home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Вторник, 9 апреля 2143 года

Десять недель с момента приземления в Таун-Муре в световолновом космическом корабле выдались трудными для Клейтона Порта-2. Та первая ночь, когда они с отрядом Айвена похитили его брата-кузена Абнера, была, наверное, худшей. Но возраст Абнера наилучшим образом соответствовал его собственной омоложенной внешности, делая его однозначной кандидатурой. Прошло много времени с тех пор, как он занимался активной работой на местности. Пришлось ожесточиться, чтобы выстоять перед испугом и растерянностью Абнера, когда они ворвались в его квартиру и окружили в собственной спальне. К счастью, подобное равнодушие легко давалось Норту.

Сделка помогла. Сотрудничество Абнера в обмен на полный курс омолаживающего лечения в юпитерианском обиталище, чего он, скорее всего, никогда не получил бы на Земле. Чтобы подсластить пилюлю, Клейтон даже предложил генетическое ресеквенирование один-в-десять. Абнер негодовал, кричал и ругался, но после демонстративного неповиновения, которое должно было показать, что он не из тех, кем можно помыкать просто так, согласился принять дополнительную тысячу лет жизни с исключительно нелюбезным видом.

И потому именно Клейтон отправился на работу утром в четверг, 15 января, замаскировавшись под Абнера. У него была дополнительная отсрочка, чтобы ко всему привыкнуть; поскольку его собрата Норта-2 только что убили, было разумно ожидать, что он окажется сбитым с толку и не очень-то похожим на самого себя. С кодами и личной информацией, которую Абнер ворчливо выложил во время быстрого инструктажа, Клейтон быстро привык к взятой взаймы личности. С того момента единственной новой жертвой подмены оказалась бедняжка Мелисса Стосноски, подружка Абнера, которую бесцеремонно бросили – опять же в излюбленной Нортами манере.

Несмотря на все достижения по части соответствия новой роли, эти десять недель оказались для Клейтона временем глубокого разочарования. Он вынужден был признать, что детектив Хёрст хорошо вёл расследование, особенно под гнётом АЗЧ, который наблюдал и вмешивался. Решимость всей команды во время кошмарно монотонного отслеживания такси вызывала восхищение.

Но, невзирая на все успехи расследования, единственным весомым результатом, который на самом деле принесли те десять недель, был Эрни Рейнерт, расходный материал, чистильщик, не знавший ничего. Едва ли такое назовешь потрясающим достижением.

То, что убило нескольких Нортов на Сент-Либре, вернулось и продолжало безнаказанно разгуливать по Ньюкаслу. Принимая во внимание то, как тщательно и самозабвенно работал Сид, происходящее вызывало у Клейтона нешуточное беспокойство. Определяла их действия непоколебимая вера Константина в то, что между Августином и Бартрамом не было конфликта и проблема не в корпоративной войне, зашедшей слишком далеко. Они имели дело с чем-то куда более странным. С самого убийства Бартрама Юпитер затеял долгосрочную игру, выжидая, пока пришелец появится опять.

После почти фарсового суда над Анджелой Трамело Константин первым делом назначил Клейтона главой детального частного расследования всего кошмарного события. Тот провел восемнадцать месяцев за мучительным пересмотром официальных итогов, не подверженный влиянию политических дрязг между Абеллией и ГЕ, но при поддержке специалистов и дорогих байтоголовых, что могли вытаскивать информацию из мест, о существовании которых им и знать не полагалось. Он даже посетил Новый Вашингтон и лично поговорил с Марлаком; куда более приятный опыт, чем быстрая, короткая и переполненная ругательствами встреча с Шастой Нолиф. Закончив, он смог предоставить Константину файл с разоблачительными подробностями невероятно захватывающей жизни мисс Анджелы Девойал/Мэтьюз/Ховард/ Трамело.

Она была не виновна в убийствах, в этом он не сомневался; жестокий допрос в АЗЧ поставил в этом вопросе точку. Значит, и в самом деле существовало неизвестное создание, представлявшее угрозу для семьи Норт. В качестве меры предосторожности они перевезли Ребку на Юпитер – эту тайную операцию Клейтон до сих пор считал своим звёздным часом. То, что она жила в обиталище и была частью их сообщества, давало Константину возможность сделать дополнительный ход, если понадобится. Потом им оставалось в основном лишь смотреть и ждать. Никто и не думал, что это продлится так долго.

Но, несмотря ни на что, Ньюкасл превращался в тупик. Единственным неприятным открытием оказалось существование по меньшей мере одного неизвестного Норта-2. И никто на Юпитере понятия не имел, кто он такой. Кто бы или что бы ни взялось убивать Нортов, оно вернулось на Сент-Либру. Последний звонок Ребки был очень ясным в этом контексте. Теперь она вместе с остальными обитателями Вуканга оказалась отрезана от остального мира, и их всех преследовали. Клейтон был в разумной степени уверен, что девушка может пережить любую атаку существа, чье изображение извлекли из памяти Анджелы. У Ребки было такое же передовое боевое оснащение, как и у него, и её готовили к такой встрече.

Чего Клейтон не понимал – и это больше всего его беспокоило, – так это причины, по которой пришелец избрал своей целью лагерь Вуканг.

И потому, хоть полиция Ньюкасла и завершила расследование убийства, отослав файлы в прокуратуру, Клейтон не прекратил анализировать случившееся. Оттого он и оказался на Маркет-стрит в девять вечера – сидел в пустом офисе на втором этаже, отключив трал безопасности, и просматривал предположительно неактивные сетевые файлы. Ему всегда казалось интересным, что автомастерскую Рейнерта закидали гранатами, когда криминалисты осматривали её. Это наводило на мысль, что в мастерской имелась какая-то вещь, которую убийца не желал отдавать в руки полиции; такой вывод, в свою очередь, заставлял предположить, что убийца поддерживал связь с местной бандитской группировкой, способной устроить успешный подрыв.

Он велел элке открыть логи расследования, используя шпионские программы, которые он внедрил в сеть Офиса-3 в день своего прибытия. Его сетка заполнилась сетевой архитектурой дела, и он заметил, что восемнадцать наблюдающих программ все ещё активны и используют существующие на Маркет-стрит системы распознавания лиц и отслеживания при помощи ИИ. Клейтон через элку взломал их управляющие подпрограммы без особого труда и обнаружил, что они были авторизованы Вэнсом Эльстоном ещё в конце февраля. Это вызывало интерес, учитывая, что в тот период Эльстон находился в лагере Эдзелл на Сент-Либре.

Клейтон немедленно загрузил собственные следящие программы, чтобы убедиться, что его неавторизованный доступ не засекли. Но сеть не выдавала сигналов тревоги. Он принялся копать глубже. Кто бы ни установил эти наблюдающие программы, он знал свое дело и применил маршрут со множеством случайных переключений и прерываний, с самоудаляющимися логами. Ему пришлось подключиться к безопасному ИИ, который ньюкаслская команда использовала для отслеживания.

Информация, собранная посредством наблюдения, утекала в точку, чей адрес был ему знаком: холостяцкая квартира детектива Йена Лэнагина. Но ещё интереснее было то, на кого Йен собирал досье: Маркус Шерман, Ракби, Джеде, Боз. Последние трое фигурировали в полицейской сети: мелкие правонарушения на протяжении нескольких лет, а по Бозу имелось предположение отдела борьбы с бандитизмом о том, что он может оказаться членом «Красного щита», но никаких доказательств. По Маркусу Шерману в сети Маркет-стрит не было вообще ничего.

ИИ полиции Ньюкасла понадобилось четыре минуты, чтобы отыскать это имя. Пятнадцать лет назад Шерман работал в службе безопасности «Нортумберленд Интерстеллар». Он покинул компанию и выпал из сети. Судя по быстрому сбору данных, который выполнили наблюдающие программы, мистер Шерман и ныне продолжал вести неимоверно скрытную жизнь.

Клейтон откинулся на спинку стула и безмятежно улыбнулся, глядя на консоль. Йен Лэнагин не стал бы тратить время, гоняясь за корпоративными оперативниками-призраками. У него имелись всего два занятия, не связанных с работой: кайфовать в тренажерном зале и ухлестывать за девушками. Это было нечто иное, нечто куда более важное, и он бы не стал такое делать сам по себе.

– Сид, – восхищённо пробормотал Клейтон, сидя в пустом офисе. – Что же ты задумал?


Проникнуть в квартиру на Фалконер-стрит получилось довольно легко. Клейтон взял с собой Айвена, оставив Софию и Холдройда, других членов ньюкаслской команды, в машине, припаркованной через три дома.

Было четверть десятого, в небе собирались тучи, заслоняя серп луны. Из-за этого улица оказалась темной и без единого пешехода. София и ИИ быстро разорвали гражданские тралы, распыленные на кирпичных домах вдоль улицы, Айвен раскодировал замок. Они вошли спокойно, зная, что времени предостаточно.

Йен был не единственным, кто следил за людьми ради личной выгоды. Команда постоянно проверяла его транснетовый доступ: он находился в ресторане «Стравосс» в «Гейте»[90], с хорошей едой и обслуживанием, примечательным своей медлительностью. Он должен был там пробыть ещё по меньшей мере час.

Когда они оказались внутри трехкомнатной квартиры, Клейтон и Айвен растерянно огляделись по сторонам.

– Где мебель? – спросил Айвен.

Клейтон пожал плечами и открыл дверь в спальню.

– Кровать у него есть. И погляди-ка на эту консоль «Эппл», ей почти хватает мощности, чтобы запустить ИИ.

Айвен приложил заплатку-перехватчик к задней части гладкого прямоугольника с маленькими зелёными и пурпурными диодными лампочками. Клейтон распылил на потолке партию смартмикробов, потом отправился в гостиную и кухню, где повторил процедуру.

– Готово, – объявил Айвен. – Я загрузил в «Эппл» зеркальные реле. Что он узнает, узнаем и мы. Я поручу нашему ИИ провести анализ.

– Вперёд.

Вернувшись в уютную квартиру Абнера в единограде Фортин, Клейтон стал ждать. Айвен и остальная команда постоянно посылали его элке обновленные результаты своей работы с данными из консоли Йена. Записи звонков показывали, что Шерман и его помощники замешаны в передаче чего-то. Пока что они не нашли никаких свидетельств связи с Рейнертом, если не считать того, что в день подрыва гаража вся банда скрылась из вида.

Это простое совпадение, которое ни один полицейский никогда не послал бы в юридический отдел, не говоря уже о прокуратуре. Клейтон понимал, в чем дело: Шерман и Рейнерт знали одних и тех же людей, стоявших выше в пищевой цепочке. Сид тоже должен был это понять.

«Так почему же он не включил Шермана в официальное расследование?»

Второй раз за ночь Клейтон удивился, когда Йен вернулся домой. Следящая программа, пометившая его транснетовый интерфейс, показала, как он приехал на такси из центра «Гейт» на Фалконер-стрит. Потом тралы в квартире продемонстрировали Клейтону вид сверху на Йена и его девушку, когда они вошли.

С Йеном была Таллула Пакер. Клейтон недоверчиво вгляделся в изображение. На миг он подумал, что обознался из-за угла обзора. Но потом они начали беседовать в той небрежной манере, что свойственна влюблённым, и вероятность ошибки отпала. Она подразнила его из-за отсутствия мебели. Он добродушно отшутился и предложил ей вина, семильон вердельо. Похоже, её любимое. Они поцеловались. Стали ласкать друг друга сквозь одежду. Йен повел её в спальню, а бокал с вином они забыли на кухонной стойке.

Клейтон отключил трансляцию из спальни. Он не был вуайеристом.

После десяти недель, проведенных с Йеном в одном офисе, он мог уверенно утверждать одно: это не работа под прикрытием. Мыслями Йена руководил член, а Таллула сногсшибательно хороша. Детектив был виновен в неизлечимой глупости, поскольку встречался с потенциальной свидетельницей по делу, но не в чем-то более зловещем.

Клейтон посмотрел на время: одиннадцать двадцать три. Данные от тайных наблюдающих программ Йена поступали медленно и стабильно, они следовали за Шерманом по всему городу, если было за что зацепиться в цифровом смысле. Ничего особенного этой ночью не происходило. Клейтон забрался в постель и пообещал себе, что завтра просмотрит визуальные логи криминалистов из автомастерской Рейнерта.


Понедельник, 8 апреля 2143 года | Звёздная дорога | Среда, 10 апреля 2143 года