home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Эпилог

Ледоход в Санкт-Петербурге долог и занятен, есть чем полюбоваться. Сперва Нева высвобождается из-под речного льда, и на это на нее уходит дней пять. Потом она столько же отдыхает, чтобы принять гонимый северным ветром толстый и чистый ладожский лед. Он движется долго – поболее недели, а меж тем набирает силу апрельское солнце. И весь город с нетерпением ждет начала навигации. Город готов встретить корабли из Англии, Дании, Голландии, даже из Испании и Португалии, даже из Америки. Их в навигацию приходит под тысячу, и они везут товары, необходимые для столицы: шпаги французские разных сортов, табакерки черепаховые, бумажные и даже сургучные, кружева, блонды, бахромки, манжеты, ленты, чулки, пряжки, шляпы, запонки и всякие так называемые галантерейные вещи. А из Петербургского порта на те корабли грузить будут иные безделушки, уже российского производства: пеньку, железо, юфть, сало, свечи, полотна…

Путешественники, собравшись ехать за границу морем, сперва присылали узнать о кораблях в порт – на Стрелку Васильевского острова. И туда же приезжали к причалам на Малой Неве в назначенное время. У причалов всегда толпились обыватели – зрелище приходящего или же уходящего корабля под парусами их, кажется, завораживало.

Солнечным майским утром к набережной подъехали верхом двое офицеров-преображенцев в сопровождении денщика и, неторопливо двигаясь вдоль причалов, сверху разглядывали толпу.

– Вот она! – закричал тот, что помоложе. – Эй, расступись! Мадемуазель Шильдер!

Наташа, стоявшая вместе с Аристом и Никишкой возле трех больших сундуков, повернулась и махнула рукой. Она для путешествия переоделась в мужской костюм, а длинную косу подобрала чуть ли не вчетверо и подвязала бантом. На боку была, разумеется, шпага – одна из тех, любимых, с посеребренным эфесом.

Князь и Громов, подъехав, спешились, поклонились.

– Ждете капитана Спавенто? – спросил Громов.

– Да, будем карабкаться на эту посудину все вместе, – отвечал Арист. – Всякий раз, как пускаться в плаванье, завещание пишу.

– А приплывши?

– Рву в клочки.

Князю показалось любопытным, что Арист везет завещание на том же судне, вместе с коим собирается сгинуть в пучине морской, и он стал делать вопросы, одновременно разворачивая фехтмейстера к себе. Арист видел, как князь старается облегчить другу свидание с Наташей, и усмехался.

– Неужели это так необходимо? – спросил Громов.

– Да.

Спорить было невозможно.

Наташа все ему уже объяснила.

– Но вы ведь вернетесь?

– Может быть… если пойму, что мы хоть кому-то тут нужны со своим искусством!

– Какая дикость! – воскликнул, услышав ее слова, князь Черкасский. – Какое свинство! И это – цивилизованное государство на европейский лад!

Он имел в виду, что хорошее государство не привечает иностранцев в ущерб собственным талантам.

– Не расстраивайтесь, князь. В Британии я сделаю себе славное имя и вернусь. После того как… вы понимаете… после этого обо мне заговорят, я выступлю в нескольких ассо и покончу с этим… Там нужны учителя фехтования для знатных девиц, через несколько лет у меня будут прекрасные рекомендации, и я вернусь, – Наташа коснулась рукой его плеча. – Мы встретимся, мы еще сойдемся в зале господина Фишера, у нас еще будут славные ассо…

Но звучало это так, будто терпеливая старшая сестра уговаривает капризного младшего братца.

Громов вздохнул.

– Неужто иного пути нет? – беззвучно вопрошал его неподвижный взгляд.

– Иного пути нет, – так же беззвучно отвечала Наташа. – Три человека, три клинка соединились, чтобы воспитать меня. Я не могу отступить – они слишком много в меня вложили, я перед ними в ответе. И только я могу выступить против убийцы, только я… Может быть, когда верну этот долг…

– Мы будем ждать вас, – говорили темные глаза.

– Если и не дождетесь – я не в обиде…

– Дождусь…

– Будьте осторожны, – сказала вслух Наташа. – В столице остается фрейлен фон Лейнарт, а она злопамятна.

– Сейчас она в Москве вместе с госпожой Егуновой, – ответил князь. – Старая дура не хочет с ней расставаться. И увезла эту чертовку подальше от всех, а главным образом – от моей матушки. Матушку лучше не злить – а Егуновой это удалось. Уж что она от матушки услышала – разве что в кабаке, где пьяные матросы гуляют, повторить впору. А в ответ одно – про милосердие… Выйдет ей боком это милосердие!

Тут Наташа ощутила нечто вроде укола рапиры. Она обернулась.

В десяти шагах от нее стоял Мишка Нечаев. Просто стоял и смотрел. Ему было страх как неловко – и хотелось подойти к мадемуазель Фортуне, и мешало чувство, очень похожее на стыд – слишком много странных дел он натворил, чтобы говорить с Наташей о высоких материях и чувствах.

Мишку насилу выпустили из госпиталя, где с немалым трудом и со всякими медицинскими приключениями вытащили с того света. К нему приезжали фехтмейстеры, два раза с ними приезжала и Наташа, но Мишка был очень слаб и не годен для светских бесед. Он ощутил бодрость только в последнюю неделю – но именно эта неделя у Наташи была занята сборами: стало наконец известно, когда отплывает выбранное путешественниками английское судно.

Мишка узнал об этом случайно – от громовского денщика, который был послан к нему с двумя бутылками хорошего, полезного для выздоравливающих, красного вина и с тремя рублями денег. Осознав, что расставание, в сущности, уже свершилось, а церемонии на причале не имеют особого смысла, Мишка затосковал. И вдруг сорвался, кинулся к фельдшеру, клялся и божился, что здоров как медведь. И по-своему он был прав – душа, кажется, исцелилась.

Они издали глядели друг на дружку и понимали, что сходиться незачем – неизвестно, родятся ли вразумительные слова, а взгляд – вот он!

Мишку заметил Арист и подозвал жестом.

– А ты, сударь, образумься наконец. Иначе однажды покатишь вслед за господами Пушкиными!

Он имел в виду все сразу – и казематы Петропавловской крепости, и Сибирь, и, скорее всего, эшафот.

Судьба Михайлы и Сергея Пушкиных оказалась незавидна. Все подробности Громову сообщил поручик Шешковский, знавший их от своего страшного батюшки, а Громов рассказал фехтмейстерам.

Когда Сергей, упрятав в клавикорды и в стены возка бумагу с водяными знаками, формы работы мастера Каака и штемпеля, отправился, выждав время, в Россию, оказалось, что в Риге его уже с нетерпением поджидает генерал-губернатор Броун.

После того как вице-президент Мануфактур-коллегии Федор Сукин с перепугу раскрыл план братьев Пушкиных и бывшего аббата Бротара, о затее было доложено государыне Екатерине Алексеевне, и она, осознав опасность авантюры, сама занялась розыском, сама переписывалась с Броуном. Письма отправлялись с пометкой «секретнейше», и первое ушло в Ригу 8 февраля.

По ее приказу Сергей Пушкин, прибыв в Ригу, тут же был взят под наблюдение, и таможенные чиновники занялись его багажом под предлогом окуривания – дым полагался вернейшим средством от прибывающих из-за границы повальных и моровых хвороб. Тогда-то опытный таможенный досмотрщик Петер Янсон и отыскал все имущество – бумагу, штемпеля и формы работы мастера Каака. Клавикорды после этого можно было выбрасывать на помойку. Отставного капитана тут же отправили на гауптвахту, а добычу послали в столицу. Она была получена 1 марта. Вскоре по приказу государыни обоих братьев доставили в Санкт-Петербург.

Сергей Пушкин, поняв, чем может для него кончиться эта эскапада, тут же выдал всех соучастников, а Михаил упорствовал и не желал сознаваться. Куда подевался Бротар – так никогда и не узнали. Возможно, кое-что любопытное мог бы рассказать об этом Фрелон, так ведь поди его добудь!

Столичные жители, каждый своими путями, узнавали о подробностях дела и с большим любопытством ждали, чем все кончится.

Трудно сказать, когда государыня приняла необычное решение, может статься, и весной, но известно оно сделалось уже осенью.

А в мае никто и знать не мог, что в октябре состоится суд и будет оглашен приговор: Сергею вместо положенной за такие проделки смертной казни – вечное заточение в тюрьме, а Михаилу – сибирская ссылка. Императрица собственноручно начертает на приговоре свою резолюцию: «публиковать во всей Империи, что обоих сих преступников нигде и ни в каких делах не называли Пушкиными, но бывшими Пушкиными». Видимо, сжалилась над древним и почтенным родом, изъяв из него фальшивомонетчиков раз и навсегда.

Строгое напоминание Ариста совсем Мишку огорошило. Он еще плохо оправился от раны, и хотя стоял прямо, расправив плечи, на самом деле едва доплелся до причала. Но не проститься с Наташей он не имел права. И так мало за что себя уважал, а если бы не сказал ей хоть одного напутственного слова – так и вовсе бы плохо было…

Но признаваться в любви он не собирался. Даже не потому, что девушка оказалась всего лишь дочкой никому не известного фехтмейстера, а он попался на несложное вранье, придуманное Аристом и капитаном Спавенто для привлечения публики, и размечтался о фрейлине. Тут было другое – для знатной дамы он стал бы игрушкой на месяц или более, и в такую авантюру полез бы без раздумий, а Наташа была ему ровней – и встал бы вопрос о венчании, а это не шутка. С одной стороны, Мишка побаивался женщины, которая так отменно владеет клинком; при такой жене уж не забалуешься. С другой стороны, понимал, что Наташа замуж за него не пойдет – вон как глядит на гвардейца Громова! На кой черт ей человек с Мишкиной репутацией?!

Но Наташа на Громова-то глядела открыто, а на Мишку – тайком. Преображенец был хорош собой, умен, отважен, благороден – такому только и принести богатое приданое, а в том, что приданое в Англии будет заработано, Наташа не сомневалась. Нечаев же – непонятно кто, ни звания, ни денег, одна точеная физиономия да синие глаза.

И шпага на боку.

Она правильно определила его тогда, в казармах Преображенского полка: он был свой. Их соединило ассо – они оба были бойцами, как бывают поэтами, и могли вложить в схватку всю душу, и в соприкосновении клинков родилось взаимопонимание не менее страстное, чем в соприкосновении тел.

Тогда, в ассо, они принадлежали друг другу. Забыть это она не могла. И догадывалась, что он тоже не может. Воспоминание беспокоило ее и раздражало. Она спорила с ним, гнала его прочь, а оно выныривало, из-за всех углов выглядывало. Арист единственный понимал, отчего Наташа недовольна, но не вмешивался, только в беседе с капитаном Спавенто сказал: «Ох, боюсь, замуж нашей девице пора…»

Двое глядели на вдруг замолчавшую Наташу. Двое ждали, понимая важность этой минуты.

Ей нужно было сейчас сказать: «Я вернусь!» – одному из двух – по крайней мере, ей так казалось, потому что кокетства в Наташе не было ни на грош.

Но она не могла. Ей никогда в жизни еще не приходилось выбирать между двумя мужчинами – и эта обязанность казалась ей сейчас самым тяжким грузом в мире.

Подъехал экипаж, слуга отворил дверцу, и на пристань вышли пятеро – крепкая красивая женщина в русском наряде, таком роскошном, словно она собиралась на дворцовый маскарад, и с младенцем на руках; капитан Спавенто, уже без маски; недавно нанятая для обеих девушек горничная Феклуша и грустная Анетта.

Слуга и кучер стали отвязывать сундуки, притороченные к задку кареты. Наташа вздохнула с облегчением – как кстати прибыл экипаж! – улыбнулась и протянула к Анетте руки:

– Решилась, Анюта? Вот и славно!

– Он не ответил, – сказала Анетта. – Мы до последнего ждали письма. Он знать меня не желает. Репутация для него дороже моей любви…

Она опустила голову. Тут ребенок проснулся, забормотал, загулил, и она подошла к кормилице.

– Молчи, – приказал ей вслед капитан Спавенто. – Сын с тобой, а это главное. Через два года мы вернемся в Россию – и, может быть, твой Алексей к тому времени поумнеет.

– Ты правильно делаешь, что забираешь ее. Но неужели вы написали в Ярославль всю правду? – спросила Наташа.

– Всю правду. В этом деле накопилось слишком много врак. Наташенька…

– Да, да! Я буду с ней неотлучно! Я рада, что она едет с нами, клянусь тебе, рада!

– Тогда – прощайся со своими кавалерами и ступай с Аристом в каюты – надо же принимать сундуки и распоряжаться, как их уставить, – велел капитан Спавенто.

Она повернулась – и увидела ту же картину: Громов стоял рядом, Нечаев – в отдалении. И оба глядели на нее, и оба словно спрашивали: «Кто?..»

Но насмешливый голос капитана Спавенто вразумил ее. Ей предстоял не тот выбор, который так пугал ее, а совсем иной. Не выбирать между двумя мужчинами, как полагается обычной девице, а выбирать между нелепой необходимостью в последнюю секунду зачем-то назвать имя избранника и свободой отказаться от этой обременительной процедуры.

Она засмеялась. Впереди были два года в Англии – по меньшей мере два года. И нужно ли было связывать себя какими-то неуклюжими словами?

Наташа отступала, смеясь, потом помахала рукой – и взбежала по сходням. Арист поклонился гвардейцам и пошел следом. Капитан Спавенто обнял кормилицу Марфу, которой сходни казались уж очень ненадежными и повел ее на судно.

На причале осталась одна Анетта.

И она, как всегда, послушалась веления души. Она подбежала к Нечаеву, обняла его и поцеловала в щеку.

– Аннушка, – сказал он, – что же это?.. И ты?.. Как же я без вас?

– А что вас держит, сударь? – спросила она, легонько оттолкнула его и перекрестила. Потом, словно все дела на суше были выполнены, пошла к сходням. Капитан Спавенто, обходя носильщиков, уже спускался ей навстречу.

Мишка стоял, повторяя в уме сказанные слова. Что держит, что держит… Ответ был.

Где-то далеко, в Тамбове, жил у скуповатой родни пожилой отставной офицер, позабывший свое имя. Деньги, назначенные всем полком этому офицеру, держали Нечаева. Повисли на нем, как чугунные цепи, которыми, говорят, в Европе порты от морских разбойников запирают. Да и в ногах путались – спотыкался. Деньги немалые… Но всего лишь деньги!

Он жил, как живет птица небесная, не задавая самому себе лишних вопросов и не давая обещаний. Но тут без обещания было не обойтись. Без последнего обещания, которое если не выполнить – то лучше и не жить.

Отдать наконец старый долг – иначе пути не будет! Вообще никакого пути – статочно, и морского, в Лондон…

– Ну, поглядим, – сказала с небес Мишкина Фортуна. – Может, ты, кавалер, и впрямь уму-разуму научился.

Рига, 2009


Глава 27 … | Наследница трех клинков |