я имею в виду — правду… По-моему, они вовсе не дураки: вон как они все обстряпали, чтобы повесить это дело на твоего отца, Люсьен!

Робер улыбнулся. Работа в гараже обогатила речь Ан-туана некоторым количеством живописных выражений, которые он употреблял главным образом, когда был возбужден.

Полностью с тобой согласен, — ответил Лулу. — Выходит, надо пошевелить мозгами и придумать, что могло бы сбить преступников с толку.

Надо, надо, кто спорит?..


Ну, хватит дискутировать! — вернул их к действительности Антуан. — Давайте начнем с "шапки"!

Услышав это, Патош был так удивлен, что трое старших ребят покатились со смеху. Люсьен объяснил ему:

"Шапка" — это крупный заголовок на несколько колонок. Например, "Землетрясение в Патагонии" или "Высадка марсиан в городе №. Ясно?

Да… ясно…

В общем, шапку придумать нетрудно. Предлагаю что-нибудь вроде: "Снова о деле Дюмарбра". Или — "Новые подробности дела Дюмарбра".

Чем крупней "шапка", тем меньше места останется для статьи, — заметил, усмехаясь, Антуан. — И вообще, если есть "шапка", статью написать не так уж трудно… Перечислить факты, добавить несколько многозначительных эпитетов и намеков… А главное — побольше условного наклонения! Чтобы сказать много, не сообщая ничего определенного… И — подавай горяченьким, с пылу с жару!..

Ты уверен, что не перепутал жанр? — смеясь, прервал его Робер. — Мы же не кулинарный рецепт составляем!..

Антуан посмотрел на него с некоторой тревогой. Но Робер его успокоил:

Не обижайся! Твоя речь была блестящей. Все дело в том, какой выбрать тон. Так что давай сразу запишем ее… "с пылу с жару", как ты говоришь.

Антуан облегченно вздохнул.

Скажи-ка, Робер, — произнес он. — Ты не думаешь, что не помешало бы упомянуть, как бы между прочим: рас-следованием-де занимается некий частный детектив? Если мы просто напишем то да се, никто нам не поверит… А вот если добавить щепотку соли… — он рассмеялся. — Ты прав, Боб, у меня сегодня какой-то кулинарный уклон.

Ничего, кухня просто великолепна! — вмешался Лулу, который до этого помалкивал.

И можно еще намекнуть на существование благородного анонима, который и Нанял этого частного детектива, чтобы доказать невиновность мсье Дюмарбра, — добавил Разэн.

Патош, стараясь не отстать от других, заметил:

Но это ведь может их спугнуть. Если, конечно, они еще здесь… И тогда все провалится!

Его слова заставили товарищей задуматься.

Не думаю, — заявил Антуан. — Пока полиция считает виновным отца Лулу, в интересах преступников не двигаться с места.

В каком-то смысле Патош прав, — в свою очередь высказался Робер. — Я вот спрашиваю себя о другом: если они местные, то почему выбрали именно эту типографию? Ведь они вполне могли бы бросить тень на какой-нибудь другой город…

Я знаю! — высунулся Разэн, которому не терпелось взять реванш в этом соревновании умов. — Папа говорил на днях, что полиция уже несколько месяцев следила *за нашим городом.

Правильно, я слышал то же самое! — воскликнул Робер. — Конечно, они заметили, что дело пахнет керосином, и быстро выбрали ближайшую типографию. Ведь рискованно было везти станок в другое место. Мне кажется, тут все ясно.

Итак, во-первых, мы допускаем, что фальшивомонетчики еще здесь. Во-вторых, надеемся, что они поверят блефу насчет частного детектива. В-третьих, исходим из предположения, что полиция не будет особенно нам мешать.

Слушай, Робер! У меня идея! — закричал вдруг Патош.

Этот парень сегодня — настоящий фонтан идей, — засмеялся Антуан. — Валяй, Патош, мы тебя слушаем!

У меня есть в Париже двоюродный брат, он журналист. Давай пошлем ему газету, когда она будет напечатана. Может, он согласится написать об этом в своей газете. Так что, если фальшивомонетчики уже убрались отсюда, они все равно забеспокоятся…

Ладно, ребята, все готово, можно начинать! — решительно заявил Антуан. — Если с таким количеством тузов на руках мы не выиграем, значит, мы просто олухи…


Итак, поехали! — еще раз сказал Антуан.

Однако без трудностей и ошибок не обошлось. Мадам Дюмарбр, которая прежде, в трудные моменты, когда муж только осваивал типографское дело, часто помогала ему, и сейчас пришла на помощь сыну. Лулу руководил всем процессом.

Робер, Антуан, Патош и Разэн по указаниям Лулу и его матери подавали им нужные литеры, те укладывали их в "формы" и потом спускали в печатные рамы, чтобы после этого верстать полосы. Чтобы работа шла быстрее, они вынули наборные кассы из гранок и разместили их на талере.

Теперь ты, Патош! — сказал Люсьен. — Дай-ка мне заглавную "Р", светлый петит, два "е", два "а", два "и", два "л", два "о", четыре "с", четыре "н"…

Эй, эй, не так быстро!

— …и один восклицательный знак, — закончил Лулу. Причудливые названия типографских шрифтов весьма

позабавили ребят. Антиква, бланко, грациоза, барселонэз, европа — им хотелось испробовать их все. Но Люсьен удовольствовался роменом 10. Когда дело дошло до заголовка, он заколебался.

Возьми двенадцатый, — посоветовала ему мать, — это самый расхожий кегль..

Потратив весь вечер, просидев в типографии до одиннадцати часов, они набрали-таки первую страницу газеты.

На ней было название "Мессаже дю Сантер" и под ним— огромный заголовок:


* * * | Школа Детективов | Сенсационные сообщения