home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА XXIII

— Дарси, я действительно очень хочу, чтобы ты вместе со мной присутствовала на завтрашней церемонии.

Просьба была столь неожиданной, что Дарси подняла голову и отложила вилку.

— Лух, ты же знаешь, у меня через пять дней экзамен по микропатологии. Мне нужно время, чтобы подготовиться. Кроме того, мне и одеть нечего.

Услышав это, Лухан улыбнулся.

— Ты, наверное, единственная женщина в галактике, которая говорит это, не кривя душой… По-моему, тот синий костюм подойдет. Помнишь, ты надевала его на обед у губернатора Гиши.

— Обед у губернатора. — Воспоминание об этом событии было одним из самых неприятных за последнее время.

— С тех пор прошло шесть или семь месяцев, и ты его больше ни разу не надевала, — продолжал развивать свою мысль Лухан. — И, конечно, у нас еще есть время заказать что-то новое, если тебе захочется.

Дарси покачала головой.

— Я просто не хочу туда идти. Дело не в том, что надеть, а в том, что мне не по себе на таких мероприятиях.

Лухан протянул руку через стол и погладил ее пальцы.

— Не могу сказать, что мне они доставляют большое удовольствие. Ты и сама это знаешь. Но дело в том, что меня просили присутствовать в качестве одного из свидетелей при заключении договора. Хорошо, если ты будешь там, напоминая о том, как важно все то, что мы совершили.

Серьезность, с которой он произнес эти слова, слегка удивила ее. Она посмотрела Лухану в глаза и увидела в них подтверждение его слов.

— Хорошо, — сказала Дарси. — Я пойду с тобой.

Она надела предложенный Луханом костюм. Темно-синий, выполненный в строгом стиле, с изящной белой блузкой. Волосы Дарси откинула назад и скрепила заколкой, так что они каскадом рассыпались по шее.

— Ты прекрасна, — сказал Лухан, когда она вышла из спальни, перекинув через руку пальто, и поцеловал ее в шею, помогая одеться.

Лухан довольно часто говорил ей это, иногда даже тогда, когда Дарси казалось, что она ужасна, но сияние его глаз подтверждало искренность слов и чувств. Дарси невольно улыбнулась.

— Ты и сам просто великолепен!

Адмирал усмехнулся.

— Чувствую себя таким напыщенным.

На нем был серый парадный мундир. Ткань казалась почти черной, и на ней резко выделялись серебристые нарукавные нашивки и ряды медалей, позвякивавших на груди.

На крыше, куда они поднялись на лифте, их уже ожидал небольшой отряд полицейских и готовые к полету скиммеры. Машины поднялись в воздух и, выстроившись в боевом порядке, взяли курс на город.

Через несколько минут внизу появилось здание Объединенных Миров. Взглянув на улицы, Дарси увидела, что несмотря на холодный зимний ветер, там собралось немало народа. Размахивая флажками и транспарантами, люди раскачивались в такт выкрикиваемым лозунгам. С тех пор, как они с Луханом прибыли на Состис, Дарси часто видела подобные демонстрации в выпусках новостей, но по головизору они не казались такими внушительными.

— Вот это да! — вырвалось у нее.

Дарси знала, что Департамент юстиции Рамискаль-Сити с самого начала вполне серьезно отнесся к этим протестам. Еще несколько месяцев назад Служба безопасности усилила охрану Офицерского комплекса, а после угроз расправой никому из членов Директората Обороны не разрешалось выходить из дома без полицейского экскорта. Все случаи угроз тщательно расследовались, и нарушители закона получали максимально возможное наказание.

Дарси подумала, что такое отношение к проблеме со стороны властей немного успокаивает, но в то же время, ей почему-то казалось, что ситуация не так проста, как ее представляют средства массовой информации.

Их скиммер опустился на одну из посадочных площадок верхнего уровня и тут же оказался в окружении плотного кольца полицейских. Какой-то человек с пластиковым щитом взял у Дарси сумку, а когда она вышла из машины, прикрыл им женщину и смущенно улыбнулся.

Никто на них не напал, если не считать резких порывов ветра да гула голосов протестующих, раскатывающегося между домов и эхом исчезающего вдалеке. Трудно было разобрать слова, но от этих криков веяло злостью. Наконец они вошли в здание, охранник опустил щит, и Дарси облегченно вздохнула. Уличный шум не проникал за толстые стены, а предложивший ей руку Лухан помог успокоиться.

Зал, в котором должно было состояться подписание Соглашения, находился на одном из нижних уровней; лифт быстро донес их туда и оставил в заполненном людьми фойе. Военные в мундирах, министры в длинных мантиях, сотрудники Службы безопасности, зорко посматривающие по сторонам. В сам зал вело два входа, и у каждого стояли полицейские. Еще дальше сновали репортеры, проверяющие оборудование.

Со многими из присутствующих Дарси уже встречалась раньше, но были и такие, кого она знала лишь по сводкам новостей. Ей приходилось здороваться, пожимать руки, целовать подставляемые щеки, то есть делать все то, что требовалось правилами общества, в которое ввел ее Лухан. Она еще не совсем освоилась в столь непривычных условиях и иногда забывала, что именно следует делать в конкретной ситуации: то ли кланяться, то ли пожимать руку.

— Адмирал Середж, — сказал кто-то за спиной Дарси.

Они оба повернулись. Перед ними стоял чернокожий средних лет мужчина с серьезным лицом, в церемониальном мундире исселианского министра.

— Министр Борит, — произнес Лухан.

— Полагаю, наши последние дополнения были получены вовремя и редакционная комиссия успела ознакомиться с ними? — спросил министр.

— Да, мне вручили их лично.

— Я еще не видел окончательного проекта, — продолжил Борит, — и не намерен ставить свою подпись под документом, с полным содержанием которого не имел возможности ознакомиться.

— Соглашение будет зачитано с трибуны до акта его подписания, — ответил адмирал, и Дарси обратила внимание на сухость его тона. — Это сделает посол Пегуш. Так что никто не отнимет у вас права отвергнуть его, впрочем, как и подписать.

Борит сдержанно поклонился и слегка повернул голову в сторону Дарси.

— Моя супруга, капитан Дарси Дартмунд, — сказал Лухан. — Дарси, это Ниоро Энн Борит, министр обороны Иссела.

Она вежливо кивнула, и когда через несколько секунд Борит, извинившись, удалился, взглянула на Лухана. Ему не нужно было ничего говорить: Дарси знала, что он думает. Адмирал не раз рассказывал ей об этом человеке. Она улыбнулась.

— Теперь мне понятно, что ты имел в виду, когда говорил, что этому министру нельзя доверять. Но думаю, что он не тот, из-за кого надо беспокоиться.

У входа в зал охрана проверяла всех приглашенных, не пропуская ни сумочек, ни церемониального оружия. Последнее приходилось оставлять в специально установленных сейфах. В самом зале заседаний вдоль стен, начиная от галерки, где разместились репортеры, и кончая трибуной, стояли солдаты.

— Похоже, никто не хочет рисковать, — заметила Дарси, направляясь в сопровождении Лухана на свое место.

Оно находилось в четвертом ряду; справа от нее расположился Глава делегации Топавы, а слева капитан Хирон. С этого места Дарси могла видеть лица тех, кто скреплял печатями свои подписи под документом.

Выступление посла Пегуша заняло меньше пяти минут. Он зачитал документ вместе с поправками и дополнениями.

«Весьма четко и кратко, — подумала Дарси, — учитывая то, что на его подготовку ушло шесть месяцев». А уж сколько пришлось рассмотреть проектов, прежде чем был выработан взаимоприемлемый! Она смотрела на Лухана, сидевшего в первом ряду: вот он повернулся, чтобы обратиться к министру Бориту; тот нахмурился, но затем, выслушав, кивнул.

— А сейчас мы приступаем к самой ответственной процедуре, — провозгласил посол. — Соглашение о предоставлении военной помощи правительству Иссела со стороны Объединенных Миров будет подписано обеими сторонами и скреплено печатями и, таким образом, станет юридическим документом, обязательным к исполнению вышеупомянутыми участниками соглашения. От имени Объединенных Миров право подписать документ предоставляется досточтимому Питу Ханессону, главе мифосийской делегации, члену Троицы. Свидетелем выступает Его Высочество Хэмптон Иштван, министр межпланетных отношений Иссела. От имени правительства Иссела — Его Высочеству Ниоро Энн Бориту, министру обороны Иссела. Свидетель — адмирал Лухан Анселик Середж, главнокомандующий Силами сферзахов Объединенных Миров.

Пока он говорил, все четверо заняли свои места. Борит и Ханессон за столом, Лухан и Иштван по обе стороны от него. Дарси видела, как Лухан обвел аудиторию внимательным взглядом. Она знала, что это стало его привычкой, выработанной многолетним опытом и, возможно, не раз спасавшей ему жизнь. Дарси видела, как он напрягся, и попыталась поймать его взгляд, чтобы успокоить его, но внимание Лухана, похоже, привлекло что-то в задних рядах зала.

Дарси так внимательно наблюдала за супругом, что не заметила, как откуда-то появился секретарь, преподнесший всем четверым лазерные стилосы, извлеченные из красивой плоской коробочки. По залу пронесся приглушенный гул голосов.

Она не видела и не слышала, что именно случилось в задних рядах палаты, но Лухан вдруг закричал: «Всем лечь!» и прыгнул к министру Бориту.

Не было ни вспышки, ни взрыва, ни даже малейшего звука. Лухан просто согнулся пополам, лицо его исказилось и, не завершив прыжка, он рухнул на платформу, словно пораженный молнией. Дарси услышала, как его голова ударилась о стол. Ханессон упал лицом вниз, а Иштван и Пегуш осели, даже не подняв стилосы.

Дарси не успела ни вскрикнуть, ни сдвинуться с места — тяжелая рука Хирона пригнула ее к полу. Откуда-то сзади прозвучал чей-то крик: «За На-Шив!» За ним послышались звуки борьбы. Она подняла голову — насколько позволил Хирон — и бросила взгляд на платформу.

Там уже было полно полицейских, их затылки мелькали над столом. Но что они там делали?

Дарси вырвала руку…

Хирон ухватил ее за плечо.

— Лежи!

Она отпрянула в сторону.

— Я была военным хирургом! Там есть раненые! Мне нужно им помочь! — Выбравшись на четвереньках в проход, Дарси метнулась к платформе.

Перед ней, держа в руках энергетическую винтовку, встал полицейский.

— Извините, сюда нельзя! — бросил он.

— Я военный хирург! — повторила Дарси, слегка изменив категорию времени. Бледное напряженное лицо охранника немного смягчилось, он протянул руку и помог ей подняться.

Дарси огляделась. Где же Лухан? На полу лежало несколько человек, возле них толпились полицейские. Какой-то сержант взволнованно говорил по рации.

«Наверное, вызывает помощь», — подумала Дарси.

И тут же совсем рядом кто-то крикнул:

— Нет пульса!

Она вздрогнула — прямо перед ней лежал министр Борит. Рядом с ним сидел испуганный совсем еще юный солдат.

Дарси словно вернулась на двадцать лет назад. Такое с ней уже случалось на борту «Вентуры», во время Войны Сопротивления. Она опустилась на колени перед Боритом. Проверила пульс. Разжала губы, чтобы облегчить доступ воздуха. Судя по тому, как побледнели десны, это цианоз. Дарси прижалась ртом к его губам, сделала два глубоких выдоха и положила руку на сонную артерию. Ничего. Даже если сердце и билось, то очень слабо.

— Давно проходили аттестацию? — спросила она солдата.

— Пару лет назад, — запинаясь, произнес он.

— Хорошо. — Дарси расстегнула мундир министра, ощупала грудную клетку, положила на нее ладони. — Один выдох на пять нажатий. Не забудь. Начали!

Чтобы вдавить грудную клетку Борита на требуемые три-четыре сантиметра, ей пришлось потрудиться.

— …три-сто десять, четыре-сто двадцать, пять-сто тридцать, — считала Дарси и, остановившись, бросила взгляд на своего помощника.

Тот открыл рот Борита, склонился над ним…

Резкий голос справа заставил женщину оглянуться.

— Переворачивайте его на спину! Осторожно с позвоночником… могут быть повреждения!

— Хорошо. Давайте вместе…

— Отойдите! Посторонитесь!

Горстка полицейских подалась назад как раз тогда, когда Дарси начала отсчет вторых пяти секунд, и между ними мелькнуло лицо раненого.

ЛУХАН!

— Мэм, — окликнул ее солдат.

Дарси била дрожь.

Серое осунувшееся лицо Лухана было перепачкано кровью, вытекавшей из носа, на лбу зияла рваная рана. Она видела, как какой-то полицейский проверил его пульс, а потом кивнул своему напарнику, чтобы тот приступал к искусственному дыханию. Закусив губу, Дарси повернулась к Бориту.

Под нажимом ее ладоней грудь министра поднялась и опустилась. Снова поднялась. Дарси протянула руку к его горлу…

Борит пошевелился и открыл глаза. Моргнул, И, похоже, узнал ее.

— Что случилось? — хрипло пробормотал он. Лицо его все еще оставалось серым.

— Похоже… покушение на убийство, — сказал солдат.

— ЧТО? — Борит попытался подняться, но Дарси удержала его. — Ммм… боль в груди!

— Этого и следовало ожидать. У меня тоже руки дрожат.

Он уставился на нее, глаза его расширились. Только теперь до Борита дошло, что она имела в виду.

— Вам уже ничего не грозит, — продолжала Дарси, — но лучше полежите спокойно. У вас шок.

В зале было тепло, а мундир министра казался достаточно плотным, так что она решила не укрывать его своим жакетом и вместо этого подложила его под ноги Бориту.

И только после этого Дарси повернулась к Лухану.

Над ним все еще стояли на коленях двое полицейских, готовые сменить третьего, делавшего искусственное дыхание. Ногти и кончики пальцев адмирала оставались синеватыми, но сердцебиение восстановилось и из раны на лбу потекла кровь. Он по-прежнему находился в бессознательном состоянии. Дарси смахнула выступивший на лбу пот и прошептала его имя.

От двери послышался чей-то крик, и она обернулась. К ее удивлению, в огромном зале уже почти никого не было. По проходу бежали враги, несколько человек в халатах и с носилками.

Полицейские не обращали на них внимания, занятые своим делом.

Дарси наклонилась к Бориту.

— С вами все будет в порядке, — сказала Ъна негромко, потрепала его по плечу и поднялась. К министру уже подбежали медики и, не тратя время на разговоры, сразу же занялись раненым.

Дарси медленно повернулась к Лухану, чувствуя, как холодеют ее руки.

Подоспевшая бригада врачей сразу же принялась за дело. Кусая губы, Дарси наблюдала, как они развернули носилки, зафиксировали положение спины с помощью корсета и бережно перекатили адмирала на них. Чьи-то руки, поддерживавшие его голову, перепачкались в крови.

«Какая темная кровь», — подумала она. Дыхание, восстановленное еще полицейскими, оставалось неглубоким и слабым; лицо его снова начало синеть.

— … искусственное дыхание — услышал Дарси голос старшего группы.

Но прежде он сделал Лухану два глубоких вдоха. Дарси знала, что после того, как подключат аппарат, этой возможности не будет. Затаив дыхание, она следила за тем, как в горло Лухана вставляют трубку, закрепляют ее, затем включают вентилятор, синхронизированный с его едва заметной активностью легких, и… буквально на глазах лицо адмирала начало оживать.

Один из врачей разрезал мундир и рубашку, порванные полицейскими, когда они начали делать искусственное дыхание, и откинул в стороны обрезки. Дарси наклонилась, чтобы поднять их, потом выпрямилась, прижимая еще теплый комок.

Тем временем двое медиков уже закрепили по всему телу Лухана датчики ЭКГ, и через минуту оператор произнес:

— Давление крови 78 на 20, пульс 124, неустойчивый.

Старший кивнул.

— Ставьте капельницу, обычный раствор с одной пилюлей ЛГ.

ЛГ. Гидрохлорид лидосинта, поняла Дарси. Она не раз и сама им пользовалась, когда еще работала хирургом, чтобы стабилизировать сердечный ритм.

Врачи уже вставляли катетер в правую руку пациента, когда Лухан задрожал. Дарси знала, что причина этого в быстром, ритмичном напряжении и расслаблении мышц ног и рук. Катетер выпал, и медик едва успел схватить начавшую кровоточить руку раненого.

Только тогда она заметила сильные ожоговые пятна на кончиках пальцев Лухана. Посмотрев на другую руку, обнаружила подобные и на ней. Выходные ожоги, похожие на те, что бывают при повреждении электротоком.

Дрожь унялась секунд через тридцать, но старший группы сказал:

— Это может повториться в любой момент. Побыстрее с капельницей!

Стоя на коленях у головы Лухана, она смотрела, как двое медиков вставляют катетер теперь уже в левую руку. Дарси откинула прядь волос, упавшую на глаза, и, когда лекарство пошло по трубке, обернулась к монитору ЭКГ. Сердце ее стучало так сильно, что она вся дрожала. Старший посмотрел на нее.

— Вы его супруга? — Он наложил на рану тампон.

— Да.

— Тогда вам лучше поехать с нами. — Врач замолчал, прислушиваясь к голосу из небольшого закрепленного на ухе передатчика. — Вас понял, база. — Он посмотрел на монитор, проверяя давление и пульс Лухана, и сказал: — Будем транспортировать.

Дарси отступила в сторону, чтобы не мешать им, и почувствовала чье-то прикосновение. Она обернулась.

— Хирон?

— Вы…

— Нет, я еду с ним, — сказала Дарси, как будто он пытался воспрепятствовать ей.

Но Хирон только кивнул.

— Я заеду за Гизель, а потом мы вместе навестим его.


* * * | Эхо далекой битвы | * * *