home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Суббота, 19 января 2143 года

Яркий зимний солнечный свет лился с безоблачного неба, и окутавшая город снежная мантия сверкала, заливая каждую улицу мощным белым сиянием. Тем утром дорожное движение сквозь монохромную дымку было медленным, на всех городских улицах появились пробки. Кольцевое шоссе Ньюкасла закрыли в пять утра, чтобы подразделения тылового обеспечения АЗЧ смогли на буксире протащить стратегический транспортный самолет «Боинг С-8000 „Дедал“» из местного аэропорта, где он приземлился минувшей ночью, прямиком к порталу на Сент-Либру. Самолет прошел через портал час назад, но городской управляющий ИИ все ещё не сумел вернуть движение к норме.

Ребка, сидевшая в хвосте служебного автобуса «Нью-Кейтеринг Сервис», который полз по совершенно забитой А 167, была вынуждена надеть солнечные очки, чтобы уберечься от навязчивого сияния блистающего белого снега. Она устроилась в компанию, где множество правительственных служащих работали в качестве независимых директоров, – благодаря таким связям эта компания не могла не получить контракт на обслуживание экспедиции. «Нью-Кейтеринг Сервис» существовала исключительно как генератор дохода для частных пайщиков – типичное современное предприятие, делегировавшее большую часть своих обязательств и державшее поставщиков мёртвой хваткой. Текучка кадров среди младшего персонала была чудовищная, со всеми подписывали временные договоры с минимальными правами, учет вели плохо, а корпоративную бухгалтерию – и того хуже, но налоговое бюро ГЕ их никогда не проверяло.

Оттого Ребке и её команде помощников было до нелепости легко вставить подходящую легенду в разные официальные базы данных, создав прошлое для двадцатиоднолетней Мадлен Хок, которая перебивалась временными заработками в Ньюкасле, не задерживаясь у одного работодателя дольше двух месяцев, – впрочем, «Нью-Кейтеринг Сервис» не стала бы как следует её изучать. Мадлен подала заявление через транснет, и через десять минут её взяли. Байтоголовым команды понадобилось немного больше времени, чтобы перевести её в число работников экспедиции, но, опять же, задание было выполнено без лишней возни – «Нью-Кейтеринг Сервис» не тратилась на цифровую безопасность. Осталось лишь пройти за пару дней обучение на базовый санитарный сертификат ГЕ пятого уровня. Ребка сделала это по-настоящему, в обшарпанной учебной кухне в Уинлатоне, так что, прибыв на базу АЗЧ вместе с другими наемными сотрудниками «Нью-Кейтеринг Сервис», она знала многих, с кем училась, и не была новенькой, странной и выделяющейся.

Пятнадцатиместный автобус подъехал к воротам базы в десять тридцать субботним утром. Они все вышли наружу перед строгим бетонным зданием, мимо катили большие грузовики и прочий транспорт АЗЧ. Контейнеры прибывали уже несколько дней, и складской двор позади базы быстро заполнялся. Юная Мадлен Хок и её новые друзья сбились в кучку, наблюдая, как вереница семидесятитонных грузовиков, чьи безбортовые платформы загружены до предела, выезжает с территории базы, направляясь к порталу на Сент-Либру в конце Последней Мили.

– Ишь ты! – проворчала Лулу Макнамара, когда воздушный поток за грузовиком заставил её шарф вспорхнуть. – Я никогда не видела ничего подобного.

– Да уж, мы творим историю, – согласилась Ребка.

– Что за срочность, мать их за ногу? Какие-нибудь радикалы нассали в водорослевые поля?

– Это должно быть как-то связано с мёртвым Нортом-три, – заговорщическим тоном объявил Фуллер Овусу.

– На его машину напали, – не согласилась Лулу.

– Так говорит полиция, – парировал Фуллер. – Ты ведь не веришь в эту хрень?

Лулу пожала плечами.

– Не знаю.

Лютер Катцен, старший группы, разговаривал с охранниками. Благодарно им помахав, он вернулся к своим подчиненным из «Нью-Кейтеринг Сервис».

– Идём. Я покажу, где нас разместили на эту ночь. Через час, когда все остальные появятся, будет инструктаж.

Ворча и обмениваясь растерянными взглядами, маленькая команда подобрала свои рюкзаки и дружно двинулась за Лютером.

– Разделим комнату? – спросила Лулу свою новую подружку Мадлен.

– Конечно, – сказала Ребка. – Но я могу спорить, комната будет не на двоих. – Она окинула взглядом мрачный бетонный фасад с узкими темными окнами. – Это местечко – не совсем отель.

Лулу хихикнула.

– Бывала я и в худших местах, лапуля. Кроме того, мы отправляемся на Сент-Либру а ведь сейчас зима. Ну разве не мило? Все равно что отпуск, да ещё и деньги платят. Тропическая жара и все такое, пока тут все будут замерзать. – Она радостно похлопала по своему цилиндрическому рюкзачку. – Я купила новый бикини. Хочу красиво загореть. Подружки все обзавидуются.

– Хорошая идея, – сказала Ребка.

Её подмывало воззвать к здравому смыслу девушки – вечно жизнерадостной Лулу было двадцать с небольшим, – но это не соответствовало образу Мадлен, которая тоже считалась новичком во всем этом и не имела истинной цели в жизни. Так что она сдержалась. Может, пока их ещё не отправили, получится взять Лулу на Последнюю Милю и быстренько там отовариться, убедить девушку заполнить свой рюкзак тем, что больше подойдет для выживания.

Ребка оказалась права: комнат им не выделили. Всех из «Нью-Кейтеринг Сервис» поместили в общей спальне.

Лулу легонько ткнула Ребку локтем и ухмыльнулась:

– Вместе с парнями! Ну хоть насмотримся вдоволь на то, что не грех и присвоить.

Ребка заперла рюкзак в шкафчике рядом с кроватью и подождала, сплетничая вместе с остальными, пока не прибыли два полных автобуса с их коллегами по службе. Был полдень, когда вошёл лейтенант АЗЧ и хлопнул в ладоши.

– Итак, народ, вот как все обстоит: я здесь, чтобы сказать вам, что вы здесь потому, что АЗЧ затеял экспедицию на Сент-Либру, чтобы изучить генетическую изменчивость на континенте Брогал. Мы пытаемся выяснить, правдивы ли слухи о ещё не открытом разумном виде, обитающем глубоко в джунглях. Для этого мы будем организовывать передовые лагеря, которые станут базами для научных отрядов. Поскольку это совместная миссия военных и ученых, вы будете действовать со стороны гражданских, обеспечивая питание и общие бытовые услуги. Одежду, соответствующую условиям среды, вам выдадут в шестнадцать ноль-ноль. Вас транспортируют через портал завтра и сразу же отправят в Абеллию. Пожалуйста, не покидайте базу, это собьет нам расписание и выльется в тяжелые финансовые санкции для вас и вашей компании. Если будут вопросы, воспользуйтесь элками и обратитесь к ИИ базы, в течение часа у него появится работающая функция по ответу на часто задаваемые вопросы. Старшим выдадут особые организационные требования в девятнадцать ноль-ноль на инструктаже, блок «Д», комната шестьсот двадцать девять. Не опаздывайте. Спасибо за внимание.

Он вышел. После его исчезновения общая спальня на несколько секунд погрузилась в молчание. Потом все заговорили одновременно.

– Вот дерьмо! – воскликнула Лулу. – Что вообще такое этот Брогал?

– Северный континент Сент-Либры, – сказала Ребка.

– Спасибо, лапуля, это ведь там живёт Бринкелль Норт?

– Ага. Наверное.

Даже рискуя своим прикрытием, Ребка не смогла удержать медленную удовлетворенную улыбку.


Лихорадочная деятельность по всей базе позволила Ребке беспрепятственно бродить тут и там – впрочем, она не пыталась попасть ни в одну зону высокой секретности. Все, кого она встречала на пути, выглядели слегка ошеломленными, словно люди, которых разбудили от крепкого сна и послали выполнять внезапное срочное дело. Конечно, повсюду имелись полосы смартпыли с защищёнными тралами, которые были подсоединены к ИИ, наделенным мощными программами распознавания лиц, способными внести её передвижения в особый файл. Ребка не беспокоилась – на этом этапе ей нечего было скрывать, так что, если бы кто и заинтересовался подобным файлом, он увидел бы лишь взволнованную, любознательную девушку из гражданских, которая с благоговением осматривает базу, отпрыгивая с дороги персонала в униформе и грузовых автомобилей.

Стоя возле большого гаража, где инженеры проводили техосмотр нескольких грузовиков, она велела элке позвонить Клейтону, используя один из их одноразовых трассированных адресов; этот способ гарантировал, что никто не отследит человека на другом конце линии. Сам звонок был серьезно зашифрован, его прикрывал слой фальшивых данных, представлявших собой предварительно загружённый разговор Мадлен с её бойфрендом.

– Я внутри, – сказала Ребка Клейтону. – Нас всех завтра посылают на Сент-Либру.

– Отлично. Экспедиция попала в новости, началось массированное освещение.

– Понятное дело. Есть зацепки по убийству?

– Мы все ещё вычисляем маршрут такси в зону ПСО. Это требует времени – кто-то вырубил множество сенсоров по всему городу. Это означает, что у убийцы есть помощники либо множество друзей в преступном мире. Проблема в том, что никто не хочет об этом слышать.

– Правда?

– Ну, Хёрст знает, что к чему, и большая часть его старой команды тоже, я думаю, но АЗЧ не принимает ничего, что могло бы противоречить официальному объяснению.

– Понятное дело.

– В этой связи Эльстон потребовал, чтобы все А-Норты-два прошли генетическую экспертизу, – хочет убедиться, что среди них нет самозванца.

– Ого, даже до этого дошло?

– Покрутись возле главных ворот. Альдред по пути на базу, хочет встретиться с Эльстоном лицом к лицу.

Ребка хихикнула.

– Будет весело.

– Кое-кто ещё прибудет примерно через восемь минут, если движение на дорогах не ухудшится.

– Кто?

– Разносчик пиццы.

– Очаровательно.

– Анджела заказала. Я отслеживаю её счет в Социальном банке, чтобы разобраться с ней.

– Умный ход, – вынужденно признала Ребка.

– Это значит, ты можешь увидеть её своими глазами, если хочешь.

– Немного рано. Я подумаю. – Звонок закончился, и Ребка в нерешительности потопталась перед большим гаражом. – Ох, какого черта!.. – пробормотала она в конце концов. – Это должно когда-нибудь случиться.

С движением, видимо, все было в порядке. Почти ровно через восемь минут разносчик пиццы появился у главных ворот на трехколесном служебном скутере. Охранники велели ему припарковаться в стороне, после чего он вытащил из заднего термоотсека стопку больших коробок с пиццей и направился к боковым воротам.

Ребка бесцеремонно проследовала за ним в блок «С». Это была зона с неограниченным доступом, так что элка развернула перед ней план. Парнишке-разносчику не пришлось идти далеко, он двинулся прямиком к большому тренажерному залу на первом этаже. Ребка посмотрела, как он без колебаний толкнул распашные двери, и украдкой приблизилась, когда те закрылись. В створках были длинные окна, и она смогла заглянуть внутрь.

В зале тренировался взвод легионеров ГЕ: они поднимали тяжести, бегали на дорожках, двое молотили боксёрские груши, словно пытались выбить из них дух. Анджела Трамело была с ними, одетая в оранжевую безрукавку и просторные спортивные брюки, которые демонстрировали почти такое же подтянутое тело, как у солдат вокруг; она бежала по дорожке с выражением тихой решимости на лице с острыми чертами. До чего примечательная решимость, подумала Мадлен; Анджела могла довести сосредоточенность до невероятных высот. Впрочем, это лишь подтверждало черту её характера, о существовании которой Юпитер подозревал уже очень давно.

Ребка обнаружила, что сжимает стеклянный флакончик, который носила на шее на серебряной цепочке. Он помогал вновь обрести почву под ногами. Избавлял от тревоги, что зародилась внутри. Она увидела, как тренировка подошла к концу и легионеры с радостными воплями и громкими благодарностями обступили разносчика пиццы. Анджела отключила беговую дорожку и, присоединившись к ним, прихватила большой кусок гавайской пиццы, от которого тянулись волокна сыра. Она легко болтала со своими компаньонами, а с парой мужчин даже ощущался намек на флирт. Не знай Ребка правды, она решила бы, что эта женщина – просто ещё один член взвода, таким крепким выглядело их товарищество. Разве мог кто-то недооценить её стратегию? Анджела вписалась безупречно. Когда наступит решающий момент, взвод не поспешит обратиться против нее.

– Блестяще, – прошептала Ребка и отошла от тренировочного зала. Она думала, что первый взгляд вызовет в ней настоящий вихрь эмоций, но взамен ощутила удивительно сильное восхищение.

Даже сейчас, профессионально задружившись с Лулу, Ребка не чувствовала себя с людьми так легко, как Анджела, – и это после того, как та провела двадцать лет в адской дыре, под замком! Ребка была уверена, что её собственные недоразвитые социальные навыки проистекают из детства. Она по-прежнему не помнила ничего, что предшествовало её пятому дню рождения. Родители Ребки, Моника и Карвелл, сказали, что все дело в том, что она с рождения сильно болела. Лишь помощь блистательных генетиков Юпитера позволила ей выжить. Потребовалась генетическая терапия, которая переписала её ДНК, и на это ушли годы.

Её выпустили из госпиталя за день до пятого дня рождения, позволив отправиться домой и впервые отпраздновать. В тот день начались её воспоминания – и по-настоящему началась её жизнь.


Сид и его команда идентифицировали двадцать девять такси, которые заехали в зону вокруг ПСО Фоудон в ночь на воскресенье. Траловое покрытие вокруг границы ПСО было чуть ли не худшим в городе, соперничали с ним только три другие зоны ПСО. Так что они не смогли даже предположить, которое из такси в итоге сгорело. Они проигрывали симуляцию до утра, но только две машины были зарегистрированы в понедельник утром; хотя множество такси уехали прочь от ПСО, ни одно из них не имело регистрационного кода, который совпадал бы хоть с каким-то из тех двадцати семи, что оказались внутри.

Сид объявил перерыв.

– Половина утренней смены займётся проработкой фальшивых регистраций, – сказал он Ральфу Стивенсу. – Деньги за проезд отправляются на вторичные счета, зарегистрированные во Вьетнаме, Дубае или Чечне, чтобы налоговое бюро не засекло.

– Я думал, Нигерия привлекательнее всего для вторичек, – пробормотал Ральф.

– Наши банды предпочитают распределять нагрузку.

– A-а! И что теперь?

– Теперь мы отследим двадцать семь такси, которые очутились в окрестностях Фоудона той ночью, и посмотрим, какие из них приехали с пристани Элсвик.

Это была педантичная работа, иногда требовавшая сдвигать симуляцию на две секунды, если такси попадало на особо плохой перекресток. К шести тридцати вечера они проследили за восемью такси, которые следовали различными маршрутами, подбирая и высаживая различных пассажиров. Это задание усложнилось ещё больше в двух случаях, когда такси успевало поменять регистрационный код, не завершив поездки. Но в конечном итоге все восемь оказались чисты – ни одно не приближалось к пристани Элсвик.

– Настучим на них в налоговое бюро? – спросил Йен.

Сид пожат плечами. Они оба сидели в центре управления театром, отдыхая от прогулок вброд через симуляцию; настал черед для Ари и Рианны ломать головы над тем, куда свернуло такси, когда исчезло в мёртвой зоне.

– У нас сейчас достаточно дел, – сказал он, и это не означало твердое «нет». Внутренние сенсоры всегда могли проверить – маловероятно, но… кто его знает? Кроме того, у кого теперь нет вторичного счета? Налоги в Гранд-Европе были до нелепости высоки – от его официальной зарплаты городского полицейского отнимали больше пятидесяти процентов, и это до пенсионных вычетов. Может, он и полицейский, но он к тому же человек.

Йен кивнул.

В контрольную комнату вошёл Абнер. Он как будто не вылезает из Офиса-3, подумал Сид. Видимо, убийство брата подействовало сильнее, чем Норт позволял себе показывать. Посвятить всего себя работе – несомненно, таков был его способ справиться со случившимся.

– Я только что поговорил с Тилли Льюис из «Нортерн Форензикс», – сказал Абнер. – Они закончили проверять дорожный метатрал.

Йен отвлекся от симуляции.

– И?

Абнер ухмыльнулся.

– Двадцать процентов – естественные глюки и поломки. Но остальные восемьдесят, между ПСО и Элсвиком, сделаны намеренно. Банды порвали большую часть настенных тралов. Смартпыль в дорожном покрытии вырубили магнитным импульсом. Она сдохла, перезапустить нельзя. Все это проделали в ночь на субботу. Начали примерно в пять вечера. Последний отказ зафиксирован в час тридцать семь следующего утра. Мы думаем, они использовали от трех до пяти машин с генераторами магнитных импульсов на днище.

– Вот засранцы! – Йен радостно ухмыльнулся. – Чтобы увязать концы с концами, понадобится уйма народу.

– Выжившие тралы что-нибудь поймали? – спросил Сид.

– Я скачал логи дорог, примыкающих к тем десяти перекресткам, которые они вырубили, – сказал Абнер. – Запустил сопоставление, но совпадений не нашлось. Они наверняка меняли регистрационные коды на машинах от удара до удара. – Он кивнул в сторону окна, за которым мерцала симуляция. – Если они вам нужны, придется запустить сопоставительную модель на этом прекрасном большом виртуале.

– Ох, мы никак не можем себе позволить тратить время на такое, – сказал Сид. – Это был бы шаг назад, неэффективный для расследования. Ушли дни, чтобы создать симуляцию воскресной ночи, мы не можем потратить ещё несколько, чтобы сделать и субботнюю.

– Так я и думал, – покорно ответил Абнер.

– Что насчет разрывов трала? – спросил Сид.

– У них очень хорошие байтоголовые, я бы сказал, лучшие, – неохотно проговорил Абнер. – Я не смог обнаружить, где произошла атака на мониторящую сеть, не говоря уже о том, откуда она пошла. Но они воспользовались мощным прерывателем, почти таким же, какой устроил всплеск вокруг Элсвика. Городу это не понравится, но придется усилить весь комплекс мер противодействия. Честно говоря, нам повезло, что они не поджарили каждую частицу общественной смартпыли в Ньюкасле. Прерывателю, безусловно, хватило бы мощности.

– Эти ребята действуют более точно, – сказал Сид. – Без спешки, без позерства. Признай, им пока что не повезло лишь в одном – в том, что труп зацепился за мост Тысячелетия.

– У меня час до конца смены, – сказал Йен. – Давай я ещё раз быстренько осмотрю перекрестки. Я уже черт знает сколько раз делал позиционную корреляцию.


– Спасибо, – сказал Сид. – Я позвоню в «Троуз Секьюр», они хороши, но обычно город не может себе их позволить; пусть займутся этой атакой на разрыв. Абнер, оставайся здесь и помоги Дедре работать с симуляцией. В любом случае мне понадобятся все, знакомые с работой театра. Все идёт к тому, что мы застрянем тут на всю ночь.

– Само собой, босс.


Как номинальный заместитель Сида, Йен Лэнагин входил в число тех, кому полагался маленький личный кабинет в Офисе-3. Йен поприветствовал восьмерых офицеров и констеблей, которые трудились на зонных консолях в главной части офиса, – все они обрабатывали медленно поступающие криминалистические данные о такси и результаты с места сброса тела; трое все ещё проверяли доставленный с Сент-Либры груз; одному бедняге, младшему констеблю, поручили обзванивать местные рестораны и выяснять, какие блюда там подавали в прошлый четверг вечером, – выстрел наугад, основанный на информации о содержимом желудка жертвы, полученной во время вскрытия.

Устроившись за своим столом, Йен вызвал криминалистические результаты по магнитно-импульсному штурму смартпыли на перекрестках, потом подключился к городскому ИИ, отвечавшему за управление дорожным движением, запросил логи примыкающих дорог и скачал их в безопасную полицейскую сеть. По ходу дела он воспользовался своим административным кодом, чтобы запустить на консоли дело Кенни Ансеталя. Никто им не занимался, разумеется; дело пока что классифицировалось как нейтральное. Через неделю, если не будет никаких изменений, никакого прогресса, ИИ участка автоматически понизит статус дела до неактивного.

Результаты материализовались на зонной консоли, и он вызвал профили Гейл Страттон и Кейлин Эдинсон, двух свидетельниц, с которыми удалось поболтать. Пришлось опять воспользоваться своим административным кодом, но через минуту их финансовая отчетность возникла на экранах перед ним. Он отметил в официальном логе, что ищет денежный перевод, указывающий на то, что одна из них продала i-3800. Он открыл полный отчет о финансовых операциях на протяжении месяца до инцидента, что учетверило информацию на экранах. Открылись исходящие платежи, покупки и доходы девушек. Сведения начали прокручиваться, и Йен методично их изучал в поисках нужной записи. Счета из баров заметить было нетрудно; он весьма хорошо знал клубную жизнь Ньюкасла. Он анализировал закономерности инстинктивно, его этому учили, и годы опыта служили опорой. В начале вечера шли большие расходы, потом они уменьшались. Девушки сами покупали себе выпивку, но такие траты обычно прекращались по мере того, как продолжался вечер. Кто-то другой появлялся и угощал подружек: ЧТД, постоянных парней у них не было.

Он так же умело распознавая дополнительные величины. На зонный дисплей падали счета из магазинов одежды, и Йен успевал их прочитать, натренированным взглядом подмечая, что девушки покупали. Он нашел все необходимое за пять минут, но позволил информации прокручиваться и дальше, чтобы никто не смог определить, что ему на самом деле требовалось. Их базовые профили содержали возраст, и это для него все решило.

Вернув их профили и финансовую отчетность обратно в папку дела, Йен воспользовался патчем, чтобы отследить элку Гейл через городские трассировщики связей. Патч позволил ему выдать запрос на отслеживание за относящийся к делу Норта. В подсеть текло так много данных, что вряд ли кто-то засёк бы такое без полной криминалистической проверки. На случай подобного запрос был помечен не как исходивший от него – эта честь досталась старине Ари. Вчера его коды были пойманы в результате небольшого фишинга.

Покончив с этим, Йен потратил оставшиеся сорок минут, пытаясь найти какую-нибудь машину, которая всякий раз появлялась в тот же момент, когда магнитная вспышка поджаривала смартпыль на перекрестке. Абнер был прав: это устроил настоящий профи. Регистрационные коды менялись.

Йен покинул участок в семь тридцать и поехал домой, чтобы быстренько принять душ и переодеться. В восемь пятнадцать он был снова на улице и вызывал такси, в нетерпении и готовности к тому, что мог славный город предложить одинокому мужчине субботним вечером.

– Куда? – спросил шофер.

Йен посмотрел на мигавшую на сетке радужковых смартклеток иконку, обозначавшую местоположение Гейл.

– «Попугай Индиго», – сказал он. Это был довольно неплохой клуб на Ньюгейт-стрит.

Она удивится, увидев его. Они обычно удивлялись, но это всегда служило хорошим началом для перехода к наступлению с использованием неотразимой чуши, которую нес Йен Лэнагин. В этом веке всем заправляла информация, совершенная валюта, и возможность черпать из более глубоких и неустанных инфопотоков была преимуществом, которое превращало его в настоящего богача. Он знал её возраст, рост, размер бюстгальтера, вес, то, что она не замужем, и в качестве приятного маленького бонуса ознакомился с медицинским файлом, который показывал, что она чиста от всяких ИППП[24]; всеми этими сведениями он мог манипулировать ради собственной пользы.

Йен закрыл безопасное соединение с участком, откинулся на спинку сиденья и приготовился насладиться поездкой.


Пятница, 18 января 2143 года | Звёздная дорога | Воскресенье, 20 января 2143 года