home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 6

Дэниел проводил врача до двери своего номера.

— Я удивлен, но весьма польщен, мистер Китаяма. Не думаю, что у нее будут проблемы, — только довольно сильная боль в первые несколько дней. Если возникнут осложнения, сразу же вызывайте меня. Возможно, небольшое кровотечение, но если оно будет обильным, сообщите мне.

Дэниел кивнул.

— Спасибо, но до меня никакие дойдет, почему она отказалась от госпитализации, ведь… — он пожал плечами.

— Я понимаю ее чувства. Очень плохо, что инцидент произошел вне ее зоны. Ей придется залезть в долги на многие годы, чтобы оплатить счет.

— Но это моя забота. Я могу заплатить за лечение.

— Она не согласится. Вы сами слышали.

— Но она ведь позволила нанять вас.

— Мистер Китаяма, что я могу сказать? Оставьте все, как есть. Молодой леди очень повезло. После встречи с двумя преступниками и полицией… Она родилась в рубашке. Девушка просто не хочет рисковать, связываясь с еще одним учреждением. Я не могу винить ее за это. А сейчас, если у вас больше нет вопросов… — он промолчал. — Вы очень щедры. Большое спасибо. Можете обращаться ко мне в любое время. Врач ушел.

Дэниел еще раз взглянул на женщину, спящую на диване в гостиной. Она категорически отказалась лечь в спальне Дэниела, как ни благодарна была за то, что ее привезли в номер, а не оставили в городской Тюрьме. Дэниел с врачом решили, что лучше оставить ее на диване, чем продолжать уговоры.

Она спала в пижаме Мари-Элейн (или копии — Дэниел не был уверен) под толстым мягким пледом, Ее темные волосы и смуглая кожа на первый взгляд напоминали Мари-Элейн. Но черты лица были совсем другими, а телосложение не такое хрупкое. И самое главное отличие — холодные ярко-голубые глаза, совсем не похожие на мягкие, почти черные глаза жены.

Дэниел вздохнул, как будто у него по-прежнему имелись легкие и диафрагма. Он отвернулся от спящей женщины и раздвинул плотные занавески.

Снаружи уже рассвело. Туман полностью рассеялся — по крайней мере, в этой части города, — и солнце освещало Пасифик Хейтс. Огромные толпы людей двигались вдоль Стейнер-стрит по направлению к Пост. Насколько безлюдны были улицы ночью, настолько переполнены днем. Пешеходы не помещались на тротуарах и заполняли проезжую часть, пробираясь между огромными фургонами, с трудом прокладывавшими себе дорогу по широкой улице.

Почти не было видно частных автомобилей.

Женщина, лежавшая на диване позади Дэниела, застонала. Дэниел обернулся и увидел, что она сидит. Ее волосы спутались, сильно исцарапанное лицо — все в красных пятнах антисептика и белых полосках пластыря. Под одним глазом пролегла легкая тень, а второй полностью заплыл и был теперь темно-лилового цвета. Нос не сломан, но сильно распух и был заклеен пластырем.

— О, господи, — простонала женщина. Одной рукой она провела по лицу, а другой потрогала бинты на боку.

— Пара сломанных ребер, — сказал Дэниел.

Женщина кивнула. Она попросила пить, и Дэн принес ей стакан воды из своей копии старинной кухни.

— Который час? — спросила она. — О боже, какой сегодня день?

Дэниел ответил.

— Господи, я должна позвонить в офис. Я не могу себе позволить потерять работу.

Дэниел удивился.

— Потерять работу? После того, как на вас напали, избили до полусмерти, а затем в полиции обращались как с преступницей, а не с жертвой? Вы можете не беспокоиться о работе.

Женщина резко повернулась к нему.

— Мистер, я не понимаю, что вы имеете в виду, но вы ничего не знаете о работе. Её очень сложно получить и очень легко потерять. Им не нужны ваши оправдания, а нужно, чтобы к началу рабочего дня вы были на месте, желательно даже на полчаса раньше. Я должна идти на работу!

Она попыталась встать, но упала обратно на диван, не в силах удержаться на ногах.

— Нет, нет, — пробормотала она. — Я не могу…

Она попыталась встать, но смогла только приподняться.

— Послушайте, — сказал Дэниел. — Я принесу сюда телефон. Он только звуковой, подойдет? Или вам нужен экран?

Она сидела на диване, подоткнув под себя одеяло, и удивленно смотрела на него.

— Если вы не можете держать трубку, я сам наберу номер, — предложил Дэн. — Я объясню им, что случилось. Вам нельзя выходить на работу, по крайней мере, неделю.

Женщина криво улыбалась, Дэниел увидел, что она лишилась нескольких зубов. Губы ее сильно распухли.

Он пододвинул стул к дивану и принес старинный телефон.

— У меня такое чувство, что я попала в прошлое, — сказала женщина.

— Вроде того, — кивнул Дэн. — Послушайте, вы должны мне сказать, где работаете. Вы помните номер? Как зовут вашего начальника?

Она медленно и осторожно покачала головой, продиктовала длинный номер телефона и имя управляющего. Дэниел испытал чувство удовлетворения от того, что с первого раза запомнил все цифры. Он набрал номер и услышал. Как голос на другом конце провода произнес название Неизвестной ему фирмы, производящей электронику. В этой области новые фирмы всегда возникали с неимоверной быстротой, подобно воинам, вырастающим из зубов дракона.

— Прошу прощения, но у меня отсутствует изображение, — сказал голос.

— Все в порядке. У меня нет экрана.

Дэниел почти видел, как поднялись брови собеседника.

— Это шутка?

— Нет. У меня старинный телефон. Без экрана.

— Ладно, это ваши проблемы. Что вы хотите?

Дэниел попросил пригласить управляющего. После повторных объяснений причины отсутствия картинки, его наконец соединили.

— Я вас слушаю.

Дэниел принялся объяснять ситуацию и вдруг обнаружил что даже не знает имени женщины, которая сидит на диване в пижаме его жены. Но собеседница пришла ему на помощь:

— О, да. Это, наверное, Лидия Хаддад.

Она произнесла имя с испанским акцентом, а фамилию — на семитский манер. Получилось так: Лии-диа Кха-тод.

— Да, она работала здесь.

— Работала? — возмутился Дэниел. — Что вы хотите сказать?

— Ее нет на месте, и она уволена. Слишком много желающих получить работу и не получающих пособие.

— Но это не ее вина. На нее напали и избили. Она вся забинтована и с трудом может двигаться.

— Подождите, — сказала женщина. Во время паузы Дэниел слышал стук клавиатуры и стрекотание печатающего устройства. — Ее нет в госпитале компании. Она уволена. И я слишком занята, чтобы…

— Подождите, — выпалил Дэниел. — Какая разница. Послушайте, я хочу поговорить с вашим начальством. Это возмутительно!

Собеседница рассмеялась.

— Послушайте, — сделал еще одну попытку Дэниел. — Если Вас волнует жалованье мисс Хаддад за время болезни, то я позабочусь об этом. Меня зовут, вы можете проверить мою кредитоспособность, — меня зовут Дэниел Китаяма, и я…

— Кончай, парень! — перебила она. — Это хорошая шутка, но с меня довольно.

— Послушайте, я не шучу. Я могу возместить зарплату мисс Хаддад за время ее отсутствия. Я не понимаю, почему она должна быть наказана за…

— Вы действительно Дэниел Китаяма? — спросил голос, — В вашем телефоне отсутствует экран, а вы настоящий Дэниел Китаяма и хотите возместить сумму жалованья Лидии Хаддад за дни ее отсутствия, когда она вернется на работу? Мы не будем наказывать ее, несмотря на то, что она покинула зону компании и имела неприятности с полицией… Еще какие-нибудь указания, мистер Китаяма? Повышение по службе для вашей протеже? Может быть, объявить два выходных для всех работников? Организовать фейерверк в честь вашего возвращения?

— Оставьте это, забудьте, — Дэниел повесил трубку и откинулся на спинку стула, жалобно скрипнувшего под его весом.

Лидия Хаддад сидела боком на диване и смотрела на него одним глазом.

— Вы действительно Дэниел Китаяма?

Дэниел кивнул. Ее голос звучал приятнее, чем он предполагал.

— Правда? Это не шутка?

Дэниел в растерянности развел руками:

— Да, да, я действительно Дэниел Китаяма. Ну и что?

Хаддад громко рассмеялась.

— Тогда зачем вы церемонились с моим боссом, мистер Китаяма?

— О, пожалуйста. А что я мог сделать? И не называйте меня мистером. Я думал, что в полицейском участке вы слышали мое имя, Поэтому нас и отпустили, помните?

Она потерла лоб.

— Думаю, да. Прошлая ночь… у меня все перепуталось… Я… — она заплакала и принялась вытирать слезы рукавом пижамы. — О черт, Дэниел. Я могу называть вас Дэниелом?

— Или Дэном. Я предпочитаю Дэна. Можно я буду звать вас Лидией?

Ее улыбка была похожа на уродливую маску.

— Лидия, я могу пригласить сюда врача. Или нанять сиделку. Вы уверены, что не хотите в больницу?

— Со мной будет все в порядке. О-О! — она вскрикнула, пытаясь переменить положение.

Вы не против, если мы немного побеседуем? — спросил Дэниел.

— Только немного. Если бы я могла еще отдохнуть…

— Я хотел спросить о событиях прошлой ночи. Если, конечно, вы в состоянии говорить об этом. Вам столько пришлось вынести. Любой бы на вашем месте…

Она покачала головой.

— Это только моя вина, Дэн. Выход за пределы зоны компании всегда связан с определенным риском, но все так делают. Только…

— Подождите. Все говорят об этих зонах. Я ничего не понимаю. Что это такое?

Единственный открытый глаз Лидии широко раскрылся от удивления.

— Ах, да. Вы ведь столько отсутствовали, — она повернулась на диване, пытаясь сесть прямо. — Компания сама заботится о собственной безопасности. Всем работникам предлагается жить в резервации. Они конечно, не обязаны, но обычно никто не отказывается. Компания следит за порядком и безопасностью в своей зоне. Понимаете? У нас есть все необходимое медицинские учреждения, магазины, школы и тому подобное. Вы можете всю свою жизнь не выходить за пределы зоны. То же самое делают и другие компании.

Она посмотрела на него, ожидая ответа.

Теперь пришла очередь Дэниела удивляться, — Но ведь есть правительство. Разве больше не существует государственных школ? А муниципальные службы? Уборка улиц, полиция… с полицией мы уже имели дело! — он поморщился.

— Да, с полицией мы уже встречались, — согласилась она.

— Послушайте, но то, что вы описали, — анархия. Или феодализм! Ничего не понимаю.

— Сколько времени вы отсутствовали?

— Восемьдесят лет, — он ожидал услышать удивленное восклицание и неизбежные вопросы, но их не последовало.

— Ах, да, — кивнула Лидия. — Я просто забыла.

Теперь пришла очередь Дэна удивляться.

— Я не предполагал, что пользуюсь такой известностью. Разве обо мне все знают?

— Когда-то ваше имя было известно всем, — сказала Лидия. — Но не сейчас. Вы больше не являетесь гвоздем программы новостей, Дэн. Но для нашей компании вы остаетесь легендарной личностью.

— Почему?

— Вас не проинформировали?

— Нет.

Она рассмеялась.

— Вот здорово! Вы являетесь владельцем компании!

— Глупости. В 2009 году я владел несколькими акциями фирмы, в которой работал. Руководство поощряло покупку акций работниками. Считалось, что это дополнительный стимул в работе, — гарантирует лояльность и повышение производительности. И в какой-то мере страхует от охотников за мозгами из других фирм. Но я никогда даже не слышал название компании, в которой вы работаете.

— Понятно. Пока вы находились в замороженном состоянии, на ваш счет поступили значительные суммы. Ваши доверенные лица вкладывали деньги в развитие этой компаний. После слияния с другими фирмами и реорганизации образовалась наша компания, в которой Вам принадлежит пятьдесят один процент акций.

Дэниел опустился на стул и обхватил голову руками.

— О, господи!

Он пригладил волосы и посмотрел на Лидию.

— Ладно. По крайней мере, вы теперь не потеряете работу.

Она устало улыбнулась.

— Спасибо.

Лидия пошевелилась.

— О боже, как больно! Послушайте, вы не могли бы помочь мне дойти до Ванной, Дэн. А потом, если вы не против, я посплю.

— Хорошо. Пока вы отдыхаете, я посмотрю программу новостей. Похоже, мне предстоит, узнать гораздо больше, чём я предполагал.

— Прекрасно. Только вовсе не обязательно сидеть рядом и сторожить меня. Я никуда не собираюсь.

— Но…

— Если мне понадобится помощь, я позвоню.

— Хорошо.


* * * | Гибель солнца | * * *