home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



17

Мы смогли выехать на следующий день ранним утром. А вчера Николе пришлось сходить в Рио и купить нам с Ником лошадей и дорожную одежду из кожи дракона для меня. А пока я познакомилась с дочкой Арины, и мы с Ником рассмотрели маршрут поездки на восток, правда, только до гор Большой Камень, потому что в лесной избушке не нашлось карты всего континента. Но я и так знала, что находится за Большим Камнем, потому что в мире Игоря эти горы назывались Уральскими. Там за ними раскинулась обширная равнина — Сибирь, а в моем мире это огромная страна дремучей тайги, почти не населенная людьми, которая называется Сибра. Этой страной никто никогда не управлял, так как жизнь там теплилась лишь по сторонам Большого Шёлкового пути, по которому в страны, теперь объединенные под одним названием Адариана, поставлялись шелка и бумага из Китаны.

Мы рассчитывали доехать до гор за неделю, если по пути не будет никаких приключений. Арина, конечно, причитала, что зря я это дело затеяла, пыталась отговорить, но я была непреклонна.

Стоило вспомнить слова Игоря о том, сколько ему осталось жить, я пришпоривала коня. Папа научил меня ездить на лошади чуть ли не раньше, чем я начала ходить. Правда, с восьми лет я ни разу не ездила, но это как на велосипеде, один раз научившись, уже не забудешь, как это делается. Нику приходилось постоянно сдерживать меня:

— Не спеши, Анна, иначе загонишь лошадь, а пешком мы и за месяц не дойдем.

Вот когда я пожалела, что в нашем мире нет ни поездов, ни самолётов, и самое быстрое доступное средство перемещения по земле — это лошадь.

Ник заставил меня вооружиться арбалетом и кинжалом, сказал, что по дороге научит ими пользоваться.

Но первый день мы ехали почти без остановок, и я так устала, что мне было не до учёбы стрельбе из арбалета и владению кинжалом. Ночевали в небольшой придорожной гостинице, причем в одном номере, так как Ник сказал, что я его жена. Я пыталась ворчать, что у нас достаточно денег, чтобы снять два номера. Но Ник ответил, что если я хочу продолжить путешествие, мне придется смириться с тем, что мы будем ночевать в одном номере, и окружающие будут считать меня его женой. Потому что так ему удобнее меня охранять. Пришлось смириться. Он же все эти одиннадцать лет жил в нашем мире, и лучше меня знает, что тут к чему.

Путешествие до гор прошло без приключений. Через неделю мы уже подъехали к подножиям Большого Камня.

Если бы не спешка, путешествие приносило бы мне гораздо больше удовольствия. Мы проезжали по таким красивым местам, что хотелось остановиться и часами любоваться, особенно когда на горизонте показались горы. Ник рассказывал мне, что бывал там. Хотя они не самые высокие в мире, но в них много труднодоступных мест с острыми скалами, о которые драконы любят тереться, чтобы сбросить старую кожу. И они очень мало населены, поэтому Адария захватила только обитаемые места вокруг единственной дороги, ведущей к Китане.

В маленьком городке, встретившемся нам по дороге к горам последним, мы купили карту Сибры и тех земель, что находятся за ней, вплоть до Восточного моря и Китаны. Выйдя из лавки, и выехав на окраину города, мы сразу развернули карту, расстелив ее на придорожной траве.

Это были весьма обширные земли. И моя бабушка могла быть в любом месте земель, находящихся за горами под названием Большой Камень.

Моя решимость найти бабушку никуда не делась, но вот энтузиазма заметно поубавилось. Даже в том мире, где я жила десять лет, несмотря на множество информационных технологий, найти человека, если почти ничего о нём не знаешь, достаточно трудно. А как искать его здесь, где даже перепись населения не проводится?..

Видя мою нерешительность, Ник спросил:

— Ну что, повернешь назад?

— Нет. Мы едем дальше, — ответила я и добавила строго: — И ты больше не будешь развлекать меня разговорами, которые мешают мне думать, где и как найти бабушку, не потратив на это всю жизнь.

А мысленно я добавила: «Потому что у Игоря нет столько времени».

— Слушаюсь, моя королева, — с иронией в голосе ответил Никас.

— Между прочим, ты прав, я твоя королева и есть, — в том же тоне ответила я и добавила: — Принимаю любые предложения насчет ускорения поисков.

— Ты невнимательно слушала мои рассказы, — сказал Ник.

— Я внимательно слушала, — возразила я.

— Если бы ты слушала внимательно, ты поняла бы, что я уже предложил способ, хотя он и не идеален.

— Ты рассказывал мне только о драконах. И ни о каких способах…

Я умолкла, потому что вдруг поняла. Ник говорил, что в ненаселенных людьми местах драконы остались. А если мы полетим на драконе, мы сможем преодолевать большие расстояния быстрее, и с высоты можем даже заметить одинокое жилище отшельницы. Но у меня нет ни одного знакомого дракона.

— Ник, у тебя есть дракон? — спросила я без всякого предисловия.

— Нет.

— Тогда о каком способе ты говорил?

— Мы можем подружиться с каким-нибудь драконом, скоро мы будем в местах, где они всё еще встречаются, — сказал Ник.

— Послушай, ты бывал здесь много раз, и до сих пор не подружился ни с одним, — сказала я. — И теперь хочешь, чтобы мы сделали это за пару дней?

— Ну… это и есть слабое место в моем способе, — ответил Ник. — Я пытался подружиться с драконом, и не один раз, ничего не вышло. Я даже подойти к ним не мог ближе, чем на десять метров. Может, получится у тебя?

Я задумалась на несколько мгновений. А вообще, может получиться…

— Твой отец не рассказывал тебе, как он подружился с черным драконом? — спросила я.

— Нет, — ответил Ник. — Он мало со мной разговаривал.

— Почему? — удивилась я.

— Он всегда был занят.

— Кто же учил тебя магии?

— Мама.

— Она что, тоже маг? — еще больше удивилась я.

Арина мне рассказывала, что люди с магическими способностями обычно ищут себе пару среди простых людей. Это гарантия, что первый ребенок родится с магическими способностями, а остальные — как повезёт. А если женятся двое с магическими способностями, то магом быть ребенку не светит. Это как умножить минус на минус — получится плюс. Никогда, кстати, не понимала, почему, но это аксиома. Так же и в магии. Рождение ребенка с магическим даром у двух магов невозможно. По крайней мере, я о таких случаях не слышала.

— Нет, но она учила меня с помощью обучающих карточек. А отец только иногда приходил экзаменовать, чего я успел достичь. А тебя что, мама сама учила?

— Да, — кивнула я.

— Как она находила время? У королевы столько важных государственных дел.

— Она всегда говорила, что для нее самое важное дело — это я.

— Повезло тебе, — вздохнул Ник.

— Ладно, вернемся к нашим баранам… — Ник удивленно взглянул на меня, и я быстро поправилась: — То есть к драконам. У тебя есть магический шар?

— Откуда? — усмехнулся Ник. — Все магические вещи ищейки забрали еще десять лет назад.

— А шар в копии комнаты прибытия из дворца?

— Это единственный, и я взял его именно из дворца.

— Что ж, придется им пожертвовать, — покачала я головой. — Ты можешь его переместить оттуда сюда?

— Могу, — кивнул Ник, и начал читать заклинание, но я зажала ему ладонью рот.

— С ума сошел? Не здесь! Мы же у самой дороги, кто-нибудь может увидеть. Приедем туда, где ты встречал драконов, там и переместишь.

— А зачем тебе здесь шар? — полюбопытствовал Ник.

— Ты разве не знаешь, что лучший способ подружиться с драконом — это подарить ему магический шар?

— А твоя мама так со своим драконом подружилась?

— Нет, она ему просто понравилась.

— Кстати, в горы придется идти пешком, — предупредил Ник. — Доедем на лошадях, сколько сможем, оставим их на придорожном постоялом дворе, а дальше пешком.

— И мы всё еще здесь? — сказала я, вскакивая на лошадь и устремляясь к горам.

Ник поспешил за мной, но вдруг повернул назад:

— Карту забыли!

Он подхватил карту и догнал меня.

Как же здорово скакать на лошади наперегонки! Ветер свистел в ушах, конь летел, как стрела. То я вырывалась вперед, то Ник. Я смеялась, обгоняя его, и слышала его веселый смех позади. А впереди поднимались горы неописуемой красоты. Наверное, там, где мы с Игорем хотели кататься на горных лыжах, так же красиво.

Дорога к горам была одна, поэтому заблудиться я не боялась. Мы почти загнали лошадей к тому времени, как доехали до того постоялого двора, о котором говорил Ник. Вокруг него раскинулась маленькая деревушка, она была последним жилым местом на этой стороне Большого Камня. В этом постоялом дворе мы решили заночевать.

Ник сидел за столом перед листком бумаги и что-то деловито писал, когда я вышла из ванной комнаты, вернее из закутка, в нём стояла большая деревянная бадья, в которую горячую воду таскали ведрами. Так как мы по обыкновению представились супругами, ванну нам налили одну на двоих. Ник благородно уступил мне право мыться первой.

— Что ты пишешь? — спросила я.

— Составляю список продуктов, которые нам нужны, чтобы идти в горы, минимум на неделю. Если за это время мы не найдем дракона, который захочет с нами подружиться, придется возвращаться и снова закупать продукты.

Я заглянула в список и ужаснулась:

— Да нам столько не унести, и не съесть за месяц!

В списке были крупы, мука, масло, сушеное мясо, соль, специи.

— Уходя на один день, бери запасы на неделю, — назидательно проговорил Ник. — А в горах ищейки нас не достанут. Как только окажемся в безлюдном месте, можно сделать рюкзаки легкими.

— Но все эти продукты так долго готовить! Мы потеряем кучу времени!

— Когда я на охоте, я ем только утром и вечером. Тебе придется к этому привыкать, принцесса.

— Я давно не принцесса, — сказала я. И пусть понимает, как хочет. Что я королева или никто. — Приготовление пищи даже два раза в день будет нас сильно тормозить.

— А что ты предлагаешь? Не можем же мы совсем не есть!

Я взяла рюкзак, достала лежавшие сверху вещи — смену белья, теплые носки, кофточку, и показала упаковки с лапшой и кашами быстрого приготовления. Я купила их для Арины и Николы, чтобы им приходилось меньше готовить, и больше времени проводить с дочкой, но решила, что мне они нужнее, и взяла с собой. Ник заглянул в рюкзак.

— Что это?

— Продукты из того мира. Чтобы их приготовить, нужна только горячая вода и пять минут времени. Того, что у нас здесь есть, должно хватить на несколько дней. Постоянно их есть не рекомендуется, но в походе — самое то.

— И что, это съедобно? — с сомнением спросил Ник.

— Более или менее, — улыбнулась я. — Иди, мойся, а то вода совсем остынет.

— И всё-таки я возьму и продукты по списку, — сказал он. — Тогда мы сможем пробыть в горах дольше.

Он ушел мыться, а я легла на кровать. Через десять минут Ник присоединился ко мне. Кровать была узкая, и ему пришлось лечь ко мне почти вплотную.

Мы уже неделю спали на одной кровати, но Ник вел себя корректно, ни разу даже не попытался меня обнять. А если бы попытался, я, конечно, возмутилась бы. Но всё равно немного обидно, неужели я для него такая неинтересная, что совсем его не возбуждаю? Всё-таки Ник чертовски привлекательный мужчина. Мне даже иногда хотелось его спровоцировать, но я сдерживала себя. Для этого было несколько причин.

Во-первых, я люблю Игоря.

Во-вторых, мы с Ником даже друзьями быть не можем из-за давней вражды наших родов, а в-третьих, если бы я вдруг в него влюбилась, я не могла бы выйти за него замуж. Потому что в этом случае оба магических рода просто закончились бы на нас, и перестали существовать, так как наши дети не унаследовали бы наших магических способностей.

А он мне уже несколько раз замуж предлагал… Ну ладно, я понимаю, в пять лет он мог не знать, что наши дети не будут магами. Я, кстати, тогда этого тоже не знала. И когда мы на Празднике Морозного Веселья встретились, он не знал, что я волшебница. Но в последнюю-то нашу встречу он уже знал.

Ранним утром мы покинули постоялый двор и начали пешком подниматься к перевалу. Утро было туманное, прохладное, и настроение у меня было такое же.

— А если мы не встретим ни одного дракона? — спросила я. — Что тогда делать?

— Да не переживай, встретим, — оптимистично заверил Ник. — Я тут место одно знаю. Каждый раз нахожу там минимум одну шкуру, а чаще три или четыре. А сейчас как раз начался сезон сброса старой кожи. Каждый дракон меняет кожу раз в три года. Так что хотя бы один да прилетит.

До этого места мы с Ником топали два дня. Хорошо, что он заставил меня сменить мои джинсовые тапки на кожаные ботинки. Они тяжелее тапок, зато по камням в них удобнее ходить.

Заночевать первый раз мы остановились в небольшой пещере на крутом склоне, в которой уже было старое кострище, и куча прошлогодней травы в углу.

— Останавливаюсь тут всегда, — сообщил Ник.

Мы шли в основном в гору, поэтому я очень устала. Ник улыбнулся, усадил меня на камень и сказал, чтобы я отдыхала, а ужин он приготовит сам. Он быстро разжег костер, принес воды из ручья, повесил котелок над огнем. Достал из рюкзака мешочки с крупой и сушёным мясом.

— Ник!.. — заныла я. — Я твоей каши не дождусь… или усну, или умру с голода. Давай я свою кашу приготовлю.

— Ну, давай, — согласился он.

Я высыпала в котелок несколько пакетиков овсяной каши быстрого приготовления, сняла котелок с закипевшей водой с огня и закрыла крышкой. Ник с любопытством наблюдал за мной. Через пять минут я открыла крышку и разложила кашу по мискам.

— Уже готово? — с недоверием спросил Ник.

— Я же говорила, это готовится быстро.

— Без мяса? — удивился Ник, понюхав варево в миске. — Пахнет фруктами.

— Яблоками, — уточнила я. — А мясо, особенно сушёное, на ночь вредно. Давай ешь.

И я принялась уминать свою порцию. Ник попробовал сначала немного, и стал зачерпывать полную ложку.

— Вкусно!

После ужина я чуть не заснула сидя. Ник расстелил одеяло на куче сена, уложил меня, сам лег рядом, а вторым одеялом закрыл нас обоих.

— Мы что, будем спать вот так? — полусонным голосом спросила я.

— Одна замерзнешь, — усмехнулся Ник. — Ночи в горах холодные, а костер скоро погаснет.

— А здесь дикие звери есть? — спросила я, уже почти засыпая.

— Конечно, есть, — ответил Ник. — Сквозь магический заслон они не пройдут. Спи.

И я уснула.

Я проснулась оттого, что стало холодно. Наверное, потому, что Ника рядом не было. Он уже встал и разжег костер. Над огнём висел котелок.

— Доброе утро, — улыбнулся он, увидев, что я проснулась. — Сегодня будем есть мою кашу. Потому что нам идти целый день, а на фруктах долго не протянешь.

Я согласилась.

Позавтракав кашей с мясом, мы продолжили путь. Остановились около крутого склона. Ник указал вверх:

— Обычно к вечеру я успевал добраться туда. Но на этот раз придётся заночевать здесь.

— Почему? — удивилась я. — Еще светло, мы успеем подняться.

— Но прежде надо набрать здесь топлива для костра, и воды, потому что там, на вершине, ничего нет. И всё придется туда тащить. Лучше завтра встанем пораньше.

Как ни спешила я встретиться с драконами, пришлось признать, что Ник прав. Так мы и сделали. Поели быстрой каши и легли спать. Тут не было удобной пещеры, так что пришлось лечь под открытым небом. И мы лежали, тесно прижавшись друг к другу, смотрели на звёздное небо, и я рассказывала Нику о чудесах технического мира.

Почти весь следующий день мы карабкались по каменистому склону на вершину горы. Только для того, чтобы узнать, что драконы отсюда уже улетели. В проходе среди острых скал валялись три драконьих шкуры, коричневая, светло-коричневая и темно-синяя. Эти драконы, очевидно, были небольшие, потому что их шкуры не превышали размеров три на три метра.

— Рано они нынче, — сказал Ник. — Обычно мне даже ждать приходится. Смотри, светло-коричневый еще молодой, не умеет, как следует снимать кожу, поэтому она разорвана в нескольких местах. Такая стоит дешевле, но тоже неплохо. А эти две отличные. Какую возьмешь, коричневую или синюю?

— Мы вообще-то сюда не за шкурами пришли, забыл? — спросила я разочарованно.

— Ну, одно другому не мешает, — сказал Ник. — Так какую тебе?

— Зачем мне драконья кожа? — хмыкнула я.

— Куртку сошьешь себе и своему жениху. Ты посмотри, какая она красивая. Чешую только счистить. За чешую, кстати, маги тоже неплохо платят.

— Да что ты всё про деньги! — расстроено воскликнула я. — Там человек умирает!

Я заплакала. Ник подошел и обнял меня.

— Ну, успокойся, он ведь не завтра умрет, правда? Сейчас в другое место пойдём, может, там повезет.

Пришлось взять себя в руки. Мы поднялись на эти скалы с большим трудом, а спускаться оказалось еще сложнее. Если бы не магия, Ника и моя, я уже раз десять упала бы и сломала себе что-нибудь. Как жаль, что с помощью магии нельзя летать. Можно лишь на несколько мгновений зависнуть при прыжке, или смягчить удар при падении. Если успеешь среагировать.

Я ворчала на Ника за то, что он взял шкуры, нам ведь неизвестно, сколько еще времени по горам лазить, но вскоре они нам очень пригодились, потому что ночью пошел дождь. Ник сделал из шкур шалаш, и мы переночевали со всем доступным комфортом.

К следующему месту мы шли еще три дня. Я полагала, если бы Ник был один, он шел бы куда быстрее, я со своим неумением лазить по горам тормозила его. Но старалась идти так быстро, как только могла.

Другое драконье место было еще труднодоступнее первого. Я подвернула ногу, и последние почти вертикальные метры Ник тащил меня на себе.

Зато перед нами открылось чудеснейшее место из всех, какие мне приходилось видеть. Круглая ровная каменистая площадка диаметром примерно сто метров была окружена разнообразными острыми скалами с арками и колоннами, а в центре площадки находилось небольшое круглое озеро. Вот только зелени никакой почти не росло, так, кое-где из-под камней пробивалась трава. Ник обошел площадку и сообщил, что драконы сюда еще не прилетали, так что будем ждать.

И мы стали ждать. Я перебинтовала лодыжку эластичным бинтом, на который Ник тоже смотрел с удивлением. Хорошо, что я догадалась захватить аптечку.

Ожидание походило на отдых. Вот только запасы наши таяли, а драконы всё не появлялись. За дровами для костра Нику приходилось спускаться с горы вниз, но без них мы не смогли бы готовить пищу. Шкуры драконов пригодились и здесь. Постелив одну и закрывшись другой, мы прекрасно переносили холодные ночи почти под открытым небом, так как более или менее вместительной пещеры тут не было, нашлось лишь небольшое углубление в скальной стене, в котором мы помещались только наполовину. Днем я учила Ника тем заклинаниям, которые знала сама. А он учил меня стрелять из арбалета и защищаться с помощью кинжала.

Мы провели у озера неделю, и однажды вечером Ник сказал:

— Если завтра ни один дракон не прилетит, надо возвращаться. Продукты заканчиваются.

— А арбалеты у нас на что? — спросила я. Мне не хотелось уходить, так и не попытавшись подружиться с драконом. — Будем охотиться.

— Знаешь, я ведь охотник за драконьими кожами, а не на горных козлов. Хотя пару лет назад подстрелил одного. Хотел дракона угостить, думал так подружиться с ним, но козел протух, пока я ждал, а драконы не едят падаль.

— А применить заклинание заморозки? — усмехнулась я.

— А что, разве такое есть? — удивился Ник.

— Это же Нейтральная магия, ее начинают изучать первой, — сказала я.

— Отец считал, что Нейтральная магия — это для магов среднего уровня. Меня учили в основном магии Созидания и Разрушения. Ну, кое-чему из Нейтральной тоже учили. Создавать магическую сеть, например.

Я показала Нику заклинание заморозки, мы решили, что завтра еще побудем здесь, а послезавтра рано утром пойдем назад.

Утром на рассвете Ник разбудил меня, и указал на небо. Высоко над горами кружили два дракона.

— Какая красота! — восхитилась я.

Когда я была маленькая, еще можно было увидеть, как над городом летит дракон. Но я не видала их уже десять лет. Любуясь ими, я почти забыла, зачем пришла сюда.

— А если они здесь не сядут? Наверняка в горах много мест, где они могут сбросить старую кожу.

— Нет, эти двое как раз направляются сюда, — возразил Ник. — Они летают туда, куда привыкли.

Драконы были золотой и зелёный, золотой заметно больше зеленого. Мама говорила, что они растут всю жизнь, а живут они по несколько тысяч лет. Кстати, сброшенная кожа золотых — обычная желтая, а золотой оттенок ей придает чешуя. Ее с кожи счищают, потому что со временем она всё равно отваливается.

Драконы начали снижаться. Скоро стало понятно, что именно сюда.

— Тебе не страшно? — спросил Ник.

— Нет, — ответила я.

Мама говорила мне, что драконы — благородные существа, они никогда не нападают на людей, если люди не нападают на них. В худшем случае дракон просто сделает вид, что не заметил человека.

— Надо, чтобы они обратили на нас внимание, — сказала я.

— Магический шар, — сказал Ник. Он давно уже лежал у Ника в рюкзаке, он переместил его сюда сразу, как только мы пришли в это место. — Твой шанс.

— Нет, твой, — возразила я.

Мне тоже хотелось подружиться с драконом, но я ведь собиралась уйти из этого мира. А Ник останется, и поэтому дракон ему нужен больше, чем мне. Я должна уступить ему этот шанс, потому что без Ника я даже трети пути до гор не прошла бы.

— Ладно, — он не заставил просить дважды, достал шар, сразу засветившийся в его руке, и шагнул к драконам, которые приземлились, и уже примеривались, об какую скалу содрать старую кожу.

Драконы сразу обернулись к Нику и, как мне показалось, с любопытством уставились на шар.

— Поговори с ними, — подсказала я, шагая в метре позади него.

— Привет, — сказал Ник драконам, подходя всё ближе. — Вы очень красивые. Я бы хотел стать другом вам обоим, но у меня только один магический шар. Я слышал, вы их очень любите.

Что он несет?.. А, какая разница. Драконы ведь мыслят не так, как люди. Может, он как раз говорит то, что надо.

— Понимаете, мы должны найти одну женщину, — продолжал Ник. — Которая поможет нам спасти от смерти одного человека. И без вашей помощи нам не обойтись. Помогите, а?

Ник был уже почти рядом с золотым драконом, буквально метрах в трех. Эти два были больше тех, чьи шкуры мы нашли на первой вершине.

И вдруг драконы взлетели. Вспорхнули легко, как бабочки, или маленькие птички. Хотя ветер от их крыльев едва не сбил нас с ног. Ник пошатнулся и выронил шар. Я подхватила его магической сетью.

Моему разочарованию не было предела. Я так надеялась, что шар нам поможет. Может, мама пошутила, когда сказала, что магические шары нравятся драконам? Или, может, Ник на самом деле говорил что-то не то?

Слёзы помимо моей воли побежали у меня по щекам. Со злости я размахнулась и швырнула шар в озеро.

— Айя… ну не расстраивайся, — Ник осторожно обнял меня за плечи. — Они не сбросили старую кожу, значит, вернутся. Мы подождем. И попытаемся еще раз.

— А толку? — всхлипнула я. — Они ясно дали понять, что мы их не интересуем, с магическими шарами, или без.

— Значит, найдем другой способ. Тут, за горами, в Сибре, живут лесные люди. Я, правда, у них не бывал, но лесные обычно добрые, они нам помогут.

Я хотела спросить, а как мы найдем лесных людей, как мы вообще доберемся до Сибры. Но не стала ничего спрашивать, будем решать проблемы по мере их поступления. Просто не хотелось гасить едва возродившуюся искорку надежды.

— Хорошо. Пойдем искать лесных людей, — сказала я. — Давай поскорее уйдем отсюда.

— Вернемся на постоялый двор, — сказал Ник. — Продадим кожу, запасемся свежими продуктами. По дороге через горы можно ехать на лошадях. А там посмотрим. Зря ты выбросила магический шар. Он может нам еще пригодится. Придётся доставать.

Мы подошли к озеру. Но достать утонувший шар магическим способом нам не удалось, потому что мы не видели его, хотя вода была чистая и прозрачная. Шар не светился, наверное, вода экранировала его от наших магических способностей, а прозрачное стекло в прозрачной воде становится практически невидимым.

— Ох, давно я не купался в ледяной водице! — сказал Ник и начал снимать одежду.

— Может, не надо? — попробовала я отговорить его. — Обойдемся как-нибудь без шара.

— Я хотя бы верну его на место, — ответил Ник. — Если в комнате прибытия не будет шара, как ты туда переместишься?

А, может, я вообще больше в свой мир не пойду, когда вернусь и вылечу Игоря. Но говорить об этом Нику я не стала.

— Ладно, доставай.

Ник вошёл в воду и нырнул. Его долго не было, я уже забеспокоилась, не придётся ли его спасать, но тут он, наконец, вынырнул, победно подняв над головой магический шар, который сразу засветился, едва показавшись из воды.

— Одевайся скорее, замерзнешь, — сказала я, забрав у Ника шар.

Летнее солнце светило жарко, но на вершине горы дул холодный ветер, и вода была ледяная. Ник оделся, и мы сразу стали готовиться покинуть это место.

Пока мы сворачивали лагерь, небо затянуло тучами, пошел дождь, а по мокрым скалам опасно ходить даже с магическим даром. Тем более что моя подвернутая нога еще немного болела. И мы решили переждать дождь, а заодно хорошенько отдохнуть перед марш-броском до постоялого двора. Мы сели в скальную нишу, накрылись драконьей кожей, и начали строить планы и предположения, что будем делать дальше. Беседа становилась всё более медленной и ленивой, и, наконец, угасла совсем. Я поняла, что Ник заснул. Мне и самой тоже захотелось спать под мерный шум дождя.

И я тоже заснула.

Когда я проснулась, ярко светило солнце, но не оно меня разбудило. Я проснулась, потому что мне стало жарко, хотя мы сидели в тени скалы, и моё лицо овевал прохладный ветерок. Через мгновение я поняла, что жар идет от Ника. Увидев его раскрасневшиеся щеки и потрогав лоб, я поняла, что у него температура. От моего движения Ник проснулся, взял мою ладонь и приложил к губам. Я отдернула руку.

— Ты что делаешь?!

— Ой, прости, — он стряхнул остатки сна. — Мне снилось, что мы с тобой на балу в твоем дворце. Мы танцевали… до сих пор голова кружится. А что, пора уже идти? Что-то я совсем не отдохнул…

— Потому что у тебя жар. Потому и голова кружится. Ты простудился. Я же говорила, что не надо доставать этот шар.

— Ты права, наверное, я и правда простудился. Теперь дня три точно не смогу идти.

— Сидеть здесь еще три дня?! — возмутилась я. — У нас же еды не хватит, чтобы вернуться!

— Ну, мы же волшебники, что-нибудь придумаем.

— Я уже придумала, — сказала я и достала аптечку из рюкзака.

Лекарствами я не увлекалась, но в аптечке всегда держала минимальный набор таблеток на все случаи жизни. Были в нём и капсулы антигриппина. Если застать простуду в начальной стадии, мне обычно хватало одного-двух приемов антигриппина, чтобы выздороветь. Лекарства на меня действовали лучше, чем на всех моих знакомых из мира Игоря. Оно и понятно, я пришла из мира, где существует только народная медицина, да еще магическая, и у меня не было наследственной привычки к лекарствам. Я надеялась, что и на Ника они подействуют так же хорошо, как на меня.

— Вот, проглоти это и запей, — я подала Нику капсулу и кружку с водой. — Вечером выпьешь еще одну, и завтра утром будешь, как новенький.

Он с сомнением взглянул на маленькую капсулку, но проглотил ее и запил водой, как я рекомендовала. Я приказала ему лежать, а сама пошла за дровами для костра. Солнце уже высоко, как раз, когда вернусь, пора будет готовить ужин.

А когда я вернулась, Ник разговаривал с драконом.

Я не стала подходить ближе, боясь спугнуть дракона. Наблюдая издали, я заметила магический шар в когтях дракона. В его огромной лапе он казался совсем крошечным.

Ник что-то говорил, оживленно жестикулируя. Пасть дракона не шевелилась, но он каким-то образом отвечал Нику, иногда качал головой.

Это был зеленый дракон, но тот же самый, или нет, я не поняла. Но этот вроде выглядел поярче того, что мы видели утром.

Вдруг дракон положил магический шар в пасть и взлетел. Через мгновение он стал маленькой точкой в небе. Я застыла с открытым от удивления ртом. Они что, любят их глотать, что ли?

Ник повернулся и увидел меня, застывшую от удивления с вязанкой хвороста за спиной. Он поспешил мне навстречу и взял вязанку.

— Вот видишь, пригодился шар! — восторженно проговорил Ник. — Когда ты ушла, я снова задремал, от этого твоего лекарства клонит в сон. А он… то есть это она, ее зовут Селенна, прилетела и разбудила меня. Я проснулся, потому что она трогала меня за плечо. Никогда не видел дракона так близко… сначала подумал, что она мне снится, потом понял, что не сплю, испугался, а она мне сказала…

— Сказала? — прервала я Ника. — Драконы что, умеют говорить?

— Ну, она не говорила вслух, я просто слышал ее голос в голове, — пояснил Ник.

Понятно, телепатия. Я вспомнила, мама говорила мне, что общалась с драконом мысленно.

— В общем, она мне сказала, что хочет нам помочь, и мы познакомились. Я отдал ей шар и сказал, что вообще-то он не мой, а моей спутницы, то есть твой, — добавил Ник. — Она спросила, кто моя спутница, и я назвал твое имя. И Селенна сказала, что Кимман, ее друг, тот золотой дракон, что был с ней тут утром, знал твою мать, и он будет твоим другом просто так, потому что твоя мать ему нравилась.

— Так почему же они оба улетели? — спросила я.

— Я тоже спросил их об этом. Они не хотели, чтоб мы видели, как они снимают старую кожу, — ответил Ник. — Поэтому они улетели на другую вершину. Селенна вернулась сразу, как только сняла свою, а Кимман всё еще снимает. Они скоро оба вернутся. Кстати, твое лекарство здорово действует! — добавил он. — Жара как не бывало, я отлично себя чувствую. А говоришь, лечить не умеешь.

— Я это лекарство не создавала, — пояснила я. — Его сделали на фармацевтической фабрике, а я купила в аптеке. И оно не поможет Иго… тому человеку, которого я хочу спасти.

— А знаешь, мне твой мир нравится всё больше, — сказал Ник.

Только бы он не придумал за мной в мир Игоря тащиться. А я бы с превеликим удовольствием осталась в своём. Если бы не Адария. И не Игорь.

Драконы прилетели, когда солнце уже садилось. Кимман сверкал в его последних лучах, как огромный золотой слиток.

«Я тебя я помню совсем маленькой девочкой, Айланна, — услышала я в голове мысленный голос. — И буду рад помочь тебе в твоих поисках».

Я подошла к золотому дракону и погладила его по колену передней лапы — тому месту, до которого могла дотянуться. И сказала прочувствованно:

— Спасибо, Кимман.

Дракон пригнулся и протянул передо мной лапу.

«Садись, юная Айланна. Летим искать твою бабушку».

Раньше я думала, как мама забирается на дракона, ведь он такой большой. А теперь увидела, что это очень просто. Кимман обозначил путь на его спину приподнятыми чешуйками, как лесенкой. Я оглянулась на Ника, но его не было рядом. Он уже сидел на спине зеленой Селенны. И так сидел, словно летать на драконе для него было обычным делом. Я даже залюбовалась.

Я забралась на спину Киммана и уселась в ложбинку между спиной и шеей. Сидеть было удобно, как будто это место специально предназначено для всадника. Я поняла, что могу даже не держаться, и не упаду. Тем более что всё равно не смогла бы обхватить его шею. Дракон взмахнул крыльями и поднялся в небо.

Я всегда думала, что боюсь летать. На самолете — да. Но на драконе — нет. Это было такое восхитительное чувство, словно я сама превратилась в птицу. Я чувствовала крылья Киммана, как свои собственные, и мне не надо что-то говорить, чтобы дракон понял, куда я хочу лететь. В мгновение ока мы пересекли горы и оказались над тайгой. Ник с Селенной летели рядом, и я видела, что лицо Ника тоже светится от восторга.

Примерно час я не могла ни о чем думать, кроме полёта. Потом рассказала Кимману, что мы должны найти жилище отшельницы, но где оно может быть, я не знаю. В тайге, или в горах, вплоть до самой Китаны, а может и в Китане. Это огромная территория. Кимман посоветовал мне обратиться к лесным и горным людям, поспрашивать у них, не знают ли они какой-нибудь отшельницы. Должна же она где-то брать пищу и одежду, а значит, есть существа, с которыми она общалась. Кимман сказал, что он и Селенна доставят нас в селение лесных.


предыдущая глава | Возвращение в сказку | cледующая глава