home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6

Поздно вечером Мередит лежала в старинной ванне на ножках в виде когтистых звериных лап, жалея о том, что не привезла с собой соль для ванн, которая помогла бы ей расслабиться. Она не привыкла к таким длительным прогулкам, но они с Йеном были так заняты разговором, что незаметно отмахали несколько миль.

Ополаскивая лицо холодной водой, Мередит задумалась о Йене. Он вел себя так, словно не меньше, чем она, знал и любил историю Шотландии и был озабочен судьбой своего собственного наследства. Хотя она безуспешно пыталась выведать у него какой-нибудь секретный план, он рассказал ей о нескольких стычках между кланами, прежде чем вожди пришли к соглашению о том, что последующие конфликты будут ограничены игровым полем. Так же, как и она, он сожалел о бессмысленной вражде кланов и выразил надежду, что следующие поколения Макреев продолжат политику примирения. Нет, Синклер совсем не похож на человека, который собирается согнать жителей Корридана с их земли, подумала Мередит. Но возможно, что он блефует, прикрывает внешней доброжелательностью свои истинные намерения? Интересно только, каковы эти намерения?

Купание не помогало, и она, обернувшись банным полотенцем, вышла из воды, а затем облачилась в длинную шерстяную юбку и свитер. Юбка из красной с синим шотландки под названием «Гордость Шотландии» стала ее любимой одеждой — ей нравилось, как она обволакивает ноги, словно теплое одеяло.

В животе у нее заурчало, и Мередит поняла, что страшно голодна. Достав из крошечного холодильника купленную еще днем баранью ножку, она натерла ее солью, чесноком и розмарином. Конечно, кусок был слишком велик для одного человека, но из того, что останется, можно наделать сандвичей.

Поставив жаркое в духовку, она налила в стакан вина и только после этого разрешила себе снова подумать о Йене Синклере. Как ей узнать правду про этого человека? Ясное дело, что не от собственных сородичей — они настолько предубеждены против Синклеров, что ни один из них, даже Роберт Макрей, не будет объективен.

Кое-что ей удалось уточнить во время их прогулки. Ему тридцать два года, он никогда не был женат. Классический пример трудоголика. Кроме замка Даниган, Йен получил в наследство семейный бизнес — винокурню, которую сумел превратить из небольшого предприятия в крупную фирму по производству высококачественного шотландского виски. В процессе расширения производства он скупил несколько мелких винокурен, находившихся на грани банкротства.

Во время разговора о своем бизнесе Синклер вскользь намекнул на то, что склонен участвовать в плане Энгуса Стюарта. Он сказал, что восстановление замка съедает все доходы от винокуренного завода и ему придется искать другие источники финансирования.

Путем превращения Корридана в приманку для туристов?

Рассказывая про замок, он вел себя довольно странно, расспрашивая о его истории, будто она должна была знать ее. Сначала это раздражало Мередит — зачем ему нужно проверять, что ей известно о замке, — но когда она призналась в своих весьма малых познаниях в этом вопросе, он отступил.

— Я даже не подозревала о вражде между нашими кланами, пока не приехала сюда.

После этого заявления Синклер замолчал и погрузился в свои мысли. Все-таки он интересный человек, подумала Мередит, и очень сексуален; особенно привлекательны темно-синие глаза, непослушные темные волосы, падающие на высокий лоб. Эти мысли заставили ее сердце сделать небольшой кульбит. Его предками, очевидно, были темноволосые кельты, тогда как ее предки относились к светловолосым викингам. Неужели вражда между их семьями уходит в столь далекое прошлое?

Маленький домик начал наполняться запахами чеснока и розмарина. Мередит отправилась на кухню, чтобы почистить несколько картофелин, но ее остановил стук в дверь. Наверное, это Роберт Макрей проверяет, все ли у нее в порядке; он и его жена Энни так добры к ней! Они не только проделали долгий путь до Абердина, чтобы встретить ее в аэропорту, но и отнеслись к ней так, будто она их самая близкая родственница. За то короткое время, что Мередит была с ними знакома, она искренне их полюбила.

Однако когда девушка открыла дверь, она убедилась, что это был вовсе не Роберт Макрей.

— Надеюсь, я не злоупотребляю вашим гостеприимством? Я бы позвонил, но, к сожалению, в деревне явно не хватает телефонов. — Йен Синклер протянул ей большой букет цветущего дикого вереска. — Я сорвал его позади замка.

Она боялась, что он услышит, как громко стучит ее сердце. Стоявший в дверях человек походил одновременно на принца и на соседского мальчишку. На нем были белая рубашка с галстуком и твидовый пиджак, вместо брюк клетчатый килт и белые шерстяные гольфы, обтягивавшие мускулистые икры. Его волосы шевелил легкий вечерний ветерок, а в глазах мелькали озорные искорки.

— Надеюсь, вы согласитесь поехать со мной в Крэгмонт пообедать?

— Входите, пожалуйста, — пригласила Мередит, помедлив. Она все еще не могла прийти в себя. — Я уже поставила в духовку баранью ножку… Не хотите ли пообедать у меня, вместо того чтобы куда-то ехать?

Он переступил порог, сразу заполнив собою пространство ее маленького домика.

— Вы уверены? Пахнет замечательно, и мне не так часто приходится есть домашнюю еду. В Крэгмонт мы можем съездить в другой раз.

— Буду рада вашему обществу, — слабым голосом ответила Мередит, сраженная его красотой и очарованием его истинно шотландского акцента. Она взяла у него вереск и поставила в оловянный кувшин на каминной полке — единственный сосуд, который мог вместить такое обилие цветов. Обернувшись, она спросила, явно его поддразнивая: — Вы же не думаете, что я могу отравить Синклера?

— Хотелось бы этого избежать, — усмехнулся он.

«Вот и — уйди, чтобы я могла спуститься с небес на землю», подумала она, но вслух сказала:

— Я еще не привыкла к вашим холодным летним вечерам. Можно попросить вас пока заняться камином?


«До чего же Мередит Уэнтворт сегодня красива», — думал Йен, сомневаясь в разумности своего визита. Что-то неудержимо влекло его к ней. Казалось, его тело существовало отдельно от головы и привело его сюда вопреки доводам разума. Но, увидев ее в шотландской юбке и мохеровом свитере, он уже ни о чем не жалел.

После того как они расстались на пляже, Йен вернулся в замок с твердым намерением проверить счета, которые не успел просмотреть, но вместо этого принял душ, побрился, и все это время его воображение будоражило воспоминание о высокой, гибкой рыжеволосой девушке, шагавшей рядом с ним рядом по пляжу. Потом он пошел рвать вереск, словно это было для него совершенно обычным поступком, хотя в жизни ему еще не случалось делать что-либо подобное.

Возможно, эта девушка его враг, но за то время, что они были вместе, она ни разу не обмолвилась о том, что существует план захвата Макреями Данигана. Если она что и знала о старой крепости, то очень умело это скрывала.

Однако на обед он ее пригласил вовсе не для того, чтобы выведывать у нее секреты — просто ему хотелось снова оказаться рядом с ней. Впрочем, даже при этом ему следовало быть начеку.

Йен подбросил в камин дров и, обернувшись, сказал:

— Что вы собираетесь делать с домом, когда вернетесь в Штаты?

— Пока не знаю.

— Думаю, его можно сдать в аренду.

— Или, — улыбнулась она, — просто остаться здесь. Вообще-то я об этом подумываю.

Такая перспектива его почему-то обрадовала. Ему казалось, будто она прожила здесь всю жизнь и ее место в этих горах, среди продуваемых ветром вересковых пустошей.

— Но чем вы будете здесь заниматься? Восстановлением старого замка?

— Так далеко я не загадываю. Возможно, все это лишь несбыточные мечты. — Она поставила на стол блюдо с бараниной и картошкой. — Прошу. Обед готов.

— Я очень вам признателен за то, что вы меня пригласили, хотя и пришел без предупреждения. — Он налил в бокалы крепкое красное вино.

Их взгляды встретились, и Йен отметил, что она очень мило покраснела.

— А я благодарю вас за то, что пригласили меня поехать пообедать, — сказала Мередит и подняла свой бокал. — Обещаю принять приглашение как-нибудь в другой раз.

Даже подозревая ее в том, что она наняла Энгуса Стюарта и имела виды на его наследство, он не мог не признаться себе, что его влечет к ней, — Мередит была именно той женщиной, о которой он мечтал всю жизнь. Но если она обманывает его, прикидываясь невинной и доброжелательной, он никогда не соединит с ней свою судьбу. Вот почему ему непременно надо было узнать правду.

Йен сидел напротив нее, ел превосходное сочное мясо и думал, с чего ему начать разговор.

— Очень вкусно.

— Спасибо. Молодая баранина — мое самое любимое блюдо, но в Северной Каролине ее не так-то легко купить.

— А как там вообще, в Северной Каролине?

— Я живу в горах Голубого хребта. Они очень похожи на ваши, но не такие величественные. Вокруг нашего города полно горнолыжных курортов, а у меня маленький магазинчик шотландских сувениров и одежды.

Йен чуть не выронил вилку. Эта женщина — хозяйка магазина? Да она больше похожа на принцессу! В то же время эта информация его обрадовала, потому что у хозяйки именно такого магазина вряд ли достаточно средств, чтобы восстановить разрушающийся замок.

— Я все думаю: откуда у вас эта шотландская юбка, в наших краях не встретишь ничего подобного.

Она снова покраснела. Боже, какая же она красавица!

— Это новая шотландка, ее расцветка не принадлежит ни одному клану…

Неожиданно раздался резкий стук в дверь, и Синклер увидел, как она побледнела.

— О Господи, это, должно быть, Роберт и Энни.

Ему трудно было понять, почему она расстроилась — скорее всего Мередит не хотелось, чтобы ее родственники увидели в ее доме человека из рода Синклеров. В голову ему пришла и другая мысль: что, если это вовсе не ее родственники? Он встал, почти не сомневаясь, что войдет Энгус Стюарт.

— Роберт, — с преувеличенным радушием воскликнула Мередит. — Входи. Ты уже ужинал? У меня на столе баранья ножка. На всех хватит.

Роберт Макрей снял шляпу и вошел в единственную комнату домика.

— Спасибо, но Энни только что меня накормила. Я зашел просто, чтобы узнать, не надо ли тебе… — Он запнулся, увидев Йена Синклера. Оба вождя молча смотрели друг на друга, а потом Роберт обернулся к Мередит, и Йен увидел, что лицо его покраснело. — Прости, я не знал, что ты не одна.


Глава 5 | Скандальные свадьбы (Сборник) | Глава 7