home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 17

Миссис Миртл никогда не возражала против легкого любопытства; более того, она считала, что оно добавляет капельку пикантности в разговоры дам, которые хорошо знают друг друга и не имеют дурных привычек вроде склонности к злословию или стремления вмешиваться не в свои дела.

Дамы с Саут-стрит были уверены в том, что этих пороков у них нет, и все же мисс Ловатт на мгновение лишилась дара речи, когда Леда рассказала им о своей новой работе.

— Секретарь! — воскликнула она наконец.

— Боже, какое длинное слово, — пробормотала леди Коув. — Не хотела бы я, чтобы меня попросили произнести его по буквам, хотя, должна сказать, наш дорогой папочка в два счета сделал бы это, причем без ошибок.

— При чем тут это? — Мисс Ловатт, нахмурившись, взглянула на сестру. — Секретарь — человек, который пишет под диктовку, и только.

— Все равно, — быстро проговорила Леда. — И еще — теперь у меня есть собственная спальня, а также я могу получать все необходимое для того, чтобы вести переписку, — чистую бумагу, ручки и так далее. Вместо обычного письменного стола мистер Джерард поставил мне чудесный секретер, который был изготовлен по заказу отца леди Эшленд, покойного графа Морроу. Более того, его светлость сам нарисовал набросок секретера, который сделан из очень дорогого сорта дерева, привезенного с южных морей. Лорд Морроу был большим поклонником путешествий и всевозможных исследований — это рассказал мне мистер Джерард; вот почему дом полон всяких экзотических вещей. Теперь, полагаю, вы понимаете, что это за семья?

— Кажется, я что-то припоминаю. — Мисс Ловатт, прищурившись, посмотрела на Леду. — Трагедия Эшлендов… Боже мой, это произошло лет сорок назад. Вся семья, включая маленьких детей, погибла при пожаре на борту судна, возвращаясь из Индии. Ужасная история… Бедняга старый маркиз остался в своем доме, не имея ничего… Кажется, его наследник был не женат, а семья младшего сына тоже оказалась на злосчастном судне, и все они сгорели, все до единого.

— Да-да, я что-то припоминаю. — Леди Коув печально покачала головой. — Это было ужасно! Все случилось в тот год, когда лорд Коув ездил по делам в Париж, и даже в «Кроникл» писали о катастрофе, потому что речь шла об очень высокопоставленной семье. Там было написано и о бедных маленьких детках, и о том, как их убили пираты. А вскоре после этого случился мятеж в Индии… Господи, какие чудовищные, шокирующие происшествия! Это было невыносимо, я не могла даже читать о них, но люди продолжали судачить, как и всегда.

— А чем кончилось дело Эшлендов! — снова вступила в разговор мисс Ловатт. — В конце концов выяснилось, что внук не погиб. Он долго служил моряком и объехал весь мир на том самом судне, которое считалось сгоревшим. Потом, уже взрослым, он вернулся и отомстил за своего кузена… — Внезапно мисс Ловатт замолчала и нахмурилась. — Да, кажется, это был его кузен… Никак не могу припомнить его имя — Эллисон, Элмор…

— Элиот! — подсказала леди Коув, сжимая от волнения руки. — Я помню эту историю так хорошо, словно она случилась вчера.

— Это был последний процесс, когда пэр отвечал перед палатой лордов, — серьезным тоном, свидетельствующим о важности упомянутой темы, сообщила мисс Ловатт. — Это было сделано по просьбе ее величества. Можете представить себе, что тогда творилось!

Леда и миссис Роутем лишь недоуменно моргали, слушая триумфальное завершение этой невеселой истории.

— Должна вам сказать, что я не вижу никакой связи между гибелью в пожаре маленьких детей, палатой лордов и Ледой, — наконец промолвила миссис Роутем.

— Ну как же! — воскликнула мисс Ловатт. — Леда нашла себе работу у того самого человека — у лорда маркиза Эшленда!

— Нет-нет, — поспешила возразить Леда. — Он вовсе не маркиз. Его зовут мистер Джерард.

Мисс Ловатт с сожалением посмотрела на нее.

— Ты очень хорошая девочка, Леда, только не слишком умная. Не представляю, как ты будешь служить секретарем, если тебя так легко сбить с толку. Я говорю не о мистере Джерарде, моя дорогая. Я имею в виду его связи. Лорд и леди Эшленд. Разве ты не понимаешь, что это тот самый человек? Тот самый пропавший маркиз.

— О! — только и смогла выговорить Леда.

— И на ком он женился? — обращаясь сама к себе, спросила мисс Ловатт. — Потом ведь был еще один скандал, имевший отношение к этой истории… Не могу вспомнить… Морроу, ты сказала?

Леду тут же отправили в будуар миссис Роутем за книгой, в которой были записаны имена всех пэров. Когда она вернулась, пожилые леди набросились на книгу с таким азартом, словно увидели перед собой ценнейшие древние свитки. При этом они вежливо спорили друг с другом, кто будет проводить расследование.

Леди Коув быстро выбыла из списка претендентов, потому что не умела произносить слова по буквам, а миссис Роутем, полновластная хозяйка книги, была не в состоянии должным образом листать страницы. В итоге пальма первенства досталась мисс Ловатт, которая, взяв в руки толстый том, начала расследование.

— Итак, Меридон, — объявила она, водя по странице своим лорнетом, — Грифон Артур. Прямо не имя, а птица какая-то! Гриф, гри-фон! Лорд Эшленд, шестой маркиз, десятый граф Оксфорд и четырнадцатый виконт Линдли. Родился в 1838 году; сын Артура Меридона, лорда Эшленда из Калькутты, и леди Мэри Кэролайн Эрдлайн; женат на леди Терезе Элизабет Коллир, дочери лорда Морроу; от их союза родилось двое детей — сын и дочь; много путешествует, увлекается наукой и ботаникой; морской советник его величества короля Ка… Кала… Ох, я не уверена, что смогу произнести его имя. В общем, его величества короля Гавайских островов. Так же он председатель совета компании «Арктур лимитед» и директор… Господи, тут еще одно иностранное название…

— Да-да, — с готовностью подтвердила Леда. — Эта компания принадлежит мистеру Джерарду.

— Умоляю тебя, не перебивай старших. — Мисс Ловатт сдвинула брови. — Лорд Эшленд — директор этой компании и президент множества организаций, имеющих отношение к морякам, член нескольких клубов. Любимый вид отдыха — яхтенный спорт. Его официальный адрес — Эшленд-Корт, Гемпшир. Другие адреса — Уэстпарк, Суссекс, а также Го-но-лу-лу, — неуверенно произнесла она по слогам, — Гавайи.

— Они приехали на юбилей ее величества, — объяснила Леда, — но, как сказал мне мистер Джерард, еще не определена дата окончания их визита. Мистер Джерард полагает, что они, возможно, отправятся в дом леди Эшленд, расположенный в Уэстпарке, и останутся там до осени.

— Эшленд… — пробормотала миссис Роутем, пощелкивая пальцами. — Боже мой, кажется, я где-то встречала это имя… Принеси-ка мне придворный вестник, Леда, девочка; уверена, что ты найдешь его на моем туалетном столике.

Леда, отлично знавшая миссис Роутем, не слишком доверяла ее словам, поэтому поискала везде и обнаружила нужную газету в столовой. После очередного длительного изучения газеты имена лорда и леди Эшленд были обнаружены в списке гостей, приглашенных на самые важные мероприятия юбилея, а дочь лорда и леди Эшленд, леди Кэтрин Меридон, уже удостоилась чести быть представленной королеве. А после того как кто-то из дам заметил имя мистера Джерарда в длинном списке гостей, приглашенных на королевский прием в саду, все сомнения окончательно исчезли и новая работа Леды была дружно одобрена. Уж если офис лорда Чемберлена счел допустимым, чтобы мистер Сэмюел Джерард посетил прием, пусть и неофициальный, во время придворных празднеств, то леди с Саут-стрит тоже должны побывать там.

Древние полузабытые скандалы были прощены, и если поначалу пожилые подруги Леды отнеслись к ее новой службе с некоторым подозрением, то теперь они буквально благоговели и перед ней, и перед ее знатными знакомыми.

В итоге Леда уходила, окутанная теплым облаком поздравлений, которое превратилось в многоцветный праздничный фейерверк, когда выяснилось, что стоящий возле дома экипаж был послан мистером Джерардом специально за ней.

Несмотря на то что Леда, которую принимали в доме на Саут-стрит как родную, задержалась с визитом чуть дольше допустимой четверти часа, она вернулась в Морроу-Хаус довольно рано. Шеппард сообщил ей, что мистер Джерард по-прежнему занят делами в своей комнате. Хотя никто понятия не имел о том, что это за дела, но лишь Леду это заинтриговало. Впрочем, в мистере Джерарде вообще было немало интригующего.

Поскольку он попросил Шеппарда передать мисс Этуаль, чтобы она дождалась его рядом с библиотекой, Леда послушно отправилась туда, приняв предложение дворецкого выпить чашку чаю. По опыту она уже знала, что на подносе вместе с чаем окажется целая гора миндального печенья, сандвичей, ячменных лепешек и большой молочник со сливками. Это было многовато для истинной леди, однако после изысканного, но скудного ленча на Саут-стрит Леда была не прочь как следует подкрепиться.

Леда надеялась, что после первого жалованья, которое ей должны выплатить в ближайший понедельник, она сможет отправить дамам на Саут-стрит большую корзину со всякой снедью из хорошего магазина. Возможно, она даже устроит небольшой обед в частном зале отеля «Клариджез», если только пожилые леди согласятся пойти туда.

Дожидаясь, когда подадут чай, Леда обдумала предстоящую встречу с мистером Джерардом и на всякий случай распахнула все три двери библиотеки. Ему это наверняка не понравится, и он потребует закрыть двери, однако Леда должна была хотя бы попытаться.

Несколько мгновений Леда стояла в дверном проеме, разглядывая бальный зал, восхищаясь великолепной лепниной и огромными люстрами. Зал прославился как наиболее роскошный во всем районе Мейфэра. Вдобавок к восхитительным золоченым украшениям между каждым окном стояли высокие подставки с живыми орхидеями. Все цветы были желто-золотистого цвета, что создавало впечатляющий контраст со стенами, обитыми алым дамастом. Леда представила, как в зале вальсируют пары, мелькают дамы в цветных платьях, джентльмены в темных костюмах. К сожалению, Леда не умела танцевать вальс, но однажды она видела, как это делают другие, поэтому представляла себе, насколько это замечательно — почти летать над полом под звуки божественной музыки.

Само собой, Леда сразу вообразила, что ее партнер — мистер Джерард, однако она тут же постаралась забыть об этой мысли.

Вскоре лакей принес чай, и Леда, усевшись на стул с высокой спинкой, развернула заранее купленную газету.

Когда она заглянула на вторую страницу, то сразу увидела набранный крупными буквами заголовок: «Японский меч найден!» Пониже, набранный более мелкими буквами, подзаголовок сообщал: «Вор по-прежнему на свободе».

Леда, хмурясь, прочитала о том, что поиски преступника пока не приносят желаемых результатов, а сам меч обнаружен агентом, проводившим осмотр сдающегося в наем дома в Ричмонде.

Леда так сильно увлеклась чтением, что не сразу услышала голоса из бального зала, и лишь когда поблизости раздались слова леди Эшленд, она испуганно вскинула глаза.

— И что он сделал? — громко переспросила леди Эшленд, видимо, не расслышав того, что ей сообщили.

— Попросил разрешения ухаживать за Каи! — Лорд Эшленд рассмеялся. — Во всяком случае, именно так он выразился. Очаровательная старомодность, но Сэмюел есть Сэмюел.

Рука Леды с чашкой застыла в воздухе. Она принялась лихорадочно обдумывать, что лучше — тихонько ускользнуть или, встав, громко захлопнуть дверь. В итоге она не сделала ни того ни другого и, замерев, не издавая ни звука, слушала, сгорая от любопытства.

— Боже мой! Я так и знала, что это случится! — воскликнула леди Эшленд. — Я много лет этого ждала.

— И что же? — Лорд Эшленд явно был слегка смущен.

— Что ты ему сказал?

— Что он волен поступать, как хочет. Я понятия не имел, что ты будешь возражать.

Леда знала, что ей следует уйти, но, словно притянутая магнитом, осталась на месте.

— Скажи, это все потому, что он… оттуда?

Леди Эшленд покачала головой.

— Нет, разумеется, нет! Неужели ты считаешь, что я когда-либо смогу использовать это против него? Я не за Каи тревожусь — это она причинит ему боль. Каи слишком молода и еще долго не сможет понять, в чем дело, а я хочу, чтобы он был счастлив, — упавшим голосом прошептала она.

Лорд Эшленд погладил жену по плечу.

— Мы не можем заставить Сэмюела быть счастливым, любимая, — такова жизнь. Мы и без того многое делаем для него.

Леди Эшленд склонила голову.

— Как было бы хорошо, если бы ты не давал этого разрешения.

— Да, но как я мог не сделать этого? Мы с тобой единственные, кто знает правду, и мы единственные, кто может ранить его недобрым словом.

Леди Эшленд, всхлипнув, кивнула.

— Каи такая молодая и беспечная… Она обращается с ним так, как будто не понимает, какими глазами он смотрит на нее.

Лорд Эшленд покачал головой:

— Когда-нибудь она повзрослеет и, надеюсь, станет мудрее.

— Слишком быстро… для Сэмюела.

— Он уже взрослый мужчина, — ласково проговорил лорд Эшленд. — Думаешь, если она скажет ему «нет», он этого не перенесет? Сэмюел стал мужчиной, да еще каким, черт возьми! Теперь ему многое по силам.

— Ты что-нибудь сказал Каи? — неожиданно спросила леди Эшленд.

— Нет, я еще ее не видел.

— Тогда и не говори.

— Это ничего не изменит, любимая.

— И все равно я прошу тебя.

Лорд Эшленд привлек жену к себе и стал ласково поглаживать ее по волосам.

— Хорошо, я ей ничего не скажу, — пообещал он. — Тем более что Сэмюел меня ни о чем не просил.

Леди Эшленд прислонилась к мужу, по-прежнему глядя в окно.

— Оставь свои растения на попечение садовника, и пойдем прогуляемся, — предложил лорд Эшленд.

— В таком виде? В Лондоне?

— Ну тогда, — лорд Эшленд неожиданно рассмеялся, — у меня есть другое предложение. — Обхватив жену за талию, он принялся расстегивать пуговицы на ее платье.

— Но… — попыталась остановить его леди Тесс, правда, не очень уверенно. — Двери…

Леда в мгновение ока сползла вниз, так что ее голова оказалась вровень со спинкой стула, и почти сразу услышала быстрые шаги. Затем дверь резко захлопнулась, и в замке повернулся ключ. Потом раздался еще один хлопок — лорд Эшленд запер вторую дверь.

Леда замерла. Хотя она и была шокирована, но все же не могла не признать, что хозяева дома — весьма необычные люди.


Леда все еще сидела, зажимая рот рукой, когда вошел мистер Джерард.

Заметив Леду, он недоуменно посмотрел на нее:

— Неужели я испугал вас?

Она торопливо покачала головой:

— Нет-нет, что вы! Я просто читала газету. — Леда смущенно поправила юбку. — Вы не оставили мне никаких указаний, и я…

От двери донесся какой-то звук, и Леда невольно посмотрела туда. Замок щелкнул, но дверь оставалась закрытой, а спустя несколько секунд она услышала тихие голоса, удалявшиеся в сторону холла.

Леда чувствовала, что ее лицо пылает, и ничего не могла с собой поделать.

— Кажется, вы прячете здесь тайных воздыхателей? — поинтересовался Джерард.

Леда решила не обращать внимания на его язвительный тон.

— Кажется, вы сами вызвали меня в библиотеку, потому что вам так удобно, мистер Джерард, — заметила она.

— Пожалуй, вы правы. А теперь, будьте любезны, закройте двери, — попросил Сэмюел.

Леда неодобрительно поджала губы, однако повиновалась.

— Я говорил с лордом Грифоном, — сообщил Сэмюел, когда она вернулась.

Леда едва не выпалила: «Я знаю!», но вовремя прикусила язык и, подойдя к секретеру, взяла блокнот.

— В таком случае мы можем этот пункт вычеркнуть из нашего списка, — спокойно сказала она. — Я как раз думала, что посоветовать вам в качестве следующих шагов, только, боюсь, ваша травма помешает. Из-за нее вы не сможете пригласить леди Кэтрин в Королевскую академию, чтобы полюбоваться картинами или, к примеру, отправиться с ней на верховую прогулку в парк.

Сэмюел прислонился к двери.

— Я что же, по-вашему, инвалид?

— Разумеется, нет, но вы уверены, что сможете проскакать через всю галерею на одной ноге? — Изо всех сил старалась не улыбаться Леда. — И вообще на костылях у вас не слишком героический вид, совсем не такой, какой должен быть у кавалера, сопровождающего леди в ее первый сезон.

— Тогда забудем об этом. Все равно я вынужден срочно уехать.

Леда удивленно посмотрела на него.

— Я получил новости с Гавайских островов, и мне необходимо немедленно туда вернуться. — Джерард замолчал.

Леда тоже молчала, не зная, что сказать.

— Мне понадобится каюта на пароходе, отплывающем на Гавайи, — наконец продолжил Сэмюел. — Воспользуйтесь телефоном, чтобы обо всем договориться. Не важно, куда он прибудет — в Нью-Йорк или в Вашингтон. Еще мне понадобится купе в отдельном вагоне, чтобы доехать до Ливерпуля. — Его губы вновь плотно сомкнулись.

Леда схватила блокнот и записала дрожащей рукой: «Каюта. Пароход. Отдельный вагон».

Затем она все же решилась спросить:

— Но ведь полиция так ничего и не обнаружила. Почему же вы хотите уехать из страны?

— К этой истории мой отъезд не имеет никакого отношения. — Сэмюел произнес это абсолютно бесстрастным тоном. — В Гонолулу политический кризис и партия реформистов заставила короля отказаться от доминиона. Когда это сообщат Капиолани и принцессе Лидии, они тоже поедут туда. Полагаю, они смогут считать себя счастливицами, если сумеют сохранить свои троны.

— Выходит, вы узнали об этом раньше их?

— Да. И я не могу вести дела на расстоянии, когда правительство находится в шатком положении.

Леда опустила глаза. Она так и знала. Ничто хорошее не может продлиться долго.

— Что ж, — ее голос дрогнул, — для меня было большой честью и удовольствием поработать вашим секретарем, мистер Джерард.

— Надеюсь, и далее вы будете считать это удовольствием. — Сэмюел прищурился.

Сердце Леды замерло.

— Кажется, вы хотите, чтобы я вас сопровождала?

— В этом нет необходимости. Вы останетесь здесь.

Испытывая одновременно разочарование и облегчение, Леда на всякий случай уточнила:

— Здесь? В этом доме?

Джерард пожал плечами:

— Ну, быть может, не только в этом доме, а повсюду, где будет находиться моя семья. Я, кажется, говорил вам, что они могут отправиться в Уэстпарк.

— И они не поедут на Гавайи вместе с вами? — удивилась Леда.

— Я сам сделаю все, что может быть сделано в сложившейся ситуации, — уверенно сказал Сэмюел. — Мы уже обсудили это с лордом Грифоном.

Леда вздохнула.

— Так они правда не возражают, чтобы я осталась с ними?

По лицу Джерарда пробежала легкая улыбка.

— По-моему, все в этом доме относятся к вам как к спасательному кругу, который помогает избежать многих проблем.

— О!

— Так что пока вы будете заниматься тем же, чем и раньше, а как только я уеду, можете оставлять открытыми все двери в доме.

— Не думаю, что, когда вы уедете, в этом будет необходимость, — уверенно проговорила Леда, попутно раздумывая над тем, как это она оказалась спасательным кругом.

Неожиданно Сэмюел снова обратился к ней:

— Как вы считаете, мисс Этуаль, стоит ли мне потолковать с леди Кэтрин до отъезда?

— О нет, не думаю. — Леда на лету поймала блокнот, упавший с ее колен. — Так вы только можете все испортить.

На губах мистера Джерарда промелькнула слабая улыбка.

— А по-моему, ситуация не терпит отлагательства…

— Почему? — пожала плечами Леда. — Вы же не на войну идете, мистер Джерард. Полагаю, у вас есть все основания вернуться живым и невредимым. Я не считаю, что ваше вынужденное возвращение на Гавайские острова можно расценивать как трагическую ситуацию.

Сэмюел склонил голову:

— Без сомнения, вы, как всегда, правы.

— Просто я хорошо разобралась в этой истории, — бодро сказала Леда. — А теперь, с вашего позволения, я пойду.

— Погодите. Есть еще кое-что. — Джерард чуть помедлил. — Если, конечно, вы хотите мне помочь.

— Разумеется, с удовольствием.

— Хорошо. — Он полуприкрыл глаза и внимательно посмотрел на Леду из-под ресниц. — Необходимо кое-что изъять из вашей бывшей комнаты, прежде чем я уеду, — тихо произнес он. — Вечером, мисс Этуаль, мы с вами вместе сходим туда и заберем эту вещь.


Глава 16 Лезвие сердца | Тень и звезда | Глава 18 Дом солнца