home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



10

Зима прошла, наступила весна. Если мне после возвращения из своего мира показалось, что отношения между Игорем и мной чуть охладели, то теперь я была уверена, что ничего не изменилось, мы любили друг друга по-прежнему. Хотя встречаться стали еще реже, потому что Игорь ездил на тренировки, а по выходным — домой. И близились выпускные экзамены, ЕГЭ. Но тем нежнее и жарче были наши встречи.

Я показала Игорю тетради с заклинаниями, призналась, что теперь могу колдовать и здесь, в мире без магии, и даже продемонстрировала несколько магических действий. Например, чтобы не промокнуть, если шел дождь, или не замерзнуть, когда холодно. Остудить воду в бутылке, если жарко, зажечь светлячок на ладони, когда темно. Волшебство приводило Игоря в детский восторг. Иногда он сам просил меня сделать что-нибудь волшебное.

Приближался новый год в моем мире. Мне хотелось пойти туда, но здесь в это время никакого праздника не было, а были обычные учебные дни. Я решила, что схожу хотя бы на несколько часов. Никому, даже Игорю не сказала, что собираюсь в свой мир. Не хотела, чтобы он из-за этого волновался, или снова уговаривал взять его с собой. Он уедет к отцу в субботу вечером, и вернется только вечером в воскресенье. За это время я успею сходить домой и вернуться обратно.

Чтобы не светить магию Перемещения, я задумала прийти во время фейерверков. Я справедливо решила, что если ищейки не будут знать о моем прибытии, то и искать не будут, хотя три месяца еще не прошло. А я сбегаю в лесную избушку… Арину, наверняка, не застану, но хотя бы поговорю с бабой Костой, а она про Арину мне всё расскажет. Рано утром вернусь в интернат, и никто ничего не узнает. Тем более, это будет утро воскресенья, и я смогу отоспаться за бессонную ночь.

Я снова напихала целый рюкзак подарков, и, когда часы в фойе первого этажа пробили двенадцать раз, тихонько встала, и пошла в туалет. Та крайняя кабинка, кстати, снова не работала, я сама к этому приложила руку, поэтому заранее спрятала в ней верхнюю одежду и рюкзак с подарками. Представив комнату с белыми стенами и гербом на стене, я прочитала заклинание перемещения и увидела в серебристом круге ту самую комнату, в которой при открытии портала сразу засветился магический шар. Я шагнула в круг.

Ни телефон, ни другие вещи, выдававшие во мне жительницу другого мира, я не взяла. Одежда у меня была, самая что ни на есть неприметная. Ботинки на тонкой подошве, джинсы, темно-зеленая брезентовая куртка с капюшоном и подкладкой из толстого трикотажа, под которым прятался слой синтапона. Но никто ведь не будет проверять. Даже рюкзак я купила новый, из ткани, напоминающей обычную серую мешковину. И кулон, и кольцо с лунными камнями тоже оставила. Потому что кулон — вещь магическая, а мамино кольцо мог кто-нибудь узнать.

Когда портал исчез, я вышла из комнаты. Сквозь пыльные окна маминой спальни увидела, что фейерверки уже начались. Каждый день Праздника Морозного Веселья заканчивался фейерверками, а празднование Нового года ими начиналось. Я не удержалась и поднялась на башню, чтобы посмотреть на фейерверки. Двадцать минут погоды не сделают. Посмотрю, и побегу к бабе Косте.

Выйдя на смотровую площадку, я сразу увидела Никаса. Он стоял на том месте, откуда мы обычно смотрели на фейерверки. Он повернулся к лестнице, услышав мои шаги.

— Аннушка!

— Ник!

Мы бросились друг другу навстречу. Я даже не ожидала, что так ему обрадуюсь. Потому что с каждым днем, прошедшим с нашего прощального поцелуя, я думала о нём всё реже, а потом и вовсе перестала. Поэтому даже не вспомнила о том, что он обещал приезжать в Рио на каждый праздник, и я могу найти его здесь, на башне дворца.

Мы обнялись, как старые друзья.

— Я знал, что ты придешь, — сказал Ник.

А вот я не знала. Я же сначала не хотела задерживаться во дворце ни одной лишней минуты.

— Ник, извини, но если честно, я… приехала не к тебе, — призналась я.

— Понятно, что не ко мне, а к троюродной сестре, — улыбнулся он.

— Я только что прибыла, и забежала сюда лишь на несколько минут, пока не закончатся фейерверки, — сказала я. — Я на одну ночь, утром уже должна уехать.

— Проведем эти несколько минут вместе, и ты уйдешь, — просто ответил Ник.

— А ты? — спросила я.

— Я тоже уйду, пошатаюсь по площадям, поиграю во что-нибудь, потом пойду, повидаюсь с тётушкой, а вечером уеду.

Мы подошли к перилам и стали смотреть на волшебные огни. Ник обнимал меня за плечи, и мне почему-то хотелось стоять так долго-долго. Благо погода стояла хорошая, несмотря на то, что вокруг еще лежал снег, весна уже вступала в свои права. Было тепло, и ветер не сильный. Мне нравилось, что Ник не спрашивает, а почему это я приехала не к нему, и чем я занималась всё то время, пока мы не виделись. Хотя мне было любопытно, где Ник живет и чем занимается, я тоже ни о чем его не спрашивала. Мне нравилась эта недосказанность и таинственность между нами.

Под шумок Ник снова применил магию, переместил, наверное, из теплых краев, прямо мне в руки живой цветок.

Я в том мире без дела тоже не сидела, прочитала Аринины тетради от корки до корки, пытаясь понять и запоминая заклинания, а некоторые даже использовала. Если лунный камень не висел на моей шее, у меня получалось применять магию. Так что я знала, переместить что-то на большое расстояние не так уж легко, это может сделать только маг, имеющий способности выше средних.

— О, да ты сильный маг, — сказала я. — Почему ты не купишь лицензию? Мог бы делать с помощью магии хорошие дела.

Арина и баба Коста мне говорили, что лицензия стоит дорого, и еще надо каждый год платить налог за использование магии. Но Никас не казался бедняком, я это еще в прошлый раз заметила. Зимой он был одет в добротную дубленку, и в ботинки не из простой свиной кожи, а из дорогой шкуры горного козла. Обувь из шкуры горного козла считалась в нашем мире теплее валенок, и такая обувь очень дорогая, потому что горные козлы в нашей местности не водятся. И сейчас у него ботинки из крокодиловой кожи, а крокодилы у нас тоже не водятся, куртка из драконьей кожи, которая стала особенно дорогой, когда драконы ушли из нашего мира. Нет, драконов ради шкур не убивали, просто те время от времени сбрасывали старую кожу, но в таких местах, куда очень трудно добраться людям. Вот потому их кожа и дорогая, зато очень крепкая и практически не знает износа. И долго выделывать ее не нужно, она сразу мягкая, просто бери и сразу шей, что хочешь. Так что Ник совсем не бедный человек. Я еще тогда удивилась, почему он сказал, что ему не получить лицензию, но не стала заострять на этом внимание.

— Не могу я купить лицензию, — ответил Ник. — Я для этого слишком сильный маг.

— Как так? — изумилась я. — Сильным магам лицензию не дают?

— Ты что, вчера родилась? — грустно усмехнулся Ник. — Думаешь, для чего Адария продает лицензии? Лишь для того, чтобы обогатиться?

— Ну, я так думаю, — кивнула я.

— Наивная, — снова усмехнулся Ник. — Это не только способ обогатиться, но и способ выявить магов со способностями выше средних. Прежде, чем выдать лицензию, мага проверяют, насколько он силен. Если я обращусь за лицензией, меня просто убьют.

Я вспомнила, Арина говорила мне, что Адария хочет остаться единственной колдуньей во всём мире, что во время захвата Риоссы, она убила всех сильных магов, даже тех, кто хотел сотрудничать с ней. Теперь мне стало ясно, что она хочет остаться самым сильным магом на планете.

— Моего отца убили, потому что он был сильным магом, — добавил Ник.

— Я сожалею, — пробормотала я.

И мне снова стало жалко, что я не могу тоже сделать для Ника что-нибудь волшебное.

Фейерверки закончились, мы спустились с башни, и вышли в город. Ник нёс мой рюкзак, и я подумала, как это удачно, что я его встретила, иначе пришлось бы самой тащить всю дорогу эту тяжесть. Ник дошел со мной до ворот, которые в эту ночь были широко открыты, и спросил:

— Далеко от города живет твоя сестра?

— Часа два пешком, — ответила я.

— Хочешь, провожу? — предложил Никас.

— Ты разве не хочешь повеселиться на празднике?

— Какой смысл веселиться одному?

— А наша компания на прошлом празднике?

— Они парами все, я там третий лишний. А дороги нынче не безопасны.

Раньше у нас были и воры, и разбойники на дорогах, но встретить их так близко от столицы государства было почти нереально. Но теперь, когда народ стал беднее, наверняка и разбойников стало больше. Хотя я уверена, что сегодня и разбойники тоже встречают новый год, и я с ними не встречусь, мне не хотелось так скоро расставаться с Ником. К тому же рюкзак очень тяжелый. И я разрешила:

— Проводи.

Что же, если я королева несуществующего королевства, мне теперь от всех и вся шифроваться? Никто же не знал, что та избушка в лесу принадлежала семье Эвайнон. О ее существовании никто не знал, потому что раньше попасть в нее можно было только из дворца по подземному ходу. От чужих людей избушку оберегало заклинание — любой простой человек прошел бы мимо, не заметив ее, а мага заклинание увело бы в сторону, даже если он шел прямиком к избушке, никуда не сворачивая. Но в ту роковую ночь заклинание взломали. Или тот, кто знал его, выдал врагу.

Мы шли по дороге, неясно белеющей в темноте, и снова болтали ни о чём, стараясь не касаться темы магии. Обсуждали фейерверки, кому какой больше понравился. Вспоминали те, которые видели в детстве. Пришли к общему мнению, что те были и выше, и красочнее. Теперь я поняла, почему. Потому что сильных магов не осталось. Я рассказывала, что моя троюродная сестра Арина с бабушкой живут в лесной избушке, и ближайшая от нее деревня в часе ходьбы. Ник рассказывал мне, как он учился применять магию, и, чтобы скрыть, пробовал делать это одновременно с соседом-магом, когда к тому приходил посетитель с просьбой сделать что-то волшебное.

— У тебя есть магические книги? — поинтересовалась я.

— Нет. Но остались обучающие карточки, на которых написаны заклинания. Их еще мой дед для моего отца делал. Ищейки не обратили на них внимания, когда забирали книги.

— Тебе повезло.

А у меня всего две тетради, в которых записаны далеко не все заклинания.

— Кстати, как поживает твой жених? — как бы между прочим, спросил Ник.

— Нормально, — ответила я. — А твоя невеста?

— Тоже нормально. А почему ты приезжаешь в Рио одна, без него?

— Он слишком занят, чтобы ездить сюда со мной. А ты почему один, без невесты?

— Она не любит путешествовать.

— А ты ее любишь?

— Это имеет для тебя значение?

— Да, в общем, нет, я просто так спросила.

Когда в рассказе Ника о каком-то магическом эксперименте проскользнули слова «магический шар», я вдруг встала, как вкопанная. Я сразу забыла, о чем он рассказывал. Магические шары! Как они вылетели у меня из головы?..

— Аннушка, ты чего? — удивился Ник.

— Магические шары, они ведь светятся, когда к ним приближается существо с магическими способностями?

— Да. Ты что, никогда таких не видела?

— Да видела, — махнула я рукой, — просто вспомнила, мне Арина рассказывала, что в лесу, где она живет, в Праздник Морозного Веселья какого-то мага искали, и магические шары по всему лесу расставили, чтобы его поймать. А вдруг эти шары всё еще там? Они могут сработать… на тебя.

— Ну и пусть себе срабатывают. Светлее идти будет, — с улыбкой сказал Ник.

— Но… но тогда они тебя обнаружат!

— Аннушка, не беспокойся, — заверил Ник, и пояснил: — Эти ищейки — просто дураки. Ну кто же ищет магов с помощью магических шаров? Светят они слабо, и срабатывают максимум на двадцать метров. Им надо у каждого шара ищейку поставить, чтобы добиться успеха. И то не факт. Если тот маг, которого они искали, высшего уровня, он от них легко уйдет, переместившись куда-нибудь.

Мы продолжили путь, но вскоре я снова остановилась, в месте, где нужно сворачивать с дороги на тропу. Не тропу даже, а стёжку, так как по ней ходили явно даже не каждый день.

— Может, я дальше одна? — предложила я. — Возвращайся в город. Здесь уже недалеко, я сама дойду.

— Как я могу бросить девушку одну посреди леса? — возразил Ник. — Если ты не хочешь приглашать меня в гости, я и не напрашиваюсь, и уйду, когда покажется дом твоей сестры.

Я не боялась ходить одна, с тех пор, когда поняла, что с помощью магии способна отпугнуть кого угодно, хоть собаку, хоть человека. Однажды в нашем поселке прошел слух, что на улице видели зомби. А это не зомби был, это я наложила на себя заклинание изменения внешности, когда ко мне вечером на улице решили пристать трое парней хулиганистого вида.

Но здесь магия мне не поможет. Если я воспользуюсь ею, ищейки найдут меня. И Адария меня точно не пощадит, как и Ника. Без ложной скромности, у меня магические способности выше средних. Самые слабые маги — это те, кто может овладеть только Нейтральной магией. Те, кто владеет Нейтральной магией и магиями Созидания и Разрушения, это уже средний уровень. А я могу управлять всеми четырьмя магиями, значит, мой уровень точно выше среднего.

— Ладно, идем, — сказала я. — Думаю, Арина и баба Коста не рассердятся, если мы придем вместе.

— Я могу считать это приглашением? — с улыбкой осведомился Ник.

— Можешь, — кивнула я и добавила: — Не могу же я отпустить тебя обратно, не накормив. Баба Коста меня не поймет. Да и Арина тоже.

И мы пошли по тропинке. К сожалению, идти рядом по ней невозможно, поэтому я шла впереди, а Ник за мной. Разговаривать так было не очень удобно, поэтому к дому мы подошли молча.

Я с радостью заметила, что тут ничего не изменилось. По-прежнему горел фонарь над калиткой ограды, и окна в первом этаже светились. Залаяла Зара, а вскоре и баба Коста вышла. Зара выскочила, увидев меня, перестала лаять, но подозрительно и грозно уставилась на Ника.

— Привет, бабушка Коста! — радостно сказала я. — Зара, это свой, не волнуйся.

Собака сразу потеряла интерес к незнакомцу и скрылась в открытой двери дома.

— А я-то удивлялся, как твои сестра и бабушка не боятся жить одни посреди леса, — пробормотал Ник за моей спиной. — С таким-то охранником.

После взаимных объятий я представила бабе Косте своего провожатого:

— Познакомься, бабушка, это Ник. А Арина где? Новый год в городе празднует?

— Здесь Арина. И муж ее, Никола, — ответила баба Коста. — Не пошли в город, здесь встречали. Только спать легли, и я уж собиралась. Да вы проходите, проходите, устала в дороге-то, Аннушка?

— Да, есть немного, — сказала я для виду.

Молодец, баба Коста, не забыла, что при чужих людях мы договорились меня Анной называть. Да мне уже так и привычнее. Мы с Ником прошли в дом, где нас встретила Арина. Она тоже кинулась меня обнимать, и лишь потом обратила внимание, что я пришла не одна.

— А это твой… — с лукавой улыбкой начала она.

— Нет, нет, это просто знакомый, — прервала я ее. — Это Никас, я тебе о нём рассказывала. Он меня проводил, потому что на дорогах нынче неспокойно.

— Да, ты права, — согласилась Арина.

В комнату вошел Никола, и его я тоже познакомила с Ником.

— Гости дорогие, пожалуйте за стол, — позвала баба Коста. — Да и вы, молодые, тоже садитесь, чай, успели уже проголодаться.

Арина поняла намёк, и покраснела. Я улыбнулась. Мы сели за стол. Пока ели, Арина рассказала, что они с Николой поженились сразу после Праздника Морозного Веселья, и Арина настояла, чтобы они жили здесь, с бабушкой, а не в деревне Николы. А я ничего не могла рассказать, потому что здесь был Ник, и ограничилась заверением, что у меня всё хорошо.

Ник в беседе не участвовал. Он рассматривал гостиную, и я уже пожалела, что привела его сюда. Здесь на всем заметны следы былой роскоши. А вдруг он догадается, что это дом бывшей королевы Риоссы? К счастью, здесь не было гербов ни на мебели, ни на посуде, ни на других вещах. Но если Нику и было любопытно, откуда у Арины и ее бабушки такой большой и когда-то бывший богатым дом, то он держал своё любопытство при себе. Ник только ответил на вопрос, когда Никола его спросил:

— А ты откуда будешь?

— Из Ривольно. А в Рио к тёте приехал в гости.

Этот город был далеко от Рио, как и Лузяна, откуда по легенде якобы приехала я.

Мы продолжили ужинать. Пока баба Коста рассказывала мне про свою козу, какая она у неё умная и молочная, Никола вышел из-за стола и позвал с собой Арину. Через пару минут они вернулись, и мне показалось, что Арина как-то странно взглянула на Никаса. А через несколько минут она снова встала и сказала:

— Аннушка, можно тебя на пять минут?

Мы вышли из гостиной. Арина потянула меня на кухню, и, плотно закрыв дверь, озабоченно спросила:

— Айя, ты хорошо знаешь этого юношу?

— Да нет, конечно, — ответила я. — Мы познакомились на Празднике Морозного Веселья, а сегодня случайно снова встретились. А в чём дело?

— Ты его фамилию знаешь?

— Нет. Он не спрашивал мою, а я не спрашивала его.

— Айланна, ты ведешь себя очень беспечно! — выговорила мне моя няня. — Ты уверена, что вы встретились случайно?

— Да, уверена! — раздраженно ответила я. Признаваться в том, что Ник обещал приезжать в Рио на каждый праздник, я не собиралась. И не собиралась с ним встречаться, так что с моей стороны наша вторая встреча именно случайная. — Да что случилось-то, Арина?

— Ты что-нибудь знаешь о городе Ривольно? — задала странный вопрос Арина.

— Почти ничего, — пожала я плечами. — Но примерно помню, где он находится на карте. Лузяна к северу от Рио, а Ривольно — к юго-востоку. Ты что, решила экзаменовать меня по географии Риоссы?

— Нет, просто ты маленькая была, и многого не знала. Ривольно — город, которым управлял дом Анхельмов!

— Ну и что? Ник-то тут причем?

— Айя, Никола уверен, что Никас — сын Анхельма!

— Что?! Арина, не смеши меня! Он-то откуда может знать?

— Так получилось, что Никола был знаком со старшим Анхельмом, — торопливо начала рассказывать Арина. — Двенадцать лет назад Анхельм с женой и пятилетним сыном проезжали мимо деревни Николы, у них сломался экипаж, и, пока его чинили, они несколько часов провели в доме Николы. Он хорошо запомнил Анхельма старшего, потому что у него исключительная память на лица.

— Фотографическая, — с усмешкой пробормотала я.

— Что? — не поняла Арина, и, не дожидаясь моих объяснений, которые я давать не торопилась, добавила: — Так вот, Никас очень похож на Анхельма.

— Похожих людей много, — сказала я, и коротенько рассказала историю об удочерении Юли Лапиной.

— Айя, Никола уверен. Он и мальчика запомнил. Конечно, Никас вырос, изменился, но две родинки над правой бровью никуда не делись.

Да, я видела эти родинки на лбу Никаса. Подозрения начали закрадываться в мои мысли, но я постаралась отбросить их.

— Наверняка это была не семья Анхельма, — сказала я. — Он же маг! Почему он ехал в экипаже, а не мог переместиться в Рио с помощью магии? Почему не прилетел на драконе?

— Потому что он ехал в Рио тайно, и не хотел, чтобы кто-то знал, что он маг! — воскликнула Арина.

— Тогда откуда Никола узнал, что он Анхельм? — прищурилась я.

Арина тут же пояснила:

— Мальчику было скучно, и его мать попросила Николу поиграть с ним. Николе было некогда играть, он липу на доски пилил, поэтому он дал мальчику уголь и заготовки для кухонных досок, которые делал его отец и потом продавал на рынке в Рио, чтобы ребенок сам занял себя рисованием. Тот нарисовал дракона и похвастал Николе, что это дракон его папы, а нарисовал он его, потому что дракон как раз черный. А кто не знает, что черные драконы так же редки, как золотые, и черный дракон есть только у Анхельма. А еще он нарисовал герб Анхельмов, который тоже всем известен. И Никола сделал соответствующие выводы. А теперь ты сделай выводы, Айланна.

Я немного помолчала, размышляя. Не верить Николе у меня причин не было.

— Даже если Никас — сын Анхельма, в чем я сомневаюсь, кто я, он не знает. И сообщать это ему я не собираюсь, — сказала я, наконец. — И до сих пор он не сделал мне ничего плохого.

— Это лишь вопрос времени, когда он узнает, кто ты. И он наверняка считает, что если бы его отец правил Риоссой, Адария не захватила бы нашу страну. Поэтому не думай, что вражда между вашими домами закончилась, когда у вас появился общий враг.

— Арина, нет больше никакого дома Эвайнон! — рассержено проговорила я. — Меня зовут Анна Иванова, и я, скорее всего, останусь ею на всю жизнь. В другом мире, не в этом! Поэтому мне безразлично, имеет Ник отношение к дому Анхельмов, или нет. Всё! Разговор окончен.

Я развернулась и ушла в гостиную, снова села за стол. Арина тоже вернулась. Мы выпили чаю, еще побеседовали, и Ник собрался уходить.

— Спасибо, всё было очень вкусно, — сказал он бабе Косте. — Мне у вас очень нравится, но пора уходить.

— Куда ж ты ночью-то пойдешь? — удивилась баба Коста, не обращая внимания на знаки, которые подавала ей Арина за спиной гостя. — Оставайся до утра, места хватит.

— Спасибо за приглашение, но я еще хочу успеть на окончание праздника, — вежливо отказался Ник.

— Я немного провожу тебя, — сказала я, тоже не обращая внимания на возмущенный взгляд Арины.

Мы надели куртки, и вышли на улицу. Далеко провожать Ника я не собиралась. Мы вышли за ограду дома и остановились.

— Ты и в самом деле мог бы остаться до утра, — сказала я.

— Твоей сестре не терпится поговорить с тобой о чем-то, чего мне знать не положено, — улыбнулся Ник. — Я вам только мешаю. Поэтому увидимся в следующий раз.

Но уходить он не торопился. Мы стояли и смотрели друг на друга в свете фонаря. Мой взгляд почему-то всё время останавливался на этих родинках на лбу Ника.

— Я не знаю, когда буду здесь в следующий раз, — сказала я.

— Вот совпадение! Я тоже не знаю, — с легкой улыбкой ответил он. — Если судьбе будет угодно, мы встретимся. Мое предложение, кстати, остается в силе.

Я едва не спросила: «Какое предложение?», но вовремя прикусила язык, вспомнив, что в прошлую нашу встречу он предлагал мне замуж.

— Ты готов жениться на девушке, о которой ничего не знаешь?

— Я знаю всё, что нужно: эта девушка мне очень нравится.

— Извини, я пока замуж не планирую. Особенно за человека, о котором ничего не знаю.

— Как это ничего не знаешь? — шутливо удивился Ник. — Ты знаешь, что я тебе нравлюсь, что меня зовут Никас, и что я живу в Ривольно. Это уже больше, чем я знаю о тебе. Ну ладно, я пойду, а то твоя Арина уже скоро дырку в окне глазами прожжет, — добавил он чуть насмешливо.

Я оглянулась и увидела в затянутом изморозью окне силуэт Арины, которая смотрела на нас сквозь растаявший от дыхания пятачок.

— Ладно, пока, — я кликнула Зару и сказала ей: — Проводи нашего гостя.

— Пока, — ответил Ник и пошел по тропинке в лес. Зара потрусила за ним.

Я вернулась в дом.

— Разговор окончен, — напомнила я Арине, едва та открыла рот, чтобы снова начать корить меня за встречу с Ником. — Лучше пойдём, разберем рюкзак, я вам всем подарки привезла.

Я принесла рюкзак из прихожей, где оставила его до того, как Ник уйдёт. Я не хотела доставать подарки при нём, хотя старалась подбирать такие вещи, которые не вызовут удивления у жителей нашего мира, если они их увидят. Арине я купила серебряную цепочку с подвеской-сердечком, а Николе серебряную булавку для галстука. Правда, я даже не знаю, есть ли у деревенского парня галстук. Просто у нас на свадьбу принято дарить серебро. Я не знала, что они поженятся, но с большой долей вероятности предполагала это. Кстати, Арина мне рассказала, что Никола сам догадался, что я — принцесса Риоссы, и дал клятву никому об этом не рассказывать. Так же я купила всем троим отрезы на новые платья и рубахи, и уже ставшие традиционными макароны и тушенку.

Арина и баба Коста восхищались подарками, особенно серебряными вещами. Ведь в нашем мире серебро ценится дороже золота, наверное, потому, что серебро, как и вода, очень восприимчиво к магии, и практически все магические вещи содержат серебро. А золото — просто красивый блестящий металл. Даже в мире Игоря серебру приписывают магические свойства, такие, например, что его боятся вампиры, или что оборотней можно убить лишь серебряной пулей. Поэтому я очень удивилась, когда узнала, что в том мире, где я сейчас живу, серебро почти на порядок дешевле золота. Так что даже я, детдомовская девочка, смогла скопить денег на серебряные подарки, хотя и очень простенькие.

Арина больше не говорила о Нике, но я нет-нет, да и замечала ее укоряющий взгляд. И сама я не могла забыть о подозрениях, хотя гнала их от себя.

Мы вдоволь наговорились, я, наконец, рассказала, как живу, и выслушала все новости Арины и бабы Косты. Я чувствовала себя в лесной избушке, как дома, даже уходить не хотелось.

Но ближе к утру я всё-таки собралась в тот мир. Для этого мне не нужно возвращаться в город и идти во дворец. Я просто ушла подальше от лесной избушки, сначала шла по тропе, а потом свернула. Меня провожала Зара, так что я могла не опасаться, что кто-то незаметно подберется ко мне. В лесу было темно, но баба Коста дала мне масляный фонарь, который Зара принесет обратно. Я решила, что буду идти, пока фонарь светит. Я отошла от избушки примерно на пару километров, и остановилась на небольшой поляне, когда фонарь уже еле тлел и почти не давал света.

Вдруг собака зарычала, и начала копаться в снегу. Я решила, что она обнаружила мышь, ей же неизвестно, что мыши для меня не опасны, и я их не боюсь. Вдруг из-под снега появилось свечение. Магический шар! Вот что почувствовала Зара! Животные, даже простые, не магические, могут ощущать магию. Наверное, этот шар ищейки потеряли тут еще зимой. Ник прав, магия этой вещи слишком слаба, чтобы ее заметить, не находясь поблизости. Зара вела себя совершенно спокойно, поэтому рядом точно никого не было. Но магию портала ищейки обнаружат. Пусть, когда они сюда придут, меня уже тут не будет. А шар я решила забрать с собой. Нечего разбрасывать магические вещи, где попало.

Я положила шар в карман, отдала потухший фонарь собаке, и прочитала заклинание для открытия портала. На этот раз я представила, что смотрю на дверь кабинки туалета от самой стены, и портал открылся немного дальше от двери. Привычно открыв с помощью магии задвижку снаружи, я вышла из кабинки, без приключений добралась до своей комнаты. Разделась, легла в постель и проспала до самого обеда.


предыдущая глава | Возвращение в сказку | cледующая глава