home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



5

Утром в восемь я проводила Игоря, помахав ему рукой из окна. Автомобиль у его отца был крутой. Я не очень разбираюсь в марках машин, но она была похожа на ту, красную и блестящую, какую я увидела первой, когда пришла в этот мир. Юрий Сергеевич вышел из машины навстречу сыну, и я сама убедилась, как они похожи. Да никакой генетической экспертизы не надо, чтобы понять, что они родственники. Отец Игоря мне понравился. Глаза искренние, лицо доброе. Хороший дядечка. Я обычно в людях не ошибаюсь.

Как только машина скрылась за поворотом, я вышла из интерната, и побежала в лес.

По дороге я подумала, может, зря не сказала Игорю, что собираюсь посетить свой мир. А, ладно, расскажу, когда вернусь. А, может, и рассказывать-то будет нечего.

Быстрее ветра я долетела до заветной поляны. Остановилась в центре. И вдруг испугалась. Волки-оборотни… а если они все еще там? Они могут до-олго ждать… Но не восемь же лет. Я ведь уже была там, и никто на меня не напал. Но, может, просто не успели. Я же очень быстро обратно убежала. Может, не ходить? Но я должна узнать!

Так, надо подумать. Оборотни — существа магические, и если они есть поблизости, почувствуют магию портала. Я могу не выходить, а подождать и посмотреть, пока они покажутся. Пройти в этот мир через портал в тот они не смогут, он же действует в одну сторону. А если оборотни не покажутся?.. Если их и оставили дежурить, то не больше, чем двоих. Но даже с двумя оборотнями мне не справиться. Хотя я выросла, и мои магические способности должны вырасти. А вдруг не выросли? В этом мире ведь нет магии. В любом случае, заморозить их на пять минут я сумею, и за это время сбежать обратно.

Я решилась. В конце концов, у меня не так много времени, к шести вечера я должна вернуться. Я прочитала заклинание. Портал открылся. Я постояла, глядя в колыхающееся круглое отверстие в воздухе. В моем мире всё было тихо. И я шагнула в портал, готовая тут же применить заклинание остолбенения.

Птички пели, кузнечики стрекотали. Нет тут никаких оборотней. Птицы и насекомые чувствуют их, и затихают.

Боже, неужели я в своем мире? Такое странное чувство… Как будто я вернулась домой. А найду ли я одна дорогу к избушке бабы Косты?

Я огляделась. Вспомнила, что мы с Ариной проходили мимо сухого дерева, когда шли сюда. Да, вот оно, хотя за восемь лет от него остался лишь высокий ободранный пень. Я пошла в ту сторону, где стояло сухое дерево. Никакой тропинкой тут и не пахло, и я просто старалась держаться направления.

Минут через двадцать я вышла на тропу из замшелых камней. Вспомнила, что мы еще ползли по узкому лазу в земле. Лаз я так и не обнаружила. Но это место мне было знакомо. Мы с Ариной часто гуляли в этом лесу. Избушка уже недалеко.

Я пошла по тропе. Надо мной возвышались вековые деревья, почти затмевая собой солнечный свет. Но мне уже было не страшно. Меня здесь каждый куст, каждое дерево скроет.

Вот, например, в корнях того толстого дуба находилось жилище парочки лесовичков. Это такие невысокие, ростом всего около метра, волосатенькие человечки, таких в том мире, в котором я сейчас живу, называют лешими. Снаружи их дом выглядел, как нора, затянутая занавесом из ползучих растений, но внутри было очень комфортно. Я, когда была маленькая, даже в гости к ним ходила. Они меня ягодами угощали. Сейчас я смогла бы залезть в эту нору лишь с большим трудом. Но я всё же заглянула. Нора выглядела покинутой не один год назад. Я ни разу не слышала, чтобы лесовики покидали свои жилища, но я просто могла об этом не знать. Говорят, лесовики по тыще лет живут, может, им просто тут надоело, и они переехали.

А вон у того маленького озерка, затянутого ряской, жила водянушка. Кикимора, сказали бы в том мире. Ее домик — в толстом пустом стволе на берегу. И туда я заглянула. Тоже заброшено. Куда все подевались?

Несмотря на пение птичек в кронах деревьев, лес казался пустым, потому что я не чувствовала в нем никаких магических существ.

И скрываться мне не потребовалось. Никто не собирался на меня нападать. Я увидела дом. Помню, даже днем в доме стоял сумрак, поэтому в комнатах всегда горели свечи. И сейчас я увидела, что окна светятся. Сердце мое чуть не выскочило из груди от радости, а потом ухнуло в пятки от страха. Сначала я решила, что это значит, баба Коста жива, и обрадовалась. Но тут же испугалась, потому что в доме сейчас мог жить кто угодно, и не исключено, что это враг.

Я спряталась за толстым деревом недалеко от домика. Если меня заметили из окна, то кто-нибудь должен выйти, чтобы посмотреть, кто пришел.

Но никто не вышел. Значит, не заметили. Пора мне проверить, не утратила ли я магические способности. А заодно узнать, кто живет в доме.

В метре от меня протекал ручей. Я повела рукой, как бы зачерпывая воду, но не касаясь ее. Магическую сетку для воды создает Нейтральная магия, и произносить заклинание для этого не нужно, достаточно просто представить.

Из ручья поднялся водяной шарик величиной с теннисный мяч. Вода очень восприимчива к магии, и многие заклинания, сотворенные на воде, очень сильные. Подняв шарик на уровень глаз, я прошептала заклинание:

— Вода, что видишь, отрази,

Что отразила, мне покажи.

Шарик разделился на два, один полетел к дому, другой остался висеть в полуметре от моего лица. То, что отражалось в шарике, который улетел, я видела в шарике, что остался со мной.

Всё у меня легко получилось, из чего я сделала вывод, что мои магические способности при мне, и прекрасно меня слушаются. Сколько раз я пыталась проделать этот фокус в том мире — ничего не получалось. Вскоре второй шарик завис перед окном дома. Я вгляделась в отражение.

И — о, чудо! Я не поверила глазам! В комнате две женщины, молодая и пожилая. И это Арина и баба Коста! В шарике изображение было мелким, но я была уверена, что это они. Даже если бы в доме были люди под заклинанием изменения внешности, в водяном шаре я видела бы настоящие лица. И вообще это заклинание скрывает настоящее лицо только от людей со слабыми магическими способностями, и тех, у кого их совсем нет.

Я увидела, что баба Коста нисколько не изменилась, а Арина выглядела старше. Ну, понятно же, восемь лет прошло. Сейчас мне почти столько, сколько Арине было, когда ее уби… подстрелили. Как же я рада увидеть Арину живой! Ведь я столько лет думала, что она умерла!

Мои глаза подернулись влагой, я потеряла концентрацию, и водяные шарики упали на землю. Но свою задачу они уже выполнили. Я, не чувствуя под собой ног от радости, бросилась к дому.

Входная дверь была заперта изнутри на обычный, не магический запор. Я постучала, и едва дождалась, когда к двери подошла баба Коста и спросила:

— Кто там?

— Баба Коста, это я, я, Айланна!

— Айланна?

Засовы застучали, открываясь, дверь распахнулась. На пороге стояла баба Коста, с фонарем в руках, и, подслеповато щурясь, вглядывалась в мое лицо. Она меня не узнала… Позади нее стояла огромная лохматая собака, она была еще щенком, когда я видела ее в последний раз. Баба Коста хотела из него сторожевую собаку воспитать, вместо старой. Такая даже когда не лает, страшная, испугает не хуже оборотня. И она смотрела на меня подозрительно.

— Зара, ты что, меня не помнишь? — спросила я собаку.

Собака вдруг выскочила из-за спины бабы Косты, и бросилась на меня. Я не ожидала, и отшатнулась. Но Зара не вцепилась мне в горло. Она положила лапы мне на плечи, будто обняла, и, радостно повизгивая, принялась облизывать мое лицо. Собака меня узнала!

— Айя, Айюшка, моя принцесса, это на самом деле вы! Вы вернулись! — воскликнула баба Коста, и тоже бросилась обнимать меня.

— Бабушка, кто там пришел? — послышался голос Арины. — Почему Зара не лает?

— Пойдемте, деточка, — сказала мне баба Коста. — Как же я рада, что вы живы!

Мы прошли в дом. На первом этаже была кухня и большой холл. За восемь лет тут ничего не изменилось, мебель вся та же, только теперь она казалась меньше. Да и комната тоже. Нет, поняла я, не комната уменьшилась, это я выросла.

Мы поднялись на второй этаж, где находились несколько спален и гостиная.

В гостиной в кресле я увидела Арину и бросилась к ней. Не знаю, почему она не поднялась мне навстречу, но она сразу меня узнала, и протянула мне руки. Я упала перед ней на колени, обняла и расплакалась. Баба Коста обняла нас обеих, и не знаю, сколько времени мы все трое плакали и смеялись от радости.

— Айюшка, девочка моя дорогая, — приговаривала Арина. — Как выросла, какой красавицей стала…

— Аринушка, я думала, что тебя убили, — наконец, проговорила я.

— Бабушка меня спасла, — ответила Арина. — Я бы умерла, если бы не она.

— Дом они не тронули, — добавила баба Коста. — Поняли, что вас тут нет, и поскакали дальше. Я потом на поляну прибежала, убедиться хотела, что вы ушли, и Арину нашла.

— Бабушка, ну хватит, — остановила ее Арина. — Расскажите, Айланна, как вы жили всё это время.

— Не надо на «вы», — сказала я. — Я не привыкла.

— Хорошо, Айя, расскажи, как ты жила, — сказала Арина.

— Да нормально, — махнула я рукой. — Я в интернате живу. Это такой дом, для детей, которые остались без родителей. Нас в комнате шесть девочек живет. И я там учусь в школе.

— Так ты в приюте живешь? — спросила Арина с участием в голосе. — Прости, милая, я не хотела, чтобы ты в такое место попала.

— Принцесса, и в приюте… — грустно покачала головой баба Коста.

— Там же никто не знает, что я принцесса, — ответила я. — Не беспокойся, бабушка Коста, мне там почти всё нравится. Одно плохо, в том мире совсем нет магии. Но камень и правда меня защищал. Расскажите же мне, что тут произошло, и где мои мама и папа.

Арина тяжело вздохнула, а баба Коста сказала:

— Пойду, чаю заварю.

И она ушла на кухню.

— Прости, Айя, — печально проговорила Арина. — Родители твои погибли…

— Это Анхельм, да? — всхлипнула я. — Но как он сумел, мама же сильнее его!

— Сам он и не смог бы, — ответила Арина. — За ним другая сила стояла, с которой твоя мама не смогла справиться. Очень сильная колдунья. Адария Нагзис она зовется. Почти все страны на нашем материке захватила. Теперь у нас тут магия под запретом. Почти всех магов убили. Анхельма, кстати, тоже. И первое, что сделала Адария — уничтожила Совет магов.

Хотя я и была маленькая, когда покинула свой мир, о Совете магов слышала. Он состоял из десяти самых старых, сильных и опытных магов со всего мира. Он никем не управлял, только магией, и собирался лишь в редких случаях, когда нужно было утвердить какое-нибудь новое заклинание, и занести его в магические книги, если Совет сочтет, что оно полезно. Но мог и наложить магическое вето, если заклинание казалось ему опасным или бесполезным.

— Похоже, что Адария хочет быть единственной колдуньей на планете, — добавила Арина. — А те маги, кто еще остался, не имеют права пользоваться магией, если не купят лицензию, которая стоит целое состояние. За нарушение запрета и казнить могут. Ну, нам с бабушкой это не грозит, мы-то не волшебницы.

Она умолкла.

— А что, и лесовиков, и водянушек тоже убили? — спросила я.

— Нет, они сами ушли. Они же существуют благодаря магии, и не живут там, где ее нет.

— И драконы тоже ушли? — спросила я.

— Да, — грустно покачала головой Арина.

— Я не понимаю… всё случилось так внезапно. Мы же так хорошо жили, — расстроено сказала я. — Откуда взялась эта Адария? На нашем континенте множество стран, и всеми правили могущественные маги. Как она сумела всех победить?

— Да нет, это произошло не вдруг, — ответила Арина. — Адария пришла из-за океана больше десяти лет назад, и начала захватывать прибрежные страны, кого силой, кого обманом, кого уговорами. Просто ты маленькая была, и тебя в серьезные проблемы не посвящали. Ты не могла заметить, что происходит, и по жизни простых людей, с которыми ты, в основном, общалась. Потому что они верили, что их правители защитят их от любых захватчиков, и жили, как всегда, открыто и весело.

— А где похоронены мои мама и папа?

— Прости, Айюшка, но у них нет могилы, — ответила Арина со вздохом. — Баба Коста мне рассказывала, что их тел не нашли во дворце.

— Так, может, они не погибли? — с надеждой в голосе спросила я. — Может, Адария бросила их в тюрьму?

— Нет, моя дорогая, нет у Адарии тюрем. А если бы живы были твои родители, они хотя бы попытались вернуть себе Риоссу. Но за восемь лет они нигде и ничем не проявили себя. Это означает лишь одно, что их нет среди живых. Я сначала тоже не верила, что они погибли. Я сожалею, Айюшка…

— Арина, а почему ты не сказала мне, что не сможешь пойти со мной в тот мир? — спросила я.

— Я боялась, что ты не пойдешь туда без меня, и тебя убьют. Прости, я многого не успела рассказать тебе, но я не думала, что у нас так мало времени. Я послала тебя в тот мир без малейшего знания о нем. Но это был единственный способ тебя спасти.

— Ну, так расскажи сейчас.

— Этот камень, — Арина указала на кулон на моей шее. — Дала мне твоя мама. Если бы он был на мне, я смогла бы пройти в портал за тобой.

— Так почему же ты его сняла!?

— Это очень сильный магический амулет. Он должен был защищать меня, а я должна была защищать тебя. Но когда нас стали окружать на поляне, я подумала, что если меня убьют с амулетом на шее, ты уйдешь в тот мир без меня и без него. И тебя совсем некому будет защитить. Поэтому я и решила надеть его на тебя.

— Аринушка, — я снова обняла няню. — Ты спасла меня.

— Ну, а тот мир на самом деле безопасный? — с беспокойством спросила Арина. — Тебе там хорошо?

— Ну, не такой уж он безопасный, но ничего, жить можно. Сначала непривычно было, но всё наладилось. А сколько раз у меня камень хотели отобрать, но не могли снять. Кстати, куда делась застёжка?

Я машинально подняла руки к шее, взялась за цепочку и вдруг почувствовала пальцами застежку. Она была на месте!

Я расстегнула ее и сняла кулон впервые за восемь лет.

— Амулет защищал себя от посягательств, — сказала Арина. — Надень его и никогда не снимай.

— Но мама дала его тебе, — возразила я. — Значит, он твой.

Я протянула украшение Арине. Она взяла его только для того, чтобы снова надеть мне на шею и застегнуть.

— Нет, нет, я должна была передать его тебе в день твоего совершеннолетия, а он уже прошел.

Мой день рождения — четырнадцатого мая — так записали в детприемнике с моих слов, когда я объяснила, что месяц цветень — когда цветет черемуха. А потом я узнала, что начало наших месяцев не совпадают с началом месяцев того мира на десять дней, и фактически мой день рождения пятого мая. Но что-то менять уже было поздно.

— Сейчас в нашем мире опасно иметь магические амулеты, — добавила Арина. — К тому же, как ты вернешься в тот мир без него? Или ты не хочешь туда возвращаться?

Я еще и не думала об этом, просто не успела. И теперь стояла перед непростым выбором. Как я могу не вернуться туда, где мой любимый? Но я убедилась, что моя магия действует, значит, я должна остаться и попытаться вернуть королевство — я же теперь не просто принцесса, я королева Риоссы. Или хотя бы отомстить за смерть родителей.

Игорь как-то сказал, что я жила в сказке. И раньше на самом деле было так. Да-а, в хорошенькую сказку я вернулась…

Арина, даром, что не волшебница, словно прочитала мои мысли.

— Тебе нельзя здесь оставаться. Ты уже пользовалась магией, как пришла сюда?

— Да, самую малость.

— Лучше бы тебе не пользоваться… Потому что рано или поздно тебя засекут ищейки Адарии.

— Меня что, до сих пор ищут? — спросила я.

— Нет, конкретно тебя они не ищут. Адарии безразлично, жива принцесса… нет, теперь уже королева Риоссы Айланна Эвайнон или мертва. Государства Риоссы как такового более не существует. Но тех, кто пользуется магией без разрешения правительницы Адарии Нагзис, выслеживают и убивают. Или склоняют работать на Адарию. А связываться с ней тебе тоже нельзя, не справишься. Хоть магия в тебе сильна, ты не обучена, и не сможешь в полной мере пользоваться ею. Поэтому лучше тебе вернуться в тот мир, и продолжать жить там.

И отказаться от магии. Я хотела сказать это вслух, но не успела. В комнату вошла баба Коста с подносом в руках. На подносе стояли чашки, дымящийся чайник и две вазочки, одна с печеньем, другая с вареньем. Чай пах так ароматно, что у меня сразу слюнки потекли. Я и не представляла, что так соскучилась по чаю из лесных трав.

Я обратила внимание, что не в обычае бабы Косты угощать дорогих гостей так скромно. Раньше она весь стол уставила бы печеньями, пышками, пирогами и вареньями. Я не собиралась делать замечаний по этому поводу, но баба Коста сама сказала:

— Ты уж прости, Айюшка, за такое убогое угощение. Мы с Аринушкой бедно живем. Сейчас у нас все так живут.

— Бабушка Коста, я не голодна, — сказала я. — Я всё понимаю.

— Старые запасы кончились, — продолжала старушка. — Вот и живем тем, что лес дает. Арина корзинки плетет, а я грибы-ягоды собираю, и продаю их в селе или в городе. На это муку, крупу покупаем. Зара когда зайца принесет, когда птицу какую. Да нам не так много надо…

— Бабушка! — сердито прервала ее Арина. — Прекрати жаловаться. С голоду не пухнем, и ладно. Айланна ничем не сможет нам помочь, всё состояние рода Эвайнон присвоила Адария.

Я сразу заметила, какая худенькая стала Арина. В восемнадцать лет она была такая… бедра широкие, грудь полная, крепкие руки и ноги. Кровь с молоком, говорят про таких. Мне всегда смешно было, как парни едва шеи себе не сворачивали, на неё оглядываясь, когда она по улице шла. А сейчас даже глаза ввалились. А ведь ей всего двадцать шесть. Неужели они голодают?

— Решено! — сказала я. — Вы пойдете со мной в тот мир, в котором я сейчас живу.

— Нет, Айюшка, я уже слишком стара, чтобы к другой жизни привыкать, — сразу отказалась баба Коста.

— Там пожилым пенсию платят, — продолжала настаивать я. — А Арина сможет в интернате няней работать.

— Не сможет Арина работать, — грустно проговорила баба Коста. — И идти никуда не сможет. Не ходит совсем моя внученька после того ранения.

Арина опустила глаза. А я заплакала. Потом сказала:

— Там врачи, и больницы есть хорошие. Её могут вылечить!

— Так и здесь тоже могут, — сказала Арина. — Но у нас денег на это нет. А в твоем мире лечение тоже ведь не бесплатное будет.

Да, моя няня права. Я об этом не подумала. Хотя деньги у меня есть, вряд ли их хватит на операцию. А еще в том мире каждый человек должен иметь паспорт, гражданство, прописку… без них там просто никуда. Я, когда туда попала, маленькая была, и в моем случае всё было проще.

— Я через год окончу школу, пойду работать, и заработаю на лечение! — нашлась я.

— Ты моя дорогая девочка, — Арина, как в детстве, погладила меня по голове. — Иди в тот мир, и живи счастливо. И мы тут будем счастливы, зная, что у тебя всё хорошо.

— Как же я вас тут оставлю? — всхлипнула я.

— У нас всё будет нормально, — заверила меня Арина, и добавила с улыбкой: — Я старше, ты должна меня слушаться.

— Но я должна что-то для вас сделать! — настаивала я.

— Ты можешь, Айюшка, — сказала баба Коста.

— Да, если вернешься в тот мир, — торопливо проговорила Арина. — Чтобы мы за тебя не тревожились.

— Нет, ты можешь помочь Арине, — добавила баба Коста.

— Бабушка! — рассерженно проговорила Арина.

— Что я должна сделать? — спросила я.

— Айланна, не слушай ее! — приказала няня. — Этого делать нельзя!

— Объясните, в конце концов, в чем дело? — сказала я удивленно. — Что я должна сделать такого, чего мне делать нельзя? Арина, рассказывай, или баба Коста сама мне все расскажет!

Арина помолчала немного, и всё же рассказала:

— В тот день, когда ты ушла в другой мир, в меня попало две стрелы. Одну бабушка благополучно достала, ту, которая между ребер воткнулась. Она неглубоко была, и рана зажила скоро. А вторая стрела была в пояснице. Она застряла в позвоночнике, и обломилась, когда бабушка пыталась ее достать. Она до сих пор там… поэтому я и ходить не могу.

Арина замолчала, и рассказ продолжила баба Коста:

— Года два назад у нас был постоялец — мы иногда комнаты сдаем странникам разным, которые через наш лес путешествуют. Он маг-целитель был, и осмотрел рану Арины. И сказал, что мог бы ее вылечить, нужно просто удалить осколок стрелы. А удалить его можно только с помощью магии. Причем для этого не нужны сложные лечебные заклинания, которые не под силу даже многим магам высшего уровня. Но чтобы пользоваться магией, лицензия нужна, которая очень дорого стоит. У него ее не было. А рисковать и самовольно использовать магию он не хотел, сказал, что хочет пожить еще. Так он и ушел.

Баба Коста тоже замолчала. Я сама поняла, что она хочет, чтобы я сделала, и чего делать нельзя. Извлечь стрелу из тела Арины можно с помощью магии Перемещения. То есть переместить осколок стрелы куда-нибудь. Но для этого требуется немаленькая магическая сила, которая, кстати, у меня есть, и немаленькое мастерство, что немаловажно. Которого, кстати, у меня нет. Если я воспользуюсь серьезной магией, а магия Перемещения — это серьезная магия, ее действие могут обнаружить ищейки. А если воспользуюсь неумело, обнаружат обязательно. Так я и себя, и Арину с бабой Костой могу под удар подвести.

А в том мире стрелу могут удалить хирургическим путем. Только вот врачи заинтересуются, откуда в позвоночнике девушки осколок стрелы? В полицию сообщат, начнут преступника искать. Никого не найдут, но всю душу наизнанку вывернут. Да и паспорта у Арины нет. Значит, в тот мир нельзя.

Но как я могу уйти и продолжать жить счастливо, зная, что ничем не помогла моей любимой няне и ее бабушке, которые верой и правдой служили роду Эвайнон?

Я сидела молча, размышляя, что же я могу сделать для Арины.

— Бабушка, зачем ты сказала, что Айя может помочь? — тихо спросила Арина.

— Аринушка, но надо же что-то делать, — так же тихо ответила баба Коста. — А ну, как помру я завтра? Ты с кем останешься? Ты же сама сейчас даже в уборную сходить не можешь.

— Всё равно ты не имела права просить Айланну так рисковать. Она твоя королева, ты должна ее защищать!

— А ты моя единственная внучка! Как я могу оставить тебя тут умирать без всякой помощи?

Арине нечего было на это ответить, и она промолчала. Бабушка и внучка думали, что я их не слышу. Баба Коста права, не могу я оставить всё, как есть. Тем более что у меня начал вырисовываться некий план.

— Арина, в доме есть книги по магии? — спросила я.

— Нет, что ты, — махнула рукой баба Коста. — Всё пришлось сдать, иначе грозил большой штраф.

— Если ты хочешь узнать о магии, спрашивай у меня, — чуть поколебавшись, сказала Арина.

— У тебя? Ты же не волшебница, — удивилась я.

— Твои родители, Айланна, предвидели, что могут погибнуть, — сказала Арина. — И что магия будет под запретом. Твоя мама попросила меня прочитать основные книги по магии, выучить многие заклинания, и как их применять. Чтобы я могла научить этому тебя, если будет больше некому.

— Тогда, внимание, вопрос. Заклинание для перемещения мелких предметов на небольшое расстояние.

Арина задумалась на несколько мгновений, потом сказала:

— Есть несколько заклинаний на эту тему. Вот это мне кажется самым подходящим.

Ветер, дунь, лист сорви,

На ладонь мне положи.

Я недоверчиво взглянула на Арину.

— Это точно заклинание перемещения?

— Ну да, — кивнула та. — Используется для перемещения небольших предметов из любого места в руки волшебника. Но нужно знать, как выглядит тот предмет, и где он находится. И представлять, как он выглядит, нужно очень точно.

А я-то подумала, что это будет проще простого. Как с заклинанием, которое я применила к воде, чтобы увидеть, кто в доме. С помощью Нейтральной магии тоже можно перемещать предметы. Но при этом они летят по воздуху, и должны быть в пределах видимости. А магия Перемещения действует иначе. Предмет исчезает из одного и оказывается в другом месте мгновенно. Нужно, чтобы получилось с первого раза. У меня не было времени на тренировки, да и применение магии Перемещения светить нельзя, так как она очень сильная, и очень заметная для магических существ и людей, обладающих магическим даром. Обломок стрелы находился в теле Арины, и видеть его я не могла. А значит, и представить не могла. Поэтому всё очень сложно.

— Баба Коста, а та, первая стрела где? Ты ее выбросила? — спросила я.

— Сохранила, — сказала старушка, и я облегченно вздохнула.

— Давай её скорее сюда.

Баба Коста ушла в другую комнату, и вскоре вернулась с двумя стрелами. Я взяла их, и постаралась как можно лучше рассмотреть и запомнить, как выглядит наконечник, и как вторая стрела обломана. Обе стрелы были, очевидно, куплены у лесных людей, которых в том мире называют эльфами. Даже младенцам известно, что лучшие стрелы и луки мастерили лесные люди. Они полностью деревянные, даже оперение сделано из деревянного среза, такого тонкого, что аж просвечивает. А наконечник у целой стрелы чуть уплощенный, и с очень острыми зазубринами.

— Айя, что ты задумала? — спросила Арина.

— Вытащить из тебя эту штуковину, только и всего, — ответила я.

— Ты же понимаешь, как это опасно, — попробовала отговорить меня Арина. — Это счастливая случайность, что ищейки не обнаружили твое прибытие. Возможно, потому, что перемещение между мирами не так заметно, так как половина магического выброса уходит в другой мир. Но перемещение даже маленького предмета между точками одного мира заметит даже самый слабый маг.

— Я всё понимаю, — согласилась я, чуть улыбнувшись лекторской интонации няни. — Не беспокойся об этом, ведь магов сейчас в нашем мире мало. Меня больше беспокоит то, что тебе может быть очень больно, когда я буду извлекать стрелу.

— Не волнуйся об этом, дорогая, — Арина грустно улыбнулась. — Я чувствую эту боль всё время.

Мне было страшно, но эти слова укрепили мою решимость помочь Арине. Я рассказала ей свой план. Не очень охотно, но няня согласилась. Она хорошо меня знала, и понимала, что я все равно сделаю то, что решила, с ее согласием или без. Надавала мне разных советов, рассказала всё, что знала о магии Перемещения. Я, кстати, понятия не имела, что могу открывать портал в тот мир, в котором сейчас живу, не только на той поляне, а в любом другом месте. Но надо точно знать, что находится в этом месте в том мире. Иначе рискуешь открыть портал в болоте, внутри какого-нибудь здания, или вообще в толще кирпичной стены. А мне рисковать нельзя.

И я не знала, что перемещение предметов возможно с любого расстояния, что мне очень даже на руку.

Еще раз обдумав всё до мелочей, я попрощалась с Ариной и бабой Костой.

— Я обязательно приду и проверю, получилось у меня, или нет, — пообещала я.

— Тебе придется потерпеть минимум четыре месяца, — предупредила Арина. — Если магический выброс засекут ищейки, они будут крутиться поблизости, пока не надоест. Больше, чем на три месяца, терпения у них не хватит. Но для страховки нужно подождать еще месяц. Дай мне слово, Айя, что не будешь пытаться прийти раньше.

— Арина, не волнуйся, я не стану рисковать напрасно, — кивнула я.

Я обняла Арину и бабу Косту и отправилась в обратный путь. День уже клонился к вечеру. Даже не знаю, успею ли вернуться в интернат к шести.

Я уже соскучилась по Игорю, предвкушала встречу с ним, и взаимные рассказы, как прошел день.

Хотя мне нельзя было отвлекаться. Внезапно я почувствовала, что в лесу кто-то есть, кроме меня. Ну, не считая птиц и зверей. Я остановилась. До поляны было уже недалеко, минут пять ходьбы. И я ощущала кого-то, обладающего магией, именно в том направлении. Если я могу их чувствовать, значит, и они могут почувствовать меня. Мои коленки задрожали. Неужели это ищейки Адарии обнаружили магию моего портала? Господи, страшно-то как! И на заветную поляну теперь не попасть… Мне захотелось бежать без оглядки как можно дальше от этого места, но я, конечно, никуда не побежала, а постаралась взять себя в руки. Чего это я паникую раньше времени? Пока я не пользуюсь магией, они могут почувствовать меня, но как просто живое существо. Я почувствовала их, потому что они применяли магию для поиска. Хотя, что именно они делали с помощью магии, я не понимала. Этому мама не успела меня научить. Может, это вовсе не ищейки, а лесовичок или водянушка. Они магические существа, и постоянно излучают магию. Может, они не все покинули этот лес. Но проверять это желания не было.

Арина успела немного рассказать мне об ищейках. Это люди со слабыми или средними магическими способностями, натасканные на обнаружение действующей магии. Но раз у них способности средние, им понадобится время, чтобы узнать, где я. Я решила, что у меня есть минута, пока они засекут направление, и минуты две, пока добегут до меня. Времени в обрез, медлить нельзя.

Сейчас или никогда!

Я стояла на небольшой полянке, и не знала, что на этом месте в том мире, но выбирать не приходилось. Я шепотом прочитала заклинание:

— Лунный свет, появись,

Серебром обернись,

Лунный камень освети,

Зиму в лето преврати.

Засветились серебряные искорки, обозначив портал. Слава Богу, никакой стены или болота за ним не обнаружилось, а был тоже лес. По опыту я знала, что портал открывается секунд на тридцать. Глядя на подернутый рябью круг, я начала читать другое заклинание:

— Ветер, дунь, лист сорви,

На ладонь мне положи.

И усиленно представляла обломанный наконечник стрелы, держа перед собой раскрытую ладонь.

На ней ничего не появилось.

Может, я неправильно читаю? Или представляю как-то не так?

Я прочитала заклинание еще раз. Ничего. Может, та стрела другая?..

Я уже слышала треск веток, кто-то продирался ко мне через кусты. Я бросилась к порталу, который вот-вот исчезнет, продолжая читать заклинание на перемещение небольшого предмета, хотя уже поняла, что мой план провалился. Я не смогла удалить обломок стрелы из тела Арины. Но должна немедленно уходить. Вдруг мне тоже сейчас выстрелят в спину?.. Волосы начали вставать дыбом, когда я вопреки своей воле представила стрелу, острыми зазубринами впивающуюся в тело, и кровь, текущую из раны.

Портал закрылся сразу, едва я его проскочила, но, оглянувшись, успела заметить двух мужчин, выбежавших из кустов на поляну. По инерции я пробежала несколько шагов, и… вдруг нога потеряла опору, и я кубарем покатилась по склону.

Об овраге, который может находиться сразу за порталом, меня не предупреждали.

На счастье он оказался неглубоким, не овраг даже, а просто небольшая ложбина. Я упала на дно, чудом ничего не сломав. Хотя нет, не чудом. Наверное, помогли уроки физкультуры, которые я очень любила. При падении я машинально сгруппировалась, поэтому и не пострадала.

Я села. В ладонь, сжатую в кулак, впивалось что-то острое. Разжав пальцы, я увидела потемневший от впитавшейся крови наконечник стрелы.

Получилось! У меня получилось, хотя и понятия не имею, как.


предыдущая глава | Возвращение в сказку | cледующая глава