home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

Лухан Середж стряхнул капли воды с куртки, положил ее в подъехавший сервомеханизм и провел ладонью по поседевшим, но по-прежнему густым волосам.

— Доброе утро, сэр, — начальник штаба поднес ему кружку горячего шоколада. — Дождь со снегом еще идет?

— Снега нет, а дождь все еще льет… Спасибо, — Лухан взял кружку и по пути к себе в кабинет отхлебнул немного. — Новенькое что-нибудь есть, Хирон?

— Обычный радиообмен, сэр, — сказал капитан, — да вот это.

Офицер взял со стола металлическую коробочку.

— Ее доставил курьер из Исселианского посольства вчера вечером сразу после вашего ухода.

— Исселианского посольства? — Лухан удивленно поднял брови и улыбнулся в усы, взяв в руки коробочку.

— Что это, взрывное устройство?

— Нет, сэр, — серьезно ответил Хирон. — Хобарт уже просканировал содержимое. Оно не представляет опасности для жизни.

— Спасибо, — усмехнулся Лухан.

Он вошел в кабинет, взмахом руки включил сенсорное освещение и, поставив кружку на стол, покрутил коробочку в руках. На ней было написано: «Главнокомандующему сферзахами адмиралу Лухану Середжу. Лично в руки». Но главное внимание Лухана привлек адрес отправителя. Он без труда открыл защелки и приподнял крышку. Высыпав содержимое на руку, увидел… два кулона, аудиокордер и два личных знака на цепочке, на которых была выбита эмблема военврача космических сил.

Ее знак.

На одном кулоне в лучах света мелькнуло изображение. Лухан присмотрелся к нему. Это был портрет молодого пилота в парадной серой форме, обнявшего девушку.

— Дарси, — прошептал Лухан.

У него вдруг пересохло в горле, он проглотил слюну и, словно парализованный, застыл на месте, предавшись воспоминаниям.

Адриат, ее родную звездную систему, освободили всего месяц назад, в это время они и решили связать свои судьбы. Лухан до сих пор ясно видел перед собой ее торжественное лицо, когда они в конце церемонии бракосочетания поцеловались у алтаря, помнил, как крепко она прижималась к нему во время танца и как притихла, когда они наконец остались одни.

— Ты вспомнила Берга? — ласково спрашивал он.

— Нет, — поспешно ответила она и тут же поправилась? — Да… наверное.

Однажды она уже осталась вдовой.

— Я так боюсь и тебя потерять!

Невозможно забыть, как судорожно она хваталась за его руки, когда рожала Тристана. Закрывала глаза, пытаясь сосредоточиться на дыхании, а он вытирал ей пот со лба, как только схватки ослабевали. В такие моменты она брала платок и вытирала лоб ему, спрашивая со слабой, но лукавой улыбкой:

— Ну как, ты еще держишься, Лух?

Через несколько недель Иссел пал. Всех, не принимающих участия в боевых действиях, в том числе и Дарси, переправили на Топаву, а эскадрильи истребителей заняли передовые позиции на Тохе. Жена прислала ему с Топавы картонки с вкуснейшим ореховым хлебом, который назывался урдиш, и аудиописьма с первым лепетом Тристана.

Как-то она прибыла к нему во внеочередной краткосрочный отпуск, узнав об его неудачном полете. Пока она летела, его уже выписали из больницы, он ходил самостоятельно, хотя и хромал. Ее моральная поддержка значила дня него больше, чем ее профессиональные качества. Товарищ Лухана по эскадрилье и его хороший друг обвинялся в преднамеренном убийстве и государственной измене, а сам он выступал на суде главным свидетелем. Дарси плохо понимала, почему муж с таким трудом дает показания, а когда подписали окончательный приговор, то переживала вместе с Луханом.

После этого он видел ее еще раз. Они провели на Топаве вместе несколько дней, потом его отправили на Калео для прохождения шестимесячной базовой подготовки сферзахов, а Дарси получила назначение в медицинское подразделение на Адриате. В день расставания они шли по взлетной полосе, он нес на плечах Тристана. Предрассветные золотистые лучи будто ласкали их, они поцеловались, и Лухан поднялся на борт транспортного корабля.

На Калео он не получал звуковых писем и вкусного хлеба. Подготовка сферзхов требовала от курсантов отречения от всего мирского.

Первое задание, которое Лухан получил в составе группы сферзахов, выполняли на Инеке. Отряд проник на командный пункт Доминиона незадолго до массированного наступления сил Объединенных Миров и справился с задачей. В результате последовавшего сражения Доминиону был нанесен сокрушительный удар.

Четыре дня спустя Лухан послал Дарси письмо. Он хотел вернуться к ней на Адриат, но командование Объединенных Миров направило сферзахов в качестве посредников и свидетелей на переговоры. Дарси снова взяла краткосрочный отпуск и заказала места для себя и Тристана на первый транспортный самолет, отлетающий на Айри-Сити.

Лухан ни на миг не забывал тот день, когда узнал об исчезновении жены и ребенка. Военный, доставивший печальную весть, по возрасту вполне мог быть его старшим братом. Парень тоже оказался пилотом и носил на форме нашивки эскадрильи перехватчиков, в которой раньше служил Лухан, вот только видеть его мрачным было непривычно.

— Шон! — сказал Лухан. — У тебя такой вид, будто ты залетел в космическое минное поле. Что с тобой?

Шон взял его за плечи и заставил сесть.

— Сядь, приятель, — тон пилота был до странности спокойным. — Мне нужно с тобой поговорить.

Лухан в недоумении повиновался и сел.

— Послушай, — сказал он, — если это имеет отношение к переговорам, то ты знаешь, я не имею права об этом говорить…

— Да забудь ты о них, к черту. Выслушай меня! — Шон весь напрягся, еще сильнее сжал плечи Лухана и произнес сдавленно: — Даже не знаю, как тебе об этом сказать.

Глядя прямо в глаза Шона, Лухан чувствовал, как состояние неопределенности уступает место самым дурным предчувствиям. Ему стало не по себе, но голос его не дрогнул.

— Скажи просто, Шон.

Пилот отвернулся и так надавил на плечи Лухана, что тому стало больно.

— Дарси и Тристан… мертвы.

— Что?! — Лухан замер, не спуская с Шона широко раскрытых глаз. — Но это невозможно! Они должны были стыковаться…

Он не договорил, увидев, как пилот качает головой. Друг разделял с ним его боль.

— Мертвы? — прошептал Лухан. — Ты уверен? Как это произошло?

Шон выровнялся и нервно зашагал по комнате.

— Мне известно лишь, что сообщение поступило в Центр связи из звездной системы Корот, по крайней мере, часть его. Затем связь прервалась. Говорилось что-то о работорговцах-мазуках и о захвате транспортного корабля, — он пожал плечами. — Больше мы ничего не знаем.

— Работорговцы? — переспросил Лухан. — В системе Корот? — кровь застыла в его жилах. — С правительствами этих планет вступали в контакт?

— Да. Правительство есть только на Ганволде, там тоже ничего неизвестно, — Шон опустил голову. — Мне очень жаль, приятель.

Лухан не мог даже кивнуть в ответ — лишь бессмысленно смотрел в пустоту, пока не осознал всей полноты обрушившегося на него горя. Он тяжело подался вперед и закрыл лицо ладонями.

— Работорговцы! — прошептал Лухан. — Нет!

Его включили в состав группы, отправившейся после подписания Соглашений на Корот для поиска пропавших без вести военных, но усилия ни к чему не привели. Лухан поставил свою подпись в соответствующих документах и попробовал смириться с потерей, но каждую ночь ему снилась бледная задыхающаяся Дарси, которая бежала по кораблю, прижимая к себе сына.

Произошло это двадцать пять лет назад, но Лухан ни на мгновение не забывал Дарси.

Лухан переложил предметы из одной руки в другую и поднес к свету второй голографический кулон.

Тристан. Здесь ему полтора годика. Он сидел у Лухана на плечах, ухватившись ручонками за волосы. Отец не мог сдержать улыбки. Теперь его сын, должно быть, совсем вырос, стал мужчиной.

Адмирал положил личные знаки и кулоны на стол и, осмотрев аудиокордер, включил его.

— …не притворяйся, — говорил мужчина тоном опытного следователя. — Нам известно, кто ты. Это хранится у нас уже несколько лет. Ты знаешь, что это за вещи?

Молчание. Удар по лицу.

Лухан инстинктивно дернулся, словно ударили его. Допрашивающий пригрозил:

— Отвечай, Тристан! Где твоя мать? Зачем она послала тебя сюда?

— Сэр, — вмешался более молодой и участливый голос, — наркотики дезориентировали его.

— Но они заставят его и говорить. Нам нужны ответы. Где она, Тристан?

— Больна… ее мучает кашель…

Лухан узнал этот голос, хотя прошло много лет разлуки и речь юноши была невнятной под влиянием наркотиков.

— Тристан! — воскликнул он.

— Зачем она послала тебя сюда? — снова услышал адмирал. — Где она?

— Там… много… ночей отсюда…

Опять удар по лицу и тяжелый вздох.

Лухан стиснул зубы и отключил аудиокордер. Ему потребовалось некоторое время, чтобы набраться сил и дослушать до конца. После допроса шла запись информации, предназначенной для главнокомандующего Сектором. Это место он прокрутил дважды.

— Сэр, я передал вам вещи, которых вполне достаточно для подтверждения личности мальчика. Во время задержания при нем были найдены личные знаки и энергетический пистолет, стоявший на вооружении Объединенных Миров приблизительно в 3280 году. Голографические кулоны находятся в Управлении разведки и контрразведки с 3291 года, с того самого времени, когда лейтенанту Дартмут удалось ускользнуть от наших легионеров на транспортном корабле, вошедшем в звездную систему Корот, находившуюся под контролем мазуков.

Лухан не выдержал и улыбнулся.

«Ускользнула. Это похоже на Дарси».

— В соответствии с вашим приказом, сэр, мы точно определили местонахождение женщины, проведя разведывательные полеты, и продолжаем наблюдение. Ожидаем ваших дальнейших указаний. Отчет подготовил бригадный генерал Жюль Франсуа, командир сорок второй эскадрильи, десятого дня восьмого месяца 3307 стандартного года.

«Всего месяц назад!» — удивился Лухан.

Он проверил на крышке дату отправки: 27(8)3307. Две недели назад. А неделей раньше поступила довольно необычная шифровка от Немека о юноше по имени Тристан, сопровождавшем главнокомандующего Сектором в инспекционной поезде. Несомненно, это его сын! Стандартного месяца было более чем достаточно для перелета с Ганволда на Иссел-II…

Аудиокордер автоматически отключился. Лухан положил его на стол и подошел к диафаметаллической стене. Прислонившись к ней, он смотрел на огни города Ремискал-Сити, на возвышающиеся за ними ледяные вершины гор, которые в предрассветной мгле казались розовыми. Он снова вернулся к воспоминаниям о Дарси.

— Значит, она на Ганволде, — прошептал он. — Больна… но три тысячи двести девяносто первый?

Загадка неожиданно открылась ему.

— Перемещение во времени! Скорее всего, именно это и произошло. Неудивительно, что мы не смогли обнаружить!

Лухан перевел взгляд на предметы, лежащие на столе и сжал кулаки.

Никаких требований. Черт, возьми, Мордан, что тебе надо?

Ответ напрашивался сам собой.


* * * | Звездный Тарзан | * * *