home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Четверг, 7 марта 2143 года

Тропический ливень, начавшийся за час до рассвета, приглушил кольцевой свет и барабанил по палаткам так, что никто не мог спать, а влажная земля из-за него превратилась в болото. В одиннадцать ноль-ноль по местному времени он все ещё не ослабел. Ближайший к Вукангу н-лучевик, вертевшийся на расстоянии шестисот километров, показал обширный рой туч, которые медленно ползли на юг, в глубь континента, со стороны полярного моря. Спрятавшись в квик-кабинах на краю передового лагеря, полетная команда АВА изучила показания радаров и предположила, что буря утихнет к трем часам.

Сарвар должным образом отменил все полеты «Дедалов», запланированные на утро. Воды было столько, что появились сомнения в том, что они смогут возобновиться в ближайшее время. На спрессованной почве взлётно-посадочной полосы Вуканга образовалось длинное мелкое озеро, которому ещё нужно высохнуть.

В полдень Вэнс Эльстон приказал двум из трех лагерных «Лендроверов-Тропик» начать разведку, выискивая в джунглях пути, по которым мобильные биолаборатории смогли бы отправиться через несколько дней, когда в передовом лагере соберется полный набор персонала, оборудования и горючего.

Половина лагеря стояла под укрытием большой палатки-столовой, наблюдая, как серо-зелёные машины отъезжают, тяжело двигаясь по промокшей земле. Вскоре они исчезли из вида, поглощенные серебристо-серой пеленой ливня ещё до того, как достигли джунглей.

– Лейтенант Ботин, – сказал Вэнс.

– Сэр, – рявкнул лейтенант.

– Давайте проверим, насколько эффективны ваши взводы в плохую погоду. Я хочу, чтобы периметр обезопасили и держали под наблюдением. Приступайте.

– Да, сэр. Так, ребята, вы слышали командира, приступайте. Сбор у автопарка через десять минут.

Сидевшая за длинным раскладным столом посреди столовой Анджела наблюдала, как разворачивался авторитарный фарс. Она уныло улыбнулась легионерам, которые, натянув капюшоны дождевиков, потопали наружу, под ливень. Доев свой чизкейк, она подошла к столу, за которым сидел Вэнс Эль-стон вместе с Джеем Чомиком и Форстером Варделе, его младшим офицером по хозяйственным вопросам.

– Для меня приказы есть? – спросила она.

– А ты что же, подчинишься им, если будут?

– Я тут подумала: раз уж не могу патрулировать вместе с ребятами, может, помогу тебе?

– Как? – спросил Эльстон с нескрываемым подозрением.

Она пожала плечами.

– Я неплохо справляюсь с базовой обработкой данных, а ты потерял Муллена. Я знаю, что тебе не дали никого на замену.

– Хочешь, чтобы я дал тебе доступ к административной сети?

– Чтобы распределять дежурства и управлять складскими запасами – почему бы и нет? Думаешь, я воспользуюсь этим великолепным постом, который мне доверят, чтобы украсть побольше сырья, напечатать самолет и смыться?

Эльстон вынужденно усмехнулся и повернулся к Джею:

– Что думаешь?

– Муллен действительно вычистил из системы много дерьма, – неохотно признал Джей.

Анджела надавила сильней:

– Отлично, покажите мне, что делать, скройте все прочее за ограничениями доступа, и сами увидите, гожусь ли я.

– Зачем тебе это? – спросил Эльстон.

– По правде говоря, мне скучно до смерти. И мы оба знаем, что я не из числа плохих парней. Они нас ждут где-то там.

– Ладно. Даю тебе один шанс.

– Спасибо.

– Форстер, введи её в курс нудного дела.


Хозяйственный отдел в Вуканге размещался в одной из квик-кабин. Анджеле было сложно в это поверить, но рабочие кубиклы оказались ещё меньше, чем в Сарваре. Форстер втиснулся рядом с нею и начал объяснять, как работает система и какие процедуры требуют руководства. Хотя в сети имелся полуразумный софт, человеческий вклад и способности по-прежнему обладали ключевой важностью для предприятий вроде Вуканга, где любая внезапная проблема была уникальной и требовала субъективного решения, которое программа не могла вынести из-за отсутствия нужного опыта.

– В теории она всему научится через неделю или около того, – сказал Форстер. – Тогда мы сможем расслабиться и отдохнуть.

– А в реальной жизни?

– Я тут буду сидеть до того дня, пока мы не упакуем вещи и не отправимся домой.

Анджела улыбнулась, одобряя его прагматизм. Форстер постоянно вёл лёгкий флирт, который она не поддерживала, но и не пресекала. Он и близко не был таким полезным, как Пареш, но на этом этапе она не собиралась отказываться ни от каких вариантов.

Софт был абсурдно простым, а работа – неинтересной. Анджела начала распределять задания персоналу на следующую неделю, собирая команды для исследовательских поездок, которые запланировали Эльстон и Антринелл, выделять оборудование и ресурсы, которые им требовались, а потом отправлять предположения по дооснащению в Сарвар.

– Весьма неплохо, – признал Форстер, наблюдая, как она работает с оценочными величинами ежедневного потребления горючего.

– Это же не портальная наука.

Форстер ушел через девяносто минут, велев позвать его, если какая-то проблема загонит её в тупик. Их разделяет всего одна стена из тонкого композита, прибавил он с улыбкой, выражавшей слабую надежду.

Анджела знала, что бессмысленно пытаться загрузить в сеть лагеря какие-то шпионские программы через консоль в квик-кабине, – Эльстон уже должен был установить мониторы, чтобы наблюдать, что она будет делать. К счастью, это и не требовалось. Просмотр личных дел был частью работы. Потому, разобравшись с заданиями на пятницу, приняв во внимание изменения в расписании грузовых перевозок, отложенное техобслуживание «Лендроверов» и с десяток других изощрённых переменных величин, она вызвала личные дела персонала и начала читать их краткое содержание. Учитывая, что для взаимодействия с сетью и управления потоком данных в консольной зоне она использовала элку, можно было легко скопировать файлы в жёсткую кэш-память, которую Анджела бесцеремонно носила в поясе с инструментами. Чтобы засечь такое, Эльстону потребовался бы очень хороший софт – и он бы все равно не понял, зачем она это делает.

Единственной причиной копирования файлов было то, что она хотела в деталях ознакомиться с ними позже. Эльстон увидит, что Анджела играет в детектива, потому что Муллен что-то нашел в этих самых файлах – что-то достаточно важное для его убийства. С точки зрения логики это должно быть настолько серьезное несоответствие, чтобы поставить чью-то личность под сомнение целиком. Кто-то в Вуканге действовал под прикрытием.

Разумеется, Анджела знала кто. Но за долгий месяц с того судьбоносного воскресенья в начале февраля она так и не поняла почему. Она надеялась, что файл даст какую-нибудь зацепку. И она прочтет его позже как следует, вместе с остальными файлами, потому что Эльстон не должен узнать, кто именно её интересует.


Анджела все ещё сидела в своем новом кубикле, когда через час в квик-кабину прибыл Эльстон. Он хмурился, когда открыл дверь.

– Что случилось? – спросила она.

– Ты уже загрузила новое расписание на сегодня?

– Нет. Похоже, воскресенье станет моим первым большим экспериментом с вашими жизнями. Я подозреваю, во время завтрака все со скрежетом остановится, и люди будут рады внезапному выходному.

– Есть ли более ранние версии сегодняшнего расписания?

– Э-э… погоди-ка. – Она была весьма довольна тем, как получала сведения из сети, трогая пальцами иконки в клавикубе, углубляясь в базу данных при помощи элки. – Нет, я не могу их найти. Что произошло?

Эльстон нахмурился. Морщить лоб его заставляла тревога, а не гнев. Он понизил голос:

– Мы не знаем, где Иель.

– Иель? – Ей даже не пришлось снова открывать файлы персонала. – Он из команды ксенобиологов?

– Ага. Только вот они не могут его найти.

Её пальцы сомкнулись на синей с жёлтым иконке, повернули и тронули за выступ сбоку. Маршрут Иеля за четверг развернулся в зонном поле.

– Он должен помогать с итоговой проверкой системы электропитания двигателя биолаборатории-два. Сегодня они собирались на ней поездить тридцать минут, но не уходить в джунгли. Должны уже вернуться.

– Марвин ещё даже не вывел биолабораторию со стоянки. Они ждали Иеля.

– И его код доступа неактивен?

– Мы не можем установить микросоединение с его телотралом.

– Выходит, он за пределами досягаемости лагерной сети. О, а не отметился ли он возле «Лендроверов»?

– Я уже связался с ними через н-лучевик. Он не уехал вместе с «Лендроверами».

– Вот дерьмо! Ладно, если он попал в неприятности, поранился или ещё чего, телотрал позовет на помощь.

Эльстон сердито посмотрел на нее.

– Только если он в пределах досягаемости.

– Да как он мог их покинуть? Сеть Вуканга простирается на пять кэмэ, не так ли?

Они недолго сверлили друг друга взглядами. Анджела сдалась, в смятении опустила плечи.

– Ох, быть того не может, – пробормотала она. – Просто не может.

– Я собираюсь официально объявить, что он пропал без вести.

– Послушай, может быть, он не отвечает, потому что занят.

– Не мели ерунды.

– Я не мелю. Может, он выбрался из лагеря, чтобы уединиться с подружкой или дружком.

– Я задействовал код экстренного маяка. Он не может его отключить, половина его клеток произведена АЗЧ, маяк встроен в них. Его там нет.

– Это неправильно, – сказала Анджела. – Даже если он мёртв, смартклетки должны ответить. Выходит, он удалился больше чем на пять километров.

– Это секретная информация, но у мёртвого Норта, которого нашли в Ньюкасле, смартклетки были физически устранены.

Анджела потрясенно уставилась на него.

– Да ты шутишь.

– Хотел бы.

– Вот дерьмо! Значит, их больше одного. И они умеют отключать смарт-клеточную технологию.

– Да уж, – сказал Эльстон. – Послушай, я знаю, что это не ты. Я просмотрел твой лог по меткам за это утро; ты была где положено.

– Большое, мать твою, спасибо.

– Но мне известно о тебе и Пареше, о том, чем вы занимаетесь вместе. Так что я должен узнать: тебе или кому-то ещё удалось найти милый удобный выход за периметр? Какой-то способ выбраться наружу и предаться плотским утехам.

– Нет. Он надежен.

– Черт возьми!

– Эльстон, взвод сейчас там, на патрулировании. Ты их предупредил, что… оно рядом?

– Нет, ещё нет.

– Ты должен их предупредить.

– Я предупрежу. Мне сначала надо убедиться.

– Когда Иеля видели в последний раз?

– Ранним утром. Вышел из палатки, чтобы пойти в уборную.

– Черт, это долго. А ведь тогда уже лило как из ведра. Может, где-то по периметру сенсоры испортились?

– Может.

Она попыталась развить эту мысль, но ей не понравилось направление:

– Но если Иеля что-то схватило и унесло, оно должно было сначала попасть в лагерь.

– Знаю, – прошептал он.

– Эльстон, послушай. Оно это уже делало. Какого хрена, да оно пробралось в особняк Бартрама, а никто не озабочен личной безопасностью больше, чем миллиардер. Оно прошло через охранные сенсоры особняка прямо на седьмой этаж, как призрак. Никто его не засёк, сигнала тревоги не было. Радар, инфракрасные датчики, нажимные сети, сонары, Магнитка, визуал. Ничего не сработало!

– Кроме тебя. Ты его увидела.

– Да уж, – хриплым голосом ответила она. – Увидела.

– Точно. Будешь об этом помалкивать, хорошо? Никому ни слова, даже Парешу. Я собираюсь объявить Иеля в розыск, людей это само по себе взвинтит. Мне не нужно, чтобы к упавшему боевому духу прибавились слухи. Мы друг друга поняли?

Анджела кивнула:

– Поняли.


Вторник, 5 марта 2143 года | Звёздная дорога | Воскресенье, 10 марта 2143 года