home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Четверг, 17 января 2143 года

Домашние капсулы постепенно заменяли старые статичные жилища в новых больших секциях юпитерианского обитаемого скопления. Константин первым перешел в такую, отказавшись от замысловатой усеченной пирамиды, которую построил в изначальном тороидальном обиталище, что они соорудили. Переход был довольно символическим, означавшим отбрасывание всего прошлого, в физическом и ментальном смысле. Теперь единственная комната была для него целым домом, который медленно двигался внутри массивного цилиндра, как «Фольксваген-кемпер» минувшей эры. Физически она представляла собой смесь метамолекул, самого продвинутого материала, который вышел из ядерных экструдеров, функционировавших в обитаемом скоплении при нулевой гравитации. Её границы обозначались излучавшими мягкое свечение линиями, которые изгибались, расширяясь или сужаясь, как ему требовалось. Стены, которые они вырисовывали, варьировали от матово-черных до полностью прозрачных. Мебель тоже была эфемерной – матово-черные формы, очерченные тонкими светящимися волокнами, пурпурными или оранжевыми.

Он лежал на невероятно мягком матрасе и ждал, пока Рейза выйдет из ванной, которая выросла на стене главной комнаты. Женщины, как и предметы, которые он привез с Земли и держал в хранилищах под домашней капсулой, – это то немногое, от чего Константин не отказался в новой жизни. Он и не собирался отказываться. Но отношения теперь были зрелыми, основанными на уважении и восхищении, возможно, даже любви, а не на эксплуататорстве, которым они с братьями занимались первые восемьдесят лет. Рейза с ним уже одиннадцать лет. Он весьма гордился этим рекордом.

Элка сообщила, что звонит Коби. Он принял звонок, и голова сына материализовалась у изножья кровати, на вид совсем как настоящая.

– Тебе звонят с Земли, – сказал Коби.

– Опять? Чего теперь понадобилось Августину?

Улыбка Коби сделалась лукавой.

– Это не Августин. Это сам генерал Хуррам Шайкх воспользовался дипломатическим циклическим шифрованием…

– О да, полагаю, это было неизбежно. Ты ознакомился с сообщением?

– Да, он очень официален и очень вежлив, но всё-таки весьма настойчив.

– Ну разумеется. Ладно, давай взглянем.

Голова Хуррама Шайкха сменила голову Коби. Качнулась в лёгком уважительном кивке.

– Константин Норт. Спасибо, что уделили время этому сообщению. Я так понимаю, вас уведомили о том, что Норт-клон был убит в Ньюкасле способом, похожим на тот, что был применен против вашего брата и его домочадцев двадцать лет назад. Прежде всего мои соболезнования. Мы, разумеется, прилагаем значительные усилия, чтобы отыскать преступника, будь он пришельцем или человеком. В настоящее время некоторые факторы нам неизвестны, и я со всем уважением прошу, чтобы вы просветили меня там, где это возможно. Нами развернуто расследование громадного масштаба, и я не могу допустить, чтобы оно было подорвано. Конечно, все вами сказанное будет квалифицировано как совершенно секретные сведения. Итак, мне срочно требуется узнать, открыли ли Норты на Сент-Либре инопланетный вид и не этот ли вид несет ответственность за убийства. Меня не волнует конфликт между вами и теми частями семьи, которые возглавляют Августин или Бринкелль, но существование другой разумной расы имеет невероятную важность для всего человечества. Мне поручили защищать всех нас, и я отношусь к своей должности крайне серьезно. Если где-то существует некая потенциальная угроза, я должен о ней знать. Константин, нам необходима ваша помощь с этим; если человеческая раса может выжить в этой Вселенной, то лишь при условии совместных действий. Не бросайте нас, ведь мы бы никогда вас не бросили. Я буду ждать вашего ответа.

– И если не дождусь, приду и вырву его из вас, – едко проговорила Рейза. Она вышла из ванной сразу же после того, как сообщение начало проигрываться. – Они не меняются, верно?

Константин улыбнулся и протянул к ней руки.

– Они расстроены. Я тоже очень расстроен, – как ни крути, убит мой племянник. Я не ожидал такого на заключительной стадии этой загадки.

– Но они подозревают, что ты к этому причастен. Ты ведь не такой, как остальные. Ты отвернулся от их цивилизации, и это превращает тебя в неизвестную величину, а такие их всегда пугают. Страх и зависть – не лучшая комбинация для планетников.

– Их подозрительность совершенно предсказуема. И пожалуйста, прекрати эти противопоставления «они и мы». В конце концов, Юпитер для нас лишь временная остановка.

– Константин, я тебя люблю всем сердцем, но если ты думаешь, что их цивилизация когда-нибудь примет нашу философию, то ты бредишь. Они схватят оружие, скажут «спасибо» и поскачут вперёд как психопаты.

– Зант вынудил их изменить свое восприятие Вселенной.

– Он дал им повод создать АЗЧ, самую большую военную организацию из всех, что мы когда-либо знали, и самый большой пожиратель ресурсов. Все, чего добился Альянс – на самом деле добился, – это предоставил народу самый монументальный фарс с того момента, когда религия впервые продемонстрировала свою неприглядную сущность.

Он нежно сжал её в объятиях.

– Мне не стоит назначать тебя на дипломатическую должность, верно?

– Константин… На Сент-Либре живут разумные инопланетяне?

– Не знаю. Я уже двадцать лет ищу ответ на этот вопрос. За все это время я понял лишь две вещи: это очень большая планета и что-то убило Бартрама. Что-то очень странное. И теперь я к этому готов.

– Ты скажешь об этом АЗЧ?

– О, хороший вопрос. Не смогу на него ответить, пока не узнаю наверняка, что это такое.

– Так что же ты скажешь генералу Шайкху?

Константин изгнал изображение генеральской головы и приказал дому сделаться совершенно непрозрачным.

– Дай-ка я сначала посплю.


Вечно удерживать в секрете убийство Норта не представлялось возможным. Не важно, сколько умоляли или угрожали людям, причастным к делу, – оно просто было слишком большим. Кроме того, при неограниченном бюджете оказался вовлечён целый новый уровень агентского персонала. Наверное, больше сотни людей; кроме того, нужно учесть и тех, с кем они делили кабинеты и лаборатории, и, конечно, доверительные разговоры в постели. Транснетовые репортеры тоже имели обширную сеть контактов среди правительственных служащих Ньюкасла, которым покупали выпивку и организовывали услуги в обмен на неосторожное слово.

У Сида были свои подозрения относительно того, где произошла утечка. О’Рук в самом деле разъярился из-за того, что с зонным театром ему пришлось действовать по чужой указке; он чуть не взорвал «Феллтех Зоун». Отчасти, как шептались в участке, потому что они не выполнили некоторые обещания, сделанные непосредственно перед тем, как с ними подписали договор.

Где бы ни случилась утечка, она проявилась в четверг утром. Хлоя Хили потратила час на то, чтобы проинструктировать и подготовить Сида к официальной конференции с представителями медиа, которая должна была состояться в два часа. Ему предстояло выступать не только перед местными репортерами, но и перед большими национальными медиагруппами со всех транскосмических миров. Мёртвый Норт был Большой Новостью. Настолько большой, что Сид даже позволил увлечь себя в гримерку, перед тем как предстать перед камерами и убойными вопросами.

Это был, поведал он с честным и мрачным лицом, Альберт Норт-3, ставший трагической жертвой вооружённого нападения на автомобиль, которое пошло не так. Полиция ищет украденный «Фольксваген-Рополис» – он загрузил на общественный сайт участка море сведений о машине. И да, рейд в ПСО Фоудон в ночь на четверг был с этим связан, там обнаружили такси, использованное при нападении.

Многие коллеги потом приходили, чтобы сказать, как хорошо он справился. Сид даже удостоился короткого поздравительного звонка от О’Рука. Несмотря на то что медиаконференция получилась успешной – и он был весьма доволен собой, – детектив негодовал из-за того, сколько времени она поглотила. Сегодня Офис-3 на третьем этаже так и гудел, и он не хотел быть где-то в другом месте. Всех взбудоражила перспектива виртуала размером с целый город. И все, за исключением Лорелль и Ари, работали над проектом, выкачивая воскресные данные о наблюдении район за районом. Они переносили весь массив данных о гражданском дорожном движении в особый ИИ, который должен был сэкономить время. Даже Сид помогал, применяя свои слегка заржавевшие программистские навыки, чтобы очертить для ИИ географические координаты. Дедра и Рианна следили за потоком данных из городского отдела планирования, создавая графический скелет улиц и зданий Ньюкасла, на который ИИ должен спроецировать данные тралов и логи машин. Если не случится серьезного сбоя, виртуал запустится завтра к полудню.

Тем вечером Сид отпустил домой в семь часов всех, кроме Рианны, которая должна была следить за ИИ, сводившим результаты. Её смена заканчивалась в полночь. Проверив последнюю партию криминалистических данных, чтобы убедиться, что в них отсутствуют сенсации, он пожелал Рианне спокойной ночи и ушел. Даже Ральф Стивенс отправился в какой-то там отель, где остановился.

Сид свернул на Фалконер-стрит и припарковался почти в самом конце улицы. Одна её сторона была полностью застроена двухэтажными домами из темно-коричневого кирпича с крашеными каменными средниками окон. Идеал, воплощавший в себе стремления любого представителя среднего класса. Как и следовало ожидать, за домами хорошо ухаживали. Перед ними располагались огороженные низкой стеной небольшие аккуратные садики, сейчас заваленные снегом, лишь узкие тропинки вели к входным дверям. Сид никак не мог запомнить, в котором из домов жил Йен, так что он прошел вдоль улицы, позволив элке вести себя. На сетке тотчас же вспыхнули пурпурные и жёлтые графические отметки: Йен арендовал верхний этаж в одном из домов ближе к середине. Дверной замок вспыхнул зелёным, когда элка Сида послала сигнал, что он уже близко.

Йен занимал три комнаты: достойных размеров гостиная со встроенной кухонькой, большая спальня и компактная смежная ванная, где все полки и шкафчики были заполнены мужскими косметическими средствами. Йен арендовал квартирку исключительно из-за расположения – достаточно близко к участку на Маркет-стрит, чтобы летом он мог ходить на работу пешком, и недалеко от главных городских клубов и пабов. Он жил в ней два года и из мебели за все это время купил только кровать. Как он говорил, «больше ничего не требуется».

Ева была уже там, когда появился Сид. Она, как обычно, отказалась присесть на кровать, демонстрируя тем самым, что не одобряет вереницу девушек, которых Йен каждую неделю приводил в квартиру. Взамен она прихватила подушку и села спиной к стене в гостиной. Йен занял мраморную столешницу барной стойки в небольшой кухне.

– Пиво? – спросил он, когда вошёл Сид.

– Разумеется.

Йен достал пиво из маленького холодильника. Сид увидел внутри одни бутылки; никакой еды там точно не нашлось бы.

В квартире не было встроенных шкафов, так что одежду Йен развесил на длинной металлической стойке, которую купил в магазине розничной торговли. Сид уселся на пол рядом с нею и глотнул из бутылки.

– Если бы мы встретились в пабе, в тралах хватило бы резкости, чтобы запустить софт, читающий по губам.

– Хватит ерунды, босс, – пробормотала Ева. – Кого мы собираемся убрать?

– Мы спасаем наши карьеры.

– Да ну тебя, – сказал Йен. – Думаешь, мы с этим не справимся? На хрена тогда строить виртуал целого города? Города! У нас ведь по-настоящему неограниченный бюджет. Ну да, какие-то идиоты заглядывают нам через плечо, но ведь не вмешиваются же. Такой шанс выпадает один раз в жизни, дружище. Мы расколем это дело. Все будет колоссально.

Сид изумился, как пылко заговорил его заместитель. Когда это Йен успел превратиться в карьериста?

– Расколем? Серьезно? Результат, к которому мы должны прийти, – пришелец с ножами вместо пальцев. Этого требует политика. Ну-ка, поднимите руки те, кто думает, что именно с такой новостью мы в следующий раз выйдем к прессе во время конференции вроде сегодняшней?

– Дерьмо все это, – они знают, что такого не случится, – воскликнул Йен. – Ральф понимает; он тот ещё хрен, но знает, что реально. Он читал отчеты криминалистов по такси и пристани Элсвик – он знает, что мы имеем дело с корпоративным дерьмом, которое плохо кончилось.

– Ты меня не слушаешь. Дело не в том, что случилось, а в том, чего от нас ждут. Правительства объединяют усилия ради экспедиции на Сент-Либру, и АЗЧ вложило в нее все. Дай-ка я тебе кое-что покажу.

Сид велел элке открыть сайт. Стенной экран Йена начал проигрывать видеоролик Воинов Евангелия. Он был детским, нелепым, примитивным. Что-то про истовую веру в то, что Зант – посланец Люцифера, а приверженцев церкви благословил Иисус. Только члены АЗЧ могли стать Воинами Евангелия. Там были свидетельства прихожан о том, как они спаслись во время Зант-роя на Новой Флориде, – искренне и убедительно рассказанные истории о трагедии и смерти, которой едва удалось избежать, когда Зант промахивался по ним или их машинам на сантиметры, как руки Иисуса их обняли и забрали прочь от опасности, как ангелы сталкивали смертоносные массы Занта на новые траектории, чтобы те не попали в праведников.

Сид закрыл страницу. Йен открыто смеялся, но у Евы лицо было скорее обеспокоенное.

– Вот такие умонастроения нам противостоят, – сказал Сид.

– Да уж, друг, они банда гребаных религиозных психов, – сказал Йен. – И что?

– Эльстон – он из них? – спросила Ева.

– Ага, – признал Сид. – И не только он. Я просмотрел кое-какие нелицензированные политические блоги. Воины Евангелия часто встречаются среди офицеров АЗЧ. Конфликт с Зантом представляется им чем-то вроде крестового похода, и это беспокоит антиклерикалов.

– Но он действительно такой, – сказал Йен.

– Не в духовном смысле. Послушай, дело в том, что эти люди ожидают одного результата. Всё – в нашем случае вся экспедиция – завязано на этом результате. И если мы, с их точки зрения, налажаем, нас жестоко вздрючат.

– Мы не можем предоставить им пришельца, – сказала Ева.

– Я в курсе. Проблема в том, что мы, возможно, не сумеем предоставить им преступника как такового. Это было хорошо организованное убийство. А единственной причиной, по которой кто-то осмелился бы убрать Норта, может быть лишь какое-то тайное корпоративное дельце, которое пошло просто ужасно. Это будет что-то вроде картеля две тысячи сто одиннадцать. Помните ту историю? «Нортумберленд Интерстеллар» и восемь других биойлевых гигантов вернули стабильность на рынок биойля, но в процессе подчистую вымели оттуда спекулянтов. Много людей погорело, больших людей. Скорее всего, двойку устранили, чтобы тройка, которого подкупили или принудили, занял его место и принял участие в той афере, которую они задумали на этот раз. Дело немаленькое, и это значит, что ребята из корпорации задействуют все предохранители, какие только есть. Целые офисные здания со всеми менеджерами поджарятся на алтаре правдоподобного отрицания. Мы никогда не узнаем, что случилось и кто в этом замешан.

– Но им нужен ответ, – настаивал Йен. – Даже компании не в силах противостоять АЗЧ. Норты уже поддались – они позволили АЗЧ послать экспедицию на Сент-Либру. Мы сумеем найти убийцу.

– Им нужен их ответ, – не уступил Сид. – А наше расследование не может его дать. Даже если мы найдем водителя такси, нас ждут тупики – люди, которые получили указания от неизвестных. Банды знают, как мы работаем, они никого нам не сдадут. Расследование утонет в потоке дерьмовых вопросов, на которые нам не ответить.

– АЗЧ такой результат устроит, – заметила Ева. – Если мы не дадим ответа, это ещё один повод, чтобы послать экспедицию.

– Верно, – согласился Сид.

– Так мы прикрыты? – спросил Йен.

– От АЗЧ – да.

Йен развел руками.

– О ком ещё следует беспокоиться?

– Я переживаю за то, что случится лично с нами потом; не прямо сразу, но через год-два, когда история с экспедицией и дело поменяют статус на неактивный. Что будет с нашими карьерами? Видите ли, есть один человек, который на самом деле хочет знать, кто убил Норта.

– Кто же он? – спросила Ева.

– Августин. Я это знаю, потому что он сам мне сказал при встрече.

– Да ты гонишь?! – воскликнул Йен. – Когда?

– Альдред возил меня в его особняк в среду.

– Какой он? – пылко спросила Ева.

– Немного странный, но относится к делу очень серьезно. И это его город, он тут будет ещё долго, после того как Эльстон и АЗЧ уберутся прочь и погонятся за новым демоном. Значит, у нас проблема. У меня семья, и мне пообещали работу в агентстве. – Он посмотрел на Еву. – Рагнар работает в биойлевой индустрии.

– Он занят стратегическим развитием ИИ-управления. Они же не…

– Ага, они оставят твоего мужа в покое, потому что добрались до таких высот благодаря милому нраву и чуткости. Послушай, Норты ждут, что мы раскроем это дело. На самом деле раскроем, а не будем пороть чушь на медиаконференциях под диктовку АЗЧ.

– Ты сам сказал, – заметил Йен. – Это какое-то корпоративное дело, которое пошло псу под хвост. Мы не можем отыскать виновного, это расследование направлено на погоню за одиночкой, а если киллер – профи, то он уже не на Земле, что уж говорить про Ньюкасл. Никто за такое под суд не пойдет. Да пошло оно на хрен! Нам крышка.

– Может, мы не сумеем найти убийцу, – сказал Сид. – Но я бы хотел сообщить Альдреду, какая компания стоит за этим. Или по крайней мере, какую банду наняли для убийства.

– Так в чем проблема? – спросил Йен. – Он почти все время в Офисе три. Как только мы узнаем, он узнает.

– Нет, не узнает, – сказала Ева, устремив на Сида спокойный взгляд. – Потому что, даже если мы найдем шофера, он не выдаст, на кого работает. Это при условии, что шофер ещё жив. Такой опасный и грязный контракт превращает уличных бойцов в расходный материал. Он, скорее всего, уже труп.

– Почти наверняка, – уточнил Сид.

– Вот дерьмо! – сказал Йен. – И что же нам делать?

– Как ты сказал, банды знакомы с нашим стилем работы. Надо подобраться к ним с другой стороны.

– С какой именно?

– Надо действовать наоборот. Самим узнать, какая банда в этом замешана, и как-то сосредоточить расследование на них. Подбросить улики в официальные материалы, но так, чтобы нас не отследили.

– Я даже не знаю… – проговорила Ева.

– Насрать мне на улики, – сказал Йен. – Как мы узнаем, какая банда к этому причастна?

– У меня есть связной, который знает, где задавать такие вопросы, – сказал Сид. – Но если мы пойдем этим путем, я должен знать, что вы со мной.

Йен ухмыльнулся и хлебнул пива.

– Не сомневайся. Но ты должен сделать так, чтобы Альдред понял, кого надо благодарить на самом деле.

Сид повернулся к Еве.

– Нам надо быть осторожными, – медленно проговорила она. – Не должно быть никаких признаков того, что мы исказили расследование.

– Их не будет, – пообещал Сид.

Константин Норт улыбнулся с большого экрана, который занимал почти всю стену в кабинете Хуррама Шайкха глубоко под красными песками австралийской пустыни. Это была улыбка политика, подумал майор Вермекия, искренняя и утешительная. Но она демонстрировала эмоциональную зрелость, которая выглядела неуместной на столь молодом лице.

– Выходит, он омолодился. – пробормотал генерал Шайкх.

– Да, сэр, если это он. – сказал Вермекия. – В конце концов, нет способа их различить, а Константина Норта никто не видел с две тысячи восемьдесят восьмого года.

– У нас и так достаточно забот, не хватало ещё попыток подтвердить личность Норта, который находится в другом конце Солнечной системы, спасибо.

– Простите, сэр.

Генерал неодобрительно прищурился, глядя на застывшее изображение.

– Если это он, то ему сто тридцать один год, а на вид ни днём больше двадцати пяти. Что само по себе интересно – до меня доходили слухи о том, насколько эта технология на самом деле хороша.

– Её разработал Бартрам Норт.

– Да уж, какая ирония! – Генерал уселся за свой стол. – Ладно, мы позволим этому человеку говорить от имени Юпитерианского обиталища. Давайте послушаем, что он скажет.

Он велел элке применить дипломатический шифр к записи. Улыбка Константина ожила.

– Генерал, благодарю за ваше сообщение. Я безусловно понимаю вашу озабоченность и, надеюсь, смогу как-то разъяснить ситуацию. Прежде всего, я решительно подтверждаю, что мы с моими братьями не обнаружили на Сент-Либре никаких признаков разумной жизни. Это не означает, что её там нет, в силу очевидных причин – убийств и свидетельства Анджелы Трамело. Что-то убивает членов моей семьи, и, если бы я обладал какой-либо информацией, которая могла бы объяснить, что это, я бы не стал её удерживать. Для протокола: я считаю вашу экспедицию шагом в правильном направлении. Если на Брогале есть враждебная разумная раса, нам срочно необходимо о ней узнать. Могу лично вам подтвердить, что неизвестный Норт, убитый в Ньюкасле, не является одним из моих сыновей. Помимо транспортных рейсов на Землю, которые в наши дни представляют собой в основном перевозку генетического материала, меня не заботит ваше общество и его коммерческая деятельность. В завершение позвольте пожелать удачи вашим людям в экспедиции. Если снова понадобятся сведения, буду рад помочь.

Генерал Шайкх долго молчал, изучая опустевший стенной экран.

– Вы поверили хоть слову из сказанного?

– Это прозвучало вполне убедительно, – осторожно проговорил Вермекия.

– Да, и так правдиво. Я склонен поверить ему по поводу Сент-Либры. Это значит – экспедиция должна тронуться в путь. Как продвигается расследование ньюкаслской полиции?

– Они собирают виртуал всех городских дорог за тот день, чтобы отследить автомобиль, связанный с убийством. Полковник Эльстон надеется, что это даст результаты.


Среда, 16 января 2143 года | Звёздная дорога | Пятница, 18 января 2143 года