home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 4

— Ии, ичибан киреи, оджии-сан.

— Что?

— Прошу прощения, дедушка. Я просто соглашался с вами. Вид действительно великолепный.

Дэниел усмехнулся. Йеясу вновь сосредоточился на управлении скиттером, а Дэниел продолжал смотреть в иллюминатор маленького космического корабля. Скиттер был гораздо совершеннее использовавшихся восемьдесят лет назад шаттлов. Старые космические челноки с их шумными и неэффективными химическими реактивными двигателями позволили построить внеземные Острова, то есть смогли доставить в космос достаточное количество людей и оборудования, дав толчок развитию островной цивилизации. Современный скиттер, снабженный гравитационными двигателями, был чистым, бесшумным, элегантным.

Путешествие напоминало чудесный сон. Дэниел попросил проложить курс поближе к Луне, и Йеясу не смог не удовлетворить желание деда. Иногда неплохо почувствовать себя Старейшиной.

Удаляясь за орбиту Марса, они постепенно погружались в темноту и пустоту, но Йеясу заверил Дэниела, что в вакууме осталось достаточное количество микрочастиц для работы гравитационных двигателей скиттера.

После пересечения орбиты Марса мы должны будем покинуть плоскость эклиптики, — сказал Йеясу. — Тогда количество микрочастиц станет недоступным, и поэтому нам сначала необходимо пополнить их запас. В противном случае придется обратиться на Хоккайдо за помощью или послать сигнал бедствия.

Дэниел, сидел, подперев подбородок рукой, — старая привычка, как-то совершенно естественно перешедшая к новому телу. Даже если не использовать возможности его зрения, вид из иллюминатора скиттера был захватывающим. Здесь не, мешала смотреть земная атмосфера, Когда-то Дэниел ожидал, что именно такую картину покажет ему Авраам Новон. Звезды по-прежнему представляли собой яркие точки, но свет Их был постоянным, а не мерцающим, как на Земле.

Скиттер покинул плоскость эклиптики и теперь находился выше или ниже ее, смотря откуда считать. Дэниел повернулся и стал смотреть по сторонам, пытаясь занять такое положение, как при наблюдении ночного неба с Земли. Он нашел Млечный Путь — полосу мерцающего света, похожую на густой туман, где свет миллионов звезд сливался в одно чудесное сияние.

Прямо над ним звезд было меньше. Некоторые из них принадлежали той части галактики, где находилась Солнечная система, а другие представляли собой крупные удаленные объекты; отдельные галактики и скопления галактик, осколки Вселенной, разлетающиеся в разные стороны от точки Большого взрыва.

Дэниел предположил, что его новые глаза смогут рассмотреть удаленные объекты и различить отдельные сливающиеся источники света. Он закрыл глаза и попытался освоить управление своими искусственными нейронами, которые должны переключить глаза в нужный ему режим.

Внук прервал его попытки.

— Оджии-сан, если хотите, посмотрите прямо вперед. Мы прилетели. Сейчас я разверну скиттер.

Дэниел оставил свои мысленные упражнения. У него еще будет масса времени для исследования своей оптической системы и остальных органов нового тела. Он последовал совету внука.

Звезды медленно поворачивались вокруг скиттера. Млечный Путь оказался теперь прямо по курсу, а Солнце сзади. Над ними Дэниел мог видеть край пояса астероидов. С этого расстояния он напоминал одно из колец вокруг планет-гигантов, состоящее из распыленных твердых, частиц, отражающих солнечные Лучи.

Через некоторое время иллюзия пропала. Сверкающее кольцо превратилось в неисчислимое множество скалистых осколков неправильной формы, непрерывно перемещавшихся друг относительно друга, каждый из которых был виден как яркая точка или маленький диск.

— Вы собираетесь полететь туда, Йеясу?

— Нет, оджии-сан. Хоккайдо расположен вне пояса астероидов. Мы добываем оттуда нужные нам материалы, но сам Остров находится на безопасном расстоянии от них.

Дэниел кивнул.

— Мы ищем Остров?

Йеясу указал на мерцающий индикатор.

— На Хоккайдо есть радиомаяк.

Индикатор был ярко-голубым, а в его середине дважды в секунду мерцала малиновая точка.

— Если мы отклонимся от курса, точка сместится от центра экрана.

Он развернул скиттер, и мерцающее пятнышко передвинулось к краю. Затем Йеясу вернулся на прежний курс, и точка вновь заняла место в центре индикатора.

Дэниел посмотрел вперед и увидел приближающийся Остров, сначала с трудом отличимый от окружающих звезд. Постепенно он увеличивался в размерах, принимая определенную форму.

— Замечательно. Он действительно построен по проекту, разработанному О'Нейлом сто лет назад.

Разные острова имеют разную форму, оджии-сан.

— Но этот выглядит как классический цилиндр с четкой границей дня и ночи и внешними зеркалами для направления потоков солнечного света.

— Эта форма оказалась очень удачной.

Скиттер завис над Островом. Внизу Дэниел видел плоский торец цилиндра, а за ним пояс астероидов, похожий на реку, совершающую свое бесконечное движение вокруг Солнца.

Остров вращался вокруг своей длинной оси, но подвешенный в центре, огромного цилиндра диск оставался неподвижным.

— Мы здесь собираемся совершить посадку? — указал на него Дэниел.

Йеясу кивнул.

— Небольшая сила тяжести здесь есть, но наш скиттер, будет удерживаться захватами. Магнитными захватами. Мы можем оставаться в скиттере, пока его не отбуксируют внутрь, или выйти в скафандрах — как захочет уважаемый дедушка.

Дэниел потер подбородок.

— Послушайте, я хочу кое-что попробовать. Вы пойдете вперед и наденете скафандр, Йеясу. Давайте выйдем на этот, посадочный диск.

Глаза Йеясу расширились.

— Я боюсь за безопасность дедушки.

— Мне не нужен воздух для дыхания. Я теперь не дышу. Сомневаюсь, что могут возникнуть проблемы из-за отсутствия давления. Что может случиться? Радиация? Вряд ли. Может быть, я улечу из-за слабой гравитации? Думаю, триста килограммов удержат меня. В конце концов, я могу воспользоваться магнитными захватами, о которых вы говорили. Мне необходимо проверить свое новое тело. Не для того я прошел курс реабилитации, чтобы жить, как инвалид!

Йеясу наклонил голову.

Скиттер завис над диском, снизился и выполнил заход на посадку подобно тому, как самолет садится на палубу авианосца. Точно также он выпустил захват, был заторможен при помощи тросов и скользил по рельсам до полной остановки. Йеясу открыл шкафчик.

— Дедушка уверен? Здесь есть второй скафандр.

— Спасибо, — покачал головой Дэниел.

Йеясу облачился в скафандр. Он подошел к люку скиттера и последний раз обернулся к деду. В иллюминаторы Дэниел видел персонал посадочной площадки. Трос был уже отсоединен от скиттера, а захват втянут.

Дэниел подумал, что его внук выглядит, лак самурай. Скафандр Йеясу был выполнен в японском стиле. Шлем, конечно, выполнял свои функции, но формой напоминал… — Дэниел не знал названия, но вспомнил, что видел подобные в театре теней в Сан-Франциско. Сам скафандр походил на костюм самурая, а его поверхность покрывали узоры с традиционными японскими мотивами.

Йеясу взялся за рукоятку выпуска воздуха, Дэниел кивнул.

Хасегава повернул рукоятку. Заработали насосы, перекачивая воздух в систему рециркуляции. Индикатор показал, что в кабине создался вакуум.

Сквозь прозрачную лицевую пластину шлема Йеясу Дэниел видел, что губы внука шевелятся, но ничего не услышал. Звук в вакууме не распространяется, а если Хасегава хотел воспользоваться радиосвязью, то Дэниел без скафандра не мог слышать его. Если только в его новом теле не заложена способность принимать радиосигналы.

Что он мог и чего не мог делать? Так или иначе, ему нужно будет вернуться на Медицинский Остров, чтобы Ройс и Кимура продемонстрировали ему возможность его искусственного тела. Он должен получить подробнейшую инструкцию, как пользоваться заложенными в нем способностями.

Дэниел махнул рукой.

Хасегава повернул рычаг, и люк скиттера открылся. Хасегава выбрался наружу. По крайней мере, не пришлось топтаться перед люком, уступая друг другу право первым покинуть судно.

Дэниел на мгновение остановился в проходе, придерживаясь рукой за металлический корпус скиттера, и огляделся. Впервые после несчастного случая он наблюдал окружающее его космическое пространство не из кабины скиттера.

Звезды ярко блестели, сверкающая лента Млечного Пути пересекала небо, Отсюда он не мог видеть пояс астероидов, находившийся за Островом, на противоположном торце которого стоял Дэниел.

Но он видел Солнце — маленький диск. Он почувствовал желание опуститься на колени, настолько прекрасна и величественна была открывшаяся перед ним картина.

Дэниел с удивлением обнаружил, что его внук поступил так, как хотелось ему самому: упал на колени на ровную площадку диска, где стоял скиттер. Йеясу простер руки и повернулся лицом к Солнцу. Лицевой щиток его шлема потемнел, защищая глаза от ярких солнечных лучей.

Все понятно — если на Хоккайдо действительно возрожден культ Аматерасу но Охоками, то, прежде чем ступить на Остров, Хасегава должен был совершить молитву.

Со странным чувством застенчивости и радости Дэниел Китаяма опустился на колени, протянул руки, повторяя жест внука, и посмотрел на Солнце. Его оптические сенсоры автоматически скомпенсировали яркий свет прямых солнечных лучей. Он почувствовал, как свет и тепло удаленного светила наполняют все его существо. Живительное тепло разлилось по всему его телу, сосредоточившись в груди, где вместо сердца работал ротационный насос.

Дэниел увидел, что Йеясу поднялся с колен, и последовал его примеру. Он не был уверен, действительно ли испытывал подлинные религиозные чувства или просто принял желаемое за действительное. Слишком многое ему пришлось пережить с того дня, когда он очнулся от многолетнего беспамятства, чтобы быть в чем-либо уверенным.

Персонал посадочной площадки бросился приветствовать Хасегаву, низко склоняясь перед ним. Хасегава каждому отвечал поклоном. Дэниел увидел, что Йеясу указывает на него и жестикулирует, как будто разговаривает с рабочими по радио. Они были одеты в такие же, как у Хасегавы, скафандры, выполненные в характерном японском стиле, с нанесенными на них яркими цветными метками, указывающими на их профессию и ранг. Очевидно, все они по чину были младше Хасегавы.

Когда Йеясу умолк, весь персонал приблизился к Дэниелу. Они одновременно, как по команде, пали перед ним ниц. Дэниел вопросительно взглянул на внука, поклонился лежащим перед ним людям, а затем махнул рукой, приглашая их встать.

Йеясу опять заговорил. Рабочие встали, поклонились Дэниелу и вернулись к своим обязанностям.

Йеясу почтительно взял Дэниела под локоть и повел к воздушному шлюзу.

Пока Хасегава впускал, воздух в шлюз, Дэниел подумал: «Черт побери! Я здесь не просто турист, а какая-то важная особа. Это уже слишком!»

Он покачал головой.

Хасегава проверил показания приборов, открыл второй тамбур, провел Дэниела внутрь и принялся снимать скафандр. Одетый в униформу рабочий подбежал к нему, поклонился и помог снять шлем. Дэниел увидел, что он не расставался со своим мечом, как-то ухитрившись разместить его внутри скафандра.

— Оджии-сан, — произнес Йеясу.

Черт бы побрал эти непрерывные поклоны! Дэн поклонился в ответ, ожидая.

— Мой дедушка действительно необыкновенная личность! Но на вас все еще одежда, которую вам дали на Медицинском Острове. Вы окажете большую честь нашей семье и всему Хоккайдо, если облачитесь в одеяния нихонджин.


* * * | Гибель солнца | * * *