home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 14.


Уснул я незаметно, почти сразу же оказавшись в густом тумане. Себя я никак не чувствовал, не видел даже кусочка тела, словно, кроме мыслей в этом месте ничего существовать не может.

Единственное, что ощущал — свой камень с крохами энергии. Откуда-то знал, что у меня не хватит сил на разведку, ну, а буде я рискну, то проваляюсь несколько часов без сознания. Не мог и связаться по той же причине ни с кем из посёлка, чтобы сообщить о себе. Хотя…

— Сильфея!, — позвал я и ничуть не удивился, когда девушка появился передо мной через мгновение. Наша связь почти не нуждалась в энергии камня. И вот она в этом месте была осязаема и в своём теле.

— Тронк’ра!!!

— Тихо, тихо, чего раскричалась?, — улыбнулся я шши. — Что происходит в посёлке?

— Медведь всех поднял на уши. Отправлены во все стороны поисковые команды, разведчики обследуют все подступы к посёлку — они думают, что тебя выкрали иные Максимова или Золотого города. Свернули работы в крепости и забрали почти всех солдат и рабочих из неё на прочёсывание джунглей.

— Украли?, — удивился я. — Ты же всегда рядом со мной и видишь любого скрытника! Не сказала Медведю, что тут враги ни при чём?

— Сказала, но он не поверил. И я сама…, — девушка опустила взгляд под ноги, — …виновата.

— Почему?!

— Я не знала, что случилось с тобой, тронк’ра. Я чувствовала тебя в палатке, и вдруг ты пропал, вновь связь появилась только сейчас.

Я даже подался всем несуществующим телом вперёд и торопливо спросил:

— Ты знаешь где? Чувствуешь меня?

Она кивнула:

— Да. Очень далеко от посёлка, ближе к крепости, на другом берегу реки.

— Вот же, зараза… а насколько близко к крепости?

— И до неё тоже очень далеко, много дней пути, тронк’ра. Прости меня, я не могу сказать точнее, я очень плохая шши, — и девушка упала на колени, наклонив голову и подставляя шею как в первое наше знакомство.

— Эй, эй, хватит тут дурью страдать!, — прикрикнул я. — Встань живо. А теперь скажи, где точнее от крепости, выше или ниже по течению реки?

— Ниже, намного ниже.

— М-да… скажи Медведю, чтобы не распыляли силы и не рисковали зазря.  Спускайте на воду большие лодки. Садись в одну из них и плывите вниз, ориентируйся по нашей связи…

И тут меня выбросило из сна.

— Максим! Максим!, — кто-то кричал над самым ухом и теребил меня за ногу.

Из шалаша я вылетел пулей, разломав тот на части и с несколькими палками, повисшими на моей голове.

— Что тут случилось?!

И тут я услышал, как совсем рядом прозвучало несколько негромких пистолетных выстрелов, и следом раздалась короткая автоматная очередь.

— Что это?, — встревожено спросил меня какой-то мужчина, к которому жались сразу два ребёнка, мальчики лет пяти и шести.

— Нас догоняют потеряшки, — хмуро ответил я. — Вот только кто-то у них на хвосте висит. Так, идём за мной, нечего тут сидеть на всеобщем обзоре.

Спрятались в кустах на противоположной стороне поляны с руинами относительно выстрелов.

Как обычно и уже привычно для местности этой, здесь сидел пара крупных ползучих гадин с ядовитыми зубами, не желающие никуда уходить и сильно горевшие желанием вонзить клыки в кого-то из землян.

Сбились в тесную группу, практически плечом к плечу.

— Лечь бы, а то пальнут не глядя по кустам случайно и зацепит кого, — предложил какой-то мужчина.

— Дельная мысль, — согласился я с ним. — Народ, ложитесь, а то при такой скученности одна пуля пару из нас убьёт. А расходиться нежелательно, так как времени у меня нет, чтобы осмотреть тут все заросли.

Через десять минут на полянке показались несколько человек из той группы, что не пошли со мной после переноса. Один из них был полицейским с автоматом.

— Эй, люди!, — мужчина в белой футболке и джинсовой жилетке приложил ладони рупором к губам и громко прокричал обращение. — Э-ге-гей! Вы где? Подождите нас!

Никто из окружающих меня людей не ворохнулся, даже дети притихли, словно, мыши под веником.

— Так, лежите и не отсвечивайте, — прошептал. — Пойду поговорю с ними.

— А если они стрелять начнут?, — испуганно прошептала Эля, как специально залегшая рядом со мной и тесно прижавшаяся ко мне всем телом. — И там мент, а я их не люблю, хороших людей среди них нет.

Кто-то из ближних к нам что-то недовольно проворчал. Но тихо и невразумительно, я так и не разобрал ни словечка.

— Я проползу по кустам вон туда, — кивком головы указал в сторону подальше от моих спутников. — А вы молчите.

Группа с автоматчиками немного потопталась на краю поляны, потом медленно подошла к остаткам нашего костра и моего шалаша. Один из них присел на корточки, потыкал палочкой в дымящиеся уголки, потом в куски жареного змеиного мяса.

— Да вы же рядом где-то! На***я прятаться, мы же свои, к вам хотим примкнуть?!

— А зачем стреляли?, — крикнул я, оказавшись на своей новой позиции.

Преследователи тут же подскочили на ноги, полицейский даже повернул автомат на мой голос, но тут же опустил его стволом в землю.

— Оружие уберите!

Как раз в этот момент из зарослей стали выходить прочие земляне, спутники моих собеседников.

— Извини, он не специально, просто, нервные все стали в этих джунглях! Ты выйдешь?

Я замолчал на добрых пять минут, размышляя над вопросом: идти или нет. А, ладно, рискну, надеюсь, там не дураки, уже должны были понять, что без моих знаний им не выжить.

— Оружие в мою сторону не направлять или я сразу уйду в заросли, и хрен вы меня больше увидите!, — крикнул я и медленно поднялся с земли. Постоял. Помаячил с минуту на глазах у них, после чего не спеша и стараясь сохранить невозмутимый вид, направился к ним.

— Давай ещё раз знакомиться?, — произнёс с улыбкой на губах один из новоприбывших и тот, кто несколько часов назад был категорически против верить мне. — Александр Сергеевич, как Пушкина звали-величали.

— Максим, — пожал я протянутую руку и потом, не выпуская ладонь, поинтересовался. — Сколько?

У того в первую секунду мелькнуло в глазах недопонимание, потом дошло:

— Четверо уже погибли, ещё трёх несём на носилках. Первых змеи укусили, а эти съели ягод и наступили на какого-то жука, тот в пятку девчонку укусил. Ходить не могут, то и дело впадают в бессознанку. Ты можешь им помочь?

— Нет, Александр Сергеевич, не могу. Сутки продержатся, тогда, может, и выживут.

— А что будет через сутки?, — живо поинтересовался он. — Дойдём до вашего поселения?

— До поселения вряд ли, но либо помощь придёт, либо… хм, об этом пока рано говорить.

— А помощь знает, где мы?

— Знает, я… я связывался со своими и теперь примерно знаю, где мы.

— У вас рация есть?!

— Я уже говорил про некоторые способности, которые получают люди в этом мире, помните? У меня есть способность иногда связаться с товарищами. К слову, дикарей нам можно не опасаться, а вот зверей и насекомых — очень.

— Они страшнее людоедов?, — искривил в недоверчивом жесте левую бровь «пушкин».

— В этом месте страшнее, — подтвердил я. — Находимся мы на противоположном берегу реки по отношению к нашей крепости и городам пигмеев-дикарей. Здесь, почему-то, вся фауна относится крайне агрессивно к нам, землянам. Однажды парочка антилоп, которых уже видели в качестве жаркого, забили рогами и копытами несколько человек, несмотря на все их палки и самодельные копья. Потому-то и нападают на вас змеи и жуки…

— Ещё обезьяны какие-то, — вставил фразу самый старший полицейский из наряда. — Забросали нас камнями и палками, у половины шишки и ссадины. Вроде павианы, но чудные какие-то.

— Обезьяны?, — хмыкнул я. — Ну, тут джунгли…, — и резко замолчал ошарашенный внезапно пришедшей мыслью.

Из объяснений Сильфеи понял, что находимся на другом берегу реки, чем крепость и неподалёку от берега моря или океана. Потом вспомнил про свои редкие терзания по поводу земляков,  всех видов: со стороны Марка, и со своей, по линии вселения душ землян. Слова полицейского напомнили историю про подстреленную обезьяну во время поиска воды, которую потом поджарили. Что если, чисто гипотетически, драконий тикер последовал желанию подсознания и при спасении землян из астрала перенёс меня поближе к другим землянам, с кем меня выбросило на берег этого мира?

— Что с тобой?, — насторожился Александр Сергеевич и нервно оглянулся по сторонам.

— А? Да так, мысли только что собрались в кучу, — пришёл я в себя. — А где вы этих обезьян видели?

— Вон там, — махнул куда-то в сторону сотрудник полиции. — Там развалины заприметили, решили посмотреть. А на подходе нам на головы посыпались сверху камни с палками.

— Это по ним стреляли? Далеко это место?

— Ага, по ним, — кивнул он в ответ. — А идти где-то с километр, может, полтора. Точнее не скажу, так как в этих зарослях не поймёшь сколько прошёл.

— Так, — задумался я и повторил ещё раз, — так… нужно посмотреть эти развалины, если там есть родник, то…

Родник, про который рассказал мне давным-давно Блан, мы хоть и не быстро, но нашли. Стрелять по обезьянам или, как их назвал некогда Хендрик «собак, что по деревьям лазают», не пришлось — они попрятались в кронах, притихли, подозреваю, что из-за моего появления. Уже давно заметил, как меня игнорирует или опасается местная живность, особенно на этом берегу. Видимо, чуют во мне гораздо более сильного, как бы выразиться, мутанта с особенностями, которых в этих краях полно, но сильнее меня нет.

— Море?!, — воскликнул кто-то недоверчиво, когда наша группа без неприятностей вышла на скалистый берег, под которым в сотне метров ниже бились морские волны.

— Или океан, — подхватил второй. — А что это на самом деле, Максим, вы знаете?

— Без понятий, — честно ответил я. — Когда выбросило меня где-то в этих местах, то думал, что океан, но чуть позже появились сомнения, всё указывает, что это море.

— А ваш посёлок где-то здесь, если выбросило в этих местах?

— Мой посёлок отсюда очень далеко. Пешком мы вряд ли найдём дорогу, но есть кое-что другое и то нам изрядно сократит путь.

— А…

— Всё потом, — не очень вежливо перебил я вопрошавшего, опасаясь, что сейчас исчезну под лавиной вопросов окружавших. — Сейчас нужно внимательно следить по сторонам. Где-то в окрестностях должен находиться небольшой посёлок местных жителей с разбившегося корабля. Люди там нервные подобрались и суеверные, запросто сначала выстрелят из мушкетов, а потом попросят у Бога прощения.

— А какой же здесь век? Дикари в джунглях, у местных мушкеты…

Я сморщился и отмахнулся, показав пальцем на ухо, мол, слушайте. И пока все нервно вертели головами и прикладывали ладони к ушам, увеличивая способность принимать дальние звуки, я немного вырвался вперёд, оторвавшись от любопытных.

Само собой возникло ощущение, что я только вчера ушёл из этих мест… только вчера карабкался с Бланом и недовольным Хендриком по скале, помогал девчонкам искать воду, разжигал огонь в темноте, слушал незлую девчачью перепалку.

Скоро должно показаться место подъёма и давнего лагеря. Я уже сейчас решал про себя задачу, что делать: спуститься к воде и посмотреть на место, где несколько месяцев назад меня выбросило с десятками других людей на берег или пройти мимо, направившись сразу к пирамиде с порталом, чтобы зазря не рисковать своими спутниками.

— Марк?!

Чужой удивлённый голос я услышал раньше, чем увидел самого воскликнувшего.

Я не сразу вспомнил имя молодого парня, вышедшего из кустов в десяти метрах впереди.

— Пшер?

— Ага, я. А ты откуда… и кто эти люди?, — собеседник с опаской смотрел на толпу за моей спиной. Мои спутники в свою очередь с любопытством и подозрением всматривались в полуголого с длинными космами на голове человека.

— Максим, о чём он? На котором языке вы разговариваете?, — спросила меня Эля.

— Это Пшер, мой знакомый… долго объяснять, Эля. Меня он и его товарищи знают, как Марка, — ответил я и вновь обратился к парню. — Пшер, а где все? Кто сейчас главный? Лойд? Миссис Харис? Эльза Макрел?

— Эльзу убили, — хмуро произнёс тот. — У нас старшим Блан… давай я тебя к нему отведу, а он всё расскажет тебе.

— А далеко идти? Со мной дети, сам видишь, им спускаться и потом подниматься по скале тяжело, легко могут сорваться.

— Мы ушли с берега уже давно, когда ты и прочие пропали. Сейчас живём в старых руинах здесь неподалёку. Сам всё увидишь, если пойдёшь.

— А ты куда шёл?, — поинтересовался я, борясь с внезапно проснувшейся паранойей, которая нашёптывала о засаде.

— Рыбачить. Куда тут ещё можно идти, — пожал он плечами. — На берегу все снасти держим, а то тяжело их поднимать-опускать каждый раз. А там их только крабы могут утащить, но зачем они им? Так ты пойдёшь?

— Уже иду. Только мы все вместе, — предупреди я его. — Стрелять не станет никто, а то у меня несколько воинов с хорошим оружием, если начнётся перестрелка, то даже один из них всех убьёт?

— Да не из чего уже стрелять, порох давно закончился, — поморщился собеседник. — Давно с палками да камнями ходим, как дикари какие-то.

До руин топали около часа по хорошо натоптанной дорожке. Потерпевшие кораблекрушение взяли себе под местообитание старый-престарый город, похожий на те, в которых пигмеи устраивают свои становища. В самые пристойно выглядевшие каменные строения они и заселились. Очистили их от зарослей, содрали плющ и траву, восстановили крышу, где требовалось, в итоге получились низкие, но уютные домики. Про уютность я уже позже узнал, после ночёвки.

Нас уже встречали: дюжина мужчин и вполовину меньше молодых женщин стояли возле деревянного частокола, больше похожего на смесь плетня и деревенской загородки. У всех в руках палки, камни, парочка владела корявыми длинными луками. Вид ободранный — у людей, а не оружия — как у последних голодранцев.

— Блан, это Марк  с друзьями! Нашёл их у обрыва!, — начал кричать метров за сто мой сопровождающий.

— Пшер, пошли вдвоём, объяснимся, — сказал я парню, потом повернулся к землянам.— Александр Сергеевич, Эля, подождите нас здесь, хорошо? Парой слов перекинусь с местными и вас позову.

— Если это нужно, то ступай, — кивнул утвердительно «пушкин».

— Максим, осторожнее, пожалуйста, — попросила девушка.

— Я их всех знаю, Эль. Всё будет нормально.

— А если не будет?

— Тогда развернёмся и пойдём в одно место, где нас точно никто не побеспокоит. Но я верю в хорошее.

Вместе с Пшером я быстро дошагал до комитета встречающих. Там узнал Блана, Андрея-Алана, Орана Шдамита, Машу-Милу.

— Привет, ребята, Блан!, — поднял я вверх правую ладонь, здороваясь с ними. — А я вот тут мимо проходил, дай, думаю, на огонёк загляну.

— Ма… арк?, — удивилась Маша. — Ты?

— Я, я, — закивал в ответ. — Не узнала? Алан, а ты?

— Тебя-то ещё помним, хоть и изменился порядочно, а вот кто они?, — ответил тот и махнул рукой с зажатым в ней копьём с обожжённым в костре острием в сторону моих спутников.

— А то сам не видишь? Рассказать подробно?

— Привет, Марк, — только после этой короткой беседы откликнулся Блан. — Откуда они? Точнее, как здесь оказались? Хотя, не отвечай, пошли поговорим с глазу на глаз.

— Долго? Мне бы своих пристроить и успокоить. Опять же там есть дети, их покормить бы, а?

— Оружие есть?

— Есть, — не стал я скрывать очевидного, тем более, полицейские и не думал скрывать автоматы, наоборот, выставили их напоказ.

— Много?

— Да кто ж тебе правду скажет?, — хмыкнул я. — Без обид, Блан. Если честно, я и сам толком не знаю кто и чем вооружён там. В курсе только про наряд полицейский, да они и не скрываются.

— М-да, — недовольно покрутил тот  головой. — Ладно… Маша, проводи Марка и его людей на площадь к складам, пусть там утроятся под навесами от солнца, скажи, чтобы дали поесть фруктов и воды принесли.

— Я поняла, Петрович, всё сделаю, — откликнулась девушка, потом посмотрела на меня. — Зови, Марк, своих и пошли, только предупреди, чтобы не баловались и не задирали народ. Нас хоть и мало, да только мы тут через такое перешли, что никому не присниться такого кошмара и автоматами не запугать.

— А то другие как сыр в масле катались, — буркнул я, и для себя сделал зарубку на память: между собой вселенцы не стесняются пользоваться земными именами да и знаниями тоже, судя про упоминание автомата, хотя тот же Пшер явно обычный человек, неподдельный житель Белого Дистауна.

-Ну?, — тут же поинтересовался у меня «пушкин», когда я вернулся один к землянам.

— Не нукай, — огрызнулся я на нервах.

— Извини, вырвалось. Так что они тебе сказали?

— Разрешили пройти дальше. Выделят нам место для отдыха и накормят, правда, разносолов не пообещали, лишь вода да фрукты.

— Хоть что-то, — вздохнула Эля и вдруг спросила. — А кто эта девушка? Ты её знаешь?

— Немного знаю, но сейчас тут все или почти все чужие.

— Красивая, — сообщил очевидное Александр Сергеевич. — Такая мулаточка прям, или даже амазонка. И не стесняется совсем никого — вон как одета.

Да, Мила в Дистауне была первой красавицей, кто только за ней не приударял, а уж мечтали увидеть девушку своей женой все свободные (может даже и не несвободные тоже) мужчины. Сейчас свою фигурку выставила напоказ всем окружающим почти полностью, так как крошечные кусочки того, что должно быть топиком и шортами, скорее показывали обнажённое тело, чем что-либо скрывали. Несколько девушек рядом с ней прикрыты лучше, одна даже в юбке до лодыжек и рубашке с нормальными руками.

Пока мы шли через посёлок, на нас смотрели все местные жители. Бывшие жители Белого Дистауна и неудавшиеся океанские путешественники. Практически одна молодёжь и немногим старше тридцати лет за редким исключением.

И было их явно меньше половины из тех, кто попал вместе со мной на берег. Вот куда остальные подевались? Ясно видно, что количество заселённых зданий и шалашей не вместят всех переселенцев.

Маша-Мила провела нас через весь посёлок по очищенной от травы и кустарников сохранившейся мостовой к почти целой каменной стене, точнее, части стены, к которой с двух сторон примыкали два очень длинных здания с глухими дверями на деревянных петлях. Здесь же стояли длинные навесы из жердей и покрытых большими листьями, похожими на пальмовые. На очищенной и утоптанной земле под ними лежали несколько горок знакомых каштанов и каких-то корешков.

Рядом со стеной с нашей стороны был сооружён помост с навесом всё из тех же листьев, на котором торчал часовой с луком, который при виде нас позабыл про свои обязанности и сейчас во все глаза пялился на землян и меня.

— Располагайтесь тут, — махнула проводница в сторону навесов, — только корни и орехи не ешьте — ядовитые, их сначала переработать нужно. Вам скоро поесть принесут.

Когда она ушла, «пушкин» спросил:

— Не отравят, Максим?

— Не должны, — не очень уверенно ответил я. — Смысла в этом нет.

— Ради оружия, — произнёс прапорщик, незаметно для меня зашедший со спины. — Видел я тут парочку человек, которые глаз не сводили с наших автоматов. И взгляды совсем не дикарей, явно знают, что мы держим в руках. Кто они, Максим? Это один из тех посёлков о которых ты нам говорил? Твой родной, раз знают тебя?

— Нет, не мой, просто с этими людьми я оказался в этом мире. Я вас не обманываю, честно. Среди этих людей есть наши земляки из Н-ска. Остальные местные жители.

— Темнишь ты то-то, парень, — прищурился прапорщик. — Я десять лет на улице работаю. На всех и всё насмотрелся и человека вижу насквозь.

— Не темню, — ответил я твёрдым взглядом собеседнику. — Только правда вам покажется бредом буйного психбольного.

— А ты расскажи нам всё, а уж мы сами решим, что бред, а что нет, — тут же произнёс прапорщик и протянул правую руку мне, перехватив автомат левой за цевьё. — Алексей.

— Мне ещё нужно с местным главным пообщаться, это  тот мужик, к которому я подходил в самом начале.

— Нас возьмёшь?, — живо поинтересовался «пушкин».

— Вас…, — призадумался я, — хм… а пошли. Нового вы от меня не услышите про этот мир и места, только про меня. Блан… тот мужик, знает даже меньше, чем вы.

— Нам и про тебя будет интересно, — подмигнул прапорщик.

— А иные у них есть?, — задала Эля самый важный вопрос, про который я сам позабыл в этой суматохе.

— Иные?, — призадумался я и потом не очень уверенно ответил. — А ты знаешь — не увидел ни одного.

Иных, в самом деле, я не увидел ни одного. Или скрывались они, или никто из этих людей не смог инициировать свои способности, хотя это не так уж и сложно, пусть и говорил Медведь о противоположном, однажды, той группе землян у цеха со станками.

К Блану я направился только через полчаса, дождавшись, пока  принесут моим спутникам попить и поесть. Заодно предупредил Машу, появившуюся  с разносчиками, что буду не один.




Глава 13. | Крепость на реке | Глава 15.