home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 13.


Проснулся с дикой головной болью и тошнотой. По привычке позвал шши:

— Сильфея!

И тут меня как под ледяной душ сунули, когда я услышал незнакомой чуть хриплый мужской голос:

— Он очнулся! Эй, все сюда!

Открыв глаза, я увидел стоящих надо мной пятерых людей — двух мужчин и трёх молодых симпатичных женщин.

«Ещё бы им не быть симпатичными — сам выбирал же», — промелькнула мысль в разламывающейся на куски голове.

— Вы кто?, — спросил я. — Как здесь оказались, где…

И тут до меня дошло, что нахожусь я не в своей палатке, а в джунглях. Лежу на куче листьев, поверх которых кто-то кинул матерчатую тонкую куртку, сверху свисают лианы с деревьев, жужжат и стрекочут насекомые. Поют птицы, вдалеке покрикивают животные.

— Твою!…

С ругательством я подскочил с земли и принялся озираться по сторонам, не обращая внимания на отшатнувшихся от меня людей.

— Всё, приплыли, — прошептал я, когда понял, что первое впечатление было настоящим. — Но как так-то?!

— Молодой человек, вы можете что-нибудь сказать про это место? И кто вы?, — очень вежливо спросил меня мужчина лет тридцати с небольшим в светлых брюках, белой майке и с рубашкой, повязанной вокруг пояса за рукава.

— На другой планете, — буркнул я. — В джунглях полных людоедов.

Ну, а что? Подготавливать их по всем правилам? Так у меня времени нет, чёрт знает, куда меня с ними занесло, может быть, сию минуту к нам подкрадываются дикари или уже обложили и ждут только сигнала.

Кто-то фыркнул, другой произнёс фразу, смысл которой сводился к констатации у меня тяжелейшего психического заболевания.

— Простите, молодой человек, как вас зовут?, — поинтересовалась одна из женщин.

— Максим.

— Максим, вы знаете, что с нами произошло? Просто, вы один из нас единственный отличаетесь внешним видом.

Я только хмыкнул. Ну да, тут все в уличной одежде, привычной нашему Н-ску, в меру загорелые, а я мало того что в одних трусах стою (в чём спал, в том меня и перенесло), так ещё и загар такой, что с туземцем можно спутать.

— Я уже сказал, что случилось, и где находимся. Во всём вините то т московский НИИ, который у нас с недавних пор работает. Я появился чуть раньше вас, хотя под взрыв городе попал одновременно с вами. Почему так произошло — не знаю, я не учёный…

И я в течении десяти минут выдал всю раскладку по местным реалиям.

— Да это всё бред!, — заорал кто-то из-за спин людей, окруживших меня очень плотной толпой. — Это всё какое-то шоу, давайте посмотрим получше и найдём камеры! И за это в суд подадим на ваших хозяев, Максим, или как там вас зовут. Да я бы ещё поверил в опыты НИИ, но вы совсем заврались, когда про какую-то магию стали нести чушь!

— Поищите, конечно, только советую сломать сначала длинную палку и следить за кустами, лианами и землёй, куда ногу собираетесь ставить, а то тут столько всяких тварюшек живёт, от змей до ядовитых муравьёв, что скорее их найдёте на свою голову, чем камеры. Вы вообще представляете в каких широтах находится наш город и сколько от него до ближайших тропиков?!, — под конец я уже кричал во весь голос, злясь на тупость людей и задержку, которая может стоить многим жизни.

— Нас усыпили! Или загипнотизировали!

— Да кто будет тратить на вас такие деньги?!, — взорвался я. — Вы тут поп-дивы и прочие таланты эстрады? Да…

И в этот момент совсем близко среди зарослей взлетела с испуганными криками стайка птиц, заставив сердце упасть в живот. Наверное, моё лицо было очень выразительным, потому что все ближайшие слушатели побледнели следом за мной и уставились в сторону шума.

— Что случилось?, — тут же набросились на меня с вопросами люди спустя десяток секунд после паники

— Я вам говорил про дикарей, говорил про иных, и забыл сказать, что самыми лакомыми у них жертвами считаются именно иные. И мне бы очень не хотелось попасть в их руки, — от представленных перспектив я невольно передёрнулся и покрылся гусиной кожей, несмотря на царящую тут жару.

— Я смотрю, вы нам о многом забыли сказать, — с сарказмом и злостью произнёс крепкий мужчина, протолкавшийся из задних рядов ко мне.

— Всё, что вам нужно знать, я сообщил, остальное услышите в посёлке.

— И где он этот посёлок?

Я вздохнул и честно признался:

— Не знаю. Меня почему-то перенесло вместе с вами в джунгли, хотя должны были оказаться в окрестностях посёлка.

— Да он совсем заврался!, — заорал здоровяк, потом неожиданно подскочил ко мне и протянул руку вперёд. Что он хотел сделать — схватить, ударить, толкнуть или просто напугать — не знаю, но отреагировал, как на агрессию, уклонившись назад и вбок и левым кулаком нанеся удар в челюсть снизу вверх.

— Ах!, — ахнула женская половина, когда мужчина громко клацнул зубами, сильно вздрогнул всем телом и мешком с картошкой упал под ноги окружающим.

— Вот же чёрт!, — выругался я. — Посмотрите кто-нибудь живой он хоть?

Тут вдруг ещё заплакали дети рядом, раздались испуганные вскрики.

— С дороги!, — рявкнул я и, расталкивая толпу, быстро направился в сторону криков. Ничего хорошего там не увидел: на земле лежали двое, парень и девушка, у обоих посиневшие лица, белая пена на фиолетовых губах и мелкий тремор тела. Рядом сними суетились несколько молодых людей, перетягивали ремнями и платками, свернутыми в жгуты, ноги, кто-то прицеливался перочинным ножичком к лодыжки девушки.

— Что тут у вас?, — спросил я.

— З… змея, — чуть заикаясь ответил тёмноволосый с длинной стрижкой до плеч паренёк. — Н-не замети-или, а она ужали-ила Петра, а-а Све-ета бро-оси-илась и то-оже укуси-или её. Что-о де-елать?

И с надеждой посмотрел на меня.

— Ничего, — хмуро ответил я. — Без противоядия они проживут минут десять, жгуты и надрезы не помогут, у местных гадин яд быстродействующий. Во на хрена вы попёрлись куда-то?!

— По-осмотреть…

— Стой, Вить, я сам расскажу, — остановил заикающегося его товарищ, который только что закончил вертеть палочкой тонкий ремешок от, скорее всего, дамской сумочки. — Мы решили разведать окрестности. А что нам ещё оставалось делать?

— Давно вы здесь?, — спросил я. Этот вопрос бы нужно было задать самым первым, но что-то у меня всё из головы вылетело.

— Часа четыре уже. Пришли в себя почти все разом, только ты лежал пластом и не реагировал ни на что. Вон, духи ядреные тебе чуть ли не в нос заливали вместо нашатыря, а тебе по барабану. Вот и придумали пройтись по окрестностям. Пошли несколькими группами, потом сошлись вместе, так как в этих зарослях легко потеряться да и вообще…, — тут чуть помедлил. Потом признался, — и страшно было. Ты бы не испугался?

— Испугался бы, — согласился я с ним. — Но нужно было сидеть и ждать хотя бы спасателей, чем бродить мелкими кучками по джунглям.

— А ты кто?

— То есть?, — опешил я. — только что же всем рассказал.

— А мы только что подошли.

— так это вы спугнули тех птиц?, — дошло до меня.

— Ага, хотели подбить парочку, чтобы поджарить, а то уже есть охота, да и детям не мешало бы перекусить.

— Ты можешь им помочь?, — парень кивнул на укушенных.

— Нет, сейчас им уже никто не поможет, только целители, но таких даже в моём посёлке нет, — с грустью ответил я и отрицательно покачал головой.

Буквально на наших глазах двое молодых людей умерли.

Но даже это не заставило многих скептиков поменять свои взгляды на происшедшее. Скорее только сильнее разозлило, заставило плеваться желчью в мою сторону. Словно я виноват в их бедах… виноват, конечно, но в малом. В противном случае им могло быть ещё хуже, когда через сколько-то месяцев их выбросило бы  в одиночку или малой группой невесть где.

— Нам нужно уходить, пока сюда не пришли враги, — сказал я, как только отравленные испустили дух. Момент этот никто не пропустил: парень и девушка вытянулись в струну, потом совсем немного выгнулись вверх и обмякли. — Иначе мы все позавидуем им. У кого есть дети, то  подумайте об них.

Двадцать минут понадобилось людям. Чтобы принять решение. Разделились все на два неравных лагеря — одна часть была «за» моё предложение, вторая против, с упорством ослов считая, что всё это лишь розыгрыш и не более. Даже смерть людей не пошатнула их мировоззрение, а у парочки я даже заметил алчный огонёк в глазах и их голоса звучали предвкушающее, когда кричали про суд и компенсацию.

Со мной отправились почти все родители с детьми, большая часть молодых девушек (красавицы из салона поголовно вошли в это число) и десять парней. Вмести с детьми набралось сорок восемь человек. И чуть больше полусотни остались на месте «высадки», среди россыпи парфюмерии и рядом с зенитной пушкой.

Одна из девушек отдала мне короткую джинсовую курточку, из которой соорудил себе обмотки на ноги, кто-то из мужчин передал рубашку, чтобы я прикрыл тело.

— Куда идти?, — спросил кто-то из моих, хм, последователей.

— Туда.

Ответил твёрдо, уверенно, хотя у меня этой уверенности не было ни грамма. Ориентировался по солнцу, полагая, что в нужной стороне течёт река, добравшись до которой можно потом выйти к полуострову с крепостью.

— Вот с этой лианы можно пить воду, — указал я на знакомые побеги, с которыми познакомился несколько месяцев назад благодаря неуклюжести Катьки. Интересно. Как она и прочие ребята поживают и поживают ли они? Не наведались ли к ним пигмеи после того, как меня и Толика схватили? А ещё могли передраться между собой, обвинить во всех грехах нас, вселенцев-попаданцев. У меня на сердце с каждым днём всё тяжелее и тяжелее, когда про потерпевших кораблекрушение вспоминаю, а Медведь всё никак не желает отправить туда экспедицию.

Напившись, все почувствовали себя намного лучше. К этому времени и нервное состояние, последовавшее после Переноса, уже схлынуло.

— Ещё бы поесть, — вздохнул один из парней, шедших рядом со мной в голове колонны.

— Смотри по сторонам, может, что-то найдётся, — предложил я. — Пока сам ничего знакомого не вижу, но мало ли, вдруг пропускаю просто. Можно змей сбивать, потом поджарим на привале.

— Офигеть — есть змей, — пробурчал он. — А до посёлка долго? Может, потерпим, и там нас накормят?

— До посёлка очень далеко. Нам сейчас самое главное, это выйти к реке, а там уже будет проще сориентироваться.

— Хе, ты сам не знаешь, где мы?, — удивился собеседник.

— А ты видишь тут надписи с координатами, улицами и номерами домов?, — съязвил я. — Да тут каждая третья лиана похожа на соседнюю, как две капли воды, а каждое пятое дерево можно перепутать с первым. Тут, блин, джунгли!

— Извини, — смутился собеседник, потом протянул руку, — меня Владом зовут!

— Макс, будем знакомы.

Тот энергично встряхнул мою ладонь, сжав с меру сильно, не выдавливая. Как некоторые чудаки, кости из-под ногтей.

— Макс, а что ты говорил про магию? Это правда?

— Угу, — кивнул я, — истинная правда. И среди вас есть будущие маги.

— И я, например?, — живо заинтересовался он, рядом идущие невольно ускорили шаг и стали подходить поближе, чуть ли не наступая на пятки.

— Можешь и ты. Извини, Влад, — развёл я руками, — но я в этом не разбираюсь.

— Но ты же иной, ведь так?

— Иной, но инициацию прошёл в таких условиях, что врагу не пожелаешь. Да и не сразу я понял, что могу магичить.

— А вы сильный иной, Максим?, — спросила одна из салонных красавиц, жгучая высокая брюнетка с точёной фигуркой и высокого роста. — Ой, простите, меня Элей зовут.

— Смотря с какой стороны смотреть, — широко улыбнулся я. — Огонь и молнии метать метать не могу, ураганы создавать тоже, а такие маги у нас имеются. Зато я в другом способный, за что меня ценят, и из-за чего  стою над прочими иными. Позвольте представиться — главный маг медведевского посёлка!, — я повернулся к девушке и изобразил мушкетерский поклон, помахав ладонью, словно в той была зажата шляпа с пером. Только сделав, я понял, что решил банально распушить по-павлиньи перья перед красивой девушкой. Аж стыдно стало от такого пацанства.

— Свистишь?!, — улыбнулся Влад.

— Придём домой — убедишься.

— Понял?, — ткнул его в бок сосед. — Будешь выделываться и если станешь магом, то твой начальник тебе еще припомнит.

— Максим, а вы сейчас можете что-нибудь наколдовать?, — спросила Эля, озвучив мысли всех без исключения. По-моему, даже у детей глаза загорелись, когда они услышали эти слова.

— Сейчас нет, мне нужно заснуть для моей магии.

— Ты сноходец?!, — аж подскочил один из молодых парней.

— Если можно так назвать мою магию, то да, — согласился я с ним.

— Я книгу читал, как одни попаданцы получили особые способности входить во сны других людей и сражаться в астрале с чудовищами, духами, демонами и даже богами. Они там самыми сильными были!

— Сражаться во сне мне толком не приходилось, для меня будет ближе старый голливудский фильм, где люди во сне меняли реальность, создавали собственные миры, куда затаскивали спящих людей и делали с ними что хотели. Или тоже самое проворачивали в чужих снах. Я же могу изменить человека в реальности, находясь в своём сне, могу достать многие вещи, которых здесь нет, в этом мире нет.

Молодёжь о чём-то зашушукала промеж себя, давая мне небольшую передышку, во время которой я зашиб толстую змею, свисавшую с ветки над нашей тропой. Будет теперь что пожарить во время будущего привала, хотя бы детям по кусочку мяса, похожего на куриное.

— Максим, а тот наш товар, который валялся на поляне, где мы все оказались, и пушка то же, имеет к этому отношение?, — спросила Эля. Вопрос про то, а не имею ли я отношение к их переносу, повис в воздухе двухпудовой гирей, готовой сорваться прямо на мою голову. Вот же дал Бог мне умную брюнетку.

— Угу, имею самое полное отношение. Как уже говорил, вы зависли где-то там, — я махнул рукой в небо, а точнее в кроны деревьев, нависшие над нашими головами в несколько ярусов, в два так точно, — в то же время нас, самых первых попаданцев сюда выкинуло несколько месяцев назад. Глава посёлка дал указание перетаскивать людей из, скажем, астрала, чем я и занимался. Попутно имелось и второе задание — сбор полезных вещей, которых у нас днём с огнём не найдёшь.

— Духи и помада — из категории полезных?, — удивился кто-то из спутников, шедших рядом со мной.

— Ещё какие. У нас в посёлке столько женщин, что я просто удивлён, как под матриархатом не оказались. Условия не ахти, скажу честно, вот и приходится задабривать парфюмом да прокладками разными. Прошу простить за подробности. Плюс, это очень хороший меновой товар с другими анклавами землян.

— А где мужчины?, — полюбопытствовала всё та же брюнетка. — А кого среди магов больше — мужчин или женщин?

— Мужчин, наверное. Знаешь, я как-то не считал.

— А ты точно главный маг?, — хитро улыбнулась Эля.

— Точно, точно. И если намекаешь, что я обманываю или очень плохой начальник, раз не знаю своих подчиненных, то тебе сначала нужно пожить у нас. Только глава, которого мы зовём Медведем, сидит в штабе, а все прочие начальники носятся сломя голову по округе или стоят у станков. У меня и вовсе из-за спецификации Дара происходят выпадения из реального мира, иногда аж на несколько дней. Я потому и провалялся столько сегодн, что перенапрягся, когда вытащил вас в реальный мир.

— Но что с мужчинами, почему женщин больше?

— Опасно здесь. Очень. Только на днях закончили чистить крепость от зомби. Люди гибнут постоянно — на охоте, в боях с дикарями, на разведке.

На несколько минут все замолчали, ошарашенные моими словами.

— Настоящие зомби? Здесь и такое есть?, — наконец, произнёс Влад.

— А вампиры существуют?, — крикнула одна из девушек из середины колонны.

— Женить его на себе хочешь?, — кто-то хохотнул. — Сумерек пересмотрел кто-то.

— Дурак!

— Про вампиров ничего не знаю, — ответил я правду. — Мы в этом мире совсем недавно, информацию приходится получать с потом и кровью, чаще всего с кровью. Вот и ответ на твой, Эля, вопрос, почему мужчин меньше женщин.

— А у вас женщины не воюют?, — спросила девушка.  — Хотя бы те же маги-женщины?

— Воюют, конечно, но вот мало их у нас, мужчин больше.

— Женщин-магов?

— Иных, мы называем наших магов иными. Нет, женщин-иных хватает, но мало именно боевых специальностей, в основном все мирные — травница есть, есть девушка, которая может скрепить между собой любые материалы или придать им другую форму. Из боевых — только разведчица.

— Это кто?

— Становится незаметной и очень ловкой, хоть на стену заберётся в таком состоянии. И её не видит почти никто.

— Здорово!, — воскликнул кто-то из парней. — Мне бы таким стать!

— Чтобы в женскую баню залезать?, — засмеялись сразу несколько человек.

— Да ну вас, — насупился тот. — Ничего вы не понимаете. Небось, никто в варика не играл ни разу, не знаете, что может сделать тёмный ассасин под пологом тени.

Разговор плавно переместился с вопросов ко мне, на предположения, кто кем станет из иных, если у него найдёт нужные способности. На полном серьёзе несколько человек утверждали, что игровая зависимость, кто гонял каким именно персом, будет играть немалую роль.

Пока народ чесал языки, я прибил ещё трёх змей, одна была огромной — метра два в длину и толщиной в центре тела с мой бицепс, причём змея была ядовитая, о чём говорили два внушительных чуть загнутых клыка на верхней челюсти. Ради интереса я ткнул пастью в дерево и присвистнул, увидев две прозрачные струйки, стёкшие по коре:

— Однако!

Яда вытекло  больше чем на столовую ложку! Его хватит слона убить, не то, что человека. И самое главное, твари и не думали уходить с дороги огромного количества людей, создающих шума больше, чем те же слоны. Наоборот, ждали нас, чтобы атаковать. Меня по каким-то причинам они игнорировали, подпускали чуть ли не в плотную к себе, после чего получали палкой по голове и падали на землю, чтобы потом лишиться головы и повиснуть страшным украшением на палку с расщепленным концом, который как прищепка зажимал три толстых тушки гадин.

— Зачем тебе змеи? Неужели и в самом деле хочешь их есть?, — с ужасом и брезгливостью спросила Эля.

— Угу, — подтвердили её догадку. — Ещё добавку попросишь. Но пойдут они детям, на всю нашу толпу не хватит, а делить по крошечке не хочу, только аппетит дразнит, ни вашим и не нашим.

— А почему мы так медленно идём? Боитесь пропустить змей?

— Эля, можно на ты, я не обижусь. Почему медленно, хм, ну-у, и боязнь змеиного укуса не последнее место играет, но в основном жду наших людей, которые не пошли с нами.

— Так они же там остались, ждать помощь, разве нет?, — удивилась девушка.

— Остались, но сколько они просидят на попе ровно? Часа два-три, потом опять начнут спорить, ругаться, поймут, что за ними никто не торопится приходить… не дай Бог, конечно, опять кто-то под змеиный укус подставится. И уже после этого обязательно кто-то да сорвётся по нашим следам, за ним другие и так, пока все не уйдут. Останутся человек пять, самых глупых и упёртых.

— А почему вы тогда не остались с ними? Все вместе и ушли бы.

— Эля, забыла, что мы на ты?

— Ой, простите… прости.

— Ничего. Насчёт того, почему я так быстро ушёл… как бы покороче и доходчивее…

— Я не дура, Максим! -  с обидой произнесла собеседница.

— Извини, я не хотел обидеть, просто подбираю слова, чтобы и самому не запутаться. В общем, оставаться на месте опасно было по нескольким причинам. Первая, я, в самом деле, очень боюсь дикарей, против них та троица полицейских со своими автоматами не помогут, а их самих в первую очередь или убьют, или выведут из строя, в этом пигмеи доки. Вторая, если бы я остался там, то вскоре разгорелся бы конфликт, где ударом в челюсть не обошлось, вполне могло дойти до поножовщины. Все бы обвиняли меня, часть тех, кто ушёл со мной, начали сомневаться и остались бы, а так на скорости, когда времени поразмышлять не осталось, а мысли об опасностях, что услышали от меня, уже вовсю крутились в головах, я сумел забрать почти половину народу. Обычная психология.

— Понятно, — задумчиво сказала девушка.

Через полчаса я громко сообщил:

— Привал!

Мы очень удачно вышли на просторную поляну, заваленную крупными камнями, наполовину заросшими травой. Возможно, столетия назад здесь была некая постройка из булыжников, но сейчас от неё остались только кое-как отесанные камни, рассыпанные на пятачке метров в сто квадратных, закрывших собой землю и не давших пустить кори деревьям и крупным кустарникам. А может и вовсе под ними скрывается слой бута или заливного фундамента, оказавшегося не по зубам местной флоре.

Сам обошёл всю площадку, потыкал палкой в щели между камнями, согнал несколько ящериц и пару мелких неядовитых змей, прибил ещё одну опасную  гадину, которая и не думала уползать с нагревшегося камня, хотя я пару раз стукнул палкой по месту её лёжки.

Расположив народ, я с парой помощников отправился к деревьям за топливом и водой, знакомыми лианами-бурдюками.

Дрова нашлись только сырые или трухлявые, пропитавшиеся влагой до состояния кухонной губки, при мойке посуды. К сожалению, альтернативы им не было, пришлось брать и тащить на поляну.

Пока другие возились с розжигом, постоянно сквозь зубы и шёпотом из-за присутствия детей матерясь, я начал потрошить змей.

Стянул с каждой кожу чулком, разрезал живот и выбросил внутренности подальше от места стоянки, чтобы не приманить насекомых и мух запахом. После чего сходил в джунгли и там нарезал тонких прутиков для будущих шампуров.

Наконец, костёр разгорелся, громко потрескивая на всю округу сырыми поленьями и зверски бросаясь искрами во все стороны.

Большая часть детей, за ними и взрослых отказались от змеиного мяса, которого набралось около шести-семи килограмм. Усталость и голод не успели вытравить из них цивилизацию.

«Сами себе злые терминаторы», — подумал я, вгрызаясь в сочный кусок мяса, поджаренного на прутике. К этому завтракообеду ещё бы соли или специй, а то пресное мясо даже в пустой желудок лезло с мыслями неудовольствия в голове. Привык я к вкусной еде в последнее время, даже в выходах в джунгли и то ел хорошо и без ограничений.

После еды всех предупредил, что попробую связаться со своими и позвать на помощь, заодно узнаю, где мы оказались.

Свои любимые наушники заменил мхом, надерганным с деревьев и подсушенным на камнях рядом с костром. Натаскал больших листьев в качестве кровати, наломал палок и связал макушки лианами, поставив свободные концы на камни, раздвинув на ширину восьмидесяти сантиметров, после чего накрыл всё теми же листьями. На этот шалаш потратил минут сорок, отказавшись от посторонней помощи, опасаясь, что неуклюжие земляне наступят на змею или сколопендру.

— Ведите себя тихо, следите по сторонам, а не за мной. В случае какой опасности немедленно будите меня. По кустам не шляйтесь, вон я вам оставил палок с лианами и листьями, свяжите себе туалет и ходить по нужде в него.

— А если не очнёшься?, — спросила Эля.

— Очнусь, куда я денусь… в любом случае, ждите моего пробуждения. В заросли без необходимости не удаляйтесь, терпите жажду. Мяса немного осталось, и я вам советую его съесть, хоть с закрытыми глазами, потому как силы вам будут нужны для дороги.

После этого напутствия, я забрался в шалаш и удобно в нём устроился, наслаждаясь прохладой, идущей от толстых свежих листьев.

Минут пятнадцать я старательно входил в транс, буквально чувствуя всем телом десятки направленных на меня глаз и хоть кол им теши на голове, но им был интересней я, чем гипотетическая опасность, скрывающаяся в джунглях.




Глава 12. | Крепость на реке | Глава 14.