home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Воскресенье, 24 февраля 2143 года

Анджела провела пару вечеров в столовой Эдзелла, слушая пилота по име-ни Рави Хендрик, который одновременно брюзжал и бахвалился тем, как принимал участие в подготовке передового лагеря Сарвар. Он подробно изложил каждую минуту рискованного полета над горами Затмения, где вертолёту приходилось увертываться от несущих гибель бритвенно-острых выступов, преодолевать пики, мощные микрошквалы[56] и скопления облаков с нулевой видимостью. Это было увлекательно; старый пилот рассказывал так, словно выполнил самый трудный из всех полетов, какие только совершали люди во всех транскосмических мирах. Надо же было как-то развлекаться, коротая время, пока ей и Парешу не удастся ускользнуть в озаренные кольцевым светом кусты за периметром.

В погруженном в сумерки лагере эти рассказы звучали забавно, разумеется. Теперь они лишали присутствия духа, поскольку она сама летела над пиками Затмения. Она провела большую часть двух с половиной часов полета, подключив телотрал к фюзеляжным тралам «Дедала», наблюдая за колоссальным горным хребтом внизу. Сначала это был передний обзор, потому что горы виднелись впереди почти с того момента, когда большой стратегический транспортник взлетел из Эдзелла. Потом добрых полчаса она смотрела вниз, поскольку они летели чуть выше гор. Совсем чуть-чуть. У их «Дедала» был крейсерский потолок в четырнадцать километров, и это означало, что белые блестящие верхушки самых главных пиков Затмения находились в тревожной близости от самолета, который пересекал гряду. Н-лучевики, которые выслали из Эдзелла на разведку, засекли с десяток гор, чья высота превышала десять километров. Эта находка спровоцировала целую волну болтовни в духе истинных мачо среди членов экспедиции, в особенности среди легионеров. Было много разговоров о том, как бы забраться на самый высокий пик и водрузить на его вершине флаг АЗЧ. Так много, что вице-комиссар Пассам официально запросила разъяснения у генерала Хуррама Шайкха, – ответ пришел предсказуемый: дескать, не спешите, посмотрим, что ещё найдет экспедиция, и тогда подумаем об этом.

Самые высокие пики и близко не были самыми серьезными проблемами на траектории полета. Существовали сотни пиков выше пяти километров. Учитывая тот факт, что у вертолётов класса «Берлин» максимальный потолок сорок три сотни метров – он значительно снижался при наличии наружного груза, – их маршрут через горы приходилось прокладывать особенно тщательно. Рави этим и занимался. Проверяя курс в виде безумного зигзага, определенный на основании переданных н-лучевиками данных оптики и радаров, он порхал вдоль пятнадцатикилометровых каньонов не шире нью-йоркской авеню, погруженных в постоянные сумерки, необычные для Сент-Либры, потом взмывал над гребнями, похожими на крепостные стены, сражаясь с термическими восходящими потоками, которые без предупреждения вырывались из глубоких расщелин с воплями баньши; обследовал относительно безопасные места, отмеченные как годные для дозаправки.

Естественно, часть хребта между Эдзеллом и Сарваром оказалась самой широкой, с буграми вокруг разлома. Горы Затмения вырвались из планетарной коры в виде большой буквы Y и тянулись на две с половиной тысячи километров с востока на запад, разветвляясь на полпути. Северный отрог был продолжением главного хребта, тянувшимся дальше на восток, а отрог чуть покороче и пониже, названный хребтом Умбра, искривлялся на юг.

Большую часть времени, пока «Дедал» летел над горами, они казались черно-белой гравюрой. Анджела видела лишь белый снег и темные скалы. В кои-то веки вездесущая зебровая растительность Сент-Либры была изгнана. Хребет был столь же бесплодным, как Истлевшая пустыня на Амброзе. Глядя на темно-синие, километровой ширины ледники, изгибавшиеся вокруг громадных вершин, она могла лишь улыбнуться нелепым мечтам легионеров о том, как бы разбить лагерь и бросить вызов десятикилометровой горе. Повезло, что самолет способен преодолеть гряду. Ксенобиологи говорили, что это может оказаться разделяющий хребет, по разные стороны которого планетарная эволюция могла пойти разными путями. Она решила, что такое возможно. В конце концов, монстр должен был откуда-то появиться. Но Анджеле чудилось, что эти горы и за целую жизнь не перейти. Им пришлось бы топать в обход. Если это «в обход» существовало.

Никто не знал, что лежит на востоке. Даже н-лучевики со своим опасным патрулированием на рабочей высоте в восемнадцать километров не могли заглянуть за далёкие вершины, подобные часовым. Но когда «Дедал» наконец-то пересек северную возвышенность, когда земля ушла вниз и снова превратилась в мешанину резко очерченных долин и смятых плато, покрытых густой растительностью, Анджела увидела начало притоковой сети массивной реки Дольче. Вся замёрзшая вода, которая покидала хребет Затмения – медленно ползущие ледники, проносившиеся по склонам лавины, ледяные речушки и озера, чья вода просачивалась сквозь расщелины в скалах, – рано или поздно собиралась в неудержимые потоки, которые с грохотом вырывались из предгорий, набирали скорость и теплели, стремясь на север, где каждый клочок земли рассекала река, и реки эти сливались и сливались снова и снова, пока мощный приток не впадал в саму Дольче, которая катила свои воды дальше к побережью, соединяясь по пути с другими реками и превращаясь в эстуарий Джаслин, – его они видели на фотографиях, сделанных во время первой разведки.

Влажность в бассейне притока Дольче была немыслимая. Все постоянно затягивали испарения; лишь фрагменты земли время от времени проглядывали сквозь короткие просветы в кипящем белом одеяле, которое накрыло весь район. Это следующее после хребта Затмения препятствие, которое воздвигла перед ними Сент-Либра.

Анджела прекратила наблюдать, когда горы остались позади. Безликая и скучная, хотя и яркая однородность клубящегося тумана вгоняла в тоску. Анджела знала, что, если позволит себе глядеть на это, начнет углубляться в анализ единообразия и размеров, думать о том, куда попала, как она далеко от цивилизации, как сильно зависит от АЗЧ и людей вроде Рави, сможет ли вернуться домой. Это погрузило бы её в уныние. Лучше ни о чем не думать, быть простой туристкой, которая довольна путешествием в одиночестве.

Два с половиной часа нервозности и вынужденного незнания – и вот посадочные механизмы с тревожной резкостью выдвинулись вниз.

– Наконец-то эта хрень закончится, – пробормотал Пареш на соседнем сиденье.

– Ты в порядке? – тихонько спросила она.

Перелет как будто лишил весь взвод обычной находчивости и живости. Никто не выглядел успокоенным тем, что приближалась посадка; никто не спешил узнать, что их ждёт в лагере Сарвар.

– Эти горы были большими, – сказал он. Поскольку Пареш предпочитал сохранять простую и четкую картину мира, это о многом говорило.

Она знала, что дело не в горах, а в увеличивающемся расстоянии и понимании того, что вскоре предстоит опять лететь дальше на север, в какой-то из передовых лагерей, которые должны построить на следующем этапе. Третья партия н-лучевиков уже отправилась выслеживать подходящие места. Пареш поддался чувству, которое Анджела изо всех сил подавляла, он осознал, какой тонкой стала их связь с цивилизацией. Осознал, что никто не придет на помощь, если они все же разыщут великое чудовище Сент-Либры.

– Мы их преодолели, – ободряюще сказала она Парешу.

И опять «Дедал» приземлился на полосу сырой плотной земли, которая казалась слишком короткой для чего-то столь безрассудно смелого. Опять Анджела молчаливо порадовалась тому, что у них такой умелый пилот. Опустилась аппарель, и пассажиры покинули самолет перед биолабораториями, которые их сопровождали в пути. Анджела огляделась; если не считать другие очертания горизонта, с более высокими горами, окружавшими их, не было почти никакой разницы между Сарваром и Эдзеллом в тот день, когда она туда прибыла. Сходство распространялось даже на планировку лагеря.

– Палатки, – объявила она.

Пареш посмотрел с любопытством:

– Что?

Она многозначительно улыбнулась. К Парешу подошел лейтенант Ботин.

– Капрал, ваш взвод ставит палатки. Я хочу, чтобы все было готово к семнадцати ноль-ноль. По поводу расположения спросите интенданта.

– Да, сэр.

Пареш быстро отсалютовал лейтенанту. Повернулся к Анджеле, одарил её печальной улыбкой и сказал, соглашаясь:

– Палатки.


Суббота, 23 февраля 2143 года | Звёздная дорога | Понедельник, 25 февраля 2143 года