home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 16.


Ночью земляне разделились на два лагеря: те, кто заснул, как мёртвые и на тех, кто не смог сомкнуть глаза от пережитого потрясения. В первой части были все дети и большая часть мужчин, во второй практически все девушки. Женщины и дети расположились под навесами, мужчины легли под открытом небом (отцы поближе к детям), вместо кроватей — охапки травы, веток, стопка пальмовых листьев.

Заснул и я, точнее, вошёл в транс, чтобы обделать свои делишки шаманские. Энергии в камне были сущие крохи, но сильное желание оказаться поскорее среди своих заставило рискнуть. Ни о каких попытках связаться с Медведем, Сильфеей и прочими поселковыми и речи не было, только портал, все силы на открытие прохода в крепость.

Именно так — в крепость.

Не хотел бы я увидеть повторную истерику у своих сопровождающих, когда они окажутся в тёмной зловонной пещере, как однажды это случилось у спасённых из плена у дикарей.

Утром я проснулся едва ли не раньше всех. Один единственный плюс, так как по самочувствию я сравнился с пробуждением в самом начале своей карьере «шамана всея Эиксита».

Лицо видеть не мог, но хватило и рук: сейчас они выглядели, как у старика, а когда ущипнул слегка тыльную сторону ладони, то кожа не сразу растянулась.

— Ни…я себе?!

Именно так встретил меня прапорщик после пробуждения.

— Что с тобой? Не заболел часом? -  поинтересовался он.

— Так плохо выгляжу?

— Краше в гроб кладут, — подтвердил он. — Из-за чего, Максим? Не болячка тропическая, не?

— Перетрудился ночью.

— Э-э?!, — выпучил он глаза и покосился в сторону навесов, где ютились девушки.

— Да тьфу на тебя, — сплюнул я, — кто о чём, а вшивый о бане. У меня и так проблем выше крыши, чтобы о девках думать.

— О девках никогда не поздно думать, — наставительно сказал он и поднял вверх указательный палец.

— В посёлок попадёшь и поймёшь, что девки — это зло. И там зла этого столько, что ад покажется курортом, — буркнул я, потом попытался подняться и чуть не ткнулся лицом в землю от внезапного головокружения. — Помоги, Лёш.

Руку тот подал с небольшой заминкой.

— Не заражусь?, — вздохнул он. Когда с его помощью я утвердился на ногах.

— Да это не болезнь. Откат после магии.

— Так ты колдовал ночью?, — и тут же завертел головой по сторонам. — Что сделал?

— Портал нам открыл в посёлок. Кто захочет уйти со мной, тот уже до вечера окажется в безопасном месте.

— В безопасном?, — переспросил какой-то мужчина, лежащий рядом и до этого момента казавшийся спящим. — Через портал?

— Угу, — кивнул я, — всё так.

— А…

— Всё потом, позже сообщу об этом, сначала нужно переговорить с местными начальниками, — не очень вежливо оборвал я его, потом попросил прапорщика. — Поможешь дойти до Петровича, а то вдруг я  такой подвиг не выдюжу?

— Да о чём разговор?, — пожал он плечами и тут же подставил одно, левое. — Опирайся.

— Да не настолько я калека, — буркнул ему в ответ.

Сопровождать к местному главе нас никто не стал. В итоге с Петровичем общались только я и Алексей, даже скорее я один, так как прапор всё время беседы отделывался угуканьем да хмыканьем.

— Привет, Максим, — поздоровался Петрович, встретив нас на пороге своего бунгало. — Здорово, Лёш. Что-то ты не очень хорошо выглядешь, Максим.

— Привет. Откат от волшебства, да и вчерашний денёк наложился, вот и вид такой. Уже бывало, так что, привык.

Поручкавшись, мы были приглашены внутрь.

— Сейчас завтрак принесут, — сообщил он нам и поинтересовался. — С чем пришли? Что за вопросы?

— Уходим мы сегодня, Петрович. Рассчитываю забрать всех, но не удивлюсь, если кто-то останется у тебя. Или наоборот, из твоих кто-то уйдёт с нами.

— Ну-у, это вряд ли, — покачал он головой. — Как бы тяжело здесь не было, но всё же лучше и безопаснее блуждания по джунглям.

— Я к порталу пойду.

— Хочешь забрать амулет?, — напрягся собеседник. — Извини, Максим, но не дам. Обмен произведу только когда буду уверен, что меня никто не кинет.

— Да не нужен мне этот амулет, — поморщился я. — Портал я открою и так, без него. Но вот чего не знаю, как после этого он заработает, не спадёт ли блокировка и не навестят ли вас пигмеи или кто похуже.

— Вот же… млин, — Петрович ударил кулаком по столу, чуть не развалив лёгкую конструкцию. — Умеешь ты радовать.

Я только развёл руками.

— От меня что хочешь?, — со вздохом спросил он.

— Проводника, а то сам я уже позабыл дорогу к пирамиде, не хочется блуждать по джунглям  такой толпой. Завтрак людям, ведь им ого-го сколько идти до портала. И желательно собрать и своих чуть позже, так как я собираюсь провести что-то вроде выступления, сообщить о портале и переходу в посёлок.

— М-да, — покачал головой Петрович, — эдак вы у меня все запасы уничтожите такой-то толпой.

— Ну, как пожел…

— Да не торопись ты, — оборвал моё возмущение мужчина. — Всё поперёд батьки лезете, молодёжь. Я же не сказал нет. Будет тебе и завтрак, будет и электорат, только броневик не обещаю.

— Броневик?, — удивился я. — Зачем?

Собеседник внимательно посмотрел на меня, потом вздохнул:

— М-дя, довели страну прогрессоры и реформаторы от культуры и образования. Ленин, народ, митинг — эти слова тебе что-то говорят?

Я почувствовал, как густо покраснел.

— Это, типа, шутка была, Максим, — хохотнул прапорщик. — Даже я — прапор, понял.

— Да ну вас, — махнул я рукой на обоих. — Мне простительно в своём состоянии.

Завтрак принесли через двадцать минут, и всё это время Петрович выспрашивал меня про устройство посёлка, задавал вопросы, которые вчера не успел или придумал за прошедшую ночь. К нему присоединился Абашев, а следом за разносчицей, роль которой исполняла Катя, появился Андрей.

Из-за общего недомогания мне кусок в горло не лез, даже через силу не смог съесть всё то немногое, что лежало на куске пальмового листа. Алексей в отличие от меня, на аппетит не жаловался и смёл всё предложенное, после чего попросил добавки. Услышав, что такая штука ему не положена как и всем прочим по причине избытка едоков и малого количества продуктов, нисколько не обиделся.

— Ну, товагищ, пошли на твой броневиг, гечь толкать, — подмигнул он мне, вставая из-за стола и старательно картавя.

Вместо броневика мне была предложена крыша склада рядом с местом ночёвки моей группы землян. В высоту не более двух метров с плоской крышей, склад неплохо заменил отсутствующую трибуну. Собрались почти все местные, по такому случаю отменив рыбалку и сбор корней с плодами.

Усевшись с самого края и свесив вниз ноги, я выдал короткую речь, уложившись в пару минут, если не меньше. Потом минут двадцать отвечал на вопросы, которые по большей части были однотипными: а нас там ждут ли… а кто там и как живёт… что нам придётся делать… причём, я давал ответы на них ещё вчера, рассказывая про мир, где они оказались, но видимо, не до всех дошло или слушали не тем местом.

Ушли со мной почти все… почти, как и ожидал, не всем пришлась по душе идея повторить вчерашний марш-бросок по джунглям среди ядовитых змей и насекомых. Остались восемь человек, среди них две женщины с детьми, трое одиноких мужчин и одна молодая девушка, которая вчера подвернула ногу и та очень сильна распухла, от носилок наотрез отказалась. Своих пострадавших мы забрали с собой, так как оставлять их здесь, значит, обречь на мучения и смерть из-за отсутствия квалифицированной помощи. То, что за ними можно потом прислать помощь никому в голову не пришло до момента, пока не прошли по джунглям первые километры. Но не возвращаться же было?

Места оставшихся на побережье заняли местные, всего пятеро: трое парней и две девушки, земляне в чужих телах. Среди них оказались Андрей и Катя. Эта парочка шла не просто так, у них было задание от Петровича посмотреть на жизнь моего посёлка и потом вернуться, чтобы рассказать обо всём увиденном, сообщить личное мнение и впечатления.

Переход забрал все силы у людей. Вчерашняя дорога, скудное питание, тяжёлая бессонная ночь заметно сказались на них сегодня. Одно радовало — отсутствие потерь и неприятных встреч, например, с дикарями или крупными хищными тварями.

Возле пирамиды я ещё раз построил людей.

— Портал сделан в виде большого каменного кольца со светящимися знаками. Достаточно просто переступить через нижнюю кромку и вас перенёс к другому порталу. Будет небольшое головокружение… или не небольшое, у всех по-разному. Бояться  этого не стоит. Когда окажетесь в новом месте, то сделайте несколько шагов вперёд или в сторону, чтобы освободить дорогу следующему за вами.

-  Нас там не пристрелят от неожиданности или как-то поймут, что мы свои?, — спросил кто-то из толпы.

— Вот чтобы этого не произошло, я пойду первым.

Народ немедленно заволновался, раздались крики которые можно было свести к одному смыслу: а не брошу ли я их… а вдруг со мной там что-то произойдёт.

— Ладно, ладно!, — крикнул я в ответ. — пусть будет по-вашему, кто-то из вас первым войдём в портал, осмотрится и вернётся назад. Только предупреждаю, что всё должно происходить быстро.

Портал, как показали опыты, если я не касался поверхности кольца, держался около часа с момента, как я его активировал, плюс-минус сколько-то там минут.

Заминка случилась на самом первом этапе. Стоило засветиться знакам на камне и мне махнуть рукой парочке добровольцев-первопроходцев, как на тех напал ступор.

— Ну, скорей же!, — рявкнул я на них. — Время идёт! Не дай бог нам остаться ночевать здесь!

Но куда там! Все оказались героями только на словах, а войти в кольцо портала духу не хватило ни у кого.

— А, млин, — ругнулся прапорщик, потом сунул автомат в руки своему коллеги и шагнул ко мне. — Макс, меня на атомы не разорвёт? Не получится как в анекдоте, что голова там, а ноги здесь?

— Ещё такого не было, — заверил я.

— Всё бывает когда-то впервые… ладно, я пойду.

И шагнул в портал, в одно мгновение, растворившись в воздухе и вызвав всеобщие охи и ахи. Появился через несколько минут и чуть не упал на землю.

— Непривычно, — произнёс в ответ на вопросы «ну, как там». — Темно, но вроде бы вдалеке и высоко впереди свет мелькнул. Ничего больше не увидел.

— Там подземелье и временно запечатано, порталом не пользуются. Все убедились, что переход безопасен? А теперь пойду я, чтобы обозначиться, а то расстреляют всех охранники от неожиданности. За мной не суйтесь, здесь ждите.

— А если не вернёшься?, — крикнул кто-то.

— Ждите минут пятнадцать и решайте сами: рискнуть и пойти следом или вернуться в посёлок, откуда мы ушли утром, — торопливо проговорил я и шагнул в портал.

Через несколько мгновений вместе с привычным коротким раздраем в организме по глазам ударил яркий луч света, ослепив и шокировав на пару секунд. Первое чувство — страх! Холодный пот побежал по телу, задрожали колени, и перехватило дыхание. И только спустя несколько секунд я сбросил с себя столбняк и догадался…

— Свет отверни! Это я — Максим!, — крикнул я и поднял ладонь к лицу, прикрывая глаза от слепящего луча фонаря.

Короткая тишина и следом недоверчивый голос произнёс:

— Какой Максим?

— Обычный, на…й, Максим!, — разозлился я.

— А-а… а где твоя телохранительница, ты же без неё не ходишь? И вообще ты вроде как пропал?, — принялся допытываться собеседник, и не думая даже убирать фонарь.

— Пропал и вернулся, мать иху! Сильфея меня ищет с командой спасателей, пошли они вниз по реке, в сторону океана. Я связывался с ними во сне. Ты кто вообще? Зови старшего поскорей, пока людей не сожрали звери и не нагрянули дикари!

— Ка-аких людей?!

— Тех, которые ждут меня с той стороны портала!

— Старший здесь, — почти мгновенно откликнулся второй человек. — Что-то ты, Максим, хреново выглядишь, прям не узнать.

— Хреново? Ты ещё приукрасил. Думаю, все должны знать, что у меня после каждого сеанса волшебства во сне случается откат. Вот весь мой вид, это последствия отката от открытия портала. Слушай, хватит ерундой страдать. Не тяни время, которого у меня очень мало. Из этого зала всего один путь, который вы должны стеречь, никто не прорвётся. Дай запустить людей и тогда уже всё расскажу, лады?

Луч света разделился и вильнул в стороны. Уф, хорошо-то как!

— Макс, стой и не шевелись, — потребовал второй голос. — Там рядом с тобой мины, прежде чем кого-то заводить, нужно их снять.

— Чего?! Да вы совсем сдурели? Откуда они у вас?, — охнул я и непроизвольно качнулся назад, но тут же замер: не хватало ещё сквозь портал обратно вывалиться, не договорившись со сторожами портального зала.

— Места знать надо.

Через минуту рядом со мной оказались трое. Двоих я не знал, а вот третий оказался знакомцем, с ним я постоянно тренируюсь на занятиях у Стрельца.

— Чёрный?! Блин, а что ты тут устроил за клоунаду?, — разозлился я.

Тридцатилетний мужчина получил прозвище за своё феноменальное сходство со старым советским киногероем Панкратовым-Чёрным, даже голос и тот был похож или же двойник самостоятельно тренировал его.

— А ты бы ещё в ночь на Хеллоуин тут появился и спросил бы: а что да почему, — хмыкнул тот. — Никто тебя тут не ждал. Сам неужели не знаешь, что этот портал по приказу Медведя никто не использует?

— Со мной толпа новичков, ещё вчера утром в Н-ске пирожки в бигмачной покупали. Представляешь их реакцию на ту вонючую пещеру и гору костей? Видел я уже истерику, больше нет желания успокаивать кого-то или защищаться от психов, — ответил я.

— Представляй не представляй, а геморроя ты мне подкинул, — вздохнул он с тоской.

— Да хватит уже плакаться, снимай скорей свои мины и я пойду, а то скоро за мной половина ломанётся следом, а другая половина по джунглям разбежится, — поторопил я его.

— А там девчонки красивые есть?, — поинтересовался напарник Чёрного, судя по голосу, тот самый неверующий Фома, который слепил меня мощным фонарём.

— Тебе мало поселковых?, — искренне удивился я.

— Там другое, вот с новенькими интереснее как-то, — замялся он.

— Есть и очень красивые, только не советую приставать прямо сейчас, пока они в таком состоянии. Вместо любви и ласки запросто ненависть заработаешь, а уж если они ещё и иными станут то…, — договаривать не стал, авось, сами додумают мои слова, каждый по-своему, вместо этого добавил, рассчитывая, что это заставит  их поторопиться. — Наш центр красоты городской знаешь, где массажи, прически, залы с парфюмом и косметикой? Так вот эти красотки там работают, хм, работали.

— Да ну?!

— Врёшь, небось?, — недоверчиво спросил Чёрный.

— Сами увидите.

Работа закипела не на шутку. Мины — деревянные и жестяные ящички размером с обувную коробку, опутанные растяжками, сняли меньше, чем за десять минут, да и сложностей там больших не было, всего-то и нужно было с обычного тёрочного запала снять кусок лески. Конструкция простая и ненадёжная, но против дикарей или иных гостей в тёмном помещении хоть одна бы да сработала.

— Вроде бы все сняли, — Чёрный поводил фонарём по залу, остановил его на стопке мин, сложенных в дальнем углу штабелем. — Ты там скажи, чтобы не трогали ничего здесь, а то пороха тут под пятьдесят килограмм, рванёт так, что мало никому не покажется. И сразу скажи, что до поры они тут посидят, пока Медведь не вернётся. Еды с водой принесём, одеял, лекарства.

— Там раненые есть. Кого ужалили, кто отравился дарами джунглей.

— Раненые, м-да, — призадумался он на пару секунд. — Раненых возьмём в свой лазарет, но только их. Даже дети пусть сидят здесь или их родители, если ребёнок в помощи нуждается.

— Оружие не направляйте на людей во избежание паники, — сказал я пред тем, как шагнуть в кольцо портала.

Едва оказавшись на той стороне, как чуть не оглох от шквала вопросов и упрёков со стороны перенервничавших людей.

— Стоп! Стоп! Да тихо вы!, — рявкнул я во всё горло. — Портал будет работать ещё чуть более получаса, нам нужно успеть уложиться в это время, а вы балаган устроили!

— Максим, ты слишком долго там пробыл, — нарисовался рядом Стыдин. — Что там было?

— Мины, — коротко ответил я.

Разом наступила тишина, потом сиплым голосом очень тихо произнёс прапорщик:

— Млин, чуть не вляпался.

— Зачем вам мины?, — с растерянностью в голосе спросил меня Стыдин. — От кого?

— От всех. Вы не забыли, что я вам рассказывал про это место? Через портал сюда могут пройти враги — пигмеи, золотокожие и чёрт знает кто ещё, так как мы не знаем про этот мир и сотой части.

— Мы, хоть, не подорвёмся там?, — испугано спросила Эля.

— Их сняли уже. Но ходить и трогать что-то не нужно. Вы все окажетесь в зале, вверх будет вести лестница, но вам пока запрещено по ней подниматься.

— Почему?, — тут же возмутился Стыдин.

— А потому, Александр Сергеевич, что там начкар зверь, а руководства в крепости нет. Я же после моего исчезновения нахожусь в непонятном статусе и права приказывать не имею. Максимум что смогу, это отправить наших больных в лазарет. Ладно, хватит языками чесать, кто решился идти со мной, тот пусть входит в портал. Время дорого. А, ещё кое-что, Лёшь, ты со своими приготовься сдать оружие.

— Чего?!

— Того. Ты у себя в райотделе тоже оставлял всяким подозрительным личностям ножи да травматики?

— Теперь мы уже подозрительные, — покачал он головой. — Ну-ну, быстро же ты переобуваешься.

— Вообще-то, я вместе с вами в эту же категорию записан до возвращения главы посёлка, — разозлился я. — Всё, достали… кто идёт — вперёд, остальные идите на хрен!

Но народ нерешительно топтался ещё пару минут у портала, пока самые храбрые не решились и не шагнули в кольцо, исчезнув в долю секунды с наших глаз, вместе с собой утащили носилки с пострадавшими. Потом опять небольшая заминка и вновь пошла вперёд небольшая группка.

Ушли все, рядом со мной остался прапорщик со своими коллегами, Эля с тремя подружками и Стыдин с парой крепких молодых парней, из той категории, которую я назвал «спортсмены» при переносе на Эиксит из развалин Н-ска.

— А ты чего схватился за эту штуку?, — поинтересовался «пушкин» намекая на то, как я держался за каменное кольцо.

— Так портал дольше работает. Обычно стараюсь последним пройти.

— Хм, — задумался он, подозрительно посмотрел на меня, на портал, потом кивнул подручным и переступил через нижний край кольца. Следом за ними вошли в портал полицейские, самыми последними оказались на той стороне девушки. Я ещё заметил, как мялась Элька, словно, собиралась что-то сказать или признаться в чём-то, но так и не решилась.

Последним вошёл я.

— … ля! Всем на месте оставаться!, — надрывал горло Чёрный. — Раненых к врачу забираю без сопровождающих! Без, я сказал!, — тут он увидел меня и попытался свалить на меня навалившиеся на его голову проблемы. — Макс! Займись своими людьми, наведи тут порядок!

— Они не мои. Мне нужно было довести до безопасного места, — ответил я, едва ворочая языком. На меня навалилась такая слабость, что я едва находил силы удерживаться в вертикальном положении. Потом взял и сел на край портала, опершись спиной на внутреннюю сторону, скорее, даже лёг там.

— Эй, с тобой всё нормально?, — тут же встревожился тот. — Ты только ласты не склей тут, меня же Медведь тогда на лоскуты порвёт!

— За дело достанется… откат, это всё откат. Слушай, у вас есть возможность сообщить спасательным группам, что я вернулся?

— Нет. А Сильфея не узнает, вы же, вроде как связаны и мысли читаете?

— А, чёрт, совсем не подумал, — пробормотал я. — Да, она если и не узнает, что я в крепости, но то, что сменил место положения почувствовать должна.

И потерял сознание.

Пришёл в себя в крепостном лазарете, для которого было отведено просторное и светлое помещение в донжоне. Чувствовал себя, как при сильной простуде, разве что не текло из носа. А вот всё сопутствующее — ломота суставов, тяжёлая голова, першение в горле, резь в глазах и прочее, и прочее имелось в полном объёме.

Лежал полностью раздетым на матрасе, накрытый простынею. Рядом на стуле обнаружил одежду — длинные светлые шорты и белую футболку с надписью на немецком, под стулом стояли кожаные сандалии. По другую сторону кровати находился крошечный столик, едва ли больше стандартной шахматной доски в разложенном виде. Там дожидались меня фрукты, горка жареных корешков и кувшин с водой, а, нет, с морсом.

Несмотря на паршивое самочувствие, аппетит был будь здоров, видать, организм решил наверстать потерянное за два дня марш-броска и сопутствующую  голодовку.

Утолив первый голод, я взялся за одежду и уже через несколько минут вышел в коридор.

Хм, никого.

Спустился вниз, вышел во двор… везде пусто.

Странно и самое странное — я не ощущаю особой опасности.

Была мысль наведаться в подземелья, посмотреть на портал (уж там-то точно должен быть кто-то, пусть не спасённые земляне, но хотя бы охранный пост), но тут я услышал далёкое тарахтение моторов на реке.

Всё население крепости, чуть более полусотни человек, собрались на расчищенном и немного приведённом в порядок причале.

— Очнулся! Это хорошо, — обрадовался Чёрный, увидев меня. — Ничего не болит?

— Болит у меня всё, но помирать не собираюсь, — огрызнулся я. — Что у вас тут происходит, почему в крепости никого?

— Посты на своих местах, кто не занят только тут. Медведя, вот, встречаем. Слышишь, лодки ревут? Это его команда возвращается.

— С людьми что, которых я привёл? И сколько я провалялся?

— Эти так и сидят у портала, побузили, правда, м-да… ещё немного, и пришлось бы в потолок пару раз пальнуть. В основном кричали родители и дети тех, кого в лазарет забрали. Потом успокоились, когда мы им родственников вернули. Лежал ты сутки почти. Сейчас уже полдень, а упал ты вчера часа в два дня.

— Вернули, значит, а я и смотрю, что один в лазарете оказался.

Вскоре чёрные точки на реке превратились в крошечные лодочки, а спустя двадцать минут из трёх «зодиаков» на причал выбрались два десятка людей вооружённых не просто до зубов, а до пломб в них и ногтей на ногах. Выделялись среди них только две девушки — обе лучницы, у которых кроме основного оружия и колчанов вдобавок было по паре клинков, и всё. Одна из них с криком метнулась ко мне.

— Максим!

Если не Чёрный, заботливо придержавший меня, то Ольга снесла бы с ног в своём порыве.

— Максим! Живой!, — торопливо произнесла она и прижалась ко мне всем телом.

— Живой, ага, — растерянно ответил я, сбитый с толку таким эмоциональным выходом девушки, и следом машинально спросил. — А ты как?

И тут она всхлипнула, чтобы через секунду начав заливать мне рубашку слезами.

— И что встали? Театр вам нужен?, — раздался ворчливый голос Медведя. — Почему работа стоит? Народ в шалашах ютится, ждёт переселения в крепость, а вы тут балду пинаете!

За минуту вокруг почти никого не осталось. Даже сопровождающие Медведя  бойцы и иные тихонечко свинтили в крепость, подальше от рассерженного начальства.

— Потом намилуетесь, сначала дела. Оля, ты оглохла?, — сказал он, когда на причале осталось семь человек, включая Чёрного, шши и меня с Олькой.




Глава 15. | Крепость на реке | Глава 17.