home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



30


Трофеи из фотоателье. Почерк тетки Феклы. Петрунькевич принимает задание. По следам Лохмача. Лицом к лицу с врагом.

Ранним утром, едва лишь сентябрьское солнышко начало подниматься из-за крыш, Кудряшка и Костик приволокли в кабинет Василия Ивановича большую старую корзину, плетенную из лозы. Вытирая платочком вспотевшее лицо, Лнка доложила:

- В сарайчике не осталось ни одной бумажки. Мы весь мусор перебрали, в каждую щелку заглянули.

- Отлично, помощники,- похвалил Бочка и заглянул в корзину.- Э, да тут, я вижу, солидная добыча. Нашему фотомастеру Гавриле Петрунькевичу предстоит кропотливая работа.

- А что сторожа поставили - это дельно,- сказал Костик.- Ночью, Савелий говорит, какой-то незнакомец наведывался. Мы с Кудряшкой догадались: тот самый, что хотел у Гаврилы Петровича подсобку снять.

- Что ж, теперь можно и снять,- усмехнулся Василий Иванович.- Как считаешь, Кудряшка, ты узнала бы его, если бы встретила?

- Обязательно,- сказала Анка.- Свинцовые глаза, родинка под левым глазом, брови будто подчерненные… Непременно узнала бы.

Запустив руку в корзину, лейтенант вынул пачку мелко изорванных фотографий, встряхнул обрывки на ладонях:

- Если бы из этого бумажного винегрета Петрунькевич выудил фото Бешеного Ганса! Я, ребята, ей-право, пустился бы в пляс…

Анка спросила:

- А где Емеля? Мы с Костиком видели его издали: он куда то спешил с большой папкой. Кричали ему, только он не расслышал.

- А не расслышал, наверное, потому, что занят большими делами,- пояснил Бочка.- Дела эти - водопроводные: целый район города остался без воды. Вот Емеля и написал заявление в горсовет, а чтобы оно стало коллективным, пошел собирать подписи. Сейчас отправился к набожной гадалке тетке Фекле.

- Тетка Фекла не пустит его и на порог,- заявил Костя.- Терпеть не может мальчишек, ругает безбожниками и сорванцами.

Василий Иванович неожиданно развеселился:

- А расписаться ей все же придется: «Престарелая Фекла Морковкина, 69 лет».- Он взял со стола анонимку и подмигнул Костику: - Заявление пойдет своим путем, и водопровод, будем надеяться, исправят, а между тем мы сверим почерк. Вон какими буквами анонимка написана: не буквы - каракатицы. Посмотрим, не так ли гадалка Фекла и под заявлением распишется? Вы поняли, друзья, что я доверяю вам секрет?

Они ответили разом:

- Поняли.

Анка еще добавила:

- Спасибо!..

Василий Иванович осторожно тронул ногой корзину:

- А теперь загадка: кто мне нужен срочно и безотлагательно?

И опять ребята ответили разом:

- Петрунькевич!

- Верно, друзья. Нужно, чтобы он явился немедленно.

Костик встал, пришлепнул об пол стоптанными сандалиями:

- Задание принял. Бегу…

А пока Василий Иванович с А иной ожидали фотографа Гаврилу Петрунькевича, Емелька спешил. Ему хотелось поскорее выполнить поручение начальника милиции, а люди, в квартиры которых ему довелось стучаться, как будто не верили в то, что он торопится. В первом же ветхом домишке чуть ли не насильно усадили за стол и принялись угощать чаем. Во втором домике процедура гостеприимства повторилась, но теперь угощали кашей из тыквы. Один пожилой хозяин предложил сыграть в шахматы и не хотел верить, будто Емелька не знает, как ходит конь. Все охотно ставили подписи под заявлением, приговаривая с надеждой: «Только бы это помогло…» или: «Эх, поскорее бы!»

Дверь в доме гадалки Феклы долго не открывалась. За окном покачивалась занавеска - это хозяйка осторожно выглядывала на крыльцо, терпеливо ожидая, чтобы незваный гость удалился. Но Емелька снова и снова барабанил в дверь.

Хозяйка в конце концов не выдержала и, громко гундося какую-то молитву, в которой слышались мрачные угрозы, спросила из-за двери:

- Кого ко мне бог послал?

- Не бог, а люди добрые,- сказал Емелька.- Они хотят чуда.

- Какого же? - удивилась хозяйка.

Емелька отвечал без запинки:

- Чтобы в кранах появилась вода.

После этих слов Пугача хозяйка решилась наконец открыть дверь. Емелька увидел довольно рослую и мощную старуху с золотыми серьгами в мочках ушей, с кольцами на пальцах, со вставными золотыми зубами. Когда она говорила, луч солнца прорвался меж туч, осветил ее лицо, и Емельке причудилось, будто во рту у гадалки Феклы вспыхивал огонь.

- И что ты, бесенок, колотишься? - спросила она хмуро, задерживаясь взглядом на папке, которую Емеля держал под рукой.- Так, непутевый, можно и дом развалить.

- Подпишите заявление насчет водопровода,- сказал Емелька.- Двенадцать ваших соседей уже подписали.

Она испуганно вскинула руки.

- Ни-ни-ни!.. Я никаких бумаг не подписываю: все это от нечистого, а я верующая.

- Что ж,- сказал Емелька, делая вид, будто порывается уйти.- У всех будет вода, а у вас не будет.

Хозяйка изменилась в одно мгновение. Залебезила, что-то замурлыкала, даже покривила губы, пытаясь изобразить улыбку.

- А ты, я вижу, хороший мальчуган! Подожди, я дам тебе конфету. Соседи небось и кусочка хлеба пожалели? Ох, люди, великий грех скупости всех обуял. Вот, возьми, с довоенной поры хранила. Ну, какая там у тебя бумага, что я должна писать?

Емелька раскрыл папку. Хозяйка отлично видела без очков и легко прочла две строчки заявления.

- Доброе дело, мальчик. Без воды - аки в пустыне. Значит, писать «престарелая»? Ничего не скажешь: верно.

Может, уже скоро белый свет покину. А кому оставлю этот дом? Родственников - ни души…

- Если вы спрашиваете совета,- сказал Емелька,- могу посоветовать. Сиротам войны оставьте. Вон сколько их скитается по дорогам.

Хозяйка зашипела враз, как погасший примус. Емельке даже почудилось, будто вокруг нее образовался дым.

- Подумать только, он дает советы!.. У самого молоко на губах не обсохло, а он уже важничает. Жаль, что ты по делу, а то взяла бы кочережку да выбила из тебя блажь. Сироты войны! За что им такой подарок! За то, что побираются да воруют?..

Она почти вырвала из рук Емельки листок бумаги, засеменила к столу и, умостясь в просторном кресле, долго выводила чернилами свою подпись.

Странное чувство томило Емельку, пока он находился в том просторном доме: как будто, кроме него и хозяйки, в комнате присутствовал кто-то третий. И не просто присутствовал, а с минуты на минуту мог войти. Очень хотелось Емельке расспросить тетку Феклу про ее квартиранта. Где он? Все еще собирает цветочки да травки или, может быть, отбыл в другие края? Почему он такой злюка? По какой причине грубо и незаслуженно обидел Кудряшку?

Но Емеля ни о чем не спрашивал гадалку, молча ожидал, пока та выведет на бумаге свои каракули. Уходя, он оставил на подоконнике подаренную ею конфету. Когда шел через двор к переулку, не оглядывался: будто чувствовал, что за ним наблюдают. А если бы оглянулся, то увидел бы в крайнем окне физиономию ботаника. Тот слышал каждое слово, произнесенное Емелькой в доме, и теперь подозрительно следил за ним…

Когда Костик, широко шагая рядом с Петрунькевичем, возвратился к начальнику, Анка сидела в уголке на полу, перебирая обрывки фотографий.

- И что за досада,- жаловалась она тихо.- Вот полицай. Это точно. Китель, портупея, но… нет головы. Может ее и не было? А вот и другой отпетый: у этого нет уха, щеки и плеча. Ну зачем Гаврила Петрович так мелко изорвал все эти карточки?

Входя в кабинет, Петрунькевич слышал причитания Кудряшки и сразу же понял, о чем его попросит начальник.

- Действительно, девочка, жаль,- сказал он, осторожно вкладывая пальцы в руку Василия Ивановича, видимо, опасаясь железного пожатия.- Но, представь себе, когда я рвал эти фотографии на мелкие кусочки, у меня было такое чувство, будто я уничтожал предателей.

- Да,- согласился Василий Иванович,- перед нами вся фашистская команда. Вы не смогли бы. Петрович, сложить, переснять, словом, восстановить эти пакостные физиономии?

Петрунькевич кивнул:

- Без капельки удовольствия, но сделаю.

- Задание очень важное, Петрович. Враг не дремлет, в любую щель норовит пролезть. Вон совсем недавно в Сватове на базаре старый небритый мужичок горшками торговал. Прощупали того мужичка - майором СС оказался, радиопередатчик у него обнаружили.

- Ладно,- сказал Петрунькевич, собирая в корзину обрывки фото.- Я в этой швали разберусь.

Едва за Гаврилой Петровичем закрылась дверь, объявился Емелька.

- Задание выполнено, товарищ начальник. Собрано четырнадцать подписей…

Василий Иванович взял сложенный вчетверо листок бумаги, развернул:

- Спасибо, Пугачев!.. Вот он, расчудесный почерк гадалки Феклы! Ясно, анонимку писала она, значит, еще придется побеседовать с «божьим одуванчиком»!

Емелька невольно прыснул смехом:

- Одуванчик? Да та тетка - что хороший штангист! Наверное, физкультурой занимается.

Василий Иванович был доволен, и концы его рыжих усов торчали победно.

- Постарайтесь, друзья, усвоить одну простую истину,- сказал он, опускаясь на табурет, который жалобно пискнул.- Расследование требует терпения. Целый ряд таинственных событий - похищение в лагере ученых у кургана, затем нападение на Михея Степановича, след в болотном иле у реки, человек в старом штреке шахты, эта анонимка, да и еще кое-что - все должно сплестись и затянуться в одном узелке. Ну, понятно, кое-что отпадет, зато кое-что и добавится, а когда картина полностью прояснится, будем действовать быстро и решительно.- Он внимательно глянул на Анку, потом на Костика.- Вы вдвоем направляетесь к чистильщику Сому. Знаете такого? Скажете Сому, что от меня. Чистильщик укажет вам лохматого детину, который придет к часовому мастеру Проше Зайчикову продать какое-то кольцо. Пусть себе продает, ваше дело маленькое: незаметно увязаться за Лохмачом и проследить, куда он пойдет, где обитает. Задача, надеюсь, понятна, молодцы?

Они ответили в один голос:

- Так точно!

- Но, прежде чем идти на задание,- продолжал Василий Иванович все тем же деловым тоном,- настоящий следопыт должен подкрепиться. Кто из вас любит пироги с творогом? Навались!..

Будто заправский фокусник, он слегка наклонился, скрипнул дверцей стола - и перед ними появилась большая эмалированная миска, полная румяных пирожков…

Костя сграбастал сразу четыре пирожка и, заметив сочувственный взгляд Бочки, заверил:

- Не беспокойтесь, лишнего не возьму: я мигом сосчитал - всего их шестнадцать…

Веселый чистильщик обуви Сом выстукивал щетками по пустому ящику. Знакомые кивали ему, здоровались, улыбались. Он бойко сыпал скороговоркой:

- Братцы мои, земляки-донбассовцы, да пристало ли вам в нечищенной обуви расхаживать? Ей-богу, буду насильно останавливать, привязывать за ногу и чистить наилучшим гуталином. Ну-ка, кто добровольно? Ко мне!

Синеглазая кудрявая девчушка приблизилась к труженику щетки и ваксы и весело пропела:

- Здравствуйте, дяденька… привет вам от Иваныча!

Сом почему-то растерялся и уронил щетки:

- Ты?.. Такая малая и уже выполняешь задание?..

Девочка смотрела смело и доверчиво:

- У меня, дяденька, большой интерес.

Сом опять подхватил щетки, стукнул ими по ящику, потом достал из кармана деньги:

- Вон там, на углу, тетка в белом фартуке продает мороженое. Держи рубль и купи у нее порцию. Это тебе как премия - от меня лично. Затем обрати внимание на новый фанерный киоск. Видишь на вывеске часы? Там, за окошком, сидит инвалид Проша Зайчиков. Сейчас к нему должен подойти эдакий нечесаный и немытый тип. Это и будет тот коммерсант, которым интересуется Василий Иванович…

Через какую-то минуту Анка и Костик с аппетитом лакомились мороженым. Затем, выбрав в двух шагах от фанерного киоска площадку, принялись играть в «орла» и «решку». Оба тотчас же распалились, и Сому, который издали наблюдал за ними, подумалось, что ребята забыли, зачем сюда пришли.

Но он ошибался. Анка старательно очищала камешком пятак, когда к фанерному киоску подошел коренастый, упитанный, нечесаный парень. Анка слышала его разговор с часовым мастером.

- Пятьсот - и ни рубля меньше,- сказал тип.- Не отдал бы так дешево, но до зарезу понадобились тугрики.

Зайчиков спросил:

- Тугрики?.. Что это?

- По-монгольски - деньги,- усмехнулся Лохмач.

- Значит, вы и по-монгольски умеете?

- Когда дело касается денег,- сказал Лохмач,- меня на любом языке поймут. Принести и второе колечко?.. Да, кстати, есть еще сережки. Стоящие, с бриллиантами!

Некоторое время мастер колебался, потом кивнул.

- Ладно, приноси. Завтра ровно в десять. Здесь же.

Насвистывая какой-то мотивчик, лохматый неторопливо зашагал вдоль улицы, а Костик и Анка увязались за ним.

Квартал, еще квартал… Тут то ли из подъезда, то ли из-за угла дома навстречу им вышел крепкий, плечистый мужчина в сером костюме, и, было похоже, Лохмач испугался. Может, он не ожидал этой встречи, потому что сначала попятился назад, затем вильнул в сторону. Мужчина взял его повыше локтя, остановил. С минуту они говорили о чем-то, разом оглянулись по сторонам и свернули в переулок.

- Мы пойдем другой дорогой. Вот, видишь, сгоревший дом? Пробежим через двор - и окажемся в том же переулке.

- Место знакомое,- засомневалась Кудряшка.- Помнишь большой кирпичный дом ? В нем проживает гадалка Фекла. Чур, к дому не подходить - заметят.

Костик потупился:

- А задание?

- Мы и так увидим, куда они пойдут. Я уверена, что к тетке Фекле.

Двор густо порос уже увядшими высокими стеблями конского щавля. По ним, скрываясь в зарослях с головой, можно было незаметно добраться до стены, сложенной из песчаника, и, привстав на носках, выглянуть в переулок.

Раздвигая упругие, запыленные стебли, Костик первым приблизился к стене. Анка кралась за ним след в след. Если бы хоть кто-то из них посмотрел вперед, они наверняка заметили бы Лохмача, стоявшего за стеной… Но ребята слишком увлеклись прокладкой пути сквозь черную заросль. Это было так похоже на игру, да еще игру, подогретую опасностью!

А Лохмач увидел их, что-то шепнул напарнику и присел за стеной.

- Как думаешь,- тихо спросил Костик,- они уже прошли?

- Думаю, что прошли,- шепнула в ответ Анка.- Тут, в переулке, три дома: в какой они войдут?

Придерживаясь за шершавые блоки песчаника, Костик приподнялся на носках и выглянул в переулок. Он не удержался, вскрикнул от неожиданности и боли, когда что-то прищемило ему ухо. Резко тряхнул головой, рванулся в сторону, но высвободить ухо из цепких пальцев Лохмача не смог.

- Паршивец!..- прохрипел Лохмач и жарко дохнул на Костика перегаром.- Куда ты крадешься?.. За кем следишь?..

- Отпустите!..- отчаянно завизжал Костик.

- Этот бродяжка уже не первый раз под ноги мне тычется,- сказал попутчик Лохмача.- Его надо бы проучить.

- А разве нельзя играть? - неожиданно спокойно спросил Костя.- Мы каждый день тут играем.

- Я придушу его и оставлю в бурьяне,- сказал Лохмач.- Ух, какой верткий, дьяволенок!

Не вглядываясь в приметы, Костик уже твердо знал: это враг. Возможно, переодетый полицай или какая-нибудь другая фашистская нечисть. И как же это было бы унизительно, если бы он стал просить у гада пощады…

Цепкие пальцы чуточку ослабели, и Костик в отчаянии рванулся в сторону изо всех сил. Ему удалось освободиться, и он отлетел на два-три шага от стены. Бледная, трепещущая Анка подавала ему камень. Он схватил угловатый обломок песчаника и метнул прямо в оскаленную физиономию Лохмача.


29 Анонимка. Преображение Емельки. Лихой Данила Гром. Фотоателье под охраной. Слово о наступлении. Номер тридцать семь. | Легенда о черном алмазе | 31 Кто-то упал в шурф ? Решительность Василия Ивановича. Крики из подземелья. Большой риск. Переживания Емельки.