home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Понедельник, 18 февраля 2143 года

– Городской отдел архитектуры одобрил нашу экспертизу, – сообщила Хасинта за завтраком. – Сеть городской администрации выдала результат вчера вечером.

– О-о, великолепно, – сказал Сид.

Экспертиза была последним правовым препятствием к продаже их дома в Уолкергейте – официальный отчет, составленный до нелепости дорогим специалистом по структурному анализу зданий, заключавшийся в подтверждении того, что четыре стены и крыша существовали, но не гарантировавший ничего другого. Сид уже решил вопрос об ипотеке с компанией, зарегистрированной в Камбодже, которая согласилась дать им денег на дом в Джесмонде, основываясь на совокупности их зарплат, и предоставила надлежащий документ его стряпчему. Это позволяло законным образом перевести деньги по завершению продажи. Насколько знали – и могли доказать – его британский банк и налоговое бюро ГЕ, камбоджийская ипотечная компания владела всеми документами и ежемесячно получала выплаты. На самом деле Сид сам владел ипотечной компанией, и для этого понадобилось взять заём у другой финансовой компании из Вьетнама, поменьше, потому что «камбоджийцы» использовали значительную часть сбережений Сида со вторичного счета в качестве первоначального взноса за новый дом, равно как и выручку за старый. Так что из официальных ежемесячных выплат по ипотеке половина возмещала вьетнамский заём с разумными процентами, а остальное шло прямо на вторичку Сида. Они законным образом получали дом большего размера и больше денег на ежемесячные карманные расходы.

– Кто-то хочет купить этот дом? – нетерпеливо спросила Зара, зачерпывая кашу ложкой.

– Пока что пятнадцать виртуальных просмотров, – гордо объявила Хасинта. – Агент сказал: трое попросили о визите, как только с обработкой данных будет покончено.

Они с Сидом сжали друг другу руки и обменялись взглядами. Он не нашел в себе силы сказать ей, как плохо обстоят дела с расследованием. Никакого такси и никакой связи с данными Хайфы, к тому же он подозревал, что Хайфа переслала не все. И О’Рук хотел забрать пятерых членов команды.

– Итак, вам двоим надо поддерживать в комнатах чистоту, – предупредил детей Сид.

– У меня чисто, – тотчас же сказала Зара.

Уилл впервые оторвал взгляд от экрана, где показывали новости с Сент-Либры. Н-лучевики экспедиции успешно перелетели через громадные горы Затмения и передавали потрясающие картины высоченных заснеженных скал и долин.

– И у меня, – протестующе заявил он.

Сид посмотрел на кусочек каши на чистенькой понедельничной школьной рубашке Уилла и изобразил недоверчивую гримасу.

– Ну ладно, тогда пусть там и дальше будет чисто, хорошо?

– Я отвезу их сегодня утром, – сказала Хасинта. – Если ты сможешь забрать вечером. У обоих клубы, так что это будет в шесть.

– Конечно.

Их пальцы опять переплелись.

– Я знаю, что ты любишь пораньше приходить на работу после выходных.

– Спасибо. – Он ухмыльнулся.

– Ух, – сказал Уилл и обеспокоенно сморщил нос, уставившись на их руки. – Что это с вами такое?

– Ничего, мы в полной боевой готовности, – сказал Сид и подмигнул Хасинте, которая начала хихикать.

Уилл озадаченно посмотрел на сестру, потом покачал головой и продолжил поедать овсянку.

Сид и Хасинта в последний раз обменялись взглядами. Он знал, что вскоре такое поведение при детях придется объяснять по-другому. Переезд в новый дом и расследование, как бы оно ни закончилось, означали безусловное завершение некоей эпохи. В последнее время в мире ощущалось нечто такое, словно он вёл отсчет времени. Сид подозревал, что это чувство возникло из-за зонного театра, в котором ему приходилось день за днём прокручивать одно и то же. «Ох, ну ладно, осталось всего сто девять маленьких ублюдков». Сегодня они достигнут середины. Он почему-то знал, что не станет убеждать команду, мол, теперь все пойдет легче.


Сид предоставил автопилоту «тойоты» везти его на Маркет-стрит. Пять дней не шел снег, дороги были в разумной степени чистыми, и движение текло как обычно, когда большинство ездили с включённым автопилотом. В чистом небе холодно и ярко светило низкое солнце, отражаясь от льда, сковавшего здания.

Он прокрутил на сетке официальные полицейские сводки за ночь, узнавая последние новости о том, как город вёл себя на выходных. Судя по всему, так же плохо, как всегда. Нападения, пьяные драки, кражи со взломом, два поджога, три убийства, средней тяжести токсовый передоз в клубе, целая вереница разбитых машин с глючными автопилотами, пьяные водители-ручники – ну неужели кто-то ещё так ездит?! – и общий бардак на дорогах.

Когда «тойота» нырнула в подземную парковку участка, Сид нахмурился и велел элке вывести данные по одному из убийств. Имя показалось смутно знакомым. Когда файл начал разворачиваться, он пожалел, что не может закрыть его и забыть. Джолвеля Каване нашли в ПСО Хитон. Проезжавшая мимо агентская патрульная машина заметила его в четыре утра. Это было нетрудно. Кто-то облил его биойлем и поджег.

Поднявшись в Офис-3, Сид воспользовался безопасной сетью, чтобы провести проверку. Джолвель Каване упоминался в информации, которую Хайфа Фуллертон прислала из своего отдела. Он был давним полицейским информатором, с которым оперативники должны были связаться.

Хайфа Фуллертон не обрадовалась, когда Сид вышел из лифта на пятом этаже. Она не сказала ни слова, пока они шли по коридору в её кабинет. Сид предположил, что она ещё не встречалась с О’Руком. Убийство полицейского осведомителя означало строгий выговор от начальства и официальное расследование.

– Итак, что случилось? – спросил он.

– Вы мне и скажите. Все шло прекрасно, пока мы не поделились с вами секретной информацией.

– Нет. Даже не пытайтесь прокрутить такой фокус. Я читал досье. Каване был одним из ключевых элементов дела. Вы его прорабатывали.

– Возможно. Теперь мы никогда не узнаем, да?

– Расследованием убийства будете заниматься вы или его спустят ниже?

– Ниже. У меня нет времени и денег, чтобы заниматься такими пустяками.

– Пустяками? – прорычал Сид. – Его сожгли заживо. Куда уж серьезнее?

– В этом все дело. Так банды расправляются с доносчиками. По этой же причине все делают публично, а не скидывают в какой-нибудь подвал, где никто никогда не найдет труп. Это предупреждение всем остальным. Такое, которое нельзя проигнорировать. Сегодня все наши связные попрячутся по углам. Какая бы чертовщина ни затевалась, мы про нее узнаем когда-нибудь потом, если вообще узнаем. Это конец, понятно? Мы все испортили.

– Ох, вот дерьмо!..

– Такси все ещё не нашли?

– Такси все ещё не нашли.

– Что ж, похоже, нам обоим за это надерут зад. Если разыщете такси, сообщите.

– Зачем? – с подозрением спросил Сид.

– Вы сами сказали – эти два дела, видимо, связаны. Найдете такси, увидите, кто в него сел с трупом, а я прогоню подозреваемого через наш ИИ. Мы оба знаем, что речь идёт о членах банды, а у нас сотни имён, подтвержденных и под подозрением. Если кто и сможет идентифицировать того, кого вы найдете, то лишь мой отдел.

Он долго не размышлял над такой сделкой.

– Ладно. Я дам вам знать.


Сообщение поступило в одиннадцать, прямо из офиса О’Рука. Сид должен был явиться в главную комнату для инструктажа на шестом этаже через десять минут. Детектив решил, что О’Рук вызывает его для взбучки, а потом заметил, кому ещё адресовано это сообщение: всем детективам участка старше четвертого ранга.

Он поднялся на лифте вместе с тремя из них, все смотрели друг на друга растерянно. Они прошли в комнату для инструктажа и дождались появления О’Рука. Его сопровождали Дженсон Сан и мужчина, которого Сид не узнавал, но его строгий вид и темный костюм однозначно свидетельствовали, что это старший бюрократ – манипулятивный, недоброжелательный, пекущийся только о собственных интересах.

– Это межагентская тревога ГЕ-масштаба, – сказал О’Рук. – Уровень секретности – глобальное ограничение.

Сид похолодел от беспокойства. «Ещё одно глобатьное ограничение? Дерьмо какое-то».

– Мистер Скрупсис из бюро ГЕ по связям с пришельцами, он объяснит, что происходит.

Бюрократ шагнул вперёд.

– Спасибо, начальник полиции. В целом это тревога по случаю исчезновения людей, и я сейчас объясню, в чем её важность. Мы подключили каждое местное и государственное правоохранительное агентство в ГЕ, и наши соответствующие коллеги делают то же самое по всей Земле. В минувшую пятницу профессор Себастиан Умбрейт и его семья – жена и две дочки, десяти и семи лет – исчезли. Они живут в Швейцарии, неподалеку от Женевы, и тревогу подняли коллеги по работе в пятницу ночью. Местная полиция провела расследование и не обнаружила признаков борьбы. Насколько мы можем судить, миссис Умбрейт забрала детей из школы как обычно, в шестнадцать ноль-ноль в четверг, и вернулась домой. Местные дорожные данные это подтверждают. Профессор Умбрейт покинул институт в восемнадцать семнадцать тем вечером и тоже добрался домой без происшествий. Обе машины стояли в гараже, когда прибыла полиция. Нам ещё предстоит определить точное время или метод похищения, но ясно, что это очень профессиональная операция.

Сид осторожно огляделся, чтобы отыскать взглядом Хайфу Фуллертон и увидеть её реакцию. Ведь не могло же оказаться так, что банды замышляли именно такую большую операцию?

– Что касается объяснения высокого уровня тревоги, – продолжил мистер Скрупсис, – я могу сообщить вам лишь то, что профессор Умбрейт работает на Швейцарское государственное агентство по ядерным исследованиям. Его познания могут быть неимоверно опасны, если окажутся не в тех руках. Итак, его досье будет загружено в гражданские ИИ, которые просканируют каждую систему наблюдения в его поисках; в дополнение к этому вы получите общий файл о нем, который следует передать каждому члену ваших команд. Его область деятельности ни при каких обстоятельствах не следует раскрывать ни им, ни друзьям, ни семьям. Надеюсь, это понятно. – Он многозначительно окинул взглядом комнату и заглянул в глаза стольким людям, скольким смог. – Очень хорошо, благодарю вас за сотрудничество.

– Задержись на минутку, – тихо сказал Дженсон Сан Сиду, когда все начали уходить.

Сид остался, пока комната не опустела – даже Дженсон Сан удрал, довольный, что ему не надо участвовать в маленьком собрании. Вокруг двери загорелась синяя печать, окна сделались серебристыми. О’Рук стоял за небольшой трибуной, вперив в Сида непостижимый взгляд. В кои-то веки его лицо утратило нездоровый румянец, хотя нервозность по-прежнему читалась легко.

– Выходит, есть связь? – спросил Сид.

– С вашим делом? – уточнил Скрупсис. – Разумеется, мы не знаем. Но это второе серьезное межзвёздное преступное происшествие за пять недель – вообще-то, за двадцать лет. Совпадение выглядит странно.

– Чем занимался Умбрейт?

– Он возглавлял команду по разработке D-бомбы. Вы знаете, что такое D-бомба, верно?

– Охренеть!.. – проворчал Сид, полностью сбитый с толку. – Да, я знаю – это ядерный заряд, которым стреляют в Зант-рой.

– Если точнее, это заряд, которым стреляют в пространственно-временной разлом, сквозь который проникает Зант. Бомба искажает разлом на квантовом уровне и делает бесполезным – на какое-то время, по крайней мере. Зант адаптируется ко всему, чем в него стреляют, и устройство бомбы приходится постоянно обновлять. Золотое правило: что сработало в прошлый раз, в следующий не сработает.

– Да уж. Послушайте, я вижу, насколько тут все серьезно, но правда не понимаю, как это связано с моим делом.

– Чем, по-вашему, вы занимаетесь, детектив?

– Ищем пришельца, который убил Норта-два.

– И вы в это верите?

У Сида и в мыслях не было отвечать на такой вопрос.

– Это очень необычное дело, и потому для него выделили такие ресурсы.

– Хороший ответ. Если на Земле скрываются пришельцы, вполне возможно, они могут попытаться овладеть нашими передовыми военными технологиями. Что касается меня и моего департамента, то я считаю это полной хренью. Это коварные корпоративные интриги, которые ведутся в громадных масштабах, и мы намерены их разоблачить.

Сид повернулся к О’Руку, словно взывая к священнику.

– И что же вы теперь от меня хотите?

– Продолжайте в точности как раньше, – сказал Скрупсис. – Отследите банду, которая убила Норта. Когда они у нас будут, мы разыщем их корпоративных казначеев. Потом вмешаемся и навсегда покончим с этой низкопробной махинацией.

– Хорошо, это я могу сделать.

– Вот и славно.

– Сообщи мне о новостях, как только они появятся, – сказал О’Рук. – Я буду держать связь с мистером Скрупсисом.

– А как быть с Ральфом Стивенсом? – ровным голосом спросил Сид.

– Будешь, как и раньше, ему докладывать. После меня.

– Понял. – Сид снова повернулся к Скрупсису. – Вы и Стивенс, вы же не работаете на одну контору?

– Нет, детектив, не работаем.

– Ясно.

Он повернулся, чтобы уйти.

– Как идёт охота на такси? – спросил О’Рук.

Сид послал двери приказ открыться. Синяя печать побледнела.

– Чертовски плохо, шеф.


Понедельник, 11 февраля 2143 года | Звёздная дорога | Пятница, 22 февраля 2143 года