home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



12

Пять дней в сборах пролетели быстро, и вот я снова вернулась в свою сказку. Я открыла портал в мамину комнатку прибытия, на всякий случай наложила на себя заклинание невидимости для Ника, и вышла из комнатки. Через пыльные окна маминой спальни я увидела фейерверки, но на башню подниматься не стала, а сразу спустилась на нижний этаж, в прачечную. Проверять, здесь ли Ник, мне не очень-то хотелось. И надо поспешить, сегодня никто за меня мой тяжелый рюкзак не потащит.

Я шла осторожно и бесшумно, чтобы, если он здесь, не услышал мои шаги.

Прачечная находилась в дальнем крыле дворца, туда в прошлый раз я не заглядывала. Чем дальше я уходила от центральных помещений, тем меньше было мусора в коридорах. Наверняка воины Адарии, когда разоряли дворец, сюда даже не заходили, решив, что в комнатах для слуг, а тем более в прачечной, им брать нечего.

Стараясь, чтобы дверь не скрипнула, я открыла прачечную. Это было большое помещение, вернее, даже два. Второе находилось за первым, и не отапливалось. Прямо туда из родника отведен ручеек, и раньше с помощью магии он никогда не замерзал. Поэтому бассейн для полоскания белья всегда был заполнен чистой проточной водой.

А в первом помещении, в которое я и вошла, находились печь с чанами для кипячения белья и подогрева воды. Там же стояли корыта для стирки, отдельные для разных видов одежды, сушилки для белья и шкафы для хранения мыла, отдушек и выстиранных вещей. Там же находились столы для глажки и стеллаж со всевозможными видами утюгов. Не электрических, но и не угольных. Рядом со столами стояла небольшая жаровня с плоской крышкой, на которой утюги и нагревали.

Я подошла и открыла шкаф с платьями. Ура! Там висело целых два маминых платья, и четыре моих. И, хотя они были мне уже безнадёжно малы, я тоже сняла их с вешалок. Отдам Арине для ее дочки, которая, надеюсь, у нее скоро будет. Я, кстати, и для новорожденного вещичек прикупила, так, на всякий случай. В нашем мире нет разделения на голубой цвет для мальчиков и розовый для девочек, поэтому купила и таких, и других, какие понравились.

Сложив платья в рюкзак, я не стала задерживаться во дворце и направилась к выходу. Когда я вышла из дверей кухни на улицу, увидела, что фейерверки уже заканчиваются, и поспешила к лазу в стене. Только отойдя от дворца на большое расстояние, я оглянулась и посмотрела на башню. И увидела на смотровой площадке одинокий силуэт. И мне не нужно было гадать, кто это. Мне даже стало немного неловко оттого, что он ждал меня, а я тайком сбежала. В самом деле, чего мне его опасаться? Ник до сих пор ничего плохого мне не сделал, а значит, точно не знает, кто я. Хотя… бережёного Бог бережёт. Он ведь может и догадаться. В любой момент. Так что лучше мне быть от него подальше.

Вскоре я вышла из города и направилась по темной пустынной дороге к лесной избушке. Шагала я быстро, почти бежала, потому что мне было страшно. Я же практически беззащитна против грабителей, которых, как говорили Арина и Ник, в Риоссе стало больше. А если воспользуюсь магией, чтобы их отпугнуть, ищейки меня сразу вычислят. Поэтому я пыталась идти всё быстрее, чтобы как можно скорее свернуть на тропинку к лесной избушке. Мне казалось, что разбойники и грабители могут напасть только на большой дороге.

Дорога из зеленоватого стекла матово поблескивала в свете звезд, деревья стояли вдоль дороги высокими темными стенами. Наконец я увидела в темной стене еще более темное пятно — деревья чуть расступались в том месте, где начиналась тропа, мощенная замшелыми камнями. Я с облегчением свернула на тропу, хотя идти по ней труднее, так как под деревьями, кроны которых закрывали небо, совсем темно. Но пока чувствовала под ногами камни тропы, заблудиться я не боялась.

Я прошла всего несколько метров по тропинке, как вдруг:

— Опаньки! А кто это у нас тут? — услышала я прямо перед собой мужской голос и увидела темный силуэт в полуметре впереди.

Я шарахнулась назад, и тут же сзади меня кто-то схватил. Тот, что стоял впереди, зажег масляный фонарь и осветил мне лицо. А я увидела бородатого мужика в оборванной одежде.

— Деваха! — радостно воскликнул бородатый мужик. — Красивая!

— И мешок у нее чем-то плотно набит! — услышала я позади тоже мужской, но более молодой голос.

— Вот повезло-то! — добавил бородатый. — И навар, и девка!

Я так испугалась, что в первые минуты ничего не соображала, слышала голоса, но что говорят, не понимала. А потом, когда поняла, испугалась еще больше. Что мне теперь делать? Кричать? Никто не услышит, да и голос от страха пропал. Отбиваться? Мне не справиться с двумя мужчинами. Я попыталась закричать:

— Помогите! — но получился только слабый писк, вызвавший ехидный смех у обоих грабителей.

Тот, что был сзади, начал срывать с меня рюкзак, и я решила применить заклинание остолбенения. В тот момент мне было наплевать на то, что ищейки меня вычислят. Я же не буду стоять тут и ждать их, сразу убегу.

Но я не успела даже начать читать заклинание, потому что услышала приближающийся утробный лай. Так лаяла собака Баскервиллей из любимого фильма Игоря, про сыщика Шерлока Холмса. И еще Зара, когда хотела напугать.

— Ой, мамочки, оборотень! — закричала я, как будто вне себя от страха.

Тот грабитель, что был сзади, еще пару секунд пытался сорвать рюкзак с моих плеч, но он не знал, что лямки застегнуты впереди на пряжку, и это ему не удалось. Еще через секунду Зара подскочила ко мне, а грабителей как ветром сдуло. Я лишь услышала, как один из них, ныряя в кусты, крикнул мне:

— Беги, дура!

Вот как будто не знают, что от оборотней убежать невозможно. Ну, разве что в портал. Или если они гонятся не за тобой.

— Зарочка моя дорогая! — я упала на колени, так как ноги меня не держали, и обняла огромную лохматую собаку. — Спасибо, милая, ты меня спасла.

Зара облизала мне лицо, а потом легонько сжала мою руку в зубах и потянула в сторону избушки. Сердце у меня всё еще колотилось, как бешеное, а ноги дрожали, но я встала и продолжила путь. Минут через двадцать мы подошли к избушке, где у ворот ограды меня уже встречали баба Коста и Никола.

Я обняла обоих, и спросила:

— Как вы догадались послать мне навстречу Зару?

— Сегодня праздник, фейерверки, поэтому мы решили, что ты можешь прийти, — ответила баба Коста.

— Я сам хотел идти тебя встретить, но… не смог, — сказал Никола, и глаза у него сияли от радости. — Вот и пришлось Зару одну послать.

Тут я сложила два плюс два. Арина не вышла меня встречать. И Никола не мог пойти…

— Кто родился? — спросила я, тоже расплываясь в радостной улыбке.

— Девочка, — вне себя от гордости ответил Никола.

— Я могу увидеть ее, и Арину? С ними всё в порядке?

— Да, — кивнул Никола. — Иди, Арина будет очень рада.

Девочка. У Арины и Николы родилась дочка. Я смеялась и плакала от счастья вместе с Ариной, лежавшей в постели и обнимавшей малышку.

— Мы решили назвать ее Анной, — сообщила счастливая мама.

— Аринушка, я так за вас рада! Вам не нужно ютиться в этой комнатушке, для троих она слишком мала. Вы можете занять комнату моих родителей. А из моей сделать детскую.

— За комнату родителей спасибо. А твою комнату мы не тронем.

— Арина, мне эта комната не нужна, я же бываю здесь редко, и могу поспать в какой-нибудь другой комнате, хотя бы в этой, или в гостиной.

— Нет, твоя комната — это твоя комната, и неважно, как часто ты здесь бываешь, — твердо ответила Арина.

— Арина… может, я вообще больше не приду, — тихо сказала я.

— Моя дорогая, — Арина обняла меня. — Наверное, так будет лучше.

Но ее глаза говорили обратное.

— Нет, я буду приходить, только реже, чем сейчас, — сразу добавила я. — А сегодня я пришла, чтобы взять мамино платье. Скоро у меня очень важный день…

— Свадьба? — просияла Арина.

— Ну что ты, нет, конечно! — возразила я. — Мы с Игорем поженимся только лет через пять. А сейчас у меня просто очень важный день. Здесь в маминой комнате есть ее платья?

— Есть. Но они, наверное, недостаточно торжественные.

— Арина, я собираюсь не на коронацию, а просто на праздник.

— Иди, выбирай, а можешь даже все забрать, они же теперь твои.

Я решила, что возьму два, чтобы был повод снова прийти сюда. Неплохо бы найти платье из паушёлка, но вряд ли мама хранила такие платья здесь. Я пошла в комнату родителей. В ней всё оставалось так, как было при них, словно баба Коста и Арина ждали, что супруги Эвайнон неожиданно приедут. В комнате царили чистота и порядок, и постель застелена свежим бельем.

В шкафу висело несколько платьев, три были из шёлка, привезенного из далёкой восточной страны Китаны, тоже очень дорогого, остальные из тканей попроще. Я унесла их все в свою комнату, выложила и те, что прихватила из дворца, и выбрала два. Потом я достала подарки. Снова отрезы на платья и пеленки, и маленькие ползунки, распашонки и пинетки, которые привели в восторг Арину и бабу Косту.

Я быстренько попила чаю и собралась уходить.

— Как, уже? — всплеснула руками баба Коста. — Мы даже не поговорили!

— Бабушка Коста, в следующий раз поговорим, — заверила я. Рассказывать о том, что в лесу на меня напали, я не собиралась. Зачем волновать бабу Косту, Арину и Николу, ведь всё же хорошо закончилось. — А сейчас я спешу.

А спешила я потому, что был обычный день, середина недели, и утром мне надо идти в школу.

— Мне нужно вернуться до рассвета. Меня Зара проводит, — добавила я.

Я еще раз полюбовалась на новорожденную, попрощалась со всеми и ушла в лес. Мне было немного страшно, но я уверяла себя, что в такую чащу даже разбойники не полезут. Я намеренно шла туда, где лес был гуще и непроходимее. Кого тут грабить-то? К тому же со мной Зара, она не даст меня в обиду.

Я остановилась, когда рассвет позолотил верхушки деревьев, приказала Заре идти домой, и прочитала заклинание перемещения.

Ничего не произошло.

Я прочитала заклинание еще раз.

Снова ничего.

Третьего раза не потребовалось, чтобы понять, что мне что-то мешает. Я поняла, что это какое-то заклинание блокирует мою магию. А когда я решила, что надо просто уйти с этого места и попробовать открыть портал снова, мне не удалось сделать ни шагу. Ноги как будто прилипли к земле. Или словно я стояла в болоте, и меня засосало. Но никакого болота и близко не было. Тут до меня дошло, что я попалась в магическую сеть, наподобие той, в которой в детстве носила косарям воду с реки. И что теперь с этим делать, я не знала. В тетрадях Арины ни слова не написано о том, как выбраться из подобной ловушки.

Вот когда мне стало по-настоящему страшно. Меня поймали! И как глупо я попалась! Теперь лишь вопрос времени, когда ищейки обнаружат, что муха вляпалась в паутину, и придут за мной. А что они со мной сделают, даже думать не хотелось.

Мне оставалось только ждать.

Ну что ж, раз уж я попалась, терять мне нечего. Я стала пробовать освободиться с помощью магии. Выискивала в памяти заклинания, которые казались мне подходящими, и применяла их. Тщетно! Наверное, муха так же бьется в паутине, но увязает всё сильнее. Я поняла, что моя магия не работает, или работает, но очень слабо. Единственное, чего мне удалось добиться, это увидеть магическую сеть. Я решила посмотреть, насколько она большая, хотя это вряд ли могло мне помочь. Я прочитала соответствующее заклинание, и сеть засветилась множеством маленьких огоньков. Я увидела, что она простиралась настолько, насколько можно видеть сквозь стволы деревьев в сером сумраке рассвета. Похоже, весь лес покрыт ею. Очевидно, сеть активировалась, когда я начала читать заклинание, открывающее портал. Кто-то догадался раскинуть магическую сеть на мага, у которого привычка отбывать в другой мир именно из этого леса. И как я об этом не подумала раньше?

Не оставалось больше ничего, как сесть и заплакать. Что я и сделала.

Я на самом деле слишком беспечна. Ну зачем я пошла в свой мир за платьем? Вот как будто у меня денег нет, чтобы сшить или купить новое!.. Нет, мне захотелось выпендриться, быть самой нарядной на новогоднем вечере у Игоря. Так вот, ни на какую вечеринку я не попаду, и вообще больше не вернусь в тот мир. Но, с другой стороны, если бы я не пошла сюда, не узнала бы, что у Арины с Николой родилась дочка…

В лесу становилось всё светлее, и магические огоньки, обозначающие сеть, тускнели.

И вдруг все разом погасли.

Сначала я подумала, что просто стало слишком светло, но вскоре сообразила, что под раскидистыми елями по-прежнему темно, но огней не видно и там. Я попробовала сделать шаг, и у меня получилось! Сеть исчезла сама! Я тут же хотела открыть портал, но подумала, а вдруг сеть снова активируется, если я попытаюсь применить магию? И я бросилась бежать, не разбирая дороги, только бы подальше от этого места.

Я хотела как можно быстрее выбраться из леса, хоть куда-нибудь, но уже через пятнадцать минут бега по лесной чаще выбилась из сил. Я остановилась передохнуть и услышала за собой погоню. Кто это? Наверное, ищейки. У меня сразу открылось второе дыхание, и я понеслась по лесу, прыгая через поваленные деревья и буераки, с новыми силами.

— Да стой же ты, наконец! — послышался позади знакомый голос.

Я остановилась на небольшой полянке и оглянулась. Было уже совсем светло. Через несколько мгновений на поляну выбежал Ник. Он улыбался. Несколько минут мы просто стояли друг напротив друга и молча пытались отдышаться. Он заговорил первым.

— Ну и быстро же ты бегаешь!

— Как ты здесь оказался? Зачем ты преследуешь меня? Это ты раскинул магическую сеть? — спросила я.

То, что Никас Анхельм может быть ищейкой, не приходило мне в голову, но сейчас я подумала, что всё возможно.

— Ух ты, сколько вопросов, — с насмешливой улыбкой сказал он. — Отвечу, но позже. А сейчас, пожалуйста, перемести нас куда-нибудь отсюда, пока ищейки не добрались до обоих.

— Ты что, знаешь, что у меня есть магические способности? — удивилась я.

— Все вопросы позже, давай, открывай портал! Они уже близко!

Я услышала вдалеке треск сухих веток, и больше не раздумывала. Единственное безопасное место, куда я могла открыть портал отсюда, было в том мире, где я сейчас живу. Я решила отбросить все вопросы на некоторое время, и прочитала заклинание:

— Солнца свет, появись,

От луны отразись,

Покажи короткий путь

В место, где я быть хочу.

Тотчас возник серебристый круг, в котором словно через водяную рябь виднелась кабинка туалета — моя личная комната прибытия. Эта кабинка так часто ломалась, что ее уже даже не ремонтировали, решив оставить до капитального ремонта, который запланирован на следующий год.

Какая же эта кабинка, оказывается, маленькая! Я обхватила Ника за талию и сказала:

— Идем.

Мы вместе шагнули в портал и уперлись носами в дверь кабинки. Я привычным мановением руки выдвинула задвижку снаружи, и дверь открылась. Я сразу отпустила Ника и отошла на два шага. Ник оглянулся, увидел унитаз и спросил:

— О, а что это?

— Все вопросы потом, — ответила я. — Мы должны уйти отсюда, как можно скорее.

— Почему? — спросил Ник, с любопытством разглядывая длинную отделанную кафелем комнату с рядом раковин и зеркалами по одной стороне и рядом дверей по другой.

— Потому что это женский туалет, — ответила я.

Времени полдевятого утра, все должны уже быть в школе, но всё равно парню лучше поскорее уйти из женского туалета. И меня, наверное, уже потеряли. Я взяла Ника за руку и потащила в свою комнату. Сбросив рюкзак под кровать, схватила с тумбочки телефон и позвонила директрисе, пропущенный звонок от которой уже высветился на дисплее.

— Ирина Борисовна, вы мне звонили?

— Да, Аня, ты где была? Мы тебя потеряли. Утром девочки встали, а тебя нет. Весь интернат обыскали, нигде не нашли.

— Ирина Борисовна, у меня просто вечером очень голова болела, я долго не могла уснуть, и ночью вышла на улицу подышать свежим воздухом, — соврала я. — А там, в беседке кто-то одеяло оставил, я завернулась в него, пригрелась и уснула, проснулась вот только что. Ирина Борисовна, можно я сегодня на уроки не пойду? Я не сильно замерзла, но, кажется, немножко простыла.

— Хорошо, Анечка, можешь сегодня в школу не ходить. Сходи в столовую, выпей горячего чаю, и ложись в постель. А если будет хуже, вызывай врача, поняла?

— Ага, Ирина Борисовна, — облегченно вздохнула я и нажала на кнопку отбоя. Надо же, даже не ожидала, что умею так складно и бойко врать.

Я сразу проверила, не звонил ли Игорь. Ни звонков, ни сообщений от него не было, я еще раз облегченно вздохнула, и обернулась к Нику, который разглядывал мою интернатскую комнату, в которой я уже пару лет жила не с девятью, а с пятью соседками.

— А это что? — спросил Ник, указав на телефон в моей руке.

— Это мобильник. Я разговариваю по нему с друзьями и с другими людьми, у которых есть мой номер, — пояснила я.

— Если это магическая вещь, то почему я не чувствую ее магии? — удивился Ник.

— Потому что ее нет, — сказала я и предупредила: — И больше ни на какие вопросы не отвечаю, пока ты не ответишь на мои.

Ник огляделся, я указала на стул, сама взяла другой и села напротив.

— Кстати, можешь снять куртку, — сказала я, снимая свою. После бешеной гонки по лесу мне всё еще было жарко, я вспотела, но решила, что в душ схожу позже.

Ник снял куртку из кожи дракона, черного, кстати. Хотя она могла быть и крашеной. Я повесила куртку Ника на вешалку на двери, и снова села на стул. Мы немного помолчали, глядя друг на друга.

— Ты смотришь на меня так, будто я твой враг, — сказал, наконец, Ник.

— Я еще не решила, кто ты. Итак. Как ты оказался в том лесу?

— Я пошел за тобой, когда ты вышла из дворца, и шел в некотором отдалении, чтобы ты меня не заметила. Когда на тебя напали грабители, я поспешил тебе на помощь, но Зара меня опередила.

— Ты что, видел меня во дворце?

— Нет, не видел. Слышал. Ты не поднялась на башню, и я решил, что ты не хочешь меня видеть. Вот и пошел за тобой так, чтобы ты тоже меня не видела.

— Это ты раскинул магическую сеть в лесу?

— Конечно, нет! Но я ее уничтожил. Так что я спас тебе жизнь.

— А я спасла жизнь тебе, переместив тебя сюда вместе с собой. А могла бы уйти одна! Так что мы квиты. Ну, рассказывай, когда и откуда ты узнал, что у меня есть магические способности?

— Я понял это еще в прошлую нашу встречу. Я ушел тогда из дома твоей сестры, но любопытство заставило меня вернуться. Я проследил за тобой, и видел, как ты открыла портал и ушла. А на следующий день услышал, что ищейки снова искали кого-то в том лесу, и что они раскинули сеть, чтобы в следующий раз поймать этого неуловимого мага наверняка. И я понял, что они ловят именно тебя. Я остался у тётушки, и стал ждать, когда ты придешь в следующий раз.

— Надо же, какой догадливый, — пробормотала я.

— Я же маг, — улыбнулся Ник.

— Маг, а порталы открывать не умеешь, — усмехнулась я.

— Не умею, — признался Ник. — Карточек по магии Перемещения у меня не было.

— Но ты же в прошлый раз переместил цветок откуда-то прямо мне в руки, — напомнила я.

— Да, кое до чего я сам дошел, — вздохнул Ник. — До перемещения предметов, например. Но создавать порталы так и не научился. И научить меня этому некому. Кроме тебя.

— С чего ты взял, что я буду тебя учить?

— А почему бы нет? Я могу научить тебя тому, что не знаешь ты, а ты меня тому, чего не знаю я…

— Я знаю достаточно, — прервала я Ника. — Поэтому мне от тебя ничего не нужно.

— Анна, что случилось, почему ты так ко мне переменилась? Весной мы расстались друзьями, сейчас я помог тебе избежать ищеек, но ты…

— На это есть причина. И не говори, что ты ее не знаешь, — я наставила палец на Ника, как пистолет. — И вообще, может, ты с ищейками заодно. Может, ты нарочно заставил меня открыть портал, чтобы узнать, куда я исчезаю.

Если бы передо мной был обычный человек, я бы почувствовала, врет он или говорит правду, даже не прибегая к магии. Но Ник тоже маг, хотя и самоучка, как я. Поэтому я ничего не могла понять, хотя говорил он очень убедительно.

— Я не знаю никаких причин, чтобы нам с тобой быть врагами. Я не сотрудничаю с ищейками, и сегодня, между прочим, рисковал засветиться, уничтожая магическую сеть. Если они сумели разделить твою и мою магию, то теперь будут искать не одного мага, а двух. Маги среднего уровня, знаешь ли, тоже могут быть весьма умелыми.

— Спасибо тебе, конечно, за то, что помог мне спастись, но причину, почему мы не можем быть друзьями, ты знаешь, — сказала я.

— Потому, что у меня есть невеста, а у тебя жених? — спросил Ник.

— Не прикидывайся дурачком, Никас Анхельм! И не говори, что не знаешь, кто я!

Ник молчал некоторое время, но смотрел на меня, не опуская глаз.

— Догадалась, значит, кто я. Да, я знаю, что ты — принцесса Риоссы Айланна Эвайнон, — произнес он, наконец. — Понял в тот момент, когда узнал, что ты волшебница. Но почему ты считаешь, что из-за давней вражды наших семей мы не можем быть друзьями? У тебя теперь нет государства, нет власти, зачем мне с тобой соперничать?

— То есть ты хочешь сказать, что если бы у меня было государство, и была власть, мы не могли бы стать друзьями? — уточнила я.

— Я не знаю, — замялся Ник. — Тогда всё было бы по-другому.

— Вот видишь! — обличающим тоном воскликнула я. — А друзья остаются друзьями в любых обстоятельствах! А не только когда это выгодно!

— Я не ищу никакой выгоды в дружбе с тобой!

— Правда? — преувеличенно удивилась я. — А кто только что просил меня научить создавать порталы для перемещений? Я научу тебя, а ты ищеек сюда приведешь!

— Да никого я не приведу! Мне самому теперь скрываться придется!

— И ты хочешь, чтобы я поверила, что ты говоришь правду? Поверила сыну того, кто помог уничтожить моих родителей?

— Но это был не я! Мой отец поплатился жизнью за то, что сделал! А если бы твоя мать вовремя уступила власть моему отцу, Адария не захватила бы Риоссу, и все могли бы остаться живы!

— Вот в этом и состоит вся сущность Анхельмов! Они считают себя лучшими!

— Я не считаю себя лучшим! И еще в детстве мечтал покончить с враждой наших семей, я хотел на тебе же…

Ник умолк на полуслове, потому что раздался стук в дверь и послышался голос одной из воспитательниц:

— Аня, что у тебя там происходит? Что за шум? Ирина Борисовна послала меня проверить, как у тебя дела. Она сказала, что ты приболела.

Оказывается, мы с Ником разговаривали всё громче, а в конце уже почти кричали.

— Всё хорошо, Тамара Теодоровна, — ответила я, открыв дверцу шкафа и жестом указав Нику лезть туда. — Я просто слишком громко смотрела кино.

Ник удивился, но в шкаф залез, а я подошла к двери комнаты и открыла ее.

Тамара Теодоровна заходить в комнату не стала, только заглянула, увидела, что там порядок и сказала назидательным тоном:

— Если болеешь, надо в постели лежать, а не кино смотреть.

— Да я хорошо себя чувствую, вот, собиралась уже в школу пойти.

— Ладно, раз тебе разрешили не ходить сегодня, оставайся, — сказала воспитательница.

Очевидно, следы бессонной ночи присутствовали на моём лице, и выглядела я не очень.

— Спасибо, — ответила я.

Тамара Теодоровна ушла, и я выпустила Ника из шкафа.

— Кто это был? — сразу спросил он.

— Неважно. Теперь тебе ясно, что мы не можем быть друзьями?.. Тебе нужно уходить. И, я надеюсь, мы больше никогда не встретимся, — холодно сказала я. — Я открою тебе портал, и ты уйдешь.

— Нет-нет-нет, подожди, — возразил Ник. — Я ответил на все твои вопросы, теперь и ты ответь на мои. Что это за белая штуковина была там, где мы вошли в этот мир? А что такое кино? И как можно смотреть громко? И почему принцесса, хотя и несуществующего государства, оправдывается перед какой-то женщиной весьма скромного вида?

— По милости твоего папочки я живу в интернате, по сути, в приюте, — язвительно ответила я. — В чужом мире, в котором нет магии.

— Нет магии? Как это?.. Выходит, ты здесь единственная волшебница?

— Выходит, что так.

— Ты же можешь стать самой могущественной в этом мире! — воскликнул Ник. — Можешь стать его правительницей!

— Ты даже не представляешь, Никас, что кроме магии существуют еще очень влиятельные силы, — сказала я учительским тоном. — Поэтому я не могу стать правительницей этого мира, а если честно, то и не хочу.

— Почему?

— Потому что управлять государством надо уметь. А меня некому было научить. И мне нравится просто жить. Ладно, давай, задавай свои вопросы и уходи.

— Аннушка, я никогда не был в другом мире, я хочу на него посмотреть. Давай на время забудем, что мы враги, и ты покажешь мне этот мир. А потом ты откроешь мне портал, я вернусь домой, и даю слово, что мы больше никогда не встретимся.

— А как я могу верить твоему слову? — прищурилась я.

— Ну, я же не умею создавать порталы между мирами, значит, не смогу сюда вернуться. Помнишь, как нам было хорошо, когда ты еще не знала, что я Анхельм, а я не знал, что ты Эвайнон? Давай забудем, кто мы, и хорошо проведем время, а?

Он ведь не отстанет, пока я не покажу ему хотя бы кусочек этого мира. Пришлось согласиться.

— Ладно. Сейчас схожу в душ, переоденусь, и покажу тебе этот мир. Я быстро. А ты пока можешь посидеть здесь и почитать книжку.

Я достала с полки над письменным столом «Повесть о настоящем человеке», сунула книгу Нику в руки, сдернула с перил кровати полотенце, и побежала в душ.

Когда я вернулась, Ник заинтересованно читал книгу.

— А можно, я возьму ее с собой? — спросил он. — Я еще и трети не прочитал, мало что понял, но очень интересно.

— Дарю, — расщедрилась я. — А теперь отвернись, мне надо одеться.

Могла бы и не просить, Ник сразу снова углубился в чтение, так что, когда я собралась, мне пришлось даже подойти и похлопать его по плечу, чтобы он обратил на меня внимание.

Но зато когда обратил, его взгляд стал таким восхищенным, что я почувствовала себя известной голливудской актрисой. На мне был плащ, наполовину прикрывающий колено, и туфли на шпильке, не слишком высокой, но Ник такие видел в первый раз, потому что в нашем мире нет обуви на высоких каблуках.

— У вас что, все девушки так одеваются? — обалдело спросил он.

— Постарайся не слишком пялиться, когда увидишь девушек в юбках еще короче, — усмехнулась я.

Брюки на женщинах в нашем мире были обычным делом, но вот платья и юбки выше колена могли носить только девочки до пяти лет, и то они спали и видели, когда получат первое длинное платье. У меня есть и юбки, и платья мини, но я предпочитаю носить их летом, когда тепло. Хотя сентябрь в этом году выдался не слишком холодный, я решила не шокировать Ника мини-юбкой.

Что касается Ника, он в черной кожаной куртке и синих брюках, похожих на джинсы, выглядел вполне обычно для этого мира, так что переодевать его мне не пришлось, да и не во что.

Я наложила на него заклинание невидимости для всех, кто мог встретиться до выхода из здания, и мы отправились на экскурсию.

На первом этаже, уже у самой двери меня остановила Тамара Теодоровна.

— Иванова! Ты куда? В школу в таком виде?

Она имела в виду мои туфли на каблуках — в школу в таких ходить не рекомендуется.

— Нет, не в школу. У меня краски закончились, — ответила я, открыв дверь и глазами указав Нику, чтобы выходил. Пропустив его впереди себя, я добавила: — Сначала пойду в магазин, а потом в библиотеку, искать материал для иллюстраций новой книги.

— А, ну, конечно, Анечка, иди, — закивала Тамара Теодоровна.

Воспитатели в интернате и учителя в школе уважали меня за то, что я уже зарабатывала деньги, и училась хорошо, поэтому отпроситься с уроков даже без всякой причины для меня не было проблемой. Чем, кстати, я пользовалась нечасто.

Пока мы шли от интерната до железнодорожной станции, я вкратце объяснила Нику принцип здешней системы образования и что такое интернат.

— Учиться целых одиннадцать лет? — Ник был в шоке. — Зачем так долго?

У нас в Риоссе школьный курс занимал всего шесть лет. В программу входили обучение письму, чтению, математике. Геометрии, географии, истории, литературе, астрономии. Было немного рисования и музыки. Некоторые продолжали учиться дальше, изучая понравившийся предмет, и становились учеными, или художниками, или музыкантами. Но в техническом мире всё сложнее, поэтому и учиться нужно дольше.

— Увидишь, — ответила я.

Мы могли поехать в город и на автобусе, так было бы даже быстрее, но мне хотелось показать Нику поезда, поэтому мы поехали в город на электричке. Книгу, которую я ему подарила, он уменьшил в размерах и положил во внутренний карман куртки. Он спросил, что такое самолет, и я первым делом решила свозить его в аэропорт. Уже на железнодорожной станции, увидев поезда, Ник был поражен, а от вида самолётов пришел в полный восторг. Я объяснила ему, что магией тут и не пахнет, что это невероятно сложные огромные механизмы. В нашем же мире самый сложный механизм — это часы, а самый большой — ветряная мельница.

Мы гуляли по городу до вечера. Побывали в кино, на рынке, в кафе, в магазинах, в краеведческом музее и музее изобразительных искусств, в парке развлечений с каруселями и другими аттракционами, к нашему обоюдному удовольствию, еще не закрытыми на зиму. Я рассказала Нику о компьютерах и мобильных телефонах, об электричестве и радиосвязи. Мне нравилось отвечать на вопросы Ника о мире, в котором я живу, и порой я даже забывала, что мы не друзья. От одних вещей он приходил в восторг, другие ему не нравились. Я не могла показать ему всё, и объяснить многое тоже. Но, по крайней мере, он понял, что учиться одиннадцать лет в этом мире — это не много. А я еще ему сказала, что собираюсь высшее образование получить, а это минимум плюс пять лет учебы.

Возвращались в поселок мы на автобусе. Я попросила высадить нас не на остановке, а у сухой берёзы, не доезжая до поселка пары километров, не хотела снова вести Ника в интернат. Открыть портал посреди леса было лучшим решением. Хотя гулять по лесу в туфлях на каблуках — удовольствие небольшое.

Пока мы шли до заветной поляны, Ник всё еще задавал мне вопросы. Наконец мы остановились.

— Теперь ты видишь, что невозможно завоевать этот мир в одиночку, — сказала я, не ответив на очередной вопрос.

— А если бы мы взялись за это вместе? — предложил Ник.

— Вот она, сущность Анхельмов, — напомнила я и добавила назидательно: — Я в этом мире лишь гостья, и ты тоже только гость. Попрошу не забывать об этом.

— Гостья? Но ты же собираешься здесь замуж, — возразил Ник.

— Это ничего не меняет. Если ты этого не понимаешь, то нам с тобой не о чем разговаривать.

— Да понимаю. Я просто так спросил, чисто теоретически. Я не хочу завоёвывать этот мир. Слишком он сложный и грязный. И народу слишком много.

Больше всего Ника удивили размеры города и толпы народа повсюду. А ведь наш провинциальный город далеко не самый большой, всего-то полмиллиона жителей. А когда я сказала, сколько народу живет в этом мире, он был просто в шоке. В нашем мире перепись населения никогда не проводилась, но ученые-маги своими способами подсчитали, что во всем нашем мире живет где-то миллиарда полтора человек. Это почти в пять раз меньше, чем здесь.

— Мне бы свой вернуть, как было. Вместе мы смогли бы, — добавил Ник. — Может, всё-таки поженимся, а?

Ага, вот как будто я не поняла, что он пошутил. Но это глупая и неостроумная шутка. Я даже отвечать на неё не стала.

— Знаешь, Ник, у меня к тебе просьба, — сказала я.

— Всё, что угодно, — пообещал он.

— Если вдруг увидишь меня в нашем мире, будь добр, сделай вид, что мы не знакомы.

Он ответил не сразу.

— Ну… ладно, если ты так хочешь. Но тогда не надейся, что я снова кинусь спасать тебя, если ты опять попадешь в беду.

— Постараюсь не попадать.

Ник смотрел на меня открыто и немножко грустно. Если честно, он мне всё еще нравился, и было немного жаль, что мы не можем быть друзьями. Так мы стояли и смотрели друг на друга… то есть недруг на недруга несколько долгих мгновений.

— Ну, читай заклинание, не то я решу, что ты хочешь, чтобы я остался, — усмехнулся Ник.

— Еще чего, — проворчала я и добавила: — Я открою портал в маленькую комнатку в толще стены дворца в Рио. Надеюсь, дворец всё еще излучает остаточную магию, и это скроет от ищеек твоё прибытие. Хотя может и не скроет. Так что советую тебе убраться оттуда как можно скорее, как можно дальше, и как можно дольше там не появляться.

— Почему именно туда?

— Потому что это должно быть известное мне место. Очень хорошо известное. Если представлю то, что знаю не очень хорошо, ты можешь попасть совсем не туда.

— Значит, тебе не безразлично, что со мной будет, когда я уйду из этого мира?

— Если ты мой враг, это не значит, что я желаю твоей смерти. И если ты будешь экспериментировать с заклинанием перемещения, а ты обязательно будешь, ты должен знать, что можно делать, а что нельзя. Не пытайся переместиться в место, которое недостаточно хорошо знаешь. Не пытайся переместиться сюда. Всё понял?

— Ты очень доходчиво объясняешь.

Я прочитала заклинание открытия портала, и сквозь рябь увидела белую комнату с гербом на стене.

— Иди. Прощай.

— Пока, — Ник шагнул в портал, обернулся, улыбнулся насмешливо и помахал мне рукой.

И портал закрылся.


предыдущая глава | Возвращение в сказку | cледующая глава