home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



23

К вечеру мы приехали в столицу. Это был большой город, намного больше Рио. Жизнь в городе кипела, по улицам шел и ехал народ, лавки, магазины и кабаки работали. Но это была не та жизнь, которую я привыкла видеть в детстве. Люди не улыбались друг другу, почти не разговаривали на улицах, выражения лиц были в основном озабоченные, или равнодушные. Никогда я не видела на улицах Рио столько пьяных.

Жители деревни нам рассказали, что магов в их местности почти совсем не осталось, а те, что остались, служат Адарии. Поэтому мы не стали афишировать, что двое из нас маги.

Мы остановились в гостинице под видом путешествующих бабушки с внуками, поэтому взяли одну комнату на троих. И специально выбрали гостиницу, соседствующую с заведением под названием «Магические услуги», чтобы при случае воспользоваться хотя бы небольшой магией.

Заказав ужин в номер, мы стали думать, как нам достать бабушкин рубин.

Ник сказал, что чувствует камень в самом центре дворца.

— Я надеялась, что кулон хранится в какой-нибудь второстепенной сокровищнице в подсобных зданиях дворцового комплекса, — сказала бабушка. — Из основного здания достать его будет сложно.

— Только бы он был не на шее у Адарии, — беспечно ответил Ник.

Мы с бабушкой укоризненно взглянули на него, считая эту шутку неуместной.

Выработав примерный план действий на завтра, мы легли спать. А утром, умывшись и позавтракав, отправились в город, в три разные стороны. Потолкались на рынке, походили по магазинам и лавкам, посидели в кабаках. Послушали разговоры, осторожно поспрашивали местных. Не развлечения ради, а для сбора информации.

Когда мы вечером собрались в снятой комнате, и поделились собранными сведениями, я снова ощутила себя в сказке, теперь уже об Изумрудном городе. Мы узнали, что Адарии Нагзис все боятся, так что ни одного плохого слова о ней мы не услышали. Так и хотелось назвать ее Великой и Ужасной. Мы узнали, что великая и ужасная Адария, как и волшебник Гудвин из сказки, никогда не показывается на людях. Но нам посчастливилось встретить двух человек, которые видели ее. Один утверждал, что она глубокая старуха, а другой — что юная красавица. Наивные люди, неужели не знают, что маги легко могут менять внешность?

Ни сколько на самом деле Адарии лет, ни зачем она уничтожает магов и целые города, ни зачем хочет завоевать весь мир, мы не узнали. Короче, не узнали об Адарии ничего существенного, и как попасть во дворец, способа не нашли. Единственное, что нам поведали, и то на уровне слухов, что Адария, прежде чем убить очередного мага, о чем-то его спрашивает. Вроде бы о каком-то заклинании, но о каком, никому неизвестно, даже магам.

Пока мы с бабушкой рассказывали то, что узнали, Ник молча кивал и посматривал на нас с лукавой улыбкой.

— Ну что ты так смотришь? — не выдержала я. — Ты узнал что-то получше?

— Бери выше, — ответил он с превосходством. — Завтра я пойду во дворец.

Мы с бабушкой даже дар речи на мгновение потеряли, а Ник добавил:

— Я же говорил, что достану камень, и я его достану. Не знаю, правда, сколько времени понадобится, чтобы его найти, но думаю, не больше недели.

И он рассказал, что встретил в кабаке человека, который служит в дворцовой охране. Он рассказал, что во дворце не хватает охранников, так как люди боятся Адарии, и не идут к ней на службу. Доходило даже до того, что начальник охраны брал людей без их на то согласия. Понятно, что люди, которые боятся колдуньи, недолго задерживаются во дворце. Одни сбегают, других она сама казнит, за недолжное исполнение службы.

— А ты, значит, не боишься? — поинтересовался Ник у нового знакомого.

— А чего бояться-то, — ответил тот. — Главное, ей на глаза пореже попадаться, вот и весь секрет. А уж если попался, то не бледнеть и не краснеть, как девица на смотринах, и на вопросы отвечать чётко, не мямлить. «Так точно, Ваше Величество! Никак нет, Ваше Величество! Есть, Ваше Величество!» Я вообще не понимаю, зачем ей охрана. Никто и так не посмеет напасть на ее дворец или украсть что-то.

— А как же ее узнать, если она каждый день разная?

— Увидев ее один раз, больше ни с кем не спутаешь, даже если вдруг увидишь в облике дракона. Такой холодный и надменный взгляд невозможно забыть. Но если ошибся, и назвал Вашим Величеством кого-то другого, всё, считай, ты труп, если она об этом узнает. А она чаще всего узнаёт.

— А знаешь, друг, мне такая работа подходит, — сказал Ник. — Как думаешь, возьмет она меня на службу? Что нужно для этого?

— А, ну, так у тебя всё уже есть, — сказал знакомец. — Ты молодой, высокий, с фигурой, и на лицо не урод, она таких любит.

— И что же, не надо никаких рекомендательных писем, никаких поручительств?

— Я же говорю, у нее охрана только для антуражу. Если будешь работать честно, как сыр в масле кататься будешь. Ну, а если нечестно, рано или поздно она сама узнает. Так что, если не боишься, давай прямо завтра и представлю тебя начальнику охраны!

Они договорились встретиться завтра утром у ворот дворца, и расстались друзьями.

— Может, мне тоже попытаться устроиться служанкой? — предложила я. — Вдвоем мы быстрее найдём камень.

— Даже не думай! — резко возразил Ник. — Запихнут на кухню или в прачку, и не выйдешь никуда, и время зря потеряешь. Работникам запрещено шататься по дворцу без дела. Ходить по всему дворцовому комплексу разрешается только охранникам. Кстати, я вот тут набросал примерный план территории, — он достал из кармана сложенный вчетверо листок и положил на стол. — А девушек в охрану не берут. Сидите-ка здесь, и ждите меня с рубином.

— А ты чего раскомандовался? — возмутилась я.

— Он прав, — сказала бабушка, взяла листок с планом и спрятала в карман. — Тебе туда идти не надо.

— Да и как ты рубин искать будешь? — добавил Ник. — Путеводная булавка только одна, и она у меня.

Пришлось смириться.

Утром Ник ушел во дворец, а мы с бабушкой начали думать над заклинанием, которое вернет ей магический дар из рубина. Мы придумали несколько, но бабушка была не уверена, что они сработают, потому что по ее мнению, в каждом чего-то не хватало. А, как я уже могла убедиться, если в заклинании чего-то не хватает, оно может сработать совсем не так, как от него ожидают.

Вечером Ник вернулся, в новенькой чёрной форме дворцового охранника, вооруженный мечом и копьем.

Ник сообщил, что его приняли на работу в охрану дворца. Адарию он не видел. Пока в его обязанности входит охранять периметр — то есть ходить вдоль ограды дворцового комплекса, пока его не сменят. Он поговорил с другими охранниками, и узнал, что время от времени они меняются, и через пару-тройку дней придет его очередь охранять покои во дворце. Так же он узнал, что Адария никогда не выходит из дворца даже в парк. Но практически всегда знает, что делает её челядь. Поэтому все, от первого советника до последней чистоделки очень старательно исполняют свои обязанности. На самом деле, колдунья всегда появлялась перед своими советниками в разном облике, то старой, то молодой, то с черными волосами, то со светлыми. И делала это всегда неожиданно, словно ей доставляло удовольствие видеть испуг и смятение на их лицах: а вдруг это не она?.. Но в каком бы возрасте она ни показывалась людям, она всегда была очень красивой.

Меня рассказ Ника не удивил. Если Адария не выходит из дворца, это не значит, что она нигде не бывает. Просто она перемещается через порталы. И в том, что меняет обличье, тоже нет ничего удивительного. Заклинание изменения внешности очень простое, его даже начинающие или совсем слабые маги освоить могут. Единственная трудность в том, чтобы удержать его, и чтобы действие заклинания не прекратилось в самый неподходящий момент.

И еще Ник выяснил, что в окружении Адарии совсем нет магов, ни высшего уровня, ни среднего, ни низшего. А если есть, то они скрывают свои способности, так же, как и сам Ник. Ведь пока человек не начнет применять магию, узнать, что он маг, невозможно. Даже Адария не может, будь она хоть в сто раз сильнее самого сильного мага нашего мира. Хотя маги и магические существа у неё на службе есть. Ник видел, как несколько раз за день во дворец с докладами приходили ищейки и пара оборотней. Но общались они с Адарией только через посредника, сама она к ним никогда не выходила.

Кулон Ник пока не нашел, но выяснил, что он во внутренних покоях правительницы, куда есть доступ очень немногим людям. Около дверей в ее покои всегда стоит охранник.

— Но вы не переживайте, я найду способ туда попасть, — заверил Ник.

И он вернулся во дворец, предупредив, что, может быть, не придет несколько дней, потому что ему надо освоиться во дворце, изучить все входы и выходы.

А мы с бабушкой решили, что надо сделать еще один точно такой же кулон, чтобы, когда придет время, Ник смог его подменить. Возможно, тогда Адария даже не заметит пропажи.

Мы нашли хорошего ювелира, и, хотя пришлось потратить почти все деньги, что мы выручили за драконьи кожи, через три дня уже держали в руках точную копию кулона. У Ника даже глаза на лоб полезли, когда он увидел ее. Как раз в тот день после обеда он ненадолго выбрался из дворца, чтобы навестить нас.

— Откуда? — изумленно спросил он. — Как вы смогли достать кулон?

В голосе Ника скользило разочарование — он там из кожи вон лез, чуть ли не жизнью рисковал, чтобы только узнать, где лежит кулон, а он уже у нас.

— Это копия, — усмехнулась я.

— Неплохо придумано, — согласился Ник. — Подменим, и ни одна живая душа не догадается, что это подделка.

— Никакая это не подделка, — возразила я. — Рубин и золото — настоящие. Единственное, чего в нём не хватает — это бабушкиного магического дара. Ну, а теперь выкладывай новости.

— Заодно и чайку попьем, — сказала бабушка, выставив на стол блюдо с пирожными, которые я купила в ближайшей кондитерской час назад.

Увы, порадовать нас Нику было нечем. В личные покои Адарии, где хранился кулон, могли заходить только несколько личных служанок и пара чистоделок. Ник приложил все усилия и природное обаяние, влюбив в себя по уши всех этих девушек. Он прозрачно намекнул каждой, что хотел бы так, ради любопытства, взглянуть, как живет повелительница всего мира, но ни одна влюбленная девушка не решилась провести его в покои, даже когда Адарии там точно не было.

Я усмехнулась, когда Ник сказал, что служанки и чистоделки влюбились в него, а он тут же ответил:

— Это же для дела, ничего личного.

— Да мне, в общем, без разницы, влюбляй в себя хоть саму Адарию, — ответила я. Несмотря на то, что между мной и Ником ничего не может быть, в глубине души меня это задело. Звал меня замуж не один раз, «я тебя люблю» сказал, пусть и беззвучно, а сам служанкам Адарии глазки строит.

— А что, это мысль, — с усмешкой ответил он. — Если она в меня влюбится, то сама подарит мне тот рубин.

— Ты будешь ей строить глазки, даже если она столетняя старуха? — усмехнулась я.

— Да хоть двухсотлетняя, — ответил Ник. — Я в нее влюбляться не собираюсь. Но, по-моему, на вид Адарии лет пятьдесят.

И он рассказал, что ему удалось однажды ее увидеть, и даже перекинуться парой фраз. Он стоял на страже около зала заседаний, когда туда вошли несколько советников, а потом и она сама. Ник понял, что это она, потому что она была единственной женщиной, пришедшей на заседание совета. Он уже знал от сослуживцев, что среди помощников Адарии нет женщин.

Она была в длинном красном платье, и сегодня выглядела, как женщина лет тридцати пяти. Проходя в зал, она оценивающе взглянула на Ника, на несколько мгновений остановилась рядом и спросила:

— Новенький?

— Так точно, Ваше Величество! — отчеканил Ник, вытянувшись в струнку.

Адарии это понравилось. Она улыбнулась одним уголком губ, сказала:

— Служи мне хорошо, юноша, и скоро получишь повышение.

И вошла в зал.

Ник видел красивую тридцатипятилетнюю женщину, а вчера, ему рассказал напарник, она выглядела семнадцатилетней девушкой. Ник понял, что она под заклинанием изменения внешности, и едва он это понял, увидел под маской ее настоящее лицо.

Оно было ужасно.

— Мне с трудом удалось сохранить почтительное выражение, — продолжал рассказ Ник. — Все ее лицо было в бородавках и оспинах, а зубы кривые и острые, как у крокодила. Теперь я понимаю, почему она уничтожает всех магов. Я бы тоже не хотел, чтобы хоть кто-нибудь видел моё лицо, если бы был на неё похож.

— По твоему описанию она настоящая баба-Яга, — сказала я.

— Кто такая баба-Яга? — удивился Ник.

— Злая колдунья из сказок того мира, где я жила, — ответила я.

— То, что Адария злая, нет никаких сомнений, — сказал Ник. — Но я не думал, что она еще и такая уродливая.

— А ты, кажется, произвел на нее впечатление, — ехидно заметила я.

— Нравиться женщинам — моё кредо, — незамедлительно парировал Ник.

— Я так понимаю, под повышением она имела в виду ее постель, — съязвила я.

— Может быть, но, надеюсь, мы смоемся отсюда с камнем раньше, чем до этого дойдет, — ответил Ник.

— Я тоже думаю, что соблазнение Адарии идея неплохая, — сказала бабушка, и Ник взглянул на меня торжествующе. Я хмыкнула, а бабушка добавила: — Но неизвестно, на какое время может затянуться.

Теперь уже я торжествующе взглянула на Ника, а он пожал плечами и сказал:

— Принимаю любые предложения. У меня пока других нет.

— А у меня есть, — сказала я.

— Ну, рассказывай, — сказал Ник, но по его голосу я поняла, он не думает, что я предложу что-то дельное.

— Угости чистоделку… да хотя бы вот этими пирожными, — я указала на почти опустевшее блюдо с пирожными. Ник взял предпоследнее, и отправил в рот. — Ей станет плохо… ну, в общем, случится несварение желудка. Сказать об этом кому-то она, конечно, побоится. А тут ты, такой догадливый, предложишь ей, чтоб шла, отлежалась. И поклянёшься, что никому не скажешь. А чтобы никто ничего не заметил, вместо нее поработает твоя сестра, то есть я. Она согласится, еще и благодарить тебя будет. А я приберусь в покоях Адарии, заодно и кулон подменю.

— А вообще может получиться, — сказал Ник, удивленный, наверное, тем, что мой план ему понравился. — Но я что-то не пойму, я думал, ты эти пирожные купила, чтобы меня угостить. Ты что, отравить меня хотела?

— Да нет, конечно! — рассмеялась я. — Мы же с бабушкой тоже их ели! Ни тебя, ни влюбленную чистоделку травить я не собираюсь. Эти пирожные совершенно безопасны.

— Отлично. Никто больше не хочет? Ну, не хотите, как хотите, — сказал Ник, не дав нам ни секунды, чтобы вставить хоть одно слово, и съел последнее.

А я добавила:

— Но если бы я капнула на них вот этой жидкостью, — я порылась в косметичке, служившей мне и аптечкой, и достала пузырек со слабительными каплями. — Человеку, съевшему их с чем-нибудь, вскоре очень сильно захотелось бы в туалет. И так в течение двух-трех часов. А потом всё проходит.

— Это что, волшебная жидкость? — нахмурилась бабушка. — Мы не должны использовать ничего магического, это опасно! Адария может почувствовать магию!

— Нет, это лекарство из того мира, где я жила, — ответила я. — Оно не имеет ничего общего с магией.

— Если оно такое же хорошее, как то, чем ты вылечила меня в горах, то я согласен, — сказал Ник. — Только с небольшой поправочкой. Давай я сам за неё приберусь, найду и подменю кулон. А ты, подождешь меня здесь.

— Ага, а вдруг кто-то обнаружит, что тебя нет на посту? — возразила я. — Нет, мы должны сделать это вместе. В конце концов, это ведь мне нужно, значит, мне и решать, что и кому делать.

— Я же о тебе забочусь, — сказал Ник. — Если застукают тебя, ты не сможешь вернуться в тот мир и спасти своего… э… друга.

Я не нашла, что ответить, а бабушка сказала:

— Айланна права. Вдвоем у вас больше шансов.

— Ладно, — нехотя согласился Ник. — Давай, заверни мне парочку этих пирожных с твоей чудодейственной жидкостью. Сегодня я как раз у покоев Адарии стою, и прибирается там Люсия, она обожает пирожные. А как ей станет плохо, я за тобой приду.

— Что я тебе заверну, если ты только что слопал последнее? — усмехнулась я.

— Так сходи и купи еще, — спокойно сказала бабушка.

— Ага, — с энтузиазмом кивнул Ник. — И побольше, ладно? Очень вкусные.

Я раздраженно встала из-за стола и сходила за пирожными. Я была так сердита на Ника, что мне хотелось все купленные пирожные полить слабительным, но я отложила два, спрыснула их и завернула в чистую салфетку. Мы допили чай, и собрались во дворец.

— Я буду ждать тебя около дворцовой стены, — сказала я Нику.

— Удачи, — пожелала нам бабушка. — Я пойду с Айланной, и буду ждать вас у дворца, чтобы мы сразу могли переместиться куда-нибудь подальше отсюда.

— Да, бабушка, — кивнула я.

Пока мы шли до дворца, обговорили все детали. Ник ушел на службу, а мы с бабушкой стали прогуливаться вдоль фасада дворцовой решетки, как будто любуясь архитектурой дворца, которая, кстати, была впечатляющей. На самом деле мы выбирали место, куда я смогу открыть портал прямо из дворца, если вдруг придется срочно убегать. И нашли, там, где фасад и ажурная решетка ограды заканчивались, и начиналась боковая кирпичная стена дворцового парка. Почти вплотную к ней примыкала ограда большого особняка, тоже окруженного обширным парком. Их разделял проулок шириной не больше двух метров. Люди проходили по нему раз в час, а то и реже. И запоминать легко — просто кирпичная стена с вьющейся по ней сверху вниз трещиной.

Ждать пришлось долго. Правда, Ник нам говорил, что в покоях Адарии прибираются вечером, когда она сама поднимается в башню, в магическую лабораторию. А доступа туда нет ни у кого. Если она приказывала кого-то привести к ней в башню, этот человек оттуда уже не возвращался. Каждый вечер часа по два Адария проводила в своей башне, и что она там делала, никому не известно.

Наконец Ник появился, но не из центральных ворот, откуда мы его ждали, а из боковой калитки.

— Идём скорее, — сказал он мне и рассказал по дороге, пока мы шли до дворца и комнат служанок: — Я договорился с Люсией. Все произошло именно так, как ты сказала. Сейчас зайдешь к ней, переоденешься в ее платье, чтобы не привлекать внимания. И, как только кулон будет у нас, уйдем отсюда.

— Хорошо, — кивнула я.

Люсия дала мне одежду, ведро, швабру, тряпки и метелку для смахивания пыли, торопливо пояснила, что мне надо делать, поблагодарила за то, что я ее выручаю, и снова убежала в туалет.

Я переоделась, и Ник повел меня в покои правительницы.

— Времени мало, — сказал он. — Ищи рубин, и уходим.

Я не стала спорить, но мне было жаль подставлять бедную девушку, вдруг Адария заметит, что у нее не прибрано? В лучшем случае, она выгонит Люсию с работы, а о худшем мне даже думать не хотелось.

Покои правительницы находились на третьем этаже дворца, рядом с лестницей в башню, и состояли из четырех смежных комнат. Из большого роскошно обставленного холла вели двери в кабинет, спальню и туалетную комнату. Об этом мне рассказала Люсия. И я теперь размышляла, как девушке удаётся всё прибрать за два часа, пока Адария сидит в лаборатории. А у меня времени на приборку и того меньше, мне же надо еще и кулон найти.

У дверей покоев стоял охранник, которого Ник сменил. Тот ушёл, сказав, что Ее Величество поднялась в лабораторию пять минут назад.

Держа в одной руке ведро с водой, тряпки и швабру, метелку подмышкой, другой рукой я открыла дверь в холл.

— Постой, — Ник достал из кармана булавку для галстука и сунул в карман моего фартука. — Без нее ты ничего не найдешь. А это… наудачу.

Он быстро, но крепко поцеловал меня в губы, на мгновение сильно прижав к себе, потом втолкнул в холл и закрыл за мной дверь.

Лучше бы он этого не делал. То есть не целовал. Потому что я потом целую минуту стояла, хлопая глазами, и не могла опомниться, теряя драгоценное время.

Когда я, наконец, пришла в себя, то увидела такую роскошную комнату, какой отродясь не видала, хотя была принцессой совсем не бедного государства.

На стенах в проемах между дверями и окнами висели шитые золотом и серебром гобелены, на мраморном мозаичном полу стояли столики, инкрустированные красным деревом и другими ценными породами древесины, и кресла, обитые тигриными шкурами. Камин был отделан мрамором и золотом, на каминной полке стояли часы и безделушки из фарфора, слоновой кости и полудрагоценных камней. На столиках стояли хрустальные вазы с цветами и фруктами. На окнах висели шторы из паушелка и бархата.

Но, по моему мнению, всего здесь слишком. Дорогие вещи добавляли комнате блеска, но не уюта.

Булавка в кармане тянула меня в другую комнату. Я поставила ведро и швабру посреди холла, и вошла в спальню. Здесь тоже был камин, и на нем стояло несколько шкатулок с украшениями. Я быстро нашла ту, в которой лежал бабушкин рубин. Но она была заперта. И где искать ключ, я не знала.

Размышляя, где может быть ключ, я машинально смахивала пыль с шкатулок и других вещей. Но ни на каминной полке, ни на прикроватном столике, ни у зеркала ключа не нашлось. Я перешла в кабинет, где стоял массивный письменный стол и шкафы с книгами. На столе ничего похожего на ключ не обнаружилось, а ящики стола тоже были заперты.

Я смахнула пыль и в кабинете, и принялась мыть полы. Они были такие чистые, что вода в ведре почти не помутнела. Я вымыла ванну, огромную, как маленький бассейн, мраморную уборную, протерла столики и ручки дверей. Я сделала почти всё, что сказала Люсия, но ключа от шкатулки нигде не нашла.

Я домывала пол в холле, когда дверь приоткрылась, и заглянул Ник.

— Айя, ты что делаешь? — шепотом возмутился он. — Я же тебе сказал, не задерживаться! Ты что, не нашла кулон?

— Нашла! Теперь ищу ключ от шкатулки, где он лежит.

— Давай ищи быстрее, она скоро уже придет! — сказал Ник и закрыл дверь.

Где еще поискать ключ, я не представляла. Может, Адария с собой его носит.

Оставалось забрать кулон одним из двух способов. Первый — унести его вместе с шкатулкой. Второй — открыть шкатулку с помощью магии. Но оба эти способа были не идеальны. В первом случае Адария сразу заметит пропажу, и достанется ни в чём не повинной Люсии. Во втором — магию может заметить Адария, прибежит и застанет меня здесь. И тогда уже достанется мне.

Время приборки почти закончилось, надо что-то выбирать, и я решительно направилась в спальню. Подошла к камину и положила руку на шкатулку из розового опала, отделанную мелкими рубинами.

— Ключ от дверцы, найдись,

Замочек на дверце, отомкнись,

— Сказала я, представляя, как поворачивается ключ в замочной скважине.

Крышка щелкнула и приподнялась. Я открыла шкатулку и сразу увидела кулон. Схватила его, достала из кармана копию, положила вместо настоящего, закрыла шкатулку и пошла к выходу из спальни, надеясь, что занятая магией, Адария не учует слабую магию моего заклинания.

Но она то ли учуяла, то ли просто я слишком задержалась в ее покоях, потому что, едва открыв дверь из спальни в холл, нос к носу столкнулась с Адарией.

— Ты всё еще здесь? — возмутилась она. — Уволю, копуша!

— Простите, Ваше Величество, — пробормотала я, стараясь не смотреть на лицо Адарии. Потому что я тоже сквозь маску девушки лет двадцати пяти видела ее настоящее уродливое лицо, и боялась, что она заметит моё отвращение и поймет, что у меня есть магические способности.

— Снова новенькая? — спросила Адария. — А прежняя где? Сбежала?

— Нет, — пришлось признаться. — Она приболела. Ничего страшного, завтра уже будет здорова.

— Ладно, иди, — сказала Адария. — И в следующий раз не мешкай, чтоб я тебя здесь больше не видела!

— Да, Ваше Величество, — сказала я и сделала шаг к двери, сдерживая облегченный вздох. В дверь холла из коридора уже заглядывал Ник, и глаза у него были встревоженные и круглые.

— Нет, постой! — вдруг остановила меня Адария. — Что у тебя в карманах?

Я замешкалась. В кармане фартука у меня лежали рубиновый кулон и булавка для галстука. Почему я не спрятала их понадёжнее, хотя бы в лифчик, вот же дура!..

Адария нетерпеливо сунула руку в карман моего фартука, и вытащила кулон.

— Ах ты, воровка! — закричала она. — Охрана!

— Это моё, — сказала я смело, понимая, что терять мне уже нечего. — Вы можете убедиться, что все ваши украшения на месте.

Адария от такой наглости на пару мгновений онемела. А потом рассерженно сказала:

— Ты еще смеешь мне возражать?! Я и так вижу, что это мой кулон! Откуда у простой служанки драгоценности?

Как же мне хотелось сказать, что она сама украла его у королевы Риоссы, но не стоило ухудшать ситуацию, которая и без того плохая. К тому же в нашем мире изъятие драгоценностей у побеждённой стороны воровством не считается.

— Может, вы всё же проверите? — спросила я. — Наверняка ваш кулон лежит в одной из шкатулок. А я из знатного, но обедневшего рода, и это последняя память о моем дедушке, поэтому и ношу всегда с собой, чтобы не потерялся, или не украли. Прошу вас, проверьте, на месте ли ваш кулон, и отдайте мне мой, пожалуйста.

Как выкрутиться из этого безвыходного положения, я не представляла. Кулон в руках у Адарии, без него я уйти не могла, да и кто бы позволил? Оставалось только тянуть время, что я и попыталась сделать. Ник уже вошел в холл, и стоял в двух шагах позади Адарии, но по его растерянному лицу я поняла, что он тоже не знает, что делать.

— Ничего я проверять не собираюсь! — прошипела Адария, держа кулон за цепочку перед моим лицом. — Ты за это ответишь! Охрана! Где ты там, бездельник? Живо сюда!

— Я здесь, — сказал Ник.

— Отведи ее в лабораторию, — приказала Адария, не глядя на Ника. — Смазливенькая. Послужит мне еще материалом для опытов.

— Слушаюсь, Ваше Величество! — ответил Ник, но, вместо того, чтобы схватить меня, быстро прочитал заклинание остолбенения, применив его к Адарии:

— Ветер, стой, солнце, стой,

И ты стой, как столб соляной!

Адария не ожидала ничего подобного, поэтому не успела среагировать, успела только начать поворачиваться к Нику. И так и застыла вполоборота с изумлением на уродливом лице, просвечивающем сквозь маску молодой красивой женщины.

— Быстро бери свой рубин, беги в портал и уходи из города! — торопливо сказал Ник. — Она скоро преодолеет заклинание!

— А ты? — спросила я.

— Я останусь и попытаюсь задержать ее, сколько смогу. Вместе мы не успеем далеко уйти, она догонит.

— Но она убьёт тебя!

— Не волнуйся, не убьёт, — Ник на мгновение лукаво улыбнулся. — Я знаю кое-что, что она тоже очень хочет знать, — он сказал это громко и чётко, чтобы Адария наверняка его услышала, ведь человек под заклинанием остолбенения не может двигаться и говорить, но слышать и видеть может прекрасно. — Иди, и не тревожься обо мне. Желаю тебе счастья. Прощай.

— Так мы что, больше не увидимся?

Мне почему-то захотелось заплакать. Я так привыкла, что Ник всё время рядом, что уже и не представляла, как буду без него обходиться.

— Так ты же, наверное, больше в наш мир не вернешься, — тихо сказал Ник, и мне показалось, или я на самом деле почувствовала в его голосе сожаление. — Я бы много еще хотел тебе сказать, но времени нет. Поспеши, она уже приходит в себя.

Я схватила кулон и создала портал на улицу, где меня ждала бабушка. На улице уже стемнело. Едва я выскочила из портала, бабушка бросилась ко мне и спросила:

— А где Ник?

Я молча указала в светлый круг, где виднелась комната, и в ней Ник и Адария, а сама тут же начала создавать другой портал.

Портал сохраняется не более тридцати секунд, я поспешила открыть его прямо напротив первого и крикнула Нику:

— Беги сюда, ты успеешь!

Но он не двинулся с места, только улыбнулся и помахал мне рукой. Я еще успела увидеть, как Адария зашевелилась, освобождаясь от заклинания. Если бы она хотела убить Ника, она бы кинулась на него, или применила бы какое-нибудь заклинание, но она сразу бросилась к порталу, сказав Нику что-то на ходу. Я не расслышала, потому что в это мгновение портал исчез. Адария не успела в него проскочить.

— Айя, сюда бежит охрана, — сказала бабушка.

— Идем, — я взяла ее за руку, и мы шагнули в портал.

Это был в портал в один из других миров. Там я сразу создала портал в нашу комнату в гостинице.

Мы задержались в ней ровно настолько, чтобы собрать вещи и переодеться. Хорошо, что я захватила свои документы, спрятанные в лесной избушке, и нам не пришлось возвращаться за ними туда. Одежду Люсии я оставила в комнате, взяла только из кармана рубиновую булавку Ника. Забыла ему вернуть… да и не до этого было. Я положила булавку в косметичку. Верну при случае, если такой представится, а сейчас нам надо срочно бежать.

И никто, между прочим, не виноват, что Ник отказался бежать с нами, когда была возможность.

Я открыла портал в мир Игоря, и мы с бабушкой вошли в него.


предыдущая глава | Возвращение в сказку | cледующая глава