home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Понедельник, 28 января 2143 года

В семь утра жужжание будильника вытащило Сида из приятного сновидения. Он застонал от усталости и досады и сумел хлопнуть по кнопке «отбой», прежде чем Хасинта помешала. Каким бы ни был сон, ненадежная память выкинула его к тому моменту, когда Сид шлепнулся обратно на матрас.

– Этим утром тебе придется будить детей, – сказала Хасинта. Голос у нее был болезненный.

Его сетка послушно развернулась, заполнив поле зрения иконками и базовым текстом. Никто пока не засёк, как такси подбирает труп Норта. «Надо запрограммировать более длинный интервал между пробуждением и появлением сетки».

– Я знаю.

В воскресенье она взяла ночную смену. Хорошие деньги, но из-за экстренного вызова добраться до постели удалось лишь в четыре утра.

Сид велел элке приглушить сетку и лежал, пока жена не начала опять похрапывать, после чего осторожно выбрался из постели. Уилл и Зара ворочались в своих кроватях. Он сумел поднять их и отправить в ванную без лишнего шума. Они привыкли, что мамочка поздно приходит домой и должна выспаться, так что спустились по лестнице тихонько, неся стопку школьной одежды из сушильного шкафа.

– Молодцы, – сказал он детям, когда оба оделись перед старой плитой «Рейбёрн»[31] в кухне.

Это была теплосберегающая модель, подсоединенная к толстой черной плите коллектора из материала с фазовым переходом, установленной снаружи дома, на южной стене, и все лето впитывавшей жару. Тепло потом медленно и равномерно переходило в духовки и конфорки, поддерживая нужную температуру, так что требовалось лишь немного подстегнуть их при помощи электричества, чтобы начать готовку. Зимним утром это в первую очередь превращало кухню в самую теплую комнату.

Сид переключил «Рейбёрн» на функцию быстрого запуска и приготовил на завтрак яйца пашот.

– Вы домашнюю работу сделали? – спросил он, когда они сели за стол.

– Ты уже спрашивал вчера вечером, – пожаловался Уилл. – Я тебе сказал, что в пятницу все закончил. Школьная сеть подтвердила и проверила. Я вне подозрений.

– Я не мучаю тебя проверками. Просто беспокоюсь, вот и все.

– Я дочитала книгу, папа, – с серьезным видом сообщила Зара. – Мне понравились истории о принцессе-пони.

Уилл скорчил рожицу, но не стал насмехаться. Сид ободряюще улыбнулся дочери.

– Молодец, малыш.

Зара была увлеченной читательницей, но он не мог дождаться, когда она перейдет к более интересным вещам. Все учителя говорили, как важно поддерживать её на этом этапе; слишком многие дети предпочитали более лёгкие зонные интерактивы, едва изучив основы.

– Так мы сможем завести щенка, если переедем в новый дом? – спросил Уилл, отрезая себе тост. – Он большой, места хватит.

– Щенок, знаешь ли, это много забот, – сказал Сид.

В пятницу он тайком отправился взглянуть на дом в Джесмонде. Йен и Ева прикрыли его, загрузив Ральфа файлами на рассмотрение. Это было нетрудно – расследование обрастало феноменальными объемами данных. Его первоначальная оценка об отслеживании трех-четырех такси в день оказалась в каком-то смысле оптимистичной. В четверг они сумели обработать только два. Маршрут, которым следовало через город одно из них, был абсурдно запутанным, а потом машина повезла клиента в Морпет, ради чего пришлось разбираться в совершенно новой партии траловых файлов. Ральф работал с ними в офисе и зонном театре; он понимал. Эльстон был менее снисходителен.

– Я буду его выгуливать, папа, – торжественно пообещала Зара. – Каждый день.

– Посмотрим.

– Что посмотрим? – спросила Хасинта. Она вышла в кухню с всклокоченными волосами, завернувшись в большой банный халат. Ладонью прикрыла широкий зевок.

– Тебе надо поспать, – укоризненно заметил Сид.

– Я хотела сказать всем до свидания, – ответила она и, обняв Уилла и Зару, с любовью прижала их к себе. – Ely и что «посмотрим»?

– Сможем ли мы завести щенка.

– Только в новом доме, мамочка, – сказала Зара.

– О-о! – Хасинта заинтересованно посмотрела на Сида. – Правда?

– Я подумал, мы можем подать заявку, – сказал Сид. – Вчера вечером проверил наши финансы. Мы, скорее всего, сможем его себе позволить – если нам хорошо заплатят за этот дом.

– Ой, лапуля, ты уверен? – Хасинта рухнула на стул и потянулась к чайнику.

Сид окинул взглядом сидевших за столом.

– Дом нам всем понравился, верно?

– Да! – завопили дети.

Хасинта отпила чая и запустила пятерню в волосы.

– Чтоб мне провалиться!

– Не можем же мы вечно жить тут, – сказал Сид, схватив её свободную руку. – Давай примемся за дело. Позвони агенту по недвижимости, сделай предложение.

– Сколько?

– Начни на пятнадцать процентов меньше запрошенной цены.

– Таких предложений будет полным-полно.

– И если продавец получит лучшее, он будет очень счастлив. До той поры пусть думает о нашем предложении.

– Пятнадцать процентов? – Её голос звучал неуверенно.

– Им пока что всерьёз ничего не предлагали, а дом на рынке уже шесть недель.

– Ага, но никто не покупает на Рождество.

– Ты хочешь попытаться получить этот дом или нет?

– Ладно. – Она сжала его руку в ответ. – Я позвоню агенту сегодня. Проклятие, надо будет оценить этот дом. И поверь мне на слово, никто не придет его смотреть, даже через виртуал, пока тут не будет полный порядок. А…

– Допивай чай, – сказал ей Сид.


В восемь тридцать, когда Сид вошёл в Офис-3, там его ждала Тилли Льюис. Как только печать звукоизоляции загорелась синим, она вручила ему толстую папку распечаток и три чипа памяти.

– Итоговый отчет криминалистов по сожженному такси.

– Спасибо. – Сид провел её в свой боковой кабинет и запер дверь. – Итак, что у нас тут? – спросил он, загрузил первый чип в защищённую сеть Офиса-3 и скачал данные в выделенную им память.

– Огонь сильно повредил все.

– Да ладно, и больше ничего?!

– Ты сам видел. Кто-то запустил в такси шаровую молнию, а биойля там использовали литров десять. Мы хороши, но чудес не творим.

– Ну ладно, а что с сетью автомобиля? Вы смогли восстановить какие-нибудь патчи?


– А, это ещё в процессе. Компоненты пришлось отослать в специализированную компанию в Лондоне. Они используют квантово-электронный анализ, чтобы напрямую считывать схемы процессора. Они обычно работают с авиационными сетями, восстанавливают данные после авиакатастроф, так что для них это не должно быть трудно. Но и быстро не будет.

– Точно. Спасибо, Тилли.

– Кое-что ещё. Не само такси. Помнишь сверток с одеждой в багажнике?

– Да.

– Никогда не сворачивай одежду, если хочешь, чтобы горело как следует. Тряпки – хороший изолятор. Сердцевина свертка осталась нетронутой. – Она подалась вперёд и пролистала распечатку. – На рубашке пять порезов слева на груди, соответственно следам на груди трупа, который вы выловили из Тайна; ткань вокруг пропиталась кровью. То же самое с костюмом: сообразное расположение порезов и такое же большое кровавое пятно.

– То есть это точно моя жертва?

– Да, анализ крови подтверждает, что это Норт-два. Эту одежду он носил, когда был убит, и это такси использовали, чтобы перевезти его тело. Ага, вот оно…

Она бросила через стол лист бумаги. Сид посмотрел на фото пары носков, разложенных на блистающем белом смотровом столе, с линейкой рядом для масштаба. Они были темно-серые и кое-где обгорели. Детектив перевел взгляд на Тилли.

– Ну и?

– Костюм из «Хатчара» – это дорогой магазин, но, к сожалению для нас, одежда там готовая. Компания работает по всей ГЕ, включая присоединенные планеты, у них два магазина в Ньюкасле и вдобавок три отдела в местных универмагах. То же самое касается рубашки – «Бролл-Бросс», излюбленная марка у исполнительных директоров по всем транскосмическим мирам, ничего особенного в ней нет. Только в Ньюкасле десять торговых точек, а ещё сетевой магазин, который поставляет тысячи рубашек ежедневно. В общем, у нас тут стандартная униформа члена правления компании. В точности то дерьмо, какое и должен носить Норт-два, по моим представлениям.

Сид постучал по фото указательным пальцем.

– А эти?

– Сделаны из дренси-шерсти, – с триумфом сказала Тилли.

– Будь добра, малыш, я не из модников. Что в этом необычного?

– Дренси на самом деле не шерсть, ну, не овечья шерсть. Это расщепленные волокна боковых стеблей растения дренси… которое произрастает на Сент-Либре.

Сид устремил на фото более заинтересованный взгляд.

– А ты не шутишь?

– Это ещё не все. Дренси-шерсть хороша, качественный продукт, приятна на ощупь и разумно долговечна. Но её не экспортируют. У них не получилось добиться рентабельности, потому что в ГЕ слишком сильная конкуренция и протекционизм, чтобы подобное сюда поставлять. И потому на Сент-Либре дренси широко используют в качестве альтернативы овечьей шерсти, но больше нигде её не найдешь.

– Жертва побывала на Сент-Либре.

– Да. Только там он мог получить такие носки.

– Что-то ещё это подтверждает? Какой-нибудь след на костюме?

– Нет. Его костюм почистили непосредственно перед убийством – мы нашли стандартные смеси из химчистки среди волокон ткани. Рубашку в тот день он надел свежую, насколько мы можем судить, то же самое касается белья и носков. Никаких спор с Сент-Либры или других следов. Только носки связывают его с планетой. Именно та вещь, которую покупаешь, когда ты вдали от дома.

– Хм, любой полоумный защитник-барристер разорвет этот довод на части перед присяжными, но я ведь и не собираюсь предстать с ним в суде. Это улика, и я тебя за нее благодарю.

– На здоровье. Мы уже выслали счет на оплату. Убедись, что сидишь, и лишь потом открывай его.

После того как Тилли ушла, Сид прочитал весь криминалистический отчет по свертку с одеждой из багажника такси. Тилли была права по поводу большинства вещей – костюм и рубашка оказались дорогими, но типичными. Только носки являлись уликой. Он пригласил Йена и Ральфа в свой кабинет и вызвал Альдреда по защищённой линии.

– Костюм и рубашка ничего нам не дадут, – сказал им Сид. – Но я все равно поручу специалисту по данным поработать с ними. Хочу составить список Нортов-два, которые покупали такие костюмы и рубашки такого фасона. Если кто-то из них покупал и то и другое, мы продвинемся.

– Я поручу это Йохану, пусть составит списки, – сказал Йен. – Он хорош. Но нам, скорее всего, понадобится ордер – такие большие компании не спешат передавать кому-то драгоценные списки клиентов.

– Ладно, я подключу нашу юридическую службу, – согласился Сид. – Но это все равно мало что нам даст. Меня больше интересуют носки. Альдред, вы можете предоставить список ваших братьев, которые посещали Сент-Либру на протяжении последнего года?

– Нет проблем; но должен предупредить, это почти половина из нас, если не больше. Административный персонал «Нортумберленд Интерстеллар» постоянно путешествует через портал, в особенности это касается старших менеджеров. Такие у нашей работы требования. Даже мне от них не отвертеться.

– Если бы я мог вычеркнуть из списка половину из вас прямо сейчас, это был бы большой плюс, – сказал Сид.

– Понимаю. Список будет у вас сегодня.

– Спасибо.


Это был лёгкий безопасный звонок. В час дня Сид снова работал в своем офисе с Ральфом, вокруг двери холодно светились синие огни, а окна сделались непрозрачными. Звонил не только Вэнс Эльстон; другая половина стенного экрана показывала вице-комиссара Шармоник Пассам. Она сидела на какой-то веранде, а прямо за перилами виднелись большие экзотические тропические растения, которые в ярком свете Сириуса мерцали густым изумрудным цветом.

– Полковник Эльстон вкратце изложил мне, как продвигается ваше расследование, детектив, – сказала она выверенным тоном, и прозвучало это так, словно Эльстон вручил ей нечто ядовитое.

Едкое «ваше расследование» не ускользнуло от внимания Сида. Она уже установила полосу чистой воды между ними на случай плохого результата.

– Моя команда добилась значительного прогресса, вице-комиссар, – сказал Сид таким же невыразительным тоном. – Мы опознали автомобиль, который был использован для перевозки трупа по городу, и теперь отслеживаем его передвижения в обратном направлении, чтобы найти место убийства.

– Сколько такси вам нужно отследить?

– Двести семь.

– И сколько вы уже обработали?

– Двадцать семь.

– Я не такого прогресса ожидала.

– Местная преступная группировка, которая помогала с избавлением от тела, поднаторела в такой деятельности. У них было тщательно разработанное прикрытие, и в конечном итоге это поможет нам их идентифицировать.

– Вы хотите сказать, это был не пришелец?

– Я хочу сказать, что убийце сильно помогли люди, хорошо знающие Ньюкасл.

– Это ничего не опровергает, – вступил Вэнс. – У нас есть подтверждение итогов генетических тестов, проведенных с Нортами-два. Они те, за кого себя выдают. Никаких самозванцев не внедрили в «Нортумберленд Интерстеллар», это не корпоративная махинация, которая была единственной жизнеспособной альтернативной теорией по поводу мотива. Происходит что-то странное.

– Прошу прощения, – сказал Сид. – Я никогда не говорил, что это не так. И мы ведь разобрались только с А-Нортами-два. Нет сомнений, что жертва недавно побывала на Сент-Либре, – криминалистический анализ одежды подтверждает это. И у нас ещё остаются две ветви семьи Норт, с которыми надо разобраться. Пока что мы получили от них только словесные заверения, но ничего весомого.

– Детектив, – резко проговорила Пассам, – здесь, на Абеллии, я возглавляю самую важную межзвёздную миссию из всех, которые ГЕ поддержала за последние тридцать лет. Я прошлым вечером ужинала с самой Бринкелль Норт, а вы по-прежнему несете чепуху о том, что за всем этим стоят корпоративные манёвры, в особенности той ветви семьи, которую возглавляет Бринкелль. Я не могу принять вашу дикую гипотезу. Вы не предоставили весомых улик, только предположения. Ваше расследование практически увязло, и вы мечетесь из стороны в сторону в поисках козла отпущения, на которого можно свалить отсутствие результатов. Пара носок не означает связи целой корпорации с убийством.

– Я не говорил, что они…

– Я уверен, комиссар, мы имеем дело с другой точкой зрения, только и всего, – перебил Эльстон. – Детектив Хёрст старается изо всех сил в трудных обстоятельствах, но он в силу необходимости сосредоточен на одном аспекте проблемы: расследовании убийства. Мы должны учитывать картинку покрупнее. Что-то убило Бартрама и его домочадцев двадцать лет назад, и оно же только что нанесло новый удар. Здесь происходит что-то странное, и существует сильная связь с Сент-Либрой… даже детектив Хёрст это признает.

«Ещё бы не признал, мать твою!», – подумал Сид, кипя от злости.

– Что бы ни случилось в Ньюкасле, оно закончилось, – продолжил Эльстон. – Нам следует сосредоточиться на источнике проблемы: континенте Брогал.

– Целиком и полностью согласна, – быстро сказала Пассам. – Экспедиция – правильный способ дальнейших действий. Ньюкасл не дал улик, которые бы это опровергли.

– Могу я по крайней мере продолжать расследование убийства Норта? – резко спросил Сид.

Вице-комиссар Пассам не дрогнула.

– Разумеется, ваше расследование должно продолжиться, оно ещё может предоставить нам что-то важное. Полковник Эльстон, я полагаю, вы скоро к нам присоединитесь?

– Мой вылет вместе с командой запланирован на четверг.

– Отлично. Детектив Хёрст, теперь вы наделены всей полнотой власти в расследовании. Разыщите для меня это место убийства.

– Да, безусловно.

«И это прикроет твой зад. Сука!»

Ральф открыто улыбнулся, когда Эльстон и вице-комиссар исчезли с экранов.

– Что? – прорычал Сид.

– У вас получается все лучше.

– И вы тоже идите в жопу.

– Нет, я серьезно. Вы справились и ничем в нее не швырнули.

– Да уж, она только что списала целое расследование, потому что оно не устраивает её с политической точки зрения. Какой ничтожный кретин так поступает?

– Видимо, полноправный вице-комиссар ГЕ.

Сид обмяк в кресле и сумел слабо улыбнуться.

– Клянусь, когда я докажу, что это корпоративная операция, буду смеяться так, что моя долбаная голова отвалится. На медиаконференции я объявлю каждому миру в этой Вселенной, насколько бессмысленны комиссар Пассам и её драгоценная экспедиция.

– Видите, она вас мотивировала. Она знает, что делает.

– Да пошел ты!..

– Далеко не уйду, нам ещё работать вместе. Я тоже за вас поручился перед своим начальством. Мне нужен ежедневный отчет о результатах, и я постараюсь прикрыть вас перед О’Руком, но, если вам понадобятся ещё финансы, особенно в том масштабе, в каком вы их сжигаете в последнее время, придется предоставить для этого серьезную причину.

– Да, я в курсе.


– И что, мы продолжим отслеживать передвижение такси? – спросила Ева той ночью в квартире Йена.

Она опять прихватила подушку, чтобы сесть на нее прямо на полу, и пила зелёный чай, который Йен для нее приготовил.

– Нам остается лишь это, – признал Сид. Он открыл свое пиво и привалился к стене в пустой гостиной. – Это все, что у нас есть, и, если подумать, ситуация в каком-то смысле грустная. Столько работы, самое масштабное расследование убийства, какое только знал участок на Маркет-стрит, – и я играю в «поймай такси» в громадном зонном виртуале. Надо было детей взять, они хорошо играют в такие игры.

Йен сидел на барной стойке, бесцельно болтая ногами, и смотрел на коллег.

– О’Рук перевел большую часть детективов обратно из Офиса-два через десять минут после того, как Ральф сегодня ушел, – сообщил он. – У меня остались только Йохан и ещё двое.

– Сколько такси они успели обработать, прежде чем их перевели? – спросила Ева.

– Примерно семьдесят пять. Неплохо для шайки придурков. Но они изучали сто двадцать. Выходит, сорок пять оказались пустышками с фальшивыми регистрационными кодами или незарегистрированными водителями, или их компании заявили, что, согласно логам, этих машин на дорогах не было.

Сид не сдержал ухмылки.

– Ага, почти треть работает нелегально; это соответствует городским легендам. Разве кто-то хочет, чтобы сборщик налогов оттяпал у него воскресную выручку?

– Дело не только в водителях такси, которые пополняют свои вторичные счета, – сказала Ева. – По городу ездят и курьеры банд.

– Да, и это наша самая большая проблема, – согласился Сид. – Отделить обычных правонарушителей от тех, кто сбросил наш труп. Это означает лишь то, что нам на самом деле придется отслеживать каждое из них по отдельности.

– Ох, дерьмо какое! Нужное нам такси окажется последним в очереди, – простонала Ева и уперлась затылком в стену, закрыла глаза. – Я знаю, что так будет. Нам жуть как не везёт.

– Сорок дней сверхурочных, по-моему, неплохо, – заметил Йен.

– До тебя ещё не дошла история про деньги? – спросил Сид.

– А что?

– Я слышал в участке, что АЗЧ пока что не заплатил О’Руку ни единого еврофранка.

– Охренеть! Правда?

– Мы потратили целое состояние, половину отведенного на этот год бюджета на расследования убийств – все на одно дело, а ещё даже не февраль.

Йен ответил ему коварной ухмылкой.

– Это ты все потратил. – Он отсалютовал бутылкой пива.

– Не смешно, – сказала Ева.

– Зато правда, – сказал Сид, вздыхая. – И это не включая запуск зонного театра. И счета от агентств, которые нагрянут в конце месяца.

– О’Рук отправит нас сопровождать школьные автобусы до скончания веков, – сказала Ева. – Ну зашибись, как повезло!

– Почему АЗЧ не заплатил? – спросил Йен.

– Как они говорят, другая бухгалтерия. Не принято платить по частям. Они возместят расходы после того, как расследование завершится и мы предоставим им общий счет.

– Но… даже если нам повезет и мы отследим нужное такси к концу недели, это не будет конец расследования.

– Погодите, – сказала Ева. – Под «завершением» они подразумевают предъявление обвинения или обнаружение пришельца? Что, если у нас не выйдет, если дело получит неактивный статус? Это считается завершением?

Сид развел руками.

– Вот ты мне и скажи, лапуля. Это очень серьезный стимул для Маркет-стрит, чтобы возбудить уголовное преследование. Потом, есть ещё Норты, которые по-своему давят. Держу пари, АЗЧ таким образом поддерживает свою репутацию отморозков. Все хотят, чтобы О’Рук продолжал пинать мой зад, кроме той сучки вице-комиссара.

– Так нам придется его раскрыть?

– Ага.

– Зачем же тратить время на хрень вроде списка костюмов? – спросил Йен. – Все знают, что для покупки одежды используют вторичный счет. Ни один из Нортов-два не будет фигурировать в качестве хозяина того костюма и рубашки.

– Знаю, – сказал Сид. – Но, как я уже говорил, нам надо сначала покончить с официальными процедурами, чтобы сосредоточиться на поисках настоящего виновного. И генетический тест, которому они подвергли Нортов-2, очень помог.

– Как? – растерянно спросила Ева.

– Он показал, что все А-Норты-два на самом деле Норты-два.

– Да-да. – Оживившийся Йен похлопал в ладоши. – Я понял, босс. У нас самозванец.

– Очень вероятно. Мертвец в Тайне оказался Нортом, и все просто – так или иначе, семейка увязла в этом по самую шею. Возможно, Б-или К-Норта, вовлечённого в какую-то махинацию, раскрыли и устранили. Но это маловероятно, потому что Августин и Альдред изо всех сил давят на нас, чтобы мы узнали, что произошло на самом деле. Моя версия такая: за этим стоят Бринкелль или Константин, а тело принадлежит одному из сыновей Августина. То есть Йен прав, его заменил Б-или К-Норт, украл его жизнь.

– Если это правда, – медленно проговорила Ева, – то наша жертва обязана быть Нортом-два, который занимал довольно высокое положение в «Нортумберленд Интерстеллар» и имел доступ к кодам высокого уровня или данным… ну, тем, которые им нужны.

– И это прекрасно увязывается с носками, – сказал Сид. – По словам Альдреда, старшие менеджеры постоянно путешествуют через портал на Сент-Либру.

– За этим точно стоит Бринкелль, – сказала Ева. – Способ убийства был использован против её отца.

– Как-то все бессмысленно, – сказал Йен. – Бартрама и его людей убила та психованная девчонка, Трамело.

– Возможно, попытка сбить со следа, – сказал Сид. – Трудно сказать. Надо сосредоточиться на том, что мы точно знаем. Это тайная корпоративная операция – и, что ещё противнее, она несомненно связана с их старым семейным расколом. Нет ничего хуже кровавых междоусобиц.

– Но что это за корпоративная махинация? – спросил Йен.

– Не имеет значения, – сказала Ева. – Теперь мы можем забыть про эту глупую гипотезу с пришельцем и работать над делом как положено. – Она бросила взгляд на Сида. – Что там твой связной с бандами?

Он скорчил гримасу.

– Я задал вопрос. Теперь надо дождаться ответа.


Понедельник, 21 января 2143 года | Звёздная дорога | Четверг, 31 января 2143 года