home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 16

Солнце.

Совсем как солнце.

У Дэниела было преимущество перед Товак, Лидией и Освальдо. Он мог превратить свои глаза в телескопы.

— Изумительно, — он с трудом оторвался от чудесного вида Жимерзлы и семейства ее спутников и посмотрел на своих компаньонов.

— Как могло все это… — он махнул рукой в сторону прозрачного экрана и еще раз окинул взглядом великолепную картину. Как могло все это находиться здесь… миллионы лет, в течение которых люди смотрели в небо, и никогда не быть обнаруженным?

— Я сам задаю себе этот вопрос, — ответил Мгоабе и повернулся к Лидии Хаддад. Он сидел в свободной позе, вытянув ноги и положив руки на колени. В ладонях у него была крошечная ваза с единственным цветком миниатюрной розы.

— И вы нашли ответ? — спросила Товак Десертис.

Освальдо улыбнулся и повернулся к ней.

— Конечно. Только боюсь, это не совсем ответ. Здесь нет никаких тайн или злого умысла. Просто стечение обстоятельств. Жимерзла оказалась недостаточно массивной, недостаточно горячей и яркой, чтобы оказывать заметное влияние на Землю, и она расположена так далеко — в два раза дальше, чем любой другой объект солнечной системы, что древние астрономы, не имевшие специальных приборов, и не подозревали о её существовании.

Он ласково погладил бутон цветка.

— Но основная причина — ее странная орбита. Именно она препятствовала обнаружению планеты после изобретения телескопа. Жимерзла пересекает плоскость эклиптики один раз в триста лет. Посмотрите, сколько факторов должно совпасть. Наблюдатель должен исследовать определенную область неба, а Земля находится в определенной точке орбиты. Со времени изобретения телескопа такое случилось всего один раз. Сейчас второй. И нам не нужен телескоп — мы просто летим туда.

Лидия Хаддад покачала головой. Она вводила данные в компьютер скиттера, выполняя астрономические вычисления.

— А как же орбитальные пертурбации? — она оторвала взгляд от экрана. — Такая большая масса…

— Конечно, конечно, — кивнул Мгоабе и показал на экран компьютера с результатами, вычислений. — Вы сами видите. Небесная механика несколько сотен лет билась над этой проблемой. Не так ли были открыты Нептун и Плутон? Разве астрономы прошлого не знали об этом? И каждый раз, когда они объясняли одну пертурбацию орбиты, открыв новое космическое тело, то обнаруживали оставшиеся необъясненными явления. Они сражались с гидрой! Именно это заинтересовало Аннабель Смиркову и привело, в конечном итоге, к открытию Жимерзлы. Блестящая женщина! Блестящая!

— Теперь мы летим туда, — Дэниел продолжал смотреть на удаленные объекты, используя свои оптические сенсоры как телескопы. Он приподнял плечи и отклонился немного назад, как птица в брачном танце. Так он пытался сымитировать вздох. Он так часто чувствовал свою неспособность жестами выразить человеческие эмоции, что наконец придумал заменяющие их движения.

Внезапно Дэниел сел.

— Я боюсь, — сказал он.

Такое заявление вызвало удивление у его товарищей.

Что случилось? — спросила Товак.

— Не знаю.

Дэниел покачал головой и взглянул на свои трясущиеся руки. Он весь дрожал.

— Посмотрите на меня, — он поднял руки. Дрожь была несильная, но ясно видная. — Это тело… Оно не должно дрожать. В этом нет физиологической потребности. Тем не менее… вы сами видите.

Товак склонилась над ним, обняла за плечи и прижала к себе. Он чувствовал ее руки, прижатые к его лицу, ее пышные груди на своем затылке. Дэниел закрыл глаза и постарался глубоко дышать, хотя знал, что не может этого делать.

Ему было приятно объятие женщины.

Он прошептал ее имя.

Она потерлась щекой о его макушку.

— Они стреляли в меня.

— Они остались на Титане и ничего больше не смогут сделать.

— Они стреляли из фазера. Это сильно подействовало на меня. Я чувствовал, что меня захлестывает волна безумия и боли, и был не способен ничего делать, ни о чем думать. Осталась одна боль.

— Все прошло.

— Но это было.

— Они не вернутся.

— Но это осталось со мной.

— Все пройдет.

Он повернулся лицом к ней. Товак осторожно прижимала его к себе. Через некоторое время он посмотрел сквозь прозрачный экран скиттера. Товак по-прежнему стояла сзади, обнимая его. Дэниел ощущал тепло ее тела, слышал, как кровь бежит в ее жилах. Он осторожно разжал руки Товак. Когда женщина выпрямилась, поднес ее руку к губам и поцеловал ладонь.

— Спасибо.

— Хочешь в постель?

— Да.

Они надолго уединились в хвостовом отсеке. Потом он заснул. Проснувшись, Дэниел обнаружил, что Товак все еще лежит рядом и обнимает его. Он коснулся ее лица и прошептал слова благодарности.

— Ты знаешь, где мы сейчас? Далеко еще до Жимерзлы?

Товак пожала плечами.

Они встали. Женщина расправила одежду. Дэниел остался обнаженным. Зеркальное покрытие, которое он нанес на тело, делало одежду ненужной. Теперь одеть Дэниела Китаяму — все равно, что одеть робота или статую. В этом не было смысла.

Они вернулись в рубку. Лидия сосредоточилась на управлении скиттером. Освальдо, сидевший рядом с ней и смотревший сквозь прозрачный носовой экран скиттера, повернулся к Дэниелу и Товак.

— Все в порядке?

Дэниел кивнул.

Громадный диск Жимерзлы вырисовывался впереди. Теперь она была видна так, как раньше ее видел только Дэниел, пользуясь своими оптическими сенсорами. Сама Жимерзла имела гигантские размеры, гораздо большие, чем Юпитер. Единственным объектом в Солнечной системе, превосходившим Жимерзлу, являлось само Солнце. Планета была достаточно велика, так что могла считаться небольшим солнцем, и она на самом деле излучала теплый и неяркий свет.

— Эти русские… — Лидия повернулась спиной к пульту управления. — Как вы думаете, они преследуют нас? Я имею в виду, нападут ли они на нас? Или подождут, пока мы достигнем Жимерзлы, и там попытаются атаковать?

— Сомневаюсь, — покачал головой Мгоабе. — У русских чрезвычайно централизованная система управления. Старые традиции. Что бы ни случилось, они доложат во дворец на Остров Чайковский, а решение будет приниматься на самом высшем уровне в правительстве Империй. Так что об этом можно не беспокоиться.

Зазвучал предупреждающий сигнал.

— Смотрите, — показала Лидия. На экране локатора мерцала точка.

Мгоабе ввел запрос с клавиатуры компьютера. Когда на мониторе появился ответ, Освальдо кивнул.

— Радиомаяк в районе Жимерзлы.

— Не на самой планете?

Он пожал плечами.

— С полной уверенностью утверждать нельзя, но я сомневаюсь. Жимерзла ведь не совсем планета. Подумайте, стали бы вы размещать маяк на Юпитере или Сатурне, если бы хотели построить там базу? И чтобы вас посещали другие существа?

— Ха, усмехнулась Товак. — Все зависит от того, что я за существо и где находится мой дом.

— Хороший ответ, — рассмеялся Мгоабе. — На газовом гиганте могут выжить разве какие-нибудь разумные пузыри.

— А на Солнце?

Мгоабе потер нос.

Он напоминал Дэниелу Санта Клауса, собирающегося спуститься по дымоходу.

— Не представляю, как жизнь может существовать, внутри звезды. Температура и давление разрушат любые сложные молекулы, прежде чем они успеют дать начало жизни.

— На вашем месте я не была бы так уверена, — возразила Товак. — Вспомните, в каких разных условиях могут существовать живые организмы. От джунглей Амазонки до горных вершин Тибета. Не говоря уже о маленьких друзьях Дэниела с Меркурия и этих людях-тюленях, когда-то обитавших на Титане.

— Теперь их там больше нет, — сказал Дэниел. — По крайней мере, похоже на то.

— Неважно. Они эволюционировали в этой среде. Они жили и создали цивилизацию на две моря из жидкого азота. Я бы не отбрасывала вероятности обнаружить жизнь где угодно.

— Вы победили, Товак, — поднял руки Мгоабе, а затем показал на экран локатора. — Где бы ни находился этот маяк, но он делает свое дело.

— Вы полагаете, что Жимерзла не планета. Тогда что это такое?

— Я бы назвал ее солнцем. Или прото-солнцем. Посмотрите сюда, — он показал на прозрачный носовой экран скиттера. Жимерзла была хорошо видна в обычном оптическом диапазоне. Она излучала свой собственный свет.

— Она больше, чем Юпитер, — сказал Мгоабе, — думаю, она достаточно велика, чтобы излучать тепло. И этого тепла хватит, чтобы поддерживать жизнь на ее планетах…

— Каких планетах? — спросила Лидия.

— Тех, что мы должны скоро увидеть. Думающих несколько — вряд ли наше солнце является исключением. А если есть планеты, то на них могут быть живые существа.

— Так вы считаете, что неоновые скульптуры на Меркурии и Титане…

— Остатки карго-культа, как бамбуковые самолеты на Земле. Построенные, чтобы заманить назад обитателей Жимерзлы, посетивших Меркурий и Титан. А может, эти скульптуры были оставлены самими пришельцами с какой-то им одним известной целью.

— А почему Меркурий и Титан?

— Что?

— Почему Меркурий и Титан? — повторила Товак. — А не Венера, Уран или Ганнимед?

— Понятия не имею, — развел руками Мгоабе. — Может, они намеренно выбрали такие экстремальные условия окружающей среды, Попробуйте найти что-то более невероятное, чем эти пещеры-пузыри на Меркурии и дно моря из жидкого азота на Титане.

— Подождите, — перебил Дэниел. — Откуда мы знаем, что они выбрали Меркурий и Титан?

— Потому, дорогой, что там мы нашли их сооружения или копии их.

— Нет, этого недостаточно, — покачал головой Дэниел. — Мы не знаем, были ли они… допустим, на Венере. Нам неизвестно, посещали они Венеру или нет, поскольку мы никогда не находили там никаких следов их пребывания.

— Венера совсем мало изучена, — возразил Мгоабе. — Несколько коротких обзорных экспедиций — и все. Даже для МГО это слишком дорого.

— Да, да, — усмехнулся Дэниел. — Вы правильно меня поняли. Мы не нашли следов посещения Венеры, потому что не искали их. Обитатели Жимерзлы могли прилететь туда и оставить… господи, да все что угодно — библиотеку, музей, даже целый университет. Все это может находиться на Венере в ожидании, когда мы обнаружим его. Или оно когда-то давно было там, а теперь занесено песком или рассыпалось в пыль, или…

— Я вас понял, — сказал Мгоабе. — Хорошо, все, что мы знаем — это существование таинственной цивилизации. Тот факт, что мы нашли следы их присутствия всего на двух планетах, вовсе не доказывает, что они не побывали и в других местах.

Он показал на экран локатора.

— Скоро мы все узнаем.


* * * | Гибель солнца | * * *