home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 3

Глубокая ночная тишина окутала замок.

Хелен выскользнула из своей постели в маленькой спальне на верхнем этаже. Было слышно лишь завывание ветра в трубе и негромкое похрапывание мисс Гилберт из-под горы одеял. Лежавший в ногах кровати Милорд поднял голову и завилял хвостом, но Хелен приложила палец к губам и прошептала:

— Оставайся на месте.

Собака повиновалась, но продолжала следить за хозяйкой, которая, тихо открыв дверь, вышла в коридор.

Все это время Хелен провела в романтических мечтаниях и довела себя до такого нервного напряжения, что больше уже не могла ждать.

Это случится сейчас или никогда.

Ботинки ее все еще не высохли, и она не стала их надевать. К счастью, у нее снова была накидка, иначе холод пробрал бы ее до самых костей.

Хелен последовала невинному совету Джилли снять перед тем, как лечь, платье и корсет, а также распустила волосы, которые теплой волной закрыли ее спину до талии. Пробираясь по темному коридору, она испытывала восхитительное ощущение собственной смелости.

В какой же комнате спит хозяин замка?

Наверняка в самой большой — спальне лэрда. Ведь это его замок. Но где его слуги? Есть ли у него где-нибудь другой дом, и кто он, собственно, такой? Хелен чувствовала, что Макбрут совсем не тот, за кого себя выдает.

Она осторожно шла вперед, опираясь одной рукой о каменную стену. Волны возбуждения то и дело накатывали на нее. Она даже себе боялась признаться, что идет в спальню к мужчине, — такое скандальное поведение могло напрочь погубить репутацию леди. Хотя…

Даже если все пройдет так, как она задумала, кто об этом узнает? Сегодня ночь приключений, ее единственный шанс выяснить правду о загадочных отношениях полов, прежде чем она окончательно расстанется с Макбрутом.

Она споткнулась о какой-то табурет, и он с громким скрежетом стал двигаться по полу. Хелен замерла. В коридоре стояла кромешная тьма. «Неплохо было бы взять свечу», — подумала она. Ее охватило жуткое чувство, будто за ней наблюдает призрак, и она тут же вспомнила покрытый пылью обеденный стол в большом зале.

В конце концов Хелен снова медленно двинулась вперед и вскоре оказалась возле спальни. Дверь была приоткрыта. Чувствуя, как кружится голова, она на цыпочках подошла ближе. Из комнаты в коридор падал свет и доносился треск поленьев. Она представила себе Макбрута лежащим на огромной кровати под балдахином. Вот он увидел ее, и дерзкое предложение его ошеломило… Он хватает ее, начинает целовать и, наконец, делает с ней то, о чем она так долго мечтала…

Все произойдет очень просто. А если нет?

Девушка замерла, приложив взмокшую ладонь к резной дубовой двери. Все, что ей нужно сделать, это толкнуть дверь и войти — вот только рука отказывается повиноваться, а в ногах не больше силы, чем в промерзших стеблях цветов. Что. если Макбрут отнесется с презрением к ее поступку? Сумеет ли она выдержать его неподвижный, холодный взгляд? И как заставить его сделать то, за чем она пришла?

«Привет! Я подумала, что вам, может быть, так же грустно, как мне… и не хотите ли вы лишить меня невинности?»

Ужасно глупо и совсем по-детски.

В коридоре гулял сквозняк, и, как Хелен ни куталась в свою отделанную мехом накидку, ее пробирала дрожь, а от этого ей все труднее становилось сохранять внутренний жар своих фантазий. Как назло, именно теперь, когда настал момент действовать, в ней заговорил здравый смысл. Что за безумие привело ее сюда? Она не соблазнительница и не может предложить себя мужчине, тем более горцу, который ее ненавидит. А вдруг Макбрут обойдется с ней грубо? И с какой стати она поверила в то, что под суровой внешностью скрывается добрая душа? Да, он позаботился о раненом кучере, но это еще не означает, что Макбрут хороший человек. Возможно, ей следует выбрать в учителя совсем другого мужчину, джентльмена из общества, которому она могла бы довериться…

Хелен решительно повернулась, собираясь уйти, и внезапно уткнулась в мощную мужскую грудь.

В следующую секунду она оказалась прижатой к стене и, откинув голову, увидела очертания громадного тела. Но ей и не надо было большего, чтобы узнать его.

Макбрут!

Внутри у нее все затрепетало не то от страха, не то от восторга. Он подкрался, как волк к ягненку, и схватил ее.

— Что вы здесь делаете? — задыхаясь, спросила она.

— Не лучше ли спросить об этом вас?

Глубокий, с раскатистым шотландским акцентом голос взволновал ее, а жар, исходивший от его тела, зажег в ней пламя плотского любопытства, да такое сильное, что Хелен вмиг позабыла о своих сомнениях.

— Я пришла, — выпалила она, — потому что хочу быть с вами.

Напряженная тишина окружила их. Поймет ли он, что она имела в виду? Примет ли ее смелое предложение? Спиной она чувствовала холодный камень стены. Откуда-то издалека словно с шумом ветра до нее донеслись слова: «Повернись и беги, пока еще есть время…»

Он раздвинул накидку и обхватил руками ее груди. Прикосновение казалось таким правильным, таким восхитительным, что она прислонилась к нему, требуя большего.

Резким движением Макбрут прижался к ней бедрами.

— Вышли на поиски удовольствия, миледи? Впрочем, чему тут удивляться.

— Не говорите со мной так, — негодующе воскликнула Хелен. — Это совсем не то, что вы думаете.

— Вам нравятся красивые слова. И всякие красивые уловки, чтобы удовлетворить свою похоть. А в остальном вы все одинаковы.

Он опустил руки, проведя ими по изгибам ее талии и бедер, затем по нескольким слоям нижних юбок, пока не взял в плен награду, прятавшуюся у нее между ног. Хелен вздрогнула и непроизвольно сжала бедра, но его рука оказалась зажатой там, где была.

Она стала отпихивать его, но натыкалась лишь на железные мускулы.

— Не надо.

— Не надо? Разве вы не за этим пришли сюда? — Его рука между ее бедер медленно задвигалась. — Или мои манеры не такие благородные, как у других ваших любовников?

Значит, вот как мужчина трогает женщину! Безжалостно, с грубой настойчивостью. И — стыдно в этом признаться — ей это нравится.

— Нет у меня никаких любовников, и я не позволю вести себя со мной подобным образом. — Она снова попыталась его оттолкнуть.

Он неожиданно убрал руку, но все еще оставался слишком близко, так что она продолжала чувствовать жар его тела.

— Значит, у вас есть муж.

— Нет у меня никакого мужа, и вообще я никогда раньше этим не занималась.

— Вы никогда не приходили в спальню к мужчине? — Макбрут осторожно потрогал шелковистую прядь ее волос. — Зато, не сомневаюсь, множество кобельков пресмыкалось у вашего порога…

— Идите к черту! — Хелен ударила его по руке. — Все дело в том, что меня мучило любопытство. Мне двадцать четыре года, а я никогда не была с мужчиной. Никогда.

— Что? Вы девственница?

Ей не понравился сарказм, прозвучавший в его голосе. Он разрушил ее золотую мечту: узнать наконец, что же происходит между мужчиной и женщиной.

— Пустите меня. С моей стороны было безумием прийти сюда. Если хотите знать, я уже собиралась вернуться в свою комнату, когда появились вы и начали меня лапать.

Он не пошевелился.

— Неужели?

— Да. Все это было ошибкой. Минутная потеря рассудка. — Хелен нырнула под его руку, но Макбрут со скоростью хищной птицы схватил ее и прижал к себе.

— Трусиха, — тихо сказал он.

Он, что, смеется над ней? Вряд ли. Юмора у этого человека нет ни на грош. Она попыталась освободиться.

— Пустите же!

— Не надо торопиться, девочка. Кажется, я должен извиниться.

— Ну так извиняйтесь, и делу конец.

— Мне не следовало разговаривать с вами так грубо. Если вы действительно невинны…

— Никаких если.

— Тогда вы не можете знать, как себя ведут мужчины. Мне не следовало вас так ласкать.

Но он снова ее ласкал, просунув руку под накидку, и его опытные пальцы заскользили по ее талии и спине. По контрасту с прежним грубым презрением сейчас его голос был просто чистый мед — сладкий, густой, обволакивающий, затягивающий.

— Вы не можете винить человека за то, что он обезумел. Такая теплая, мягкая, и все у вас на месте, как у настоящей женщины.

У нее ослабли ноги, но она не сдавалась.

— Отпустите меня. Я хочу вернуться в свою комнату.

— Но сначала возьмите вот это в вашу одинокую постель.

Он нагнул темную голову, и его горячие губы нашли ее рот, а язык раздвинул губы. От удивления Хелен остолбенела, и только поэтому его призыв остался без ответа. Но тут же ее руки сами обвили его шею. Она ощутила на его губах вкус выпитого им вина и почувствовала, что у нее начинает кружиться голова.

Все это время он ласкал ее, заставляя кровь бежать быстрее. Хелен тоже стала прикасаться к нему, сначала осторожно, потом все смелее и смелее, дотрагиваясь до его груди, плеч. Его мощь внушала ей благоговение. Ей нравилось, что они, такие разные, дополняют друг друга — мужчина и женщина. Именно об этом она мечтала: чтобы ее целовали страстно и нежно, а обнимали так, словно никогда больше не отпустят.

Тем временем его губы скользнули к ее уху. Он мял ей грудь и гладил твердые соски.

— Прикажи мне остановиться, девочка. Прикажи, или я за себя не ручаюсь.

Из груди Хелен вырвался судорожный вздох. Она встала на цыпочки и носом потерлась о его шею.

— Делай все, что пожелаешь.

Сквозь его стиснутые зубы вырвался свистящий вздох.

— Если миледи согласна… — пробормотал Макбрут. Обхватив за талию, он почти внес ее в свою спальню и ногой захлопнул за собой дверь.

В каменном очаге горел огонь, бросая свет на огромную с высоким балдахином и потрепанными шелковыми занавесями кровать. Вместо того чтобы положить ее туда, хозяин комнаты опустил Хелен на кучу набитых соломой тюфяков, постеленных у огня. Несмотря на жару и накидку, в которую она была завернута, девушка дрожала всем телом. Без его уверенных рук она почувствовала себя неловко и неуверенно. Не то чтобы в ней проснулось сожаление о принятом решении: просто она не знала, что делать. Следует ли ей раздеться? Или, может, лечь так?

Макбрут снял с себя плед и бросил его на тюфяки — теперь только грубая полотняная рубашка обтягивала мускулистые плечи.

— Не передумали, миледи?

Снова эта насмешка в голосе! Но все равно она решила быть честной.

— Нет. Я… Просто я не знаю, как надо это делать — соблазнять мужчину.

Его губы дрогнули.

— Нет, девочка, ты это знаешь.

Подойдя ближе, он расстегнул застежки накидки и сбросил ее на пол. Его рука задержалась на мгновение в изгибе ее шеи под густыми волосами. Потом синие глаза скользнули вниз, и Хелен почувствовала прикосновение его пальцев, стягивавших сначала рукава сорочки, а потом и саму сорочку.

Зардевшись от смущения, она попыталась прикрыть голую грудь рукой, но Макбрут опередил ее и, схватив руку, начал большими пальцами гладить внутреннюю поверхность запястья. При этом он не спускал с нее пронзительного взгляда. Это было странное, незнакомое ощущение: позволять мужчине смотреть на нее так, как смотрел этот человек. Откровенное восхищение на его лице доставляло ей невероятное удовольствие.

Вздохнув, Хелен прислонилась головой к мускулистому плечу и закрыла глаза. Под натиском ощущений, вызываемых прикосновениями мозолистых пальцев, ее застенчивость мало-помалу куда-то уходила.

Потом что-то мягкое и влажное сомкнулось вокруг ее соска. Его рот.

— О! Мне никогда и не снилось…

— Это не сон, запомни. — Он подул на влажный сосок.

Хелен всхлипывала и стонала от наслаждения. Макбрут развязал шнурки ее нижних юбок, просунул под них руку и нащупал округлости ее попки. Он стал нежно ее мять, вызывая в Хелен новую волну желания. Один глубокий поцелуй следовал за другим.

Боже, она была права. Она знала, что суровый и грубоватый Макбрут мог быть нежным, любящим и… таким искусным.

Каким-то образом вся ее одежда оказалась на полу, и она осталась голой — и совершенно бесстыдной — в его объятиях. Мир перевернулся, когда он опустил ее на плед и она почувствовала спиной, каким он был мягким, а грудью — какой грубой была его одежда. Килт задрался вверх, а ей в бедро впилось что-то, похожее на твердый стержень. У Хелен закружилась голова, и она почувствовала себя распутной, потому что думала об этом стержне, о том, почему ей так хочется его потрогать, и о том, что именно он будет делать дальше. А потом она уже ни о чем не могла думать, поскольку он стал гладить внутреннюю сторону ее ноги все выше и выше, пока его ладонь не остановилась в том самом месте, с которым он так грубо обошелся, когда прижимал ее в коридоре.

Хелен напряглась, но на этот раз он не рассердился, а, наоборот, был осторожен и нежен. Кончиком одного пальца он прикоснулся к столь интимному и чувствительному месту, что она вскрикнула и схватила его за руку.

— Тихо, девочка. Позволь мне погладить тебя и… подготовить.

— Подготовить? — не поняла она.

— Да… Сейчас я тебе покажу…

Он снова до нее дотронулся, и напряжение внутри ее прошло, сменившись влажным жаром, вызванным его умелой лаской. Хелен намеревалась просто спокойно лежать на тюфяках, но ее бедра двигались в такт растущему наслаждению. Она даже вообразить себе не могла, что позволит мужчине такое… и все же содрогнулась от удовольствия, когда он устроился у нее между ног. Что-то горячее и твердое пронзило ее нежную плоть, и, прежде чем она догадалась о его намерении, он вошел в нее.

Было больно. Особенно когда Макбрут вошел глубже, до самого конца. Потом он остановился и замер, расставив локти по обеим сторонам ее тела. Его грудь вздымалась, мышцы шеи были напряжены — казалось, он пытается сохранять самообладание. Пряди черных волос, в которых играли блики огня, упали ему на лицо, оттеняя его суровую красоту. Он наклонился и нежно поцеловал ее, будто успокаивая.

— Спокойно, девочка. Подожди немного, и тебе понравится больше.

Ей уже нравилось. Он заполнил внутри ее все целиком, и ее вдруг охватил суеверный страх. Так вот он какой, этот загадочный акт совокупления! Она и представить не могла столь интимное воссоединение, которое заставило ее прижаться к нему и ощутить восхитительную тяжесть его тела.

— Мне нравится, — прошептала она. — Очень нравится.

Зарывшись лицом в ее волосы, он прохрипел:

— А теперь я сделаю так, что ты это полюбишь.

Макбрут начал двигаться в медленном ритме, пробудившем в ней первобытную страсть. Хелен приподняла бедра, чтобы он вошел еще глубже, но этого ей уже было недостаточно, хотелось чего-то большего, чего-то недостижимого… Она вцепилась ему в плечи, двигаясь вместе с ним, чувствуя, как желание внутри нарастает и становится невыносимым… Закрыв глаза, она сосредоточилась на том месте, где они были соединены.

— Расслабься, — сказал он, тяжело дыша. — Ни о чем не думай!

— Как это?

Но она знала. Восторг охватил ее, и с громким криком она вознеслась на вершину блаженства. Ее нежная плоть пульсировала, так что Хелен почти не заметила его заключительного толчка и не слышала яростного, звериного крика.

Мало-помалу она начала приходить в себя. В очаге потрескивал огонь, усиливая впечатление уюта. Удовлетворение было таким глубоким, какого Хелен никогда в жизни не испытывала, и благодарить ей следовало того, кто лежал, распростершись над нею, так что их тела все еще восхитительно сливались воедино.

Макбрут. Кто бы мог подумать, что она разделит такую необыкновенную радость с человеком, которого узнала всего несколько часов назад?

Огромная нежность, чувство близости захлестнули ее. Он ввел ее в тайное общество настоящих женщин.

— Розами, — вдруг удивленно сказала она. — Эти тюфяки пахнут розами.

Он ничего не ответил, а лишь прижался щекой к ее волосам.

Хелен оглядела комнату, в которой они находились. Старинная мебель красного дерева странно контрастировала с грубыми каменными стенами.

— Эти одеяла, должно быть, принадлежали хозяйке замка. Что с ней случилось?

Она почувствовала, как под ее руками напряглись его мышцы, но Макбрут так и не поднял головы, лишь что-то недовольно буркнул.

Его нежелание говорить ей понравилось: рычит, как лев, а на самом деле — сущий котенок. Но потом страшная мысль поразила Хелен: что, если эта спальня когда-то принадлежала его жене и здесь он пережил страшную трагедию, потеряв ее?

Слезы сочувствия выступили у нее на глазах. Если Макбрут не желает, чтобы его об этом расспрашивали, она должна уважать его чувства и умерить свое любопытство. А у нее столько к нему вопросов! Ей так хотелось выяснить о нем все!

Хелен погладила его волосы и тихо сказала:

— Я даже не знаю, как тебя зовут.

Он приподнял голову и бросил на нее настороженный взгляд.

— Александр.

— Алекс, — повторила она и улыбнулась. Это имя ему подходит — в нем есть что-то цивилизованное и вместе с тем что-то от дикого зверя. — Алекс Макбрут.

— Нет, просто Макбрут. Так называют лэрда — главу клана.

Конечно, он не простой горец, потому и живет в замке!

— Если ты лэрд, где же твои люди?

— Они в деревне.

— Но когда-то, видимо, обитали здесь. Этот брошенный обеденный стол…

— Хватит болтать, — грубо оборвал он ее и встал. Лицо его приняло прежнее суровое выражение. — Женщины любят рассуждать о делах, которые их не касаются. Похоже, и ты такая же…

Он стоял над ней, полуголый и величественный.

— Я просто удивилась… — Она не знала, что и думать.

— Тогда забери свое удивление с собой в свою кровать. — Он схватил ее сорочку и кинул ей. — Сейчас же.

Хелен сразу стало холодно.

— Как ты смеешь так со мной разговаривать после всего, что только что произошло между нами?

— Я получил удовольствие, и ты тоже. Но теперь все кончено, и у меня нет охоты тратить время по пустякам.

Отвернувшись, он стал поправлять складки килта.

Несмотря на то что она желала видеть в нем только хорошее, его поведение обидело ее. Как ей объяснить свое желание слышать нежные слова и насладиться прощальным поцелуем? Она не ожидала, что ночь открытий кончится так плачевно. Ею просто воспользовались!

Дрожащими руками Хелен натянула на себя одежду и закуталась в накидку. На мгновение она остановилась, глядя на лэрда Александра Макбрута, подарившего ей минуты несказанного наслаждения.

Он стоял, повернувшись к огню и опершись одной рукой о камин. Тысячи вопросов вертелись у нее в голове, но он вел себя так, будто уже забыл о ее присутствии.

Она в самом деле больше никогда его не увидит.

Комок в горле помешал ей сказать ему слова прощания. Хелен тихо вышла и почти на ощупь пробралась по холодному темному коридору в свою спальню, где мисс Гилберт все еще похрапывала в блаженном неведении. Милорд проснулся и завилял хвостом, и Хелен погладила его перед тем, как заползти под одеяло. Она закрыла глаза, вспоминая ту радость, которую ей доставил Макбрут. Нет, не Макбрут.

Алекс.

Это Алекс занимался с ней любовью. Своими нежными руками он перенес ее в рай. Она поняла — возможно, слишком поздно — что теперь уже никогда не сможет успокоиться, узнав тайну отношений между мужчиной и женщиной. Одного раза оказалось слишком мало. Она скучала по теплу его рук и жару поцелуев, а ее нежная плоть между ног уже снова требовала свидания с ним, и только с ним.

Алекс.

Обхватив руками подушку, Хелен металась по постели. Глупо желать невозможного — завтра она уедет и никогда больше сюда не вернется. Приключение окончено. И все же, засыпая, Хелен молилась о том, чтобы у нее появился шанс околдовать его еще раз.


Глава 2 | Скандальные свадьбы (Сборник) | Глава 4