home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



19

То есть, жила. Потому что, проведя пальцем по столу, я увидела на нем толстый слой пыли. Та женщина, что жила здесь, или давно покинула это место, или умерла.

Ник подумал то же самое, потому что сказал:

— Айя… я сожалею.

Я ничего не ответила, увидела на столе свечи и зажгла их от своего светлячка. Когда пламя разгорелось, стало чуть светлее. Я огляделась и сказала:

— Здесь жила не моя бабушка.

Я почувствовала облегчение и разочарование одновременно. Слава богу, что это не моя бабушка. Но где теперь её искать?

— Почему ты так решила? — удивился Ник. — Ты же её совсем не знала, и видела всего один раз.

— Да, но в тот раз мы очень долго беседовали, — ответила я. — И в разговоре бабушка обмолвилась, что не любит розы. А тут — посмотри, везде они вышиты и вывязаны.

— Вкусы могут меняться, — вставил Ник, а я продолжила:

— Мама мне рассказывала, что бабушка не любит розы с тех пор, как из-за них потеряла любимого мужа, моего дедушку. Как это случилось, она не говорила, но, сам понимаешь, полюбить эти цветы после такого она не могла.

— В таком случае, нам надо продолжить поиски, — сказал Ник. — Вот только где ее теперь искать?

— Давай подумаем об этом завтра, — предложила я. Я так устала, что сейчас мне хотелось только лечь и уснуть. — Завтра придет Кэл, и мы подумаем вместе.

— Ладно, — согласился Ник. — Ложись, спи, а я посторожу.

Ник указал мне на кровать отшельницы, стоявшую в каменной нише, но я возмущенно взглянула на него, и вышла из пещеры. Ник вышел следом.

Солнце уже село, но на улице было светлее, чем в пещере. На площадке мы нашли вход еще в одну, совсем маленькую пещерку, в которой лежала куча сена. На нее я и легла. И сразу уснула.

Я проснулась оттого, что Ник тряс меня за плечо.

— Айланна, проснись!

Открыв глаза, я увидела, что еще ночь.

— Что? Я опять плакала во сне? — недовольно спросила я. Никаких снов мне не снилось, и показалось, что я только что закрыла глаза.

— Нет. Наши драконы прилетели! — воскликнул Ник, и я вскочила, словно и не спала вовсе. — Они сказали мне, что всё это время летали над Сиброй, расспрашивали лесных и горных, и нашли еще одну отшельницу! Они готовы отнести нас туда! Но здесь они не могут приземлиться, нет подходящей по размеру поляны или вершины. А в двух часах пути отсюда есть, Кимман и Селенна будут ждать нас там. Идем!

Он схватил меня за руку и потянул к лестнице. Кстати, когда говорят «в двух часах пути», или в «двух днях пути», или «в неделе пути», имеют в виду, что за это время средний человек пешком, шагая не спешно, но и не медленно, преодолеет определенное расстояние. Меры длины нашего мира сложны, и не имеют фиксированного эквивалента, как в мире Игоря.

На середине лестницы я остановилась.

— Ник, мы не можем уйти! Кэл придет, а нас нет!

— Послушай, я тоже очень хочу помочь лесным людям. Но мы пока ничем не можем помочь!

— А я не могу уйти просто так! Мы должны хотя бы попытаться!

— Мы вернемся, когда найдем твою бабушку. Ты же сама хотела найти ее побыстрее.

— А если это снова не она? Давай подумаем, что мы сможем сделать прямо сейчас.

Я поднялась по лестнице и вошла в пещеру отшельницы, снова зажгла свечу на столе. Достала из рюкзака пакет с белым порошком и засохшим растением. Мы сели на стулья и принялись разглядывать порошок и стебель прямо через пакет. Ника, похоже, больше заинтересовал пакет.

— Что это за ткань? — спросил он. — Прозрачна, как стекло, и я не могу разглядеть никакого плетения.

— Ник, это полиэтилен, и не ткань, а пленка. Искусственная. Такой в том мире, где я живу, полно. Ты смотри лучше на белый порошок.

Через несколько мгновений Ник сказал:

— Он напоминает мне пепел от колдовского огня.

— Мне тоже, — кивнула я. — Только тот не размножается. Когда я взяла его с той поляны, порошка было немного, теперь его гораздо больше, зато растение совсем засохло.

— Похоже, он питается растением, пока то не погибнет, — добавил Ник.

— Но как с ним бороться? — спросила я.

Ник развязал пакет и высыпал немного белого порошка на глиняное блюдечко.

— Только руками не трогай! — предупредила я.

— Ты за дурака меня принимаешь? — возмутился Ник.

Он накрыл порошок стеклянным стаканом и прочитал заклинание исчезновения из раздела магии Разрушения.

Порошок никуда не делся.

— Частички порошка слишком маленькие, чтобы магия Разрушения могла в них что-нибудь разрушить, — сказала я. — Может, попробуем не магическое воздействие?

— Например?

— Ну, если это болезнь растений, то ее можно вылечить каким-нибудь препаратом. Вот, например, многие вредители боятся…

— Соли! — воскликнул Ник. — Я видел, как наш садовник засыпал солью слизняков на капусте!

Он тут же нашел на столе солонку, взял щепотку соли и засыпал ей порошок.

Ничего не случилось.

— Вообще-то я хотела сказать, что они боятся золы.

Ник тут же подошел к очагу, выгреб из него пригоршню золы и высыпал ее на белый порошок.

Хорошо, что он успел прикрыть блюдечко стаканом, потому что зола как будто заклубилась, и вскоре вся превратилась в белый порошок.

— Ничего удивительного, — пожал плечами Ник. — Зола состоит из сгоревших деревьев, деревья — тоже растения, а эта белая зараза питается растениями.

— А почему она деревья в лесу не трогает? — возразила я.

— Ну, может, потому, что деревья в лесу слишком твердые, а зола от них — уже мягкая? — предположил Ник. — Может, мы просто еще не видели, как она деревья жрёт, потому что для этого просто надо больше времени?

Он нашел около очага маленькую древесную щепочку, буквально с четвертинку спички, и бросил ее на блюдечко в кучку порошка. Щепочка тут же покрылась белым налетом. Мы с Ником переглянулись.

— Значит, нужно всё же что-то магическое, — констатировала я.

Мы перепробовали кучу заклинаний из различных разделов магии, но белой заразе всё было нипочём. Дверь пещеры была открыта, и мы увидели, что на улице началось утро. Но мы продолжали экспериментировать. Хлопковую ткань, бумагу и шелк белый порошок уничтожал так же хорошо, как листья и стебли растений и древесину. А заклинания на него не действовали.

В результате у нас остались лишь те заклинания, которых мы не понимали, или не знали, как применять.

— Видно, всё-таки сначала придется найти твою бабушку, — сказал Ник со вздохом. — День уже на дворе. Ну, и где твой Кэл?

В этот момент в пещеру влетел лесной юноша.

— Вы что тут делаете? — спросил он, даже не поздоровавшись, и выражение его лица было далеко от безмятежного.

— Вам помочь пытаемся, — ответил Ник. — А ты что подумал?

— Ваша магия привлекла сюда оборотней Адарии, и они через пять минут будут здесь! Я успел раньше, потому что бегаю быстрее. Эти оборотни — степные жители, поэтому чувствуют себя в лесу не очень уверенно.

— Пять минут? — переспросила я растерянно. — И как это нам поможет? Мы даже убежать отсюда не успеем.

— Ну, может, не пять, а пятнадцать, или даже полчаса, — поправился Кэл.

— Айланна, — Ник посмотрел на меня очень серьезно, без обычной насмешливости или превосходства. — Если кто-то и может их остановить, то только ты. А мы с Кэлом попробуем их задержать.

— Но что я одна сделаю за полчаса? — развела я руками, чувствуя себя совершенно беспомощной. — Мы вдвоем-то не смогли справиться с этой белой заразой, а тут оборотни…

— Ну, я не знаю, забрось их куда-нибудь на Луну, или на Венеру! — сказал Ник и пошел к двери. — Кэл, мне придется уничтожить ступени, чтобы эти твари не смогли сюда забраться.

— Хорошо, — коротко кивнул лесной.

Я не знала, что сделал Ник с каменной лестницей, только боковым зрением заметила яркую вспышку, услышала грохот и почувствовала, как скала содрогнулась, а потом Ник с удовлетворением сказал:

— Да мы тут месяц могли бы сидеть в осаде, если бы пищей запаслись.

Забросить куда-нибудь оборотней, бегущих сюда, было неплохой идеей, но как это сделать, я не знала. Мне в голову пришла другая идея. Я подумала, а что, если этот белый порошок и на животных может действовать? Не только на флору, но и на фауну, а значит, и на оборотней. Они хоть и магическая, но тоже фауна.

Чтобы это проверить, я срезала маленький кусочек ногтя и бросила в порошок. Он покрылся белым налетом. Эта Адария что, совсем сумасшедшая? Хочет уничтожить не только всю растительность, но и вообще всё живое? А лесные-то чем ей помешали?

Я представила, что вскоре весь наш мир покроется белым налетом, превратится в белую пыль, и мне стало так страшно, как никогда раньше не было. Я-то могу в любой момент в другой мир ускользнуть, могу даже Ника с собой забрать, а как же Арина, ее муж, дочка и баба Коста, и моя бабушка, как все остальные люди моего мира?..

Хотя, возможно, на порошок повлияли наши с Ником магические эксперименты? Я ссыпала с блюдечка существенно увеличившуюся горку белого порошка в другой полиэтиленовый пакет, а из старого высыпала новую порцию, и бросила туда еще один кусочек ногтя.

К моему величайшему облегчению, ноготь остался чистым. Белая зараза не стала его трогать. Значит, порошок защищался от магического воздействия, увеличивая способность к поглощению живой материи.

Я напихала в пакет с измененным порошком салфеток, бумажек и золы, чтобы увеличить объём порошка. Когда всё в пакете превратилось в порошок, я выбежала на площадку, где Ник и Кэл отстреливались из арбалетов по окружившим скалу оборотням, которые сейчас были в облике людей, хотя человеческий вид их был ничуть не лучше, чем облик волков. У них были луки, у которых дальность и точность стрельбы меньше, чем у арбалетов, зато скорострельность выше. Стрелял в основном, Кэл, а Ник отклонял стрелы противника, чтобы они не попали в лесного юношу.

— Вот, порошок, надо распылить на всех оборотней, — торопливо сказала я. — Правда, если и на растительность попадет, ей тоже достанется.

— Но ведь растения погибнут! — воскликнул Кэл, не оборачиваясь и не переставая стрелять. Я заметила, что стрел в его колчане осталось совсем мало, а оборотней не убывало, хотя он ни разу не промахнулся.

— Будем решать проблемы по мере их поступления, — сказала я, сунув пакет в руки Нику. — Сначала надо избавиться от оборотней.

— Ладно, спрячься в пещере, — сказал мне Ник. — Сейчас здесь будет немного жарко.

Мне хотелось посмотреть, подействует ли порошок на оборотней, но, я не стала спорить и ушла в пещеру. Надо еще подумать, как обезопасить лес от этой белой напасти. Может, и к лучшему, что я ничего не видела, потому что услышала душераздирающие крики, которые мешали мне думать. Заткнув уши пальцами, я продолжила размышлять.

Так, заклинания на порошок не действуют, от них он становится лишь сильнее, и начинает уничтожать даже то, для чего не был предназначен. Магия Разрушения не помогает, Ник уже пробовал. Куда его услать с помощью магии Перемещения, без риска уничтожать то место, в которое порошок попадет, я не знала. Что можно сделать с помощью Нейтральной магии, понятия не имела, а про магию Созидания вообще молчу. Я обвела глазами пещеру, словно надеясь в ней найти ответ на вопрос. Мой взгляд упал на стол, на котором горели несколько свечей. Одна почти совсем догорела и растеклась по столу лужицей воска. Огарок фитиля утонул в ней и погас.

Мы же еще огонь не пробовали! Вдруг порошок сгорит?

Я быстренько высыпала в стакан немного порошка и бросила в него горящую щепочку. Эффект превзошел все ожидания. Порошок вспыхнул и сгорел в мгновение ока, оставив после себя щепотку черной сажи. Я потрогала сажу салфеткой, щепочкой, сухой травинкой, застрявшей в моих волосах после ночевки на куче сена, и даже ногтем. Ничего не произошло. Да и магического воздействия я от сажи я не чувствовала.

Да, мама же говорила мне, что если вода усиливает магию, то огонь ее уничтожает. Недаром ведь в мире Игоря в давние времена ведьм и колдуний сжигали на кострах, а при подозрении, что женщина ведьма, ее связанной опускали в воду. Если тонет, значит, не ведьма, в ней нет магии, которую вода может усилить, чтобы ведьма не утонула.

Но не сжигать же из-за этого порошка всю тайгу! Адария, наверное, на это и рассчитывала, что лесные скорее сами умрут, но не будут жечь леса.

Мои мысли прервал радостный голос Ника:

— Айя, Айя! Мы победили!

Он вбежал в пещеру, подхватил меня и закружил по пещере. А я отметила, что крики с улицы прекратились.

— Тех, кого я не достал порошком, добили лесные, пришедшие к нам на помощь! — добавил Ник, поставив меня на пол.

Но не успела я порадоваться, как в пещеру вбежал Кэл, и сказал:

— Белый порошок пожирает тайгу!

Я выбежала на площадку и увидела, что в радиусе примерно двадцати метров нет ничего, кроме небольших горок белого порошка, а на краях этого круга белый налет словно взлетает на деревья. Они как будто покрываются инеем, а потом ветки начинают отваливаться и падать на землю, пока летят, рассыпаются, а белый порошок разлетается дальше.

Я беспомощно взглянула на Ника, вышедшего следом.

— Ты не нашла, чем уничтожить эту белую дрянь? — спросил он.

— Огонь, — со вздохом ответила я.

— Ну и прекрасно, сейчас подожжем, — сказал Ник и сложил ладонь горсточкой, чтобы создать светлячка.

— Ты что, с ума сошел! — я ударила его по руке. — Мы же не можем сжечь весь лес!

— А что, лучше пусть его эта белая тварь уничтожает?

— Ага, а вместе с лесом и лесных людей, и животных?

— А что делать-то?

— Не знаю!

— Ладно, сейчас что-нибудь придумаем, — Ник огляделся, увидел вышедшего из пещеры Кэла с спросил:

— Кэл, ты можешь сделать так, чтобы ветер стих?

— Мы можем, — кивнул лесной.

— Так делайте, и побыстрее!

Кэл подошел к краю площадки, и начал подавать знаки лесным, которые стояли за всё расширяющимся кругом белого порошка.

— Что ты собираешься делать? — спросила я.

— Для начала хочу собрать его весь в одном месте, то есть здесь. Не мешай, — ответил Ник и начал читать заклинание.

Слов я не расслышала, так тихо он их бормотал, но заметила, что белый порошок начал собираться в большую кучу на поляне у скалы. Идея хорошая, но что, если его будет слишком много?

Может, создать огромную железную бочку, и ссыпать порошок в нее? Я такую видела у Марии Семеновны в огороде, она из этой бочки огурцы поливала. Но если бочку создать с помощью магии, огонь ее уничтожит… наверное. Значит, нужно с помощью магии создать что-то настоящее. Как, например, магический шар, или магический лунный камень. Эти предметы — настоящие, и вместе с тем — магические.

Но здесь много только дерева и камня… Камень! Вот то, что мне нужно! Скала, в которой находилась пещера, была большой и монолитной.

— Скала, будь добра, сделай прикол:

Пусть верхушка твоя станет ровной, как стол!

Раздался грохот, и верхнюю часть скалы, в полуметре выше наших голов, словно ветром сдуло. Она раскололось на множество мелких кусочков, и они ссыпались к подножию, а нас накрыло облаком каменной пыли.

— Айя, черт возьми, что ты делаешь? — воскликнул Ник, закашлявшись.

— Тебе помогаю! — ответила я, и продолжила читать заклинание:

— А теперь, радость наша,

Превратись, стол, в чашу!

Я сбегала в пещеру, принесла оттуда стул и забралась на него, чтобы увидеть, как гладкий плоский камень стал вдавливаться внутрь, превращаясь в идеальную сферу. Сама удивлялась, как это у меня получилось. Мне даже не пришлось вымучивать заклинания, я произносила их быстрее, чем успевала придумать, или мне просто так казалось. Я прям гордость почувствовала, за то, какой у меня магический дар.

— Ну вот, теперь можешь складывать белый порошок в эту чашу, мы спокойно сожжем его ней, и лесу ничего не будет угрожать, — сказала я.

— Молодец, — сказал Ник и начал направлять потоки порошка в чашу. — Это будет самый большой факел, который я когда-либо видел.

Вскоре весь порошок лежал в чаше, и мы с Ником и Кэлом смогли спуститься на поляну — в отсутствии лестницы пришлось прыгать с десятиметровой высоты. Но я и Ник замедлили падение, а Кэл соскользнул по скале так ловко, что даже не упал при приземлении.

Поляна стала в несколько раз больше, и на ней не осталось ни единой зеленой травинки, а по краям стояли голые стволы, которые не успели превратиться в белый порошок.

Несколько лесных подошли к нам, опасливо ступая по голой земле. Двоих я знала, это были старейшины, Ален и Валлия.

— Спасибо, вам, Айланна и Никас, — сказала Валлия. — Вы спасли лес и наш народ. Уже поступают сообщения, что белый налет с растений исчезает везде.

— Через пару часов чашу можно будет поджечь, — сказал Ник.

— Нам жаль, что ты не нашла бабушку, Айланна, но гонцы уже разосланы, мы непременно найдем ее, — сказал Ален.

— Драконы уже нашли одну отшельницу, скоро они отвезут нас к ней, — сказала я.

— Вам надо уходить отсюда, — к нам подбежал незнакомый лесной, — поступило сообщение, что сюда движется отряд ищеек, с еще одним отрядом оборотней.

— Такой мощный магический выброс Адария не могла не заметить, — сказал Ник. — Нам пора. Кимман и Селенна нас уже заждались. Жаль, что мы не увидим самый большой в мире факел. Ален, нужно зажечь его до появления здесь ищеек.

— Как быстро они сюда доберутся? — спросила я.

— У них есть магические прыгуны, так что двигаются они быстро, — сказал лесной.

— Где, ты говоришь, нас ждут Кимман и Селенна? — спросила я у Ника.

— В двух часах пути отсюда, — ответил он и указал направление.

— Опять идти, — вздохнула я, вдруг почувствовав и голод, и усталость. — Мы же еще даже не завтракали. И не поужинали вчера.

— Теперь здесь есть, где приземлиться драконам, — улыбнулся Ален. — За ними тоже уже послали. Наши бегуны доберутся до них не больше, чем за час, так что позавтракать вы успеете.

Он указал на край поляны, и там, среди неповрежденных деревьев мы увидели небольшой шатер, а когда вошли в него, увидели стол, полный лесных даров, и стулья.

— Отныне лес — и ваш дом, Айланна и Никас, — сказал Ален. — В любом месте вас встретят, как друзей и окажут радушный прием.

— Спасибо, — ответили мы, сели и принялись за еду.

Как же выматывает применение магических способностей!

— Здорово мы насолили Адарии! — сказал Ник, пока мы ели ягоды и орехи. — Мы — хорошая команда. Может, вместе мы и с ней смогли бы справиться, а?

— Ты же знаешь, что я здесь не за этим, — ответила я недовольно. — Одно успешно выполненное дело — и ты уже считаешь, что мы готовы побороться с Адарией, которая сумела захватить почти весь мир?

— Получилось это, получится и другое, — легкомысленно улыбнулся Ник.

— А ты не думал, что уничтожить порошок у нас получилось случайно? — поинтересовалась я.

— Не думал, и не собираюсь, — сказал Ник. — Мой отец всегда действовал спонтанно, и был неплохим магом.

— Ага, и где он теперь? — усмехнулась я.

Ник не нашел, что ответить и опустил глаза, а я добавила назидательно:

— Моя мама учила меня всегда прежде думать, и только потом применять магию.

— Ага, и где же твоя мама, которая всегда поступала обдуманно? — не замедлил с язвительным ответом Ник.

Теперь уже я не нашла, что ответить, и стало так обидно, что я едва не заплакала.

— Ну ладно, извини, — сразу сказал Ник.

— Ты же сам понимаешь, что нам не справиться с Адарией. В том мире, знаешь ли, меня научили реально смотреть на вещи.

— Но ведь ты не будешь спорить с тем, что у нас всё получилось отлично?

— Я вообще с тобой спорить не собираюсь! И никакая мы не команда! — отрезала я и встала из-за стола, услышав мысленный зов Киммана.

Выйдя из шатра, я увидела драконов, которые снижались над голой поляной.

«Вы славно поработали, Айланна, — услышала я голос Киммана у себя в голове. — А мы гадали, почему вы так долго не приходите».

Мы попрощались с лесными людьми, сели на драконов и поднялись над тайгой. Пока летели, я всё думала, что, наверное, напрасно взъелась на Ника. Я ведь первая начала, сказала про его отца. Ладно, извинюсь, когда приземлимся.

Через час полета Кимман попросил меня оглянуться, и я увидела над тайгой грандиозный факел — лесные подожгли чашу. Я увидела, что Ник тоже смотрел назад. Мы переглянулись, и он радостно помахал мне рукой. Точно, извинюсь, решила я.

Но летели мы так долго, что, когда на закате драконы начали снижаться, я уже об этом забыла. Тем более что сели мы на вершине небольшой сопки, вокруг которой в обозримом пространстве не было видно никакого жилья.

— Где это мы? — удивилась я, слезая с дракона.

«Мы должны отдохнуть и поесть, прежде чем лететь дальше, — ответил мне дракон. — Вылетим завтра утром, и к вечеру будем на месте. У вас есть с собой какая-нибудь еда? Мы с Селенной летим поохотиться. Вам принести что-нибудь?»

— Нет, спасибо, — отказалась я.

Даже если драконы принесут нам глухаря или куропатку, я ведь совсем не умею их готовить. А если зайца притащат, или кабана?

Селенна выдернула сухое дерево и поломала его на щепки, словно какой-нибудь карандаш.

— Это нам дрова для костра, — пояснил Ник.

Из мелких обломков дерева мы сложили костер, а крупные Ник поставил наподобие шалаша и натянул над ними драконьи шкуры. Хотя мы летели, а не шли пешком, но за день мы сильно устали. Наверное, потому, что в полете всадник сливается с драконом, и чувствует то же самое, и мы получили усталость от драконов. Поэтому сил у нас хватило только на то, чтобы приготовить быструю кашу, поесть и подготовиться ко сну.

Потом мы заползли в шалаш и провалились в сон.

Я проснулась, лишь когда драконы разбудили нас. Мы быстренько прибрали лагерь, сели на драконов и продолжили путь.

Начался еще один день бесконечного полета над тайгой. Мы пролетели над несколькими широкими реками, равнины сменялись сопками и плоскогорьями. Разговаривать в полёте было затруднительно. Я могла разговаривать мысленно только со своим драконом. Кимман знал, что случилось десять лет назад, новости о войнах магов доходили до драконов через лесных, горных и других магических существ. Я рассказала Кимману, где я провела эти годы. Он сказал, что драконы никогда не участвуют ни в каких войнах, но если бы моя мама позвала его, он прилетел бы ей на помощь. Но она не позвала, не желая вмешивать друга в военный конфликт.

Я бы тоже так сделала. Если бы Ник был моим другом, ни за что не втянула бы его в это опасное предприятие.

Конечно, Ник очень помогает мне, но его мотивы мне неизвестны. Точно я знаю одно: будет Игорь жить, или нет, Ника мало интересует. Хотя могу предположить, что я ему нужна для борьбы с Адарией, потому что он опасается, что не справится один. Но я-то знаю, что и вдвоем нам с ней не справиться. И мир уже никогда не станет прежним. У нас нет столько силы, чтобы брать ответственность за весь мир, а не только за свою маленькую страну Риоссу. Неужели Ник этого не понимает? А эти его постоянные предложения пожениться… Ведь ясно же, что между нами ничего не может быть.

Еще Кимман рассказал, что они узнали об этой отшельнице от горных людей. Она поселилась в двух днях пути от их подземного города Саян больше десяти лет назад. Но она ни с кем не общается, и никогда не приходит в Саян, в котором была лишь однажды, купила необходимые вещи и ушла. Я спросила, откуда же горные знают, что она всё еще жива? И дракон ответил, что горные выходят из-под земли, чтобы охотиться, и иногда встречают ту отшельницу в лесу. Некоторым она помогла, вправив вывих или дав лечебные травы. Но горные считают, что она глухонемая, потому что не понимает, что они говорят.

Моя бабушка — глухонемая? Но двенадцать лет назад мы с ней прекрасно общались! Значит это не она. Но раз уж мы так долго сюда добирались, это стоит проверить.


предыдущая глава | Возвращение в сказку | cледующая глава