home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



6


Домик у реки. Тит Смехач. Анка разговаривает с… немым. Отважный пловец.

Если идешь правым берегом Северского Донца от городка Пролетарска до станции Лисичанск, то на взгорке, против железнодорожного вокзала, непременно остановишься или замедлить в удивлении шаги: спокойное течение реки вдруг срывается на подводном перекате гремящими бурунами, кружит воронками, взбивает пену, мечется меж перекошенными черными сваями, вбитыми в каменистое дно неизвестно кем и когда.

Говорят, что еще в прошлом веке здесь была плотина и река вращала могучие колеса водяной мельницы. Но как-то в паводок (а весенние паводки на Донце в иной год случаются обильные) ту плотину и мельницу расшвыряло по берегам до самого Дона, а восстанавливать ее никто не решался. Так и остались ненужным частоколом на перекате замшелые сваи, и в летнюю пору только самые лучшие пловцы пускались ради лихого риска в те бурлящие водовороты.

Под взгорком, на мыске, в считанных шагах от уреза воды, темнел старинный бревенчатый домик. Неподалеку от него, под откосом, горбилась маленькая времянка под замшелой тесовой крышей. Времянка была очень ветхой на вид, стропила ее выпирали наружу, как ребра у старого коня. Тем не менее даже грозные паводки не снесли ее, не опрокинули, она словно бы навечно вросла в землю. Весною не раз случалось, что шалая вода захлестывала времянку до крыши, а домик - до окон; льдины стучались в двери и ставни, ветер гудел в крыше, будто в парусах, и с берега казалось, что и домик, и времянка вот-вот снимутся с насиженных мест и, подобно баркасу со шлюпкой, двинутся вниз но течению. Но наводок спадал, река успокаивалась в своих извечных, обставленных тополями и вербами берегах, терпеливый хозяин возвращался в домик, отмывал полы, белил стены, вставлял стекла, и вечерами в окнах домика приветливо вспыхивал свет.

В том скромном жилище у реки и обитал дедушка Митрофан. Тройка едва разыскала его, так как фамилии деда никто не знал, а кличек у него было с полдюжины, и на каждую он охотно откликался. Одни звали его «веселым дедом», другие - «речным», третьи - «щуколовом», а были и такие, что дразнили «колдуном».

Когда в полдень тройка явилась к бревенчатому домику, там, на самом берегу, ее внимание привлек пожилой человек в трусиках, весь размалеванный кругами, полосками, пятнами; он сидел на бревне у самой воды, макал пальцы в густой черный ил и ставил точки, тире, запятые на лбу, на скулах, на щеках, на шее. При этом он заглядывал в зеркальце, видимо, довольный своим занятным обликом.

Анка засмеялась и захлопала в ладоши:

- Вот бы позвать фотографа!

Емелька слегка придержал ее за плечо:

- Осторожно… Ты знаешь, кто это?

Анка беспечно улыбнулась:

- Как же не знать? Это немой Тит: он всегда смеется, потому и прозвали его Смехачом.

Пожилой мужчина, не обращая внимания на гостей, продолжал заниматься своей физиономией: густо умащивал черным илом широкий мясистый нос.

Анка приблизилась к нему:

- Вы, дядя Тит, наверное, в гости собираетесь? Вон как разукрасились… Картинка!

Смехач медленно повернулся к ней и показал язык; потом всплеснул руками и хрипло захохотал.

- Что ни говорите,- заметил Ко-Ко,- а встретишься с ним где-нибудь на лесной тропинке - не обрадуешься.

Емелька задумался:

- И что его сюда занесло, несчастного?

Анка сказала рассудительно:

- Война…

Ко-Ко согласно кивнул:

- Много бед война натворила. Вот, пожалуйста, объявился человек: ни родных, ни знакомых. Даже фамилии своей не знает, на все расспросы один ответ: ти-ти-ти… Потому Титом и прозвали. А добрые люди все же нашлись: в баню сводили, накормили, кое-как приодели, к докторам повели. Те прослушали его, прощупали - безнадежный. Кому и как он расскажет, где под бомбежку угодил?..

Емелька задумчиво смотрел на реку.

- Похоже, в этом домишке он и обитает, значит, у дедушки Митрофана?

- Я вижу, на двери замок,- вздохнула Анка,- видимо, дедушки нет дома. Где же его искать? Тит, наверное, знает, с ним нужно поговорить.

Емелька усмехнулся:

- Ну-ну, побеседуй, а мы с Костей послушаем.

Анка присела на бревно рядом с Титом. Он испуганно отодвинулся на край бревна, разрисованная физиономия с черной кочкой вместо носа скривилась, а зубы оскалились. Тит глубоко вдохнул воздух, собираясь захохотать, но Анка обогнала его - захохотала первая, да так громко, искренне, заразительно, что он растерялся: смотрел на хохочущую девочку, широко раскрыв глаза, и в них проскальзывало какое-то подобие мысли.

Тотчас становясь серьезной, даже строгой, Анка спросила:

- Гражданин Замазура… Где находится дедушка Митрофан?! Наверное, ловит рыбу? А где?..

И рука Тита вскинулась, указывая на заречные тополя:

- Там…

Он будто ожегся о какой-то невидимый предмет и быстро, судорожно убрал руку, уныло затянул:

- Ти-ти-ти…

Анка ударила кулачком но ладошке:

- Довольно вам «тикать», гражданин Замазура. Вы сказали - «там». Значит, слышите и умеете говорить!

Емелька не выдержал, запрыгал по отмели:

- Вот это фокус! Ай да Анка!..

А Костя Котиков, почему-то опасаясь за подружку, схватил ее за руку, увлекая за собой.

- Я тоже слышал, Анка! Он сказал «там»!..

Растопырив руки; Тит Смехач медленно поднялся с бревна, черный, нескладный, длиннорукий, притопнул огромными ступнями по мокрому песку, вскинул голову и залился пронзительной нотой:

- Ти-ти-ти-ти… там-м!

А затем взмахнул руками и плюхнулся в реку. Его подхватило быстрое течение, закружило, понесло меж свай. Провожая взглядом необычного купальщика, Емелька не скрывал восхищения:

- Какой пловец!

- Пловец-то хваткий, а кто он?..- озадаченно протянул Костя.

- Я так считаю,- сказала Анка,- что он и слышит, и умеет говорить.

Емелька уставился на реку, сдвинув брови, наморщил лоб и нервно покусывал губы. Костя слегка толкнул его под локоть:

- Ты чего? Вроде как деревянный стал…

Емелька наклонил голову и сказал тихо:

- Кудряшка, пожалуй, права: кто он?..


5 Совет бригадира. Стекольщик Матвей. Зернышко проса. Породистый рысак и горошина. Адрес Макарыча | Легенда о черном алмазе | 7 Занятный рыболов. История с Карасем. Странная фамилия. Поединок на озере. Ошибка рыболова. Вторая надпись. Тяжелый трофей.