home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Четверг, 26 марта 2143 года

Солнце сияло так ярко, что защитная пленка на окнах в офисе О’Рука излучала приглушенный жёлто-оранжевый свет. Тускловатое свечение, проникавшее в офис, каким-то образом подчеркивало оспины па лице главного констебля, затемняя его кожу. Он сидел за своим столом в молчании, слушая краткий отчет Сида с его главным выводом: Норта убили из-за какой-то стычки внутри компании.

– Мы можем удерживать Эрни и его банду ещё сорок восемь часов, не предъявляя обвинения, но потом придется подавать заявление заново. Я должен буду сказать судье, что наши файлы направлены в прокуратуру для оценки. Как только это случится и будет предъявлено обвинение, общественность узнает о том, что убит Норт, а нападение на автомобиль здесь ни при чем.

О’Рук продолжал молчать и не шевелился – это сбивало с толку. Сид отчаянно искал какую-нибудь подсказку. Медленно горящий гнев, яростные вопли в полный голос?

– Как такое могло случиться? – негромко спросил О’Рук. – Я хочу сказать, какого хрена – два месяца и чертовы миллионы! И нам ещё не оплатили все счета за привлечение долбаных агентств и спецов. Теперь ты говоришь, что нам по-прежнему не на кого все это повесить?

– У нас есть Эрни Рейнерт.

– Этот мешок с дерьмом? И что, мать твою?

– Вы можете использовать то, что мы знаем, для обороны. Скажите репортерам, что это был удар снаружи. Что все связано с деньгами и биойлем. Что заказ на убийство мог поступить от любой компании, банка или миллиардера из какого-нибудь транскосмического мира.

– А как быть с его личностью? То есть я должен предстать перед негодяями из новостных программ и сказать, что мы даже не знаем, кто такой этот мёртвый засранец?

– Это можно свалить на Нортов. Их семейные архивы недостаточно хороши.

– Блестяще, мать твою! Теперь ты хочешь, чтобы я обвинил Августина Норта? Лучше я просто ткну себя в глаз тупой веткой, это будет не так больно.

Сид подавил желание ухмыльнуться.

– Я вам говорил, этот малый хорош. Мы никогда не сдвинемся с мёртвой точки, если не выясним, что за войну они затеяли.

– И ты это выяснишь, не так ли?

– Нет, сэр. Послушайте, мы сделали все, о чем просил АЗЧ, мы доказали, что их дурацкий пришелец тут ни при чем. Попросите их о помощи. Если Ральф согласится, он, скорее всего, сможет зашвырнуть Рейнерта и остальных в какую-нибудь полярную колонию для уголовников, откуда они не вернутся. У него есть власть, и мы знаем, что АЗЧ ни хрена не боится её использовать. Вы видели, до чего довели Рейнерта? Они весьма безжалостны, но мы ведь сделали все, о чем они просили.

– Сам дьявол выбрал меня, чтобы вздрючить, Хёрст, я тебе клянусь. Ты знаешь, что через восемнадцать месяцев мне уходить на пенсию? Когда это взорвёт транснет, у меня будет примерно две минуты, чтобы собрать вещички и убраться.

– Не могу представить себе полицию без вас, сэр.

– Прекрати подхалимничать, идиот, это работа Дженсона. Ты настоящий полицейский.

– Спасибо.

– Полагаешь, Стивенс согласится на эту идею с изгнанием?

– Разве в нашей ситуации вопрос может чем-то навредить? Может, Дженсон Сан разберется с проблемой вместо вас?

– И он разберется, черт подери! Ладно, предоставь это мне.

– А расследование? Что вы хотите, чтобы я сделал?

– Уверен, что дальше двигаться некуда?

– Ума не приложу, как и куда.

Это было весьма и весьма рискованно. Но если новые средства наблюдения не дадут результата, О’Рук ни о чем и не узнает.

– A-а, пошло все на хрен! Закрывай. Выдай всем сертификаты об окончании расследования, засунь файлы куда-нибудь поглубже в кэш. Вы с Лэнагином можете вернуться к дежурствам на общих основаниях. Пошли улики по Рейнерту прокурору, но завтра. Сегодня я велю Дженсону поговорить со Стивенсом.

– Хорошо, я все организую.

– И, Хёрст, позаботься, мать твою, о том, чтобы люди поняли: все это по-прежнему засекречено.

– Будет сделано.


Конференц-зал был из тех, что знакомы любому исполнительному директору какой-нибудь корпорации. Большой овальный стол с демократично размещенными кожаными креслами, безупречно нейтральная кондиционированная атмосфера, голографические экраны на стене, аккуратные консоли около каждого сиденья. Дорого и эффективно.

Майору Вермекии все это не нравилось. Он видел в этом признак того, как далеко корпоративная культура просочилась в каждую сферу человеческой деятельности. Это сглаживание острых углов, сведение всего к усредненному управляемому стандарту. Военная жизнь не должна быть такой. Офицерам требовалось постоянно напоминать, что от их решений зависят жизни людей. А для офицера АЗЧ такое вполне могло означать миллионы жизней.

Несмотря на неодобрение, он сохранял нейтральное выражение лица, входя за генералом Шайкхом в конференц-зал. Генерал, безусловно, был человеком чести. Редкость в эти дни и эту эпоху. Шайкх сделает то, что надо сделать, невзирая на сопутствующие обстоятельства, – в этом Вермекия не сомневался.

Члены научной команды по Сириусу, которую собрата капитан Той, стояли возле кресел. Большие стенные экраны озаряли зал бледно-розовым светом. Вместо данных по корпоративной бухгалтерии на каждом сияли похожие изображения Сириуса, чью бурлящую фотосферу испещряли темные пятна, плазменные язвы искажали линии индукции. Они уже поразили больше половины поверхности звезды.

Шайкх занял кресло во главе стола и жестом велел всем садиться.

– Капитан Той? – спросил он.

Она встала.

Сэр. Мы послали сорок восемь спутников через военный портач в Кейптауне. Тридцать один все ещё в рабочем состоянии.

– Что случилось с остальными? – поинтересовался Шайкх.

– Их вырубили солнечные бури. Они попали на самые ближние орбиты. Теперь у нас нет ничего, что располагалось бы ближе двадцати миллионов километров к Сириусу.

– Бури настолько сильны?

– Да, сэр.

– Понимаю. Продолжайте.

– Двадцать один спутник находится на орбитах от двадцати до двадцати восьми миллионов километров и сканирует звезду. Спутники воспринимают фотосферу в видимом спектре, а также сканируют магнитное и гравитационное поля Сириуса и его квантовую сигнатуру. На данный момент уровень возмущений в окружающих квантовых полях, зафиксированных ими, составляет абсолютный ноль. Есть необычные флюктуации в магнитном поле, которые соответствуют изгибам конвективного слоя. Но команда астрономов считает, что они берут свое начало внутри звезды и могут быть вызваны протекающими глубоко внутри её ядра процессами.

– Это известный феномен? – спросил генерал.

– Сэр, вот доктор Таварес, наш специалист по сжатой материи.

Доктор Таварес, высокий и стройный лысеющий ученый, нервно кивнул, когда все повернулись к нему.

– Генерал. Мы ещё не видели, чтобы течения в радиационной оболочке производили такие циклы, но мы имеем дело с невероятно большими временными отрезками, в особенности в контексте исторической астрономии.

– Доктор, мне просто надо знать, естественно ли это.

– Я понимаю. Учитывая размер Сириуса сам по себе, асимметричный дисбаланс внутри радиационной оболочки или даже нейтронном ядре как таковом предположительно мог бы развиваться в подобном временном масштабе, на протяжении тысячелетий. То, что раньше мы не сталкивались с подобным явлением, не отрицает его возможности. Мы создаем теоретические модели, которые, должен признать, требуют некоторых невероятных предположений, но они предоставят основу для объяснения наблюдаемых эффектов. И хотя лично я считаю Красную аномалию как минимум сомнительной, факты, свидетелями которых мы являемся сегодня, отрицать нельзя. – Он махнул костлявой рукой в сторону экранов. – Есть ещё ответ растений Сент-Либры. Автоматическая реакция на такое событие – сильнейший индикатор того, что оно уже случалось, и часто, раз растения эволюционировали соответствующим образом. Что-то влияет на магнитное поле Сириуса на регулярной основе. Это должен быть какой-то невероятно мощный цикличный фактор, и можно предположить, что ядро чувствительно к нему.

– Значит, это естественное явление?

– Я думаю, да. Информация с оставшихся спутников, похоже, безусловно подтверждает отсутствие Зант-активности.

– Капитан? – сказал генерал.

Изображение на одном экране сменилось на трехмерную схему системы Сириуса с девятнадцатью планетами включая Сент-Либру, которые вращались по орбитам между двумя звёздами, и тремя маленькими каменистыми и лишёнными воздуха мирками, которые бегали по странным эллиптическим орбитам с большим углом наклонения вокруг Сириуса-Б. Десять оставшихся сенсорных спутников были представлены в виде зелёных треугольников, рассеявшихся в пространстве на расстоянии в тридцать а. е. от Сириуса-А.

– Ни один спутник не засёк колебаний внутри квантовых полей. У нас просто нет никаких доказательств Зант-активности в той форме, в какой мы её понимаем, – сказала Той. – Пространство Сириуса совершенно чисто.

Вермекия кашлянул.

– Выходит, если не брать во внимание масштаб явления, ничто не вынуждает нас подозревать, что по происхождению оно связано с Зантом?

– Есть ещё его несообразность, – сказал доктор Таварес. – Хоть я и не склонен исключать возможность чего бы то ни было во Вселенной, подверженной законам природы, эта вспышка солнечной активности совершенно беспрецедентна.

– Но она не искусственная? Не вызванная внешней силой? – настаивал Шайкх.

– Не вижу возможности для такого, – сказал Таварес. – Что бы ни происходило в ядре звезды, оно представляет собой ключ к этому, ибо именно там зарождается магнитное поле. Понадобятся десятилетия, чтобы изучить и понять глубинные циклы ядра.

Генерал окинул взглядом сидевших за столом, на краткий миг заглянув каждому ученому в глаза.

– Понимаю, для вас это чрезвычайно интересно на интеллектуальном уровне, но вы должны понимать эффект, который происходящее оказывает на транскосмические миры. Мне требуется вывод. Вы согласны, что нет доказательств присутствия Занта в системе Сириуса?

– Сэр, – сказала Той. – Таково заключение этой комиссии.

– Спасибо, капитан Той. Настоящим я официально отменяю тревогу второго уровня по случаю Зант-роя. Пожалуйста, уведомите оперативный центр. Нашим подразделениям следует отменить боевую готовность.

– Генерал, – обратился доктор Таварес, – нельзя ли оставить спутники, чтобы продолжить наблюдение?

– Майор? – спросил Шайкх.

– Их невозможно вернуть через военный портал, – сказал Вермекия. – И даже если бы мы смогли такое сделать, они излучают опасную радиацию; не вижу, как мы могли бы их применить. Но оставлять военный портал открытым только для того, чтобы поддерживать соединение со спутниками, выйдет дорого.

– За ними можно следить с Сент-Либры?

– Уверен, в нашем офисе в Хайкасле можно поместить какую-нибудь антенну.

– Займитесь этим. У кого-нибудь есть предположения по поводу того, как долго продлится вспышка солнечной активности?

– По меньшей мере несколько месяцев, – сказала капитан Той. – Это если учесть, сколько времени понадобится существующим солнечным пятнам, чтобы распасться. Если появятся новые, то о временном масштабе попросту нельзя судить. Такое явление должно было продлиться достаточно долго, чтобы астрономы заметили его невооруженным глазом.

– Выходит, годы?

– Мы думаем, что это возможно.

– А каковы будут последствия для Сент-Либры?

– Генерал, – сказал профессор Дендиас, климатолог. – Считаю, мы имеем дело с серьезным изменением среды. Солнечная активность ещё не достигла пика, хотя и замедлилась. Первые пятна сохраняют крупные размеры и, по нашей оценке, продержатся пару месяцев. Атмосфера Сент-Либры уже реагирует на уменьшение поступления солнечных лучей; были известия о дожде, который превратился в град, и даже неподтвержденные сообщения о снеге в самых южных Независимых государствах. Это только начало, и нельзя предсказать, каким будет итоговый эффект. Возможно, мы увидим появление умеренных климатических поясов на севере и юге, которые останутся на много лет.

– Понимаю. Благодарю всех вас за проделанную работу. – Генерал смотрел на экраны, пока все, кроме Вермекии, не вышли. Когда двери закрылись и появилась синяя световая печать вокруг них, он искоса посмотрел на майора. – Вы поддерживаете контакт с Эльстоном?

– Да, сэр. Вуканг держится.

– Боеголовки в безопасности?

– Да, сэр. Я получаю ежедневное подтверждение этому. Но релейная связь через н-лучевики теперь слаба.

– А убийства?

– Полиция Ньюкасла убеждена, что их труп – результат корпоративной войны. Должен признать, собранные ими улики на это и указывают. Но Стивенс оповестил меня, что есть одна полуофициальная зацепка, которую главный детектив расследует с нашей помощью. Я подожду и посмотрю, что у него получится, прежде чем принимать решение. Убийство Кумбс в Вуканге – более насущная проблема. Эльстон убежден, что пришелец убирает его людей по одному. Частота инцидентов в лагере сбивает с толку. Пассам настаивает на эвакуации.

– Нет. Вуканг и прочие останутся там, пока мы не получим доказательства того, что пришелец или кто-то другой, убивший Кумбс, раскрыт. Теперь, когда с тревогой по поводу Зант-роя покончено, мы можем доставить дополнительных легионеров, которых обещали ему?

– Оставшиеся «Дедалы» и «Супер-Роки» готовы к полету. Но, по всем имеющимся сведениям, полет над хребтом Затмения представляется сейчас затруднительным.

– Может, военный портал?

Вермекия втянул воздух сквозь зубы.

– Это можно сделать. Мы могли бы закинуть туда «Дедал» на большой высоте над Вукангом. Но тогда мы не сможем его забрать, разумеется. Проблема заякорения, как всегда. Если мы хотим получить прямой доступ к центру континента Брогал, нужно строить новый портал. Это будет стоить десятки миллиардов.

– И займёт месяцы, если не годы, – сказал генерал. – Да, согласен с вами. Если они и впрямь поймают пришельца, его придется везти самолетом. Так что в Сарваре и Эдзелле следует сохранить неукомплектованные бригады.

– Наши люди в любом случае будут изолированы, пока продолжаются бури. Они могут с этим справиться. Я склонен подождать результатов расследования в Ньюкасле, прежде чем бросать «Дедал» через портал к Вукангу. Отчеты, которые я получил от ксенобиологов из других передовых лагерей, с уверенностью утверждают, что никакой животный мир на Сент-Либре в ходе эволюции не развился. Генетической изменчивости нет.

– Как насчет умных растений?

– Все возможно, разумеется. Но все генетики говорят, что растения обладают усложненностью, для естественного развития которой потребовалось бы много времени – точно больше, чем существует Сириус. Похоже, что пару миллионов лет назад планета подверглась биоформированию.

– Значит, мы столкнулись с пришельцами, которые создали биосферу.

– И учитывая, что мы сделали с нею после того, как прибыли, у них есть полное право сильно злиться на нас.

– Почему же они тогда не появятся и не скажут об этом?

Вермекия пожал плечами.

– Хороший вопрос.

– Нет. – Шайкх ткнул пальцем в крапчатую фотосферу. – Самый главный вопрос. Это сделали они? Инопланетная раса, которая может выключить звезду, возможно, страшнее Занта. Мы теряем время, копошась в джунглях и гоняясь за бандитскими главарями в Ньюкасле. Жалкое зрелище. Что мы должны были бы делать – это устанавливать порталы к десятку неисследованных звёздных систем, чтобы понять, можем ли мы отыскать эту расу, и к черту стоимость поисков.

– Эльстон знает: что-то угрожает Вукангу. Если кто и сможет это поймать, то он.

– А наша связь с ним зависит от каких-то н-лучевиков, потрепанных бурями. Это неприемлемо. Прикажите лагерям в Эдзелле и Сарваре запустить резервные н-лучевики – я хочу, чтобы цепь восстановилась. И я думаю, что Эльстону надо передать коды полной активации в качестве предосторожности.

– Я перешлю их ему.

– Хорошо. Но убедитесь, что он понимает: это на крайний случай. Использовать их надлежит, только если пришельцы имеют базу на Сент-Либре и представляют собой явную и доказанную угрозу человеческой расе.

– Эльстон знает, почему было создано это конкретное оружие, и обстоятельства для его применения. Вы можете на него положиться.


Сид не переживал, что облажается, используя тюбик-аппликатор. Он был уверен, что сможет забраться в шкафчик, где Боз оставил одежду, когда отправился на свои обычные вечерние занятия на тренажерах. Сам факт того, что Сид находился в тренажерном зале, и был слабым звеном в их плане. Любой завсегдатай с первого взгляда определил бы в нем постороннего, проникшего на чужую территорию. Клиенты «Ридженси Фитнес» удивятся, что он тут делает. Зададутся вопросом, почему он открывает шкафчик, – лентяи вроде него не переодевались, потому что не тренировались как следует. Они поднимут шум, вызовут охрану или даже полицию. Все пойдет катастрофически неправильно, потому что, как всякий мужчина средних лет с полноценной работой, он не следил за диетой и не упражнялся по-настоящему. Этот промах должен вернуться к Сиду и врезать как следует.

– Ты в порядке? – спросил Йен через безопасное соединение.

– В полном.

– В раздевалке никого. Я слежу за всем залом.

– Знаю.

Сид проклинал все предприятие и паранойю, которую оно разбудило в нем. Тренажерные залы – естественная среда обитания Йена. Он должен был прийти сюда, а Сид остался бы в квартире, обеспечивая электронное прикрытие. Но нет – Сид хотел показать, что готов рисковать не меньше остальных. И пошел первым.

«Ридженси Фитнес» – заведение для любителей тренировок и здорового образа жизни, затерявшееся в недрах единограда Фортин. В мужской раздевалке, большой и ярко освещенной, имелись шкафчики с деревянными дверцами и стена из ячеек, где лежали пушистые свежие полотенца для отделанной мрамором душевой. Сид был там вот уже тридцать секунд и оказался единственным человеком в раздевалке, как и предсказывал Йен. Семеро мужчин зарегистрировались в сети тренажерного зала и сейчас пользовались услугами заведения. Значит, семь из пятидесяти шкафчиков заняты.

Сид поспешил вдоль ряда и нашел первую закрытую дверцу. Шкафчики запирались простыми замками-панелями с кодами. Он велел элке послать замку запрос с патчем-отмычкой, который скопировал из кэша одной байтоголовой пару лет назад, когда её арестовали. Шкафчик открылся. Он посмотрел на сложенную внутри одежду.

– Не этот, – сказал Йен, который отслеживал визуальную информацию через радужковые смартклетки Сида.

Сид закрыл шкафчик и отправился к следующему. Четвертый из тех, что он открыл, принадлежал Бозу – эту одежду чрезмерно большого размера он узнал мгновенно. Сид вытащил из кармана тюбик-аппликатор размером со спичку, сделанный из полированной нержавеющей стали. Коснулся подошвы ботинка Боза, и его элка включила систему запуска. Тюбик выпустил смарт-микроб, чья клейкая молекулярная поверхность прилипла к эластичному полимеру подошвы. Микроб будет пребывать там, в пассивном режиме записывая переговоры Боза, готовый к скачиванию по команде. Достаточно маленький и недавно сконструированный, чтобы его структура, основанная на квантовых соединениях, была невосприимчива к обычным системам обнаружения, и даже системы, произведенные королями скрытого теха из Пекина, ничего не смогут ей противопоставить, как сказал Ральф.

Сид закрыл дверцу шкафчика и покинул макроздание.


Понедельник, 25 марта 2143 года | Звёздная дорога | Среда, 27 марта 2143 года