home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



16

И поняла, что нахожусь вовсе не во дворце.

Черт, куда же я попала?

Дверь из комнаты прибытия тоже находилась в камине, но сходство помещения с маминой спальней на этом заканчивалось. Эта комната меньше, в ней всего одно окно, и стены другого цвета. Хотя кровать тут имелась. И на ней кто-то спал. Интересно, какой дурак спит в ночь Праздника Цветов?

Но проверять это у меня не было никакого желания.

Чтобы выйти из комнаты, мне нужно пройти мимо кровати. Несколько мгновений я стояла в нерешительности. Но мне надо спешить! У меня каждая минута на счету! Если он, а я была уверена, что на кровати спит мужчина, вдруг проснётся, я его превращу в соляной столб.

Я осторожно двинулась к двери. В комнате было полутемно, в окно, закрытое полупрозрачной занавеской, проникал свет фейерверков. Очевидно, это загородный дом, раз отсюда фейерверки видны. Но о том, почему в неизвестном мне загородном доме есть мамина комната прибытия, я решила подумать позже. Когда отсюда выйду.

Я сделала еще два шага. И вдруг:

— Мяууу! — раздался истошный кошачий ор прямо у меня из-под ног. Я вскрикнула и отскочила назад. Передо мной сидел большой рыжий пушистый кот и зелеными глазами недовольно смотрел на меня. Откуда только он взялся?

Мужчина проснулся. Он сел, взглянул на меня и сказал знакомым голосом:

— Айланна, ну, наконец-то!

— Никас?! — удивленно воскликнула я, так и не произнеся заклинание остолбенения. — Что, ради всего святого, происходит? Почему я оказалась здесь? И где я вообще?

— Я всё расскажу тебе, но позже, — Ник улыбался.

Мне было понятно, что он рад меня видеть. Я почему-то тоже обрадовалась, даже рассердиться на него как следует не смогла.

— Сначала ты расскажи, как живешь, что так долго не приходила? — добавил он.

— Да некогда мне разговоры разговаривать! Я спешу, — раздраженно ответила я.

И я снова двинулась к двери. И снова запнулась за кота.

— Он у тебя что, нарочно мне под ноги бросается? — проворчала я.

— Специально обучен, чтобы я не проспал гостью из другого мира, — улыбнулся Ник.

Особенно яркая вспышка фейерверка осветила комнату, и я заметила, как красив голый торс сидящего на кровати юноши. Я почувствовала, что краснею. Хорошо, что вспышка быстро померкла, и он не заметил моего смущения. Или заметил? Потому что он протянул руку, сдернул со стула халат, надел его и только потом встал.

— Куда бы ты ни торопилась, полчаса погоды не сделают, — сказал он. — Пойдем, выпьем чаю, и поговорим.

С момента, когда я последний раз ела и пила на праздничном ужине перед выпускным балом, прошло всего часов пять, и есть я не хотела, но сразу почувствовала жажду. В самом деле, мне же надо узнать, где я. Так что поговорить с Ником придется. Заодно и чаю попить.

— Ладно, пошли, — согласилась я.

Мы вышли из спальни в гостиную, а оттуда на кухню. Несмотря на теплую летнюю погоду в печи теплился огонь. У нас во дворце, кстати, было так же, огонь в кухонной печи никогда не гасили, чтобы всегда была горячая вода. За этим следил специальный человек, и даже не один. Кухня в доме Ника большая, но меньше дворцовой. По размерам комнат я заключила, что дом Ника сравним с нашей лесной избушкой. А она только называется избушкой. На самом деле она нисколько не меньше коттеджа семьи Игоря.

Ник зажег несколько свечей, поставил на плиту чайник и подбросил в топку дров. Поставил на стол чашки, вазочки с вареньем и печеньем, нарезал хлеб, сыр, колбасу. Сел напротив меня и сказал:

— Ну, рассказывай.

— Я закончила школу. У меня всё хорошо, — сказала я. Ничего больше рассказывать я не собиралась.

— А почему не приходила так долго?

— Времени не было. Одиннадцатый класс заканчивала, потом экзамены, выпускной бал. А теперь ты рассказывай. Поскольку я вижу тебя живым и здоровым, ищейки тебя не поймали, когда ты вернулся сюда.

— Не поймали. Но подобрались очень близко. Видишь ли, они давно подозревали, что кто-то использует дворец бывших правителей Риоссы для перемещений, поэтому обложили его со всех сторон. Мне едва удалось уйти через бассейн в прачечной. Пришлось нырнуть в него и проплыть по сточной трубе в реку. А осенью вода такая холодная! Но зато она скрыла мою магию, без которой я не установил бы, что смогу протиснуться в эту трубу.

— То есть, если бы я пришла во дворец, не смогла бы оттуда выйти? — уточнила я. Смыться через бассейн в прачечной я бы точно сама не догадалась.

— Именно, — кивнул Ник. — Не зная, что дворец окружен множеством магических ловушек, ты обязательно попала бы в одну из них. Я предполагал это, и намеренно испортил комнату прибытия, чтобы ты не могла попасть во дворец. А потом сделал точную копию той комнаты здесь. Чтобы тебе было, куда прийти. Так что я снова тебя спас.

В его голосе звучали нотки гордости и превосходства.

— Спасибо, конечно, но зачем ты это сделал?

— Скажем так, ты мне не безразлична, потому что магов такого уровня в мире почти не осталось. Я не смог бы себе простить, если бы ищейки Адарии Нагзис тебя убили.

Чайник закипел, Ник снял его с плиты и разлил чай по чашкам. По кухне распространился аромат лесных трав.

— Твой отец просто мечтал убить мою мать, — заметила я.

— Сколько раз тебе повторять, что я — не мой отец! — раздраженно ответил Ник, и добавил уже спокойнее: — Когда же ты, наконец, поймешь, Айланна, что мы не враги.

Ага, знаю я вас, Анхельмов. Не враги, пока это вам выгодно. Но вслух я ничего такого не сказала. Я ведь еще не выяснила, где я, в плену, или в гостях, поэтому не стоит раздражать хозяина положения. Стоит воспользоваться тем, что мы пока не враги. Вернее, что пока Никас не считает меня врагом.

— Так что извини, что не выполнил обещания, и не прошёл мимо, встретив тебя, — продолжил Ник. — Если бы не со мной, ты встретилась бы с ищейками.

— Ладно, я ведь уже поблагодарила тебя. Ты сказал, что сделал копию дворцовой комнаты прибытия здесь. А здесь — это где?

— Предместье Рио. Отличное место. И город близко, и природа рядом. В том смысле, что и городские, и загородные фейерверки неплохо маскируют магию перемещения. Я как увидел этот дом, сразу купил его. И постоянно теперь здесь живу. Не захотел возвращаться в Ривольно. Я тебя и зимой ждал, и весной в Новый год.

— Я же уже сказала, мне было некогда. А как обстановка в стране?

— Не лучше, чем когда ты была здесь в прошлый раз. Пожалуй, даже хуже. Богатые становятся богаче, бедные еще беднее. Адария или дура, или ей совсем наплевать на народ. Ее губернаторы творят, что хотят. Войн, правда, сейчас нет, страна единая, воевать не с кем. Но старые люди говорят, что даже во время войн они так бедно не жили, как теперь.

Я молча уткнулась в чашку с чаем. Так бы и убила эту Адарию. Но я пришла сюда не за этим. К сожалению.

— Разбойники и грабители расплодились, как тараканы, — продолжал Ник. — А губернаторам хоть бы что, они озабочены только поимкой сильных магов, и больше ничем. Но тебе не всё ли равно, ты же наверняка сюда не насовсем пришла.

— Мне не всё равно! — возмутилась я. — Но, в любом случае, я ничего не могу сделать. И, ты прав, я пришла сюда не навсегда, и по делу. По очень важному делу. Так что спасибо за чай, мне уже пора. Где тут у тебя выход?

Я встала из-за стола.

— Анна, ты что, совсем страх потеряла в своем безопасном мире без магии? Да ты одна и часа не пройдешь по дороге, как тебя разбойники сцапают. Девушка, путешествующая в одиночку для них просто подарок. А начнешь защищаться магией, ищейки нагрянут. Ты здесь в безопасности, пока из дома не вышла.

— А как же я раньше одна ходила?

— Тебе просто везло. А вспомни-ка, что произошло в прошлый раз?

Как же я могла забыть о тех двух грабителях, от которых меня Зара спасла?

— И что же мне делать? — растерянно спросила я.

— Самое лучшее, что ты можешь сделать для своей же безопасности — вернуться в тот мир и…

— Я пришла сюда по делу, и не уйду, пока не найду то, что мне нужно! — рассердилась я.

— Ладно, не кипятись. Куда ты направляешься? Я провожу.

— Первым делом к Арине и бабе Косте. И это очень срочно.

— Первым делом? — переспросил Ник. — Выходит, есть еще и второе? И далеко ты собралась?

— Может, хватит вопросов? Если хочешь сопровождать меня, собирайся быстро, или я уйду одна! — решительно сказала я.

— О, проснулись королевские замашки, — усмехнулся Ник.

— А, ну да, — подхватила я насмешливый тон. — Анхельмы ведь всегда считали, что у них больше прав быть королями.

— Да, я так считаю, и что? — вскинулся Ник.

— А то, что королева пока что я. Пока ты меня не убил, или пока я не подписала указ о передаче полномочий тебе.

Перепалка грозила превратиться в ссору, я, кажется, перегнула палку, и уже собиралась свести всё к шутке. Но Ник неожиданно согласился:

— Ладно, ты права. Дай мне пять минут.

Он вышел из кухни, а я потушила свечи, так как за окнами уже стало светло, и снова села на стул. Кот Никаса прыгнул мне на колени, и я скормила ему оставшуюся колбасу. Пока он благодарно терся о мои ладони, Ник вернулся и сказал:

— Я готов. Идем.

Я встала, взяла рюкзак. И вдруг спохватилась:

— Ой, а кот как же? Кто его будет кормить, пока тебя не будет дома?

— Не беспокойся о коте. В доме полно слуг. В мое отсутствие они будут ухаживать за ним, как за мной.

— Но… я не видела в доме ни души, кроме тебя и кота, — озадаченно проговорила я.

— Не думаешь же ты, что я один управляюсь с таким большим домом, — насмешливо сказал Ник.

— Ох, извини, я забыла, что ты у нас знатного магического роду, — в том же тоне ответила я. — Тогда где же все?

— Ушли на праздник. Скоро вернутся. Я оставил им записку.

Мы вышли из дома. Снаружи он выглядел внушительно, и был больше нашей лесной избушки.

— Да ты живешь, как король, — съязвила я.

— Трачу папочкины денежки, — легкомысленно ответил Ник.

Он был одет в неизменную куртку из драконьей кожи, на поясе висел кинжал, на плече — арбалет. Пожалуй, и правда, без него я давно попалась бы, если не в руки ищейкам, то в руки разбойникам. Я почувствовала даже некоторую благодарность к Нику за его заботу.

— Спасибо тебе, — сказала я. — Жаль, не могу наградить тебя по-королевски. Но если ты всё еще заинтересован в магии Перемещения, я поделюсь знаниями, хотя они у меня в этой области небольшие.

— Я об этом и мечтать не смел, — улыбнулся Ник.

— А если серьёзно, откуда у тебя средства так широко жить? — спросила я. — Нашу казну, например, ограбили подчистую. Из всего имущества остался один домик в лесу.

— Папа кое-что мне оставил, — ответил Ник. — Ривольно не столица, воины Адарии там не так злобствовали. Забрали только то, что не спрятано, и то не особо искали. Ну, и мое занятие приносит неплохой доход.

— Какое занятие? — полюбопытствовала я.

— Я охотник за драконьими шкурами, — ответил Ник.

— Но драконы ушли из нашего мира, — заметила я.

— Не все, и не отовсюду. На планете много мест, где не ступала нога человека. Там они до сих пор живут. Там я могу использовать магию, не опасаясь ищеек, и забираться в такие места, куда простой охотник попасть не может. Поэтому я весьма удачлив. А ты чем занимаешься в том мире?

— Рисую иллюстрации к книгам.

— Тоже неплохое занятие. Платят много?

И он тоже иронизирует!

— На жизнь хватает, — ответила я.

Мы вышли на дорогу из зеленого стекла. Навстречу нам шли люди, возвращавшиеся с Праздника Цветов. Надеюсь, мой вид вызывал у них удивление только тем, что я в «рабочей», а не в праздничной одежде, как все. А если бы Ник надел чёрную куртку вчера, его облили бы сахарным сиропом и обваляли в разноцветном птичьем пухе или цветочных лепестках.

— А какое у тебя дело в нашем мире, если не секрет? — спросил Ник.

Я немного поколебалась, говорить или нет. Основной народ с лугов уже прошёл, мы были на дороге одни, а моё дело — секрет лишь для ищеек. Если Ник будет сопровождать меня и дальше, он должен знать, за что рискует. Я огляделась вокруг, проверяя, не может ли меня услышать какой-нибудь запоздавший прохожий.

Дорога была пуста.

— Хочу найти свою бабушку, которая сможет научить меня лечебной магии, — призналась я.

— Если твоя бабушка — такая сильная волшебница, то вряд ли она еще жива, — сказал Ник.

— Я не знаю, жива ли она, но должна попытаться ее найти, — ответила я.

— А зачем?

— Нужно вылечить одного очень дорогого для меня человека. Если я этого не сделаю, он умрет.

— Понятно, — Ник не стал вдаваться в подробности, за что я была ему благодарна.

Потом он расспрашивал меня, всё ли правда в книге, которую я ему подарила. Так, беседуя, мы незаметно дошли до лесной избушки.

Вместо плетеной из ивовых веток изгороди я увидела высокий частокол из бревен, заостренных сверху, а калитка была плотно закрыта. Пришлось стучать, и ответом на стук залаяли не меньше трёх собак. Потом из дома вышла Арина и открыла калитку.

— Айюшка, моя дорогая девочка! — радостно бросилась ко мне Арина и принялась обнимать и целовать.

А с Ником лишь сдержанно поздоровалась:

— Доброе утро, Никас. Проходите в дом.

Мы вошли в калитку, и Арина заперла ее за нами. Зара ластилась ко мне, а двух других собак не подпускала.

— Разбойники совсем обнаглели, — пояснила Арина. — Вот и пришлось еще пару собак завести. А Никола построил ограду.

— И правильно сделал, — сказал Ник.

Пока Ник в прихожей снимал куртку и пристраивал арбалет, Арина затащила меня на кухню и спросила:

— Почему этот Анхельм опять с тобой?

— Вообще-то он спас меня от ищеек, — ответила я. — И дойти сюда без приключений я одна вряд ли смогла бы.

— В этом ты права. Ты доверяешь ему?

— Скорее нет, чем да. Но нам нет смысла соперничать, поэтому мы и вместе.

Было раннее утро, Аринина дочка еще спала. От бабы Косты и Николы я тоже получила свою долю объятий. Ник терпеливо ждал в гостиной, пока я на кухне разговаривала с родными и выкладывала подарки. Баба Коста, конечно, сразу принялась накрывать стол, а я поднялась в свою комнату и спрятала документы, фотоальбом, флэшку и украшения в потайной ящик комода. Но часы Игоря прятать не стала, возьму с собой. Они механические, большие, хотя в моем мире казались маленькими. Наручные часы в нашем мире как раз недавно начали входить в моду, хотя пока их носили одни мужчины, наверняка из-за больших размеров. Значит, я буду первой женщиной при часах. Тем более что в путешествии они мне очень пригодятся.

За столом я рассказала, что хочу найти бабушку, и зачем хочу ее найти. Когда я говорила о друге, который умрет, если я не успею его спасти, в глазах Арины, бабы Косты и Николы я видела сочувствие и сострадание. А Ник лишь смотрел на меня насмешливо.

— Арина, может, ты знаешь, где она живёт? — спросила я.

— Нет, к сожалению, не знаю, — вздохнула она.

Я едва не расплакалась. Я так надеялась, что Арина подскажет, где искать бабушку. Потому что у меня даже никаких предположений не было.

— Айя, ты же говорила, что в том мире очень хорошие врачи, — сказала баба Коста.

— Да, хорошие, но могут не всё, — грустно ответила я.

— Арина, помнишь, когда мы в комнату госпожи Эвайнон переезжали, мы нашли шкатулку с письмами? — спросил Никола. — Может, там есть письма от старой госпожи?

— Да, точно, сейчас принесу, — обрадовалась Арина.

Она принесла шкатулку, и я перебрала все письма. Нашлось одно от бабушки. Она писала маме, что живет хорошо и ни в чем не нуждается. Просила о ней не беспокоиться, и просила разрешения приехать в Рио на шестой день рождения внучки, то есть меня. Но на конверте не было обратного адреса. И в содержании письма не было никаких намёков, где она может жить. Я расстроилась еще сильнее, и уже не могла сдержать слёз.

— Можно, я взгляну? — Ник протянул руку к письму.

Арина дернулась, чтобы не позволить мне отдать ему письмо, но я быстро вложила листок в ладонь Никаса. Мне уже было неважно, что он прочитает письмо. Дела давно минувших дней, которые никогда не вернутся, нет никакого смысла что-то он него скрывать.

Но Ник не стал читать письмо. Он внимательно рассмотрел листок, и даже понюхал его, и сказал:

— Это китанская бумага. У нас она стоит очень дорого, поэтому ее используют только для написания ценных бумаг. Но на востоке, ближе к Китане, она гораздо дешевле. Там ее могут использовать и для писем.

— Ты хочешь сказать, что бабушку надо искать на востоке? — спросила я.

— Именно, — кивнул Ник. — Кстати, Китану Адария еще не полностью захватила. Там идет война.

— Арина, я срочно отправляюсь на восток! — решительно сказала я.

— Айя, ты сошла с ума! — всплеснула руками Арина. — Это далеко, там идет война, и ты не знаешь ничего, кроме направления! Как ты будешь там искать свою бабушку?

Я промолчала. Может, я и сошла с ума, но сидеть, сложа руки, когда Игорь умирает, я была не в силах. Может быть, пока я еду на восток, в голову придет какая-нибудь идея.

— А сколько денег на путешествие надо! — подхватила баба Коста.

— Ой… — сказала я.

А денег-то у меня как раз и нету. Да, на моей банковской карте есть порядочная сумма, и в мире Игоря я смогла бы позволить себе съездить, например, на юг, недели на две, а то и на месяц. Но в моём мире нет ни одного банкомата, да и тамошние деньги здесь — просто красивые бумажки.

Хотя, есть вариант вернуться в тот мир и купить на все деньги серебряных вещей. Снова пойти сюда и продать их здесь. Но на это уйдет куча времени, да и вернуться сюда будет проблематично, потому что никаких праздников с фейерверками не предвидится до осени. А я не могу ждать так долго.

— Айланна, не беспокойся, у меня есть деньги, — сказал Ник. — И на востоке я бывал, так что знаю, каким путем туда лучше и быстрее добраться.

— Нет, я не могу брать деньги у тебя, — возразила я. Чтобы дом Эвайнон был должен дому Анхельмов? Не дождется! Хотя я понимала, что, наверное, придется воспользоваться предложением Ника. Я потом всё ему отдам. Ради Игоря я готова на всё.

Я хотела уже сказать, что я согласна, и всё ему верну, но Арина сказала:

— Тебе не нужно ничего брать у Никаса, Айланна. Есть у тебя деньги.

Она говорила так, словно ей очень не хотелось это говорить. Я поняла, Арина выбрала меньшее из зол: раз уж я всё равно поеду, то хотя бы не на деньги Анхельма.

— Какие деньги? — удивилась я.

— Не все деньги семьи Эвайнон хранились во дворце. У твоих родителей есть тайник в лесу, недалеко от нашей избушки.

— Аринушка, я люблю тебя! — я кинулась целовать няню. — Покажи нам скорее, где этот тайник!

— Покажу одной тебе, — сказала Арина, бросив неприязненный взгляд в сторону Ника.

Парень только усмехнулся, а я тихо сообщила Арине:

— Ты его оскорбила. Потому что Анхельмы сейчас реально богаче Эвайнонов.

— Ты на самом деле поедешь с ним? — спросила Арина.

— Я же тебе уже говорила. Нашей страны не существует, соперничать нам не за что. Он поможет мне, я помогу ему, и всё, разбежимся. Я ведь останусь в том мире жить… скорее всего.

— А что ты обещала Никасу за помощь? — нахмурилась Арина.

— Научить его магии Перемещения, — ответила я.

Когда мы шли к тайнику, Арина предложила:

— Айя, может быть, ты вместо Ника Николу с собой возьмешь?

— Нет, Арина, у вас же дочка маленькая! — отказалась я. — Путешествие будет долгим, и, возможно, опасным. Я не могу рисковать твоим мужем.

— Айя, он сильный, он сможет тебя защитить. А этот Ник… ну он же совсем мальчишка!

— А если опасность будет не обычная, а магическая? — возразила я. — Я боюсь, что не смогу защитить от нее Николу.

Арина нехотя согласилась.

Тайник находился в дупле старого дуба, там, под прелой листвой лежал металлический сундучок с золотом и серебром. По многолетним наслоениям опавших слежавшихся листьев я поняла, что тайник много лет никто не открывал. Какие же Арина с бабой Костой героические, сами голодали, а тайник не тронули. Я взяла немного золота, Арину тоже заставила взять, и мы вернулись в избушку.


предыдущая глава | Возвращение в сказку | cледующая глава