home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



25

— Бабушка, так ты торопилась вернуться в наш мир из-за Ника? Из-за того, что он остался у Адарии? — спросила я, когда мы вышли из портала в комнате гостиницы в Оде. Комната была оплачена на неделю вперед, и в ней еще никто не поселился.

— Конечно, — ответила она. — Кто же его из дворца освободит, если не мы?

— Да, только я же не собиралась сюда возвращаться, — сказала я.

— Ну… это я обещала вернуться и освободить его, — чуть помявшись, призналась бабушка.

А я ничего не знала! Сговорились за моей спиной! И когда успели? Я же всё время с ними была! Один раз только на пять минут за пирожными выбежала. Интересно, как бабушка стала бы освобождать Ника, если бы нам не удалось вернуть ей магический дар? Я тут же спросила об этом.

— Не знаю, но я попыталась бы, — ответила бабушка.

Мы переоделись в привычную для нашего мира одежду, сели за стол и стали думать, как нам попасть во дворец. Перебрали много способов, и все их отвергли, как невыполнимые.

— Бабушка, а как ты думаешь, он на самом деле ждет, что мы его освободим?

— Не сомневаюсь в этом.

— Но… — я заколебалась, рассказывать, или нет, и решила рассказать: — Сегодня утром я открывала магическое окно. И видела Ника. У него всё было нормально, он просто спокойно спал в какой-то комнате, — я огляделась и добавила: — похожей на эту.

— А ты не думаешь, что он просто обманул тебя? — спросила бабушка. — Чтобы ты думала, что у него всё нормально.

— Разве так можно? — удивилась я.

— Конечно, иначе любой маг смог бы подглядывать за любым человеком, вещь которого ему удалось заполучить. Часто на вещь, которую отдают или дарят магу, или которую могут украсть, или потерять, накладывают заклинание невидимости через магическое окно. А Ник наложил немного другое заклинание, чтобы ты видела то, что он хотел, а не то, что на самом деле. Магическое окно зачастую просто не работает, потому это не очень популярное заклинание, и вы о нём раньше даже не слышали.

— Откуда же Ник узнал, что на булавку можно наложить заклинание невидимости?

— Спросил у меня, и я ему подсказала.

— Так что же, мы никак не сможем увидеть то, что происходит на самом деле?

— Боюсь, что нет. Но узнать, где именно находится Ник, мы можем. Точно так же, как искали рубин. Этот способ действует и на живых существ, — сказала бабушка, извлекла план территории дворца из кармана блузы, и добавила шутливым тоном: — Если ты, конечно, не помыла рубиновую булавку с мылом.

Мне это и в голову не пришло бы. Бабушка положила план на стол, я привязала булавку на шнурок и начала водить над листком. План был подробный, с пояснительными надписями. И когда только Ник успел его сделать?

Булавка уверенно остановилась остриём над кружочком главной башни.

— Он в лаборатории Адарии! — встревожено воскликнула я. — А тот, кто входит в нее, уже никогда не возвращается!

— Башня высокая, — сказала бабушка. — Этажей в ней много. И часто под ней находится еще несколько подземных этажей, в которых устраивают тюрьму для самых опасных преступников с магическими способностями. Поверь, я на своем веку немало дворцов повидала, и все они устроены похожим образом.

— В нашем дворце тоже была тюрьма? — нахмурилась я. А я о ней даже ни разу не слышала.

— Подвалы под башней есть, — ответила бабушка. — Но преступников там никогда не держали.

— А Арина мне говорила, что у Адарии нет тюрем, потому что она от всех неугодных сразу избавляется, — сказала я.

— Ну, от Ника избавляться у нее нет резона, — улыбнулась бабушка. — Он ведь сказал ей, что ему известно то, что она тоже очень хочет знать.

— А он действительно что-то знает?

— Нет, конечно, откуда? Никто ничего об этой Адарии не знает толком. Потому что всех, кто знал о ней хоть что-нибудь существенное, она убила. Поэтому никто и не знает того, чего она хочет. Но я подозреваю, она ищет заклинание Ханьи Нахии. Ник был прав, когда говорил, что оно может дать вечную жизнь. Из того немногого, что я слышала об Адарии Нагзис, я поняла, что она стремится именно к этому.

Теперь я тоже это поняла. Захватить весь мир, чтобы найти мага, который знает нужное заклинание, и править вечно. А для бессмертной правительницы одной страны мало, развернуться негде.

— Ник сказал это, чтобы Адария его сразу не убила, и обещал тянуть время, пока я не приду за ним, — добавила бабушка.

Оба, и Ник, и бабушка меня просто списали со счетов. И хотя они были правы, стало немного обидно. И стыдно, что я оставила друга в беде. А бабушка обещала помочь, даже не зная, вернётся к ней ее дар, или нет.

— Бабушка, прости, — виновато сказала я. — Я думала только о себе.

— Не о себе, а о друге, которого хотела спасти, — мягко возразила бабушка.

Да, спасла, и тут же потеряла. И другого почти потеряла. Я вдруг вспомнила, как бабушка сегодня утром сказала мне, что вернется в наш мир и постарается сделать его лучше. Занятая мыслями и переживаниями об Игоре, я почти не обратила внимания на эти слова. Теперь до меня дошло, что она имела в виду. Лучше наш мир можно сделать, только избавив его от Адарии. Вот о чем они с Ником сговорились, пока я бегала за пирожными!

Мне стало еще обиднее. Ну, ладно, Ник, он всегда хотел бороться с захватчицей, несмотря на то, что не имел никаких шансов победить. Но бабушка! Говорила мне, что я поступила правильно, отказавшись от борьбы, а сама решила помогать Нику! Еще и втайне от меня! Да это вообще похоже на предательство!

Я почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы. Я начала рыться в карманах в поисках платка, и вдруг забыла, что хотела плакать. Платок! В городе лесных Ник дал мне платок! Я тогда положила его в один из боковых кармашков рюкзака, и забыла о нём. Потому что у меня было достаточно своих платков.

— Бабушка! — воскликнула я. — У меня есть одна вещь Ника, и на ней точно нет никакого заклинания!

Я схватила рюкзак и достала из кармашка носовой платок. Тогда я его не разглядывала, а сейчас увидела на уголке монограмму Анхельмов.

— Очень хорошо, — обрадовалась бабушка. — Теперь мы сможем узнать поточнее, где он, если там, где он находится, есть какая-нибудь отражающая поверхность.

Я положила платок на стол, поставила на него зеркало из косметички, прислонив его к подсвечнику, и прочитала заклинание.

В комнате, которую мы увидели в зеркале, было полутемно. И это точно не та комната, которую я видела утром. Она была гораздо меньше, и обставлена беднее. Тем не менее, кровать там присутствовала, стояли еще стол и стул. Окон я не увидела. Стены кирпичные, и потолок тоже. Раз нет окон, значит, это подземелье. Освещалась комната свечами. Отражение было искаженное, как и в прошлый раз. Наверное, отражающим предметом служил какой-нибудь металлический кувшин, или чайник.

Мы не сразу увидели Ника, который лежал на кровати. Видно было не очень хорошо, но всё же удалось разглядеть, что у него разбита губа. Вот идиот! Ну почему он не пошел с нами? У него же было несколько секунд! Он успел бы!

— Бабушка, почему он не пошел с нами? — с болью в голосе спросила я.

Она не ответила. А мне уже не требовался ее ответ.

— Он и не собирался идти с нами, — сказала я. — Так ведь?

— Да, — призналась бабушка. — Не собирался.

— Но почему? Почему вы мне ничего об этом не сказали? Вы что, не доверяете мне? Думаете, если я десять лет прожила в другом мире, то на свой мне уже наплевать?

— Моя дорогая, — ласково проговорила бабушка. — Конечно, мы так не думаем. И, конечно, мы тебе доверяем. Но ты хотела остаться в том мире, зачем тебе была лишняя головная боль? Мы решили не волновать тебя и не впутывать в это опасное дело. А Ник остался, потому что вряд ли в следующий раз ему удалось бы так близко подобраться к Адарии.

— И что? Подобрался? — с горькой усмешкой спросила я. — То место, где он сейчас, явно тюрьма, и Адарии там и близко нет. Чего вы добились?

— Мы это узнаем, когда поговорим с Ником.

— У вас был хоть какой-нибудь план, как справиться с Адарией?

— Она очень сильная колдунья, но не всемогущая. Мы планировали выяснить ее слабое место, потому Ник у неё и остался, а потом действовать по обстоятельствам.

Мне ничего не оставалось, как присоединиться к этому плану, хотя он мне и не нравился. В глубине души я понимала, что даже останься я в мире Игоря, не смогла бы чувствовать себя полностью счастливой, зная, что моим миром правит злая колдунья.

— Айя, не обижайся… И я, и Ник хотели, как лучше для тебя, — добавила бабушка.

— Хотели, как лучше, а получилось, как всегда, — проворчала я всё еще немного обиженно. — Ладно, замнем для ясности. Так что дальше?

— Нам надо как-то связаться с Ником. Но магические способы не подходят, магию могут засечь ищейки, или сама Адария.

Я посмотрела в зеркало. Ник по-прежнему лежал на кровати, только повернулся набок. Теперь я еще разглядела у него на шее металлическое кольцо. Оно неплотно облегало шею, слегка блестело, наверное, было серебряным, и походило на экстравагантное украшение.

— Бабушка, что это? Я никогда не видела у Ника такого.

— Это не украшение. Этот серебряный обруч блокирует магические способности человека.

— Как мой кулон с лунным камнем, — догадалась я.

Бабушка кивнула. Я уже рассказывала ей о том, как лунный камень охранял меня в том мире.

— Лунный камень блокировал твои магические способности в других мирах, чтобы ты не навредила самой себе, но не в нашем. А обруч будет действовать где угодно.

— А его можно снять?

— Его может снять только тот, кто его надел. Ну, а насчет связи у тебя есть какие-нибудь мысли?

Я сразу подумала о мобильной связи. Я уже пользовалась ей однажды в своем мире. Не знаю почему, но она работала. Может, потому, что для радиоволн преград между мирами нет. И пара телефонов у нас как раз есть. Но как передать телефон Нику? Можно отправить через портал, ведь магию портала я умею скрывать. Но если он глубоко под землёй, то связь может и не сработать. Значит, этот способ не годится.

А зачем мне что-то передавать Нику? Я сама могу пойти к нему через портал, и никакие ищейки меня не заметят!

Когда я сказала об этом бабушке, она ответила, что это опасно, но может получиться, надо только получше разглядеть комнату, в которой находится Ник. Я должна представлять ее в неискаженном виде.

— Я сумею, — заверила я бабушку.

Несколько минут я вглядывалась в отражение, мысленно выпрямляя кривые стены. Бабушка научила меня одной хитрости: не нужно запоминать всю комнату до самых мелочей, нужно выбрать наиболее легко запоминающийся кусок и сосредоточиться на нём. Этот принцип, кстати, использован в оборудовании комнат прибытия, и я неосознанно использовала его, когда создавала портал в интернатский туалет.

Я выбрала такое место в комнате и начала изучать его. Оно было в простенке между кроватью и дверью. Обычная кирпичная стена. Нужно найти какую-нибудь особенность, чтобы не оказаться у совершенно другой стены в совершенно другом месте. Такой особенностью было несколько гвоздей, вбитых между кирпичами, очевидно, в качестве крючков для одежды.

Я изучала гвозди, когда дверь комнаты вдруг открылась, и вошла Адария. Магия компенсирует магию, поэтому мы в зеркале видели ее ужасно уродливое лицо. Ник, дар которого блокирован серебряным обручем, наверное, видел красотку, но никак не отреагировал на ее появление, и только когда Адария ему что-то сказала, нехотя встал, преувеличенно вежливо указав женщине на стул.

Когда она села, он тоже сел на кровать.

О чём они разговаривали, понять было невозможно, потому что Адария сидела к нам спиной, и говорила в основном, она, а Ник говорил мало и невыразительно.

— Может, создадим портал, ворвемся и схватим ее? — предложила я.

— Нет, — возразила бабушка. — Любое заклинание, которое мы применим, она преодолеет за несколько секунд. И эффект неожиданности уже не сработает.

— Ну, уйдёт же она когда-нибудь. Тогда я пойду к нему и вытащу его через портал сюда.

— Это мы еще успеем. Он пока нужнее там. Если мы его вытащим, Адария догадается, что у него есть сообщники-маги, и усилит поиски. А нам этого не надо. Пока нам нужно выяснить, что Ник узнал о ней.

— Думаешь, она этого не знает? — усомнилась я.

— Она не могла видеть, как ты открывала портал, потому что стояла к тебе спиной, — ответила бабушка. — Возможно, она думает, что это Ник открыл его. А он не такой дурак, чтобы проболтаться.

Я согласно кивнула. Бабушка права, Адария могла и не понять, кто открывал портал, потому что я читала заклинание беззвучно, чтобы она не услышала, какое заклинание я применила. Мне уже давно известно, что громкость и выразительность чтения магических строчек никак не влияет на эффективность магии.

Адария и Ник разговаривали около получаса. Я просто умирала от любопытства, не имея возможности слышать, о чем они говорят. Наконец Адария ушла. Странно, она ни разу не ударила Ника, даже не прикасалась к нему, и говорила спокойно, словно у них дружеская беседа. Когда она ушла, Ник снова лег, закинув руки за голову, и закрыл глаза. Если они такие друзья, почему у Ника разбита губа?

— По-моему, мне пора, — сказала я, едва за Адарией закрылась дверь.

— Да, сейчас самое время, — согласилась бабушка. — Адария только что ушла, не думаю, что она прямо сейчас вернется. По крайней мере, минут пятнадцать у тебя есть. Я буду следить за вами через магическое окно. Жалко только, что не услышу ничего. Но ты, когда вернешься, всё мне расскажешь.

— Почему не услышишь? — я порылась в рюкзаке и достала телефоны. — Я возьму один с собой, и позвоню тебе оттуда. Включу громкую связь, и ты будешь слышать всё, что мы с Ником будем говорить.

— Чудеса, — улыбнулась бабушка, взяв телефон.

— Техника, — ответила я, положила телефон в карман брюк, и начала читать заклинание.

Сначала я открыла портал в промежуточный мир, а потом в комнату, где был Ник. Портал открывается и закрывается беззвучно, поэтому мне пришлось кашлянуть, чтобы Ник обратил на меня внимание. Несмотря на серьезность нашего положения, моё лицо помимо воли расплылось в улыбке, когда Ник открыл глаза, вскочил и несколько мгновений смотрел на меня, как на привидение, а потом удивленно и радостно спросил:

— Айя? Это ты?

— А ты кого ожидал увидеть? — ехидно осведомилась я.

Вместо ответа Ник шагнул ко мне, обнял и поцеловал, несмотря на разбитую губу. Я от неожиданности не сразу сообразила, что мы теряем драгоценное время. Хотя было приятно, что он так мне обрадовался. Не хотелось этого делать, но я всё же оттолкнула Ника и сказала:

— Нашел время целоваться! Бабушка же смотрит!

— Откуда? — удивился Ник.

Я огляделась и указала на стоявший в нише в стене металлический блестящий кувшин, в котором отражалась комната.

— Думаешь, как я сюда попала?

— Я же наложил заклинание на булавку, — сказал Ник.

— И зачем, позволь спросить?

— Ну, я предполагал, что булавка останется у тебя, тебе когда-нибудь станет любопытно, чем я занимаюсь, и ты захочешь на меня взглянуть.

— Какое самомнение! — хмыкнула я. — Да я, между прочим, той булавкой воспользовалась только потому, что ты остался у Адарии, хотя мог бы успеть уйти. Мы беспокоились, вот и всё. А сейчас мы нашли другую твою вещь.

— Кстати, а почему ты здесь? Ты же хотела остаться в том мире?

— Я передумала. Об этом потом, — я вспомнила, что у нас, возможно, мало времени. — Давай, рассказывай, почему ты остался у Адарии, и что тут происходило, пока мы с бабушкой были в другом мире. И побыстрее, Адария может вернуться в любой момент. Я не хочу, чтобы она меня здесь застала.

Я не забыла позвонить бабушке и включить громкую связь.

— Не волнуйся, Адария ушла на совещание, и появится здесь только после обеда, — сказал Ник.

— Тогда рассказывай подробно, — сказала я.

Мы сели на кровать, и Ник рассказал такую историю.

Портал закрылся, Адария по инерции пробежала до стены, развернулась, бросилась к Нику и наотмашь ударила по лицу.

— А ну отвечай, зачем ты дал сбежать этой воровке?!

— Потому что эта девушка не воровка, — ответил Ник. — Проверьте свои шкатулки и убедитесь, что ничего не пропало.

— А ты в это время сбежишь, — усмехнулась она.

— Я перед вами ни в чём не провинился, зачем мне бежать? — ответил Ник.

— Пойдешь со мной, — Адария подтолкнула его к двери спальни, одновременно наложив на него связывающее заклинание. Ник мог идти, поворачивать голову, но не мог пошевелить руками, они были как будто привязаны к его бокам. Он мог бы освободиться, но не стал, опасаясь, что тогда Адария применит более жесткое заклинание.

В спальне она открыла шкатулку, и с удивлением извлекла из нее кулон с рубином.

— Надо же, ты прав, — недоверчиво проговорила она.

— Ваша беда в том, что вы не доверяете людям, — сказал Ник.

— А с чего бы мне им доверять? — спросила Адария.

— Потому что без доверия тяжело жить, — ответил Ник. — Да я давно бы повесился от безысходности, если бы от каждого человека ожидал подвоха.

— Не повесился бы, — усмехнулась Адария. — Я же не повесилась.

— Почему вы так ненавидите весь мир?

— Мне не за что его любить. А ты, как я погляжу, смельчак. Другие маги бегут от меня, как от стихийного бедствия, а ты сам пришел. Ты хоть понимаешь, почему я тебя еще не убила?

— Понимаю. Потому что вы еще не задали мне вопрос, который задаете всем магам, прежде чем убить их.

— Верно. Ты пять минут назад сказал, что знаешь кое-что, что я тоже хочу знать. Тебе очень повезет, если ты на самом деле знаешь это.

— Вы еще не задали свой вопрос.

— Мне показалось, ты знаешь, о чём речь.

— Не знаю, но предполагаю.

— Твоя смелость мне нравится. Ладно, вот мой вопрос. Ты знаешь заклинание, которое может вернуть молодость?

— Зачем оно вам, вы и так неплохо выглядите, — с трудом скрывая иронию, спросил Ник.

Адария подскочила к нему и снова ударила по лицу, да так, что он не удержался на ногах, так как не мог пользоваться руками, упал на пол, ударившись лицом о край стула, и разбил губу.

— Ты еще смеешь смеяться, щенок! — прошипела Адария. — И не говори, что ты не видишь, как я выгляжу на самом деле!

— И не думал смеяться, — ответил Ник, освободился от связывающего заклинания и поднялся на ноги. — Мне просто интересно, почему вы думаете, что это заклинание поможет вам выглядеть… э… по-другому?

— Потому что я не всегда так выглядела, идиот! — раздраженно сказала Адария. — Так ты знаешь такое заклинание, или нет?

— Знаю, — ответил Ник.

Адария, как и все маги, могла чувствовать ложь, поэтому не усомнилась в том, что Ник сказал правду.

— Но если я его скажу, вы меня убьете, — добавил Ник. — Сразу предупреждаю: не советую.

— О, ты такой сильный маг, что отомстишь мне даже после смерти? — усмехнулась Адария. — Не ты ли нейтрализовал моё заклинание в Сибре?

— А зачем вы уничтожали растения? Я еще могу понять, зачем вы убивали магов, — ответил Ник. — Но лесные-то что вам сделали? Они в людские дела не лезут.

— Они магические существа, они могли видеть меня, — сказала Адария. — Если я пообещаю, что не убью тебя, ты скажешь заклинание?

— А я могу верить вашему обещанию?

— А у тебя что, есть выбор?

— Значит, не могу, — сказал Ник. — Поздно уже, спать хочется. Устал ужасно. Да и больно разговаривать, — он демонстративно дотронулся до разбитой губы, достал из кармана платок и начал осторожно промокать кровь. — Давайте об этом завтра поговорим, а я пока подумаю. Надеюсь на ваше гостеприимство.

— Думаешь, за ночь ты от меня сбежишь? — спросила Адария. — Так вот не выйдет.

Она снова связала его заклинанием, открыла одну из шкатулок, достала две половинки круглого серебряного обруча и защелкнула их у Ника на шее.

— Что это? — спросил он. Украшение ему даже понравилось, такое необычное, раньше он таких никогда не видел.

— Такой сильный маг, и не знаешь, что это? — удивилась Адария.

— Благодаря вам, я не такой сильный маг, каким мог бы стать, — сказал Ник. — Вы уничтожили всех, кто мог научить меня пользоваться магическим даром.

— Я тоже всему училась сама! Если бы ты был похож на меня, ты тоже уничтожил бы всех, кто мог видеть твое настоящее лицо, — прошипела Адария. — А этот обруч вовсе не украшение, как ты подумал. Он блокирует твои магические способности. Ты разве не понял?

Ник старался не смотреть на лицо Адарии, поэтому не сразу заметил, что уже не видит под маской красавицы уродину. Даже как-то легче с ней разговаривать стало.

— Понял, — сказал он. — Но зачем же всех убивать? Надели бы на всех магов эти побрякушки, и всё.

— Тебя забыла спросить, догадливый мой, — рыкнула Адария. — Сейчас тебя отведут в комнату, где ты сможешь отдохнуть. И запомни, если ты завтра не скажешь мне заклинание, умирать будешь долго и мучительно, в отличие от тех магов, которые умерли мгновенно в колдовском огне.

— Запомню, — ответил Ник.

Адария вызвала другого охранника, дала ему ключ, и велела отвести Ника в башню. Но охранник повел его не вверх, а вниз. По винтовой лестнице они спустились на пару этажей, и охранник открыл дверь небольшой комнаты. Он вел себя так, будто не знает Ника — от страха, что его примут за соучастника. Ник вошел в комнату, и охранник запер дверь снаружи.

Комната оказалась не то чтобы уютной, но в ней было всё необходимое, и вполне удобное.

— Ну что ж, спасибо и на этом, — сказал Ник, лег на кровать и уснул.

Едва в рассказе Ника наметилась пауза, как мы услышали за дверью звон ключей.

— Адария! — шепотом вскрикнула я, вскакивая с кровати, и понимая, что создать портал и уйти уже не успеваю. И двадцати минут не прошло, как она вернулась!

— Под кровать, живо! — скомандовал Ник, я быстро закатилась в самый угол, а он спустил край одеяла до пола и лег на кровать.

Но это пришла не Адария. В щель между спинкой кровати и одеялом я видела ноги и подол юбки вошедшей девушки. На ней были холщёвые туфли, и юбка из обычного дешёвого льна, а поверх простой белый батистовый фартук. Ясно, это служанка. Девушка быстро поставила что-то на стол и ушла, не говоря ни слова.

Дверь снова заперли снаружи, и я вылезла из-под кровати.

— Служанка, принесла завтрак, — пояснил Ник.

— А неплохо Адария кормит своих пленников, — сказала я, увидев на подносе не тюремную баланду, а вполне приличный завтрак — тарелку пшенной каши с маслом и свежие булочки. На подносе стоял еще горячий чайник, плошка мёда, и вазочка с фруктами.

— Пленника, — поправил Ник. — Я — единственный её пленник. Присоединяйся.

Он сел за стол и налил чай в стакан.

— Спасибо, я уже завтракала, — сказала я. — Ты ешь, и рассказывай, что дальше было.


предыдущая глава | Возвращение в сказку | cледующая глава