home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

Джуди стояла на смотровой площадке Эмпайр-стэйтс-билдинг и пыталась вспомнить все, что знала об этом городе, американском городе-мифе, Нью-Йорке.

Нью-Йорк… Он же Нью-Амстердам… Трехсотлетний юноша, обладающий самой запоминающейся внешностью, чье лицо никогда не спутаешь ни с каким другим. Где-то внизу на огромном пространстве стоят десятки небоскребов, между ними несутся крохотные игрушечные автомобильчики и снуют какие-то букашки… Взгляд ее скользил: Ист-Ривер, Бруклинский мост, Гудзон с его пристанями и пароходами… Джуди смотрела на этот город-спрут, и в ее глазах блестели слезы. Так же, обвеваемая ветром, она стояла когда-то на вершине горы в Аппалачах, и ее длинные рыжеватые волосы тоже летели куда-то…

За два дня, проведенные в Нью-Йорке, она успела начисто забыть о том, что здесь может находиться Рэй, что ее поездка как-то связана с мыслями о нем. Теперь ей казалось, что она всю жизнь мечтала побывать здесь, и вот, наконец, мечта сбылась. Слишком давно она никуда не ездила. Поездки к маме и Джулии в счет не шли – это было свиданием с родными, но не встречей с мечтой, с самой собой – той, что когда-то влюблялась в незнакомых людей и пейзажи, на мгновение выхватив их взглядом из окна машины…

Джуди вдруг поняла, что она страстная путешественница, ей захотелось увидеть все страны, все города. Увидеть Мексику! Одной, без Рэя. Разве для этого нужны провожатые? А потом поехать в Европу… Куда бы ей хотелось прежде всего? Ах, не все ли равно?! Англия, Франция, Испания, Италия – каждая из стран манила ее из своего дальнего далека… А услышать скандинавскую речь? Полюбоваться на австралийские просторы?

Она шла по Бродвею, ела мороженое в Таймс-сквере, ехала в такси по улицам Бронкса и Бруклина, а мысленно уже гуляла по Мадриду, переплывала Ла-Манш, нацеливала фотоаппарат на прыжок кенгуру, подобный полету…

И в то же время она наслаждалась Нью-Йорком, стараясь навсегда запечатлеть его на фотопленке своей памяти. Люди-букашки, коробки небоскребов внизу, блеск гудзонской воды… И прогулка ранним утром – разве найти лучшее время суток для неторопливой пешеходной прогулки? – по каким-то улицам в районе гудзонских доков: она уже решила, что заблудилась, пробираясь вдоль бесконечных заборов каких-то складов и вздрагивая при виде выскакивавших прямо под ноги ободранных кошек, – как вдруг, свернув в какую-то улицу, облегченно вздохнула, увидев все тот же Эмпайр-стэйтс-билдинг. Он был еще окутан утренним туманом, но самые верхние этажи уже розовели от солнца, поблескивали окнами, а вокруг еще несколько громад ждали, когда же солнце дойдет и до них, а внизу, в ущельях, было прохладно, в них таяли предрассветные сумерки… Она долго стояла перед этим зрелищем, как вкопанная.

И так же на следующий день она замерла на Пятой авеню перед Музеем Гугенхейма. Джуди никогда не считала себя поклонницей конструктивизма, но эта громадная белая, расширяющаяся кверху железобетонная спираль показалась ей прекрасной, совершенной. Она поднялась на лифте на самый верх и стала спускаться оттуда по спирали, неожиданно оказавшейся галереей с внутренним двором. Картины, висящие на кронштейнах, словно парили в воздухе на белом фоне стены. Сезанн, Модильяни, Пикассо, Леже, Клее, Кандинский, Бранкузи… Джуди была счастлива от увиденного. Этот музей, в котором столько света, воздуха, зелени, где так просторно и легко этим картинам и скульптурам, совершенно покорил ее.

Единственное, чего ей не доставало здесь, – это спутника, с которым можно было бы поделиться восторгом, увидев в его глазах то же восхищение, которое испытывала она. Вдруг перед ней словно промелькнули глаза Рэя… Нет, это не он. Да она бы и не подумала тащить его сюда. Он либо зевал бы демонстративно, либо сразу бы вышел на улицу, а Джуди уже не могла бы сосредоточиться, зная, что он раздраженно вышагивает туда-сюда перед входом, награждая входящих недовольными взглядами. Она мысленно перебирала дорогие ей лица… Вспомнился сосредоточенный взгляд парижанина, но Джуди, как будто испугавшись такого предположения, поспешно отогнала видение. Наконец, она решила, что ни с кем бы ей не было так хорошо здесь, как с Эмили, и поняла, что уже успела соскучиться по ней.

Не спеша, она брела по Манхэттену, теперь уже несколько рассеянно глядя по сторонам. Остановившись у «Говернор Клинтон отеля», она некоторое время пораздумывала и подошла к телефонному автомату…

– Да? – ответил мужской голос.

Джуди несколько растерялась.

– Что? Вас не слышно! Погромче, пожалуйста! – заорала трубка прямо в ее ухо.

– Могу я поговорить с миссис Краун? – заставила себя произнести Джуди. Она не привыкла отступать от задуманного, хотя уже и пожалела о своем звонке.

– Да, пожалуйста. Эми! – закричал голос куда-то в сторону. – Это тебя, кажется, твоя пассия…

У Джуди взлетели брови. Вот как! Господин парижанин уже сделал выводы? Но она едва не задохнулась от возмущения, услышав:

– Что же вы так внезапно сбежали, Джуди? Уж не меня ли испугались?

Вопрос был задан тихо и торопливо, видимо потому, что Эмили была уже поблизости, и Джуди не успела ответить на него, перед тем как услышала:

– Джуди, милая, я так хотела познакомить вас с зятем!

Фрэнк стоял рядом и иронично улыбался, глядя на радостно возбужденную Эмили.

– Где вы были? Конечно, я знаю музей Соломона Гугенхейма! Спасибо, я бы тоже не отказалась побродить там в вашей компании… Но подождите… Как? Ну, не смейтесь, Джуди, прошу вас… Ведь вы собирались к родным, в Цинциннати… Ах, ветер переменился… – Эмили засмеялась, – и занес вас в Нью-Йорк?.. Полно, вы меня не разыгрываете? Где? – Лицо Эмили неожиданно приняло изумленное выражение, и Фрэнк насторожился. – Повторите, пожалуйста… Напротив, дорогая, это важно… – Она повернула голову к Фрэнку и прошептала, прикрыв трубку ладонью: – Тебе о чем-нибудь говорит ее местонахождение, пересечение Седьмой авеню и Тридцать первой стрит?! А? – Ее худые плечи задрожали от смеха.

Настал черед удивляться Фрэнку.

– Милая моя, что за совпадение! – продолжала Эмили в трубку. – Но раз так получилось, у меня к вам просьба. Зайдите к моей дочери, вернее, к моей внучке… Если застанете, то попросите написать для меня что-нибудь, и пусть пришлет мне пару своих последних фотографий… Фрэнк! Стоит ли упоминать о том, что ты здесь? – спросила Эмили нахмурившегося зятя, снова прикрыв трубку рукой.

– Тогда она точно ничего не передаст, – улыбнулся он.

– Не говорите Николь о Фрэнке… Джуди, я бы никогда не попросила вас об этом, если бы вы не упомянули, где находитесь… Вы просто в трех минутах ходьбы от дома Норы… – Она продиктовала адрес. – Спасибо, милая… Жду вас! Фрэнк? Он пробудет три дня. Но я надеюсь, что вы появитесь раньше… Я хотела бы показать ему новые снимки Никки. Мы ждем вас, слышите? – Эмили положила трубку. – Этот звонок, наверное, съел все ее сбережения… – произнесла она, глядя куда-то поверх головы Фрэнка. – Не надо было посылать ее туда – с Норой так трудно общаться. Она может обидеть девочку.

«Да этой девочке, – подумал Фрэнк, – палец в рот не клади. Еще неизвестно, кто кого обидит».


Дверь открыла чернокожая девушка в белом переднике и с белой кружевной наколкой в волосах.

– Мисс Дорсон нет дома, – ответила она, довольно бесцеремонно разглядывая гостью. – Она уехала на уик-энд за город, к подруге. Вернется только послезавтра к вечеру.

– А миссис Дорсон? – спросила Джуди и сама испугалась своего вопроса: что, если Нора окажется дома? Разговор предстоит не из приятных!

– Ее тоже нет, – со скукой протянула девушка. Ну что ж, подумала Джуди, поручение она выполнила, и не ее вина, что визит оказался напрасным.

– Прошу прощения, – с явным облегчением сказала она. – До свиданья.

– Погодите! – остановила ее девушка. – Что передать миссис Дорсон?

– Ничего, – Джуди пожала плечами.

– Но я должна докладывать обо всех посетителях, – возмутилась негритянка. – Это моя обязанность, понимаете?

– Тогда можете сказать, что заходила секретарь миссис Краун.

– А! Это мать миссис Дорсон, верно? – девушка сочла необходимым продемонстрировать свою осведомленность.

– Да. Я проездом в Нью-Йорке и решила узнать, не нужно ли что-нибудь передать для миссис Краун. Может быть, миссис Дорсон было бы интересно услышать о здоровье матери.

– А… – скука вновь просквозила в голосе девушки.

– Передайте, что было ухудшение, но сейчас уже немного лучше, – сказала Джуди и, чуть поколебавшись, добавила: – Наверное, вашей хозяйке стоило бы позвонить миссис Краун самой.

Она повернулась, даже не взглянув, какое впечатление произвела ее последняя реплика, и удалилась.


* * * | Бриз для двоих | * * *