home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Пролог

Дарси уже не надеялась выжить.

Свободной рукой она дотянулась до знаков отличия, подчеркивающих ее принадлежность к воинскому подразделению и командному составу, и сорвала их, оставив на рубашке лишь фамилию, погоны и нашивку офицера медицинской службы. Сдернув с шеи цепочку, она оторвала два хрустальных кулона с личными надписями и швырнула их в угол позади себя.

— Мама? — встрепенулся у нее на коленях ребенок, попытавшийся освободиться из объятий. — Почему…

Она приложила палец к губам, а другой рукой прикрыла его голову, чтобы он не ударился о металлическую балку.

— Тс-с-с, Трис.

Произнесено это было очень тихо. Дарси сидела на полу шлюзовой камеры, предназначенной для выхода в специальных гермокостюмах, одной из четырех в отсеке технического обслуживания, с едва начавшим ходить ребенком, которого она крепко прижимала к себе.

Снаружи доносился усиливавшийся рев двигателей, набиравших столько тяги, чтобы унести корабль прочь быстрее скорости света. Попытка предпринималась уже в четвертый раз.

Дарси еще дальше забилась в угол, спрятавшись за висящим костюмом, прижала Тристана к груди и крепко стиснула зубы.

«Неуклюжие мазуки, — подумала она, — от их добычи ничего не останется, и корабль рассыплется на кусочки, если они не перестанут издеваться над ним!»

Завыла сирена, предупреждающая о том, что набрана достаточная мощность для преодоления скорости света. Корабль затрясся, как в лихорадке, и застонал. Ребенок беспокойно зашевелился.

Дарси сглотнула слюну, почувствовав приступ тошноты. Ее вырвало. Она вытерла рот и испачканную форму.

— Не плачь, мой солдатик, — прошептала она. — Вот так, держись за меня покрепче.

Сирена стихла, и Дарси расслабилась, приготовившись отдаться плазматическому ощущению входа в состояние сверхскоростей.

Она ждала, как ей показалось, бесконечные часы в липкой удушающей темноте. Ноги свело судорогой, потом они онемели от неудобного положения и веса ребенка. Дарси попробовала изменить позу и дать ногам отдохнуть, но от этого по всей спине прошла боль.

Мысли не давали ни минуты покоя. Дарси думала о Лухане, своем муже, ожидавшем их возвращения. Вспомнила, как он, прощаясь несколько месяцев назад на Топаве, целовал ее и Тристана.

В шлюзовой камере уже нечем было дышать, хотя воздух попадал через щели в дверях. Дарси посчитала на пальцах, сколько времени пройдет, пока они с сыном задохнутся. Ей даже стало интересно, что представит Лухан, когда узнает об их гибели.

Ее размышления прервали звуки взрывов.

«Стрельба?» — подумала она.

Дарси услышала, как транспортное судно отвечало слабым огнем, затем до нее донесся глухой топот ног. Кто-то быстро бегал взад-вперед по коридору рядом с их укрытием.

В безмолвии прошел еще один час, потом корабль накренился от воздействия электромагнитов и задрожал. Явно слышался визг лебедки и стальных тросов. Дарси вздрогнула от раздавшихся очередей из легкого стрелкового оружия и стука кованных ботинок по переходам. Теперь это было не шарканье мазуков.

Женщина закусила нижнюю губу и стала нервно приглаживать ладонью волосы ребенка. Дверь отсека обслуживания распахнулась после удара ногой, и Дарси услышала голоса. Разговаривали два-три человека в нескольких метрах от нее, но слова, искаженные электронными устройствами шлемов, нельзя было разобрать. Вошедшие обследовали все помещение. Несмотря на стук молоточков в ушах она различала, что голоса то приближались, то отдалялись.

Дарси плотнее зажала Тристану ладонью рот, когда он решил подать голос. Раньше она пользовалась сенсорами для определения присутствия жизненных форм, но конструкция шлюзовой камеры не позволяла подавлять сенсоры тех, кто в этот момент находился неподалеку. Глухие звуки вдруг стали отчетливыми. Кто-то остановился совсем рядом. Послышался приказ, и вслед за ним — беспрестанные удары коваными ботинками по двери. Ей казалось, что от скрежета металла у нее расколется голова, а хныканье Тристана потонет в шуме. Когда дверь шлюзовой камеры не выдержала и слетела с петель, Дарси увидела в полумраке три фигуры, покрытые металлом.

Легионеры Доминиона.

Тот, что стоял поближе, отвел в сторону герметические костюмы, схватил Дарси за запястье и рывком заставил подняться на ноги. Она стояла пошатываясь, занемевшие ноги готовы были подкоситься в любой момент. Дарси чуть не уронила собственного ребенка. Глаза солдат из-под шлемов жадно осматривали ее тело.

Дарси вырвала свою руку из боевой перчатки захватчика и сильнее обхватила Тристана.

— Это противозаконно, знаете ли! Военные действия на Инаке закончились месяц назад, и переговоры…

— Я так не считаю, — заявил командир отделения. — И где это только ты была последние несколько лет?

Дарси с ненавистью посмотрела на него, но постаралась не выдать волнения, когда один из солдат наклонился, оглядывая камеру. Выпрямившись, он передал что-то сержанту.

— Посмотрите-ка сюда.

В руке он держал хрустальные кулоны-голограммы, на одной из которых были запечатлены все трое, а на другом — Лухан с Тристаном.

Сержант поднес кулоны к свету, и Дарси увидела, как его глаза под забралом расширились от удивления.

— Ага, то-то я подумал, что больно уж мне знакомо это имя на личном знаке. Полковник за это может повысить в звании! — сержант засунул находку в один из многочисленных карманчиков пояса и протянул Дарси руку. — Считаю своим долгом проинформировать вас, лейтенант Дартмут, что за последние девять лет командующий Сектором ни разу не признал правительств Объединенных Миров. Он скрепил документ печатью под нажимом Соглашения, и мы не нарушаем законный договор.

Дарси отвела руку в сторону.

— Девять лет? Врать вам удается лучше, чем…

Она вдруг осеклась, вспомнив бесплодные попытки совершить световой перелет. Работорговцам-мазукам, видимо, удалось лечь на временной курс, даже если они и не смогли пересечь пространство. Она вопросительно посмотрела на легионера.

— Соглашения на Инаке не были ратифицированы с такой легкостью, как на то надеялись Объединенные Миры, — сказал сержант. — И полностью они не провалились, как того хотел командующий Сектором Реньер. С вашей помощью ему удастся восполнить этот пробел.

— Реньер? — сжалась Дарси. — Командующий Сектором?

Командир отделения улыбнулся.

— А вот интересно, на какую сделку пойдут Объединенные Миры, чтобы обменять вас?

— Вы прекрасно знаете, что этот номер у вас не пройдет.

— Посмотрим, — его улыбка сменилась мрачным выражением лица. — Пошевеливайся, — он толкнул ее в плечо, заставляя выйти в коридор. — Возможно, война еще не окончена.

Дарси не сопротивлялась. Мысли роем проносились в голове. Кормовую часть мостика пересекал второй коридор, с дверью аварийного выхода. Она еще крепче прижала ребенка к груди, одной рукой поглаживая его спину, чтобы успокоить. Впереди шел солдат, два других — сзади. Ничто не мешало исполнить задуманное: охранники даже не держали оружие в руках, им понадобилось бы некоторое время, чтобы пустить его в ход. По всей видимости, они до конца поверили в притворную покорность пленницы судьбе. Посмотрев назад, она заметила, что один из солдат держал пальцы на рукоятке абордажного ножа — одного из дюжины висящих без ножен на поясе, что очень смахивало на набедренник рыцарских доспехов, сделанный из стальных зубьев. Дарси не сомневалась, что эти ножи предназначались также для метания.

В проходе валялось несколько мертвых членов экипажа. В лежащем вниз лицом в луже крови она признала Рахба Хайке, капитана корабля, и невольно отшатнулась. Работа мазуков.

От толчка в спину Дарси чуть не споткнулась, с трудом удержала равновесие, ступив на кровь Хайке, и обошла другое окровавленное тело. Лейтенант Барак. Он тоже погиб до прихода легионеров. От увиденного у нее пересохло во рту, и она отвернулась. На какое-то мгновение у Дарси появилось чувство удовлетворения: на полу лежали распростертые тела нескольких мазуков. Солдаты Объединенных Миров погибли в бою, корабль был непривычно пустынным без военных и гражданских лиц. Льющийся с верхней палубы свет на полу идущего поперек коридора образовал яркий квадрат. Дарси взяла сына в левую руку, сжала в кулак правую и опустила голову.

Десять шагов…

Она бросилась влево и ударила кулаком по кнопке на перегородке. Щитовая дверь со свистом опустилась за ней, но этот звук перекрыли хруст костей и нечеловеческие вопли одного из преследователей. Дарси прижала Тристана лицом к плечу и усилием воли заставила себя не смотреть назад. Переход вывел в коридор, параллельный тому, который она перекрыла. Он выходил к отделяемым пассажирским отсекам — если они еще не были использованы.

Дарси прижалась к перегородке, прислушиваясь, и выглянула в коридор. Он был пуст в ту и другую сторону, если не считать окутанных дымом тел, лежащих на палубе. Женщина попробовала поставить ребенка на ноги, чтобы дать отдохнуть руке, но малыш еще сильнее прильнул к матери, глядя на нее широко раскрытыми от страха, передавшегося и ему, глазами. Дарси погладила Тристана по голове и поцеловала его в лобик.

— Ну-ну, мой солдатик, — успокоила она его и, подхватив на руки, выскользнула в проход.

Дым маскировочных гранат ел глаза, а выступившие слезы мешали что-либо разглядеть. Дарси споткнулась о тело и остановилась, тяжело дыша. На палубе лежал солдат наземных войск, молодой человек, которого она раньше никогда не видела. Недалеко от его вытянутой руки она заметила энергетический пистолет, наклонилась, намереваясь поднять его, и в этот момент услышала стук ботинок за своей спиной. Подняв пистолет, она увидела, что индикатор заряда по-прежнему горит.

В задымленном коридоре Дарси разглядела пять или шесть фигур в латах. Она прицелилась и нажала на спусковой механизм. Энергетический заряд, как молния, вылетел из ствола и, отрикошетив от перегородки, попал в самую гущу преследователей. До нее донесся крик одного из рухнувших на палубу; второй не смог избежать той же участи, поскольку находился рядом, и упал сверху; остальные бросились врассыпную в укрытие. Воспользовавшись замешательством, Дарси побежала к лифту. Двери его оказались заблокированными — полуоткрытыми, сама же платформа застряла между палубами. Женщина взглянула через плечо и заметила, что две закованные в железо фигуры по-прежнему преследуют ее, не выпуская из рук оружия. Один солдат откинул руку назад, приготовившись метнуть нож. Дарси резко подняла пистолет. Она промахнулась, но выстрел отпугнул легионеров. Ее рука была слишком слабой, чтобы удерживать тяжелый энергетический пистолет, вторая же рука занемела от веса ребенка. Из последних сил она стреляла до тех пор, пока не стал гаснуть индикатор зарядки. Прижавшись к перегородке, Дарси попятилась к аварийной лестнице. Под нажимом плеча дверь подалась, и женщина нырнула в темноту, на лязгающую площадку в верху спиральной лестницы. Выстрелом в дверной механизм она закрыла доступ к лестнице легионерам.

Дарси позволила себе постоять несколько секунд и отдышаться, а также привыкнуть к темноте. Рука, которой она придерживала ребенка, уже давно казалась чужой. Дарси попробовала опустить Тристана и, замешкавшись, чуть не уронила пистолет. У нее перехватило дыхание, когда она услышала царапанье внизу, в считанных метрах от себя. Дарси насторожилась и прислушалась.

Тихо.

Тихо, только гулко билось сердце, да Тристан сопел на плече.

Все также тихо, только темнота и отделяемые отсеки совсем рядом с ними.

Не снимая пальца со спускового механизма пистолета, Дарси осторожно нащупала край площадки и первую ступеньку. Их должно быть двенадцать. Опираясь на перила, она медленно, наощупь стала спускаться, пристально вслушиваясь в малейшие шорохи и вглядываясь в темноту, держа оружие наготове.

Три… четыре… пять…

Она чуть было не оступилась, когда кто-то замолотил в дверь над головой.

Восемь… девять… десять…

Что-то высокое и дурнопахнущее вцепилось длинными ногтями в плечи Дарси и столкнуло ее со ступеньки, прижав к своему лохматому торсу. Работорговец-мазук. Она даже не вскрикнула, побоявшись вздохнуть, когда почувствовала на горле холодную сталь. Мазук что-то рявкнул, очевидно давая ей какое-то приказание, но крик ребенка заглушил его голос. Дарси даже не пыталась сопротивляться. Ей достаточно было повернуть ствол на несколько миллиметров и нажать на спусковой крючок.

Лезвие ножа нападавшего скользнуло по шее Дарси, и он со звоном упал на палубу. Мазук обмяк и свалился замертво. Она заставила себя удержаться на ногах. Теплая кровь капала от горла на воротничок форменной рубашки.

«Это не очень серьезно, — сказала она себе. — Сонную артерию он не задел. Яремная вена не повреждена. Кровотечение прекратится. Не обращай на это внимания. Кровотечение пройдет!»

Дарси обошла труп и приблизилась к первому модулю отделяемого отсека. Над входным герметичным люком мигала красная лампочка, сигнализирующая о том, что аппарат уже был использован. Над люками второго, третьего и четвертого модулей горел все тот же красный свет.

— Нет! — прошептала она. — Они не могли использовать все отсеки!

Над пятым модулем Дарси все-таки увидела желанный зеленый свет готовности к пуску. Она бросила оружие и поставила Тристана на пол. Он потянулся к ней, но она не обратила на это внимания. Ее руки тряслись, а мышцы отказывались повиноваться, когда она решила открыть люк. Потянув его ручку несколько раз, она все-таки добилась своего. Входное отверстие располагалось слишком низко, и Дарси пришлось наклониться. Она подняла пистолет, взяла ребенка за руку и подтолкнула его к входу.

— Давай, Трис. Я за тобой.

Оказавшись внутри, Дарси потянула за рукоятку, чтобы закрыться. Она услышала, как люк втянуло на место, и три болта с шумом вошли в отверстия. Отделяемый отсек полностью загерметизировало.

Женщина устало плюхнулась в первое попавшееся пассажирское кресло и, посадив ребенка на колени, несколько минут не шевелилась. В таком положении она застыла до тех пор, пока содержание адреналина в крови не уменьшилось и дрожь не сменилась состоянием апатии и вялости. Она поглаживала Тристана по голове, дав ему возможность выплакаться у себя на груди. Когда он пришел в себя, Дарси поднялась, все еще не чувствуя как следует своего тела, и, не выпуская из рук ребенка, направилась к панели управления аппаратом, совсем простенькой: три экрана и ключ зажигания. На центральном дисплее высветились три строчки:

ВСЕ СИСТЕМЫ ОТДЕЛЯЕМОГО ОТСЕКА РАБОТАЮТ В АВТОМАТИЧЕСКОМ РЕЖИМЕ.

ДЛЯ ЗАПУСКА ПОТЯНИТЕ НА СЕБЯ КЛЮЧ.

Дарси посадила ребенка в кресло рядом с собой.

— Мама, возьми меня на ручки! — жалобно захныкало дитя, протягивая ей ручонки.

Она отрицательно покачала головой.

— Ты и так в безопасности, — сказала она ему, закрывая вокруг Тристана решетку для снижения отрицательного эффекта перегрузок. — Посиди тихонечко немного.

Дарси удобно устроилась в кресле управления и пристегнула ремни. Она несколько раз глубоко вздохнула, собираясь с мыслями, как это делала во время полетов с Луханом, и потянулась к ключу пуска.

— Мама? — позвал Тристан Дарси.

Она легонько похлопала его по плечу.

— Крепче держись, малыш. Мы отправляемся.

Дарси запустила аппарат, и тот задрожал, заревели ракетные двигатели, от резкого рывка ее откинуло в кресло, повторяющее форму человеческого тела. Вскоре рокот остался позади и постепенно стих, давление поднялось. Дарси открыла глаза и посмотрела на Тристана. Она не смогла сдержать улыбку, увидев выражение его лица.

— Все в порядке, Трис, мы спасены!

Она взглянула вперед и обомлела. В обзорной панели простирался полумрак незнакомого звездного поля.

— Вот как! Что это? — удивилась она и посмотрела на навигационный экран справа от себя.

С правой стороны поля дисплея побежали строки данных. Зеленые надписи и графики показывали координаты корабля-матки во время запуска аварийного спускаемого отсека, скорость и траекторию, расстояние и характеристику рассчитанного машиной места посадки.

— Система Корота, — сказала она вполголоса, совсем упав духом. — Значит, мазуки совершили бросок не только во времени. Неудивительно, что наш корабль взяли на абордаж! Мы практически кружим на орбите одной населенной планеты Корота, и на ней тьма-тьмущая сельхозпоселений Доминиона!

Дарси посмотрела на аварийный локаторный ретранслятор, затем снова на навигационный дисплей.

— Девятилетний бросок во времени, — сказала она сама себе и прижала ладони к лицу, потирая лоб и виски пальцами. — Девять лет! Нас теперь никогда не найдут, а легионеры, как пить дать, идут по нашему следу.

Еще через мгновение она достала из контейнера под креслом энергетический пистолет, нащупала защелки на ящике локатора-ретранслятора и, суетясь, открыла его, обнаружив микросхемы. Взяв пистолет за ствол, она рукояткой принялась крушить содержимое ящика. Полетевшие искры обожгли пальцы, из коробки потянулся тонкой струйкой горьковатый дым.

— Мама! Ты сломала его! — воскликнул Тристан.

— Да, сломала. Теперь легионеры не смогут преследовать нас. Во всяком случае, это будет не так просто.

Тристан уснул, и Дарси внимательно осмотрела снаряжение спасательного отсека. Освободившись от ремней, она оттолкнулась от кресла и поплыла в невесомости. В отделениях над головой она нашла легкие термопокрывала, резервуары с водой и еду в упаковке, медицинскую сумку, инструкцию по выживанию и инструменты. Запасов было достаточно для десятерых взрослых.

Ненадолго Дарси прервала поиски, посмотрев за пределы кабины. Обитаемый мир звездной системы Корота в синих и бежевых тонах заполнял все пространство вокруг. Ганволд. Навигационный экран показывал удаление аппарата от планеты в полмиллиона километров. При данной скорости спасательный отсек должен был начать цикл посадки через двадцать восемь стандартных часов, а через час приземлиться в районе экватора.


Диана Торнли Звездный Тарзан | Звездный Тарзан | * * *