home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



2


Рыжее семейство. Трудные минуты в засаде. Атака черных разбойников. Неудача.

Что Емеле Пугачу, что Анке, что Ко-Ко было приятно вспоминать и пересказывать веселые подробности своих приключений, особенно тех, которые заканчивались благополучно. Случались, конечно, и неудачи, да что в них интересного? А вот когда старая бывалая куница метнулась, хитрованка, почуяв опасность, из курятника по заранее прорытому ходу и вдруг очутилась в глубоком и крепком холщовом мешке, такая минута удачи, быть может, сотню раз припомнится - и не будет скучно!

Затаив дыхание, Емелька лежал на пригорке в душных зарослях белой полыни. Из-под низко склоненной ветки дуба ему была видна вся поляна, поросшая высокой гусиной травой, пыреем и ясенцом. Почти рядом с ним, за кустом ежевики, замерла белоголовая Анка. Дальше, за Анкой, надежно скрытый махровой зарослью купырей, притаился третий зверолов - Костя Котиков.

В безветренный знойный полдень лес может показаться бездыханным. Но, если прислушаться, он полон звуков: шорохов, шелеста, легкого трепета листвы, птичьей переклички, наитончайших комариных нот - признаков неприметной, чуткой, напряженной жизни.

Вот едва шевельнулась поникшая кисть сосны, и рыжее пламя стремительно взвилось меж веток, наискось и вверх, к самой верхушке дерева, а там еще ярче вспыхнуло в бликах солнца. Стоило присмотреться внимательней - и оказалось, что комок пламени был живой: то игрунья-белка странствовала по своим маршрутам, по несчитанным этажам ветвей.

Неугомонный работяга-дятел приумолк, прильнув красной грудкой к шершавому стволу старого береста. Огненный зрачок неотрывно следил за белкой: не опасно ли такое соседство? Нет, не опасно, видимо, решил «доктор леса» - и в чаще снова послышалось размеренное тук-тук…

По извилистой и пятнистой от солнца тропинке осторожно пробиралась со своим пушистым выводком лиса. В мире сдержанных звуков, которые постоянно наполняют лес, ее чуткий слух тотчас различил бы даже очень слабый посторонний шорох. Но пока для тревоги не было причин. Маленькие лисята, насторожив острые ушки, поминутно обнюхивая воздух, словно бы плыли за своей мамашей по тропе, рыжие и забавные.

Что внезапно внесло смятение в их дружную семью? Отчего все трое, будто по сигналу, приникли к земле и замерли?

Емелька с усилием сдерживал себя: сделать бы резкий бросок - и схватить лисенка за лапу! Тогда не пришлось бы выжидать, пока сработает пружина капкана. Да и лисья мамаша осмотрительна и хитра, не сразу кинется на приманку. Но что это с лисенком?

Обернувшись и плавно перебирая лапками, зверек неслышно приближается к зарослям ежевики, где притаилась Анка. Ей отчетливо видна озорная, смышленая мордочка лисенка, золотистые глазенки, в которых блестят нетерпение и жадность. Вон что приметил он на старом пне - большого черного жука! Ловкий молниеносный прыжок - и зевака-жук уже в зубах у лисенка.

И почти тотчас же на поляне затевается кутерьма: двое других зверенышей пытаются отнять у счастливчика его добычу. Сначала мама-лиса с одобрением наблюдает за потасовкой. Потом, видимо, решает, что ее проказники слишком беспечны, и быстро наводит порядок: одному шалуну достается лапой по загривку, другой летит кувырком в траву, третий прижат к земле и в испуге затихает. И не ведает беспокойная рыжая семейка, что с расстояния в каких-то пять-шесть лагов за нею напряженно следят три нары глаз и что впереди, на закустаренной поляне, поставлена и немо ждет хитроумная железная ловушка!

В эти редкостные, неповторимые минуты Емеля Пугач переживает за друзей. Впрочем, в Костике он уверен: тот умеет держаться и ни единым движением не выдаст себя в засаде. А вот малая Анка - с нею беда, того и смотри, не вытерпит, вскрикнет или засмеется. Он строго косит глазами на Анку, их взгляды встречаются, и у Емельки что-то холодеет внутри: ну, конечно же, девчонка уже смеется. Правда, смеется неслышно, только глазами, но долго ли ей зазвенеть звонком?

Наверное, взгляд Пугача достаточно грозен: Анка понимает его опасения и, прикусив губу, старается показать, что сдержится. Он и верит ей, и не верит: ему ли не знать беззаботную хохотушку! «Ладно, пусть попробует пикнуть»,- мрачно решает он, скрипнув для устрашения зубами, но Кудряшке не слышен этот грозный звук.

Вытянув шею, Емелька видит, как лисья мамаша, заметно озадаченная, приостанавливается у куста. Поводя головой, навострив уши, старается разгадать, откуда доносится острый и вкусный запах. «И чего бы ей сомневаться? - с нетерпением думает Ко-Ко.- Ну, лисонька, посмелее! Там лапа жареной курицы, в капкане, да какая вкусная! Ну же, хитрющая, цап-царап!»

Заманчивый запах почуяли и лисята, вопросительно поглядывают на мамашу, тянут острые мордочки в сторону капкана.

Емелька заранее торжествует удачу: лиса все-таки направляется к приманке! Остается выждать еще немного, быть может, минуту. Трудное, конечно, дело - охота без ружья, но если события развиваются, словно по расписанию, значит, он, Старшой, точно все предусмотрел. Сейчас Емелька очень щедр, одного лисенка уже мысленно обещает Анке: молодец девчушка, притаилась и молчит, проявляет себя настоящим охотником. Потом он позволит ей и прыгать, и смеяться, и кричать - пусть только захлопнется капкан. А лисята… До чего же хороши! И, пожалуй, в той поре, когда еще могут быть приручены.

Он успевает подумать и о том, как, наверное, им будет весело играть с прирученным лисенком, понятливым и забавным. Ради такой добычи, думает Пугач, можно промаяться в засаде до самой ночи. Единственная досада - неудобство от муравьев. Правда, не все они нахальны, иные почти не обращают внимания на охотника. Но вот появляется крупный лесной муравей, ловко спускается по стеблю пырея на руку Емельке, неторопливо исследует пальцы, потом взбирается под рукавом рубашки на плечо, кружит возле уха, нестерпимо щекоча, и определенно подает сигнал всей своей бесчисленной братии.

Сколько же десятков, а возможно, и сотен черных, откормленных, зубастых вояк приступом идут на охотника! Он пытается сдуть их со щеки, стряхнуть с бровей и с носа, а они тотчас же переходят к обороне: отыскивают «складки на местности» -губы, брови, уголки глаз - и пытаются закрепиться. Впервые в жизни выпадает на долю Емельяна такое жестокое испытание. Теперь-то он будет знать, что за чудовища кишат в муравейниках. Челюсти у злющих тварей - будто из железа, да еще смазаны какой-то въедливой кислотой.

А лиса тем временем уже обнюхивает приманку. Сейчас… сию секунду коротко лязгнет капкан. Продержаться бы еще какую-то малость. «Ну, лисонька…- шепчет Пугач ласково.- Ну, поскорее!»

Крупный головастый муравей, подняв к атаке челюсти, решительно спускается с травинки на щеку Емельке, бежит, спешит, нахал, прямо к носу, и у ноздри - вот еще манеры! - старательно вытирает лапки… И происходит страшное. То, чего так опасался зверолов. Он чихает. Громко. С наслаждением. Его вынуждает к этому черный разбойник-муравей.

В одно неуловимое мгновение исчезает в зеленом кустарнике лисица. Будто ветром сдувает с поляны трех пушистых зверенышей. Только веточка белой полыни покачивается у тропинки да сбитый пух одуванчика реет в недвижном воздухе.


1 В лесах за Привольным. Трое. Случай с каурым жеребенком. Часы. Смышленая Кудряшка. Слава. | Легенда о черном алмазе | 3 После поражения. Разбойник перед судом. Голос из лесу. Незнакомец