home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 24

Ягуар второй раз в жизни превратил Сэмюела в героя. Как ягуару с детенышами удалось выскользнуть из клетки и убежать, обезумевший мистер Сидней так никогда и не узнал. Еще до того, как стало известно, что мать с котятами на свободе, леди Каи завернула Томми в одеяло, положила в коляску и повезла его на прогулку вокруг пруда.

Многие гости, радуясь нежданному солнечному дню посреди зимы, закутавшись в меховые накидки и в шубы, тоже вышли прогуляться. Каи не была в одиночестве, когда случилось неприятное происшествие.

Едва завидев на краю газона притаившегося в тени самшитовой изгороди зверя, нервно хлещущего себя хвостом по бокам, сестры Голдборо завизжали и бросились к мужчинам; их длинные юбки при этом только возбуждали ягуара, дразнили его.

Младшая из сестер вцепилась сзади в плечи Сэмюела, в то время как желтоглазая кошка, напряженно сжавшись, наблюдала за мечущимися людьми из своего укрытия и поначалу не шевелилась. Девушки при этом продолжали визжать, прикрываясь мужчинами и считая при этом опасный случай весьма забавным.

Неожиданно хищница слегка шлепнула одного из расшалившихся котят и отодвинула его назад, ни на мгновение не сводя глаз с людей. Ее уши плотно прижались, она оскалилась, обнажая острые клыки.

Руки на плечах Сэмюела судорожно сжались, и девушки неожиданно замолчали.

— Не шевелитесь! — тихо приказал Роберт, после чего старшая из сестер тут же бросилась в сторону дома.

Движение мгновенно раззадорило хищницу, которая и без того сильно нервничала; вскочив, она пробежала вперед несколько ярдов, потом остановилась и оглянулась на детенышей. Присутствующие бросились в стороны; при этом одна из девушек побежала к ступеням на садовой стене, и Роберт с криком помчался за ней; юная красавица, которая пряталась за Сэмюелом, отпустила его, повернулась и, споткнувшись, растянулась на газоне.

Самка ягуара окончательно потеряла терпение: сперва она бросилась к бегущей девушке, затем внезапно повернулась и зигзагами направилась к Каи с маленьким Томми.

Каи, не выдержав нервного напряжения, выхватила ребенка из коляски, и как раз в этот момент Сэмюел увидел, что хищница с бешеной скоростью несется к ним. Он мгновенно рванулся наперерез огромной кошке, и та, заметив его, изменила направление. В три прыжка настигнув жертву, хищница мелькнула стрелой в воздухе, и Сэмюел мгновенно сгруппировался. Тем не менее ягуар когтем порвал его куртку и располосовал ему плечо, и уже в следующую секунду голова ягуара показалась над поблескивающей на солнце водой садового пруда. Хищница трясла головой, моргала, шлепала лапами по воде и теперь скорее напоминала жалкую кошку с прилипшей к голове шерстью. Она пыталась выбраться из воды, но ее задние лапы не доставали до дна, а передние лишь царапали скользкие мраморные стенки пруда.

— Боже правый! — Лорд Хей первым пришел в себя. — С вами все в порядке, Джерард?

— Господи, да у него же кровь! — громко воскликнула Каи. — Роберт, немедленно приведи мистера Сиднея и позови лакеев, чтобы поймали зверя. Лорд Хей, держите крепче… — Каи сунула ему в руки младенца. — Отнесите Томми в дом, а вы, мисс Софи и Сесилия… Может быть, вам нужна нюхательная соль, чтобы прийти в себя? Прошу вас, не падайте пока в обморок, идите поскорее в дом с лордом Хеем и спросите маму, она скажет, что надо делать.

Сэмюел зажал рукой кровоточащую рану; только теперь он ощутил острую пульсирующую боль в плече.

— Нам понадобятся сеть и одеяла, — сказал он.

— Все это сейчас принесут, — уверенно проговорила Каи. — Но ты в этом участвовать не будешь. Идем скорее, я перебинтую твою рану, пока туда не попала инфекция. Кошачьи царапины — вещь опасная, они очень быстро воспаляются. Мистер Керзон, пожалуйста, останьтесь здесь и не давайте ягуару выбраться из пруда, пока не подоспеет помощь. Уверена, вы с этим справитесь: вы ведь собираетесь в Самарканд, верно? Каждый, кто осмеливается отправиться в такое путешествие, должен быть абсолютно бесстрашен.

— Разумеется, мэм. — Керзон выразительно похлопал тростью по ладони. — Удар этой штукой мало кому понравится, и ягуар его получит, если только попытается выбраться.

— Да, но не забывайте: это просто кошка, и она напугана, так что не будьте чересчур жестоки, — попросила Каи. — А вот и Роберт, он вернулся и уже готов помогать. Маньо, пойдем со мной, предоставь ловить ягуара остальным. Напомните им, мистер Керзон, чтобы они не забыли собрать детенышей.

Сэмюел позволил Каи увести себя в дом, и она отвела его наверх, в пустую детскую комнату, где имелись чистая ткань, вата и спирт, чтобы продезинфицировать рану. Там она потребовала, чтобы Сэмюел снял с себя напитавшуюся кровью куртку и рубашку, затем опустилась перед ним на колени и принялась обрабатывать глубокие царапины. При этом боль стала такой острой, что Сэмюелу показалось, будто его опалили огнем.

Сделав глубокий вдох, он постарался не издать ни звука. Когда раны были обеззаражены, Каи наложила повязку и перебинтовала ему плечо. Закончив, она откинулась назад и закрыла глаза.

А затем с благодарностью посмотрела на Сэмюела.

— Маньо, спасибо тебе, — прошептала она и снова открыла глаза.

Откуда-то издалека слышались крики, всплески воды — это ловили сбежавшего ягуара, и неожиданно Сэмюел подумал: «Сейчас… Сейчас или никогда…»

— Ты не ранена? — Это было все, что удалось произнести Джерарду.

— Конечно, нет. — Каи улыбнулась. — Только ты мог такое у меня спросить. — Каи расстегнула пуговицы и, сняв куртку, отбросила ее в сторону, задев при этом отворотом из белого меха руку Сэмюела, в то время как он судорожно придумывал какой-нибудь комплимент, хоть что-то, чтобы начать важный для него разговор.

— Маньо… — Каи неожиданно накрыла его руки ладонями. — Иногда я забываю… — Она помолчала. — Нет, я помню, но забываю сказать это вслух. Я люблю тебя. Ты мой самый лучший и близкий друг, о каком только можно мечтать. И ты всегда бываешь рядом в минуту опасности.

Сэмюел подумал, что это он должен был бы взять руки Каи в свои руки, а также сделать еще сотню вещей.

— Я тоже люблю тебя, — с трудом произнес он. И посмотрел на Каи с замиранием сердца.

— Хотя я этого не заслуживаю, уверена в этом! — Потянувшись вверх, Каи поцеловала его в щеку.

Сэмюел должен был наклониться к ней, ведь она была всего в дюйме от него, но он словно оцепенел. Еще мгновение он чувствовал на своей щеке ее теплое дыхание, но затем подходящее мгновение прошло, и шанс был упущен.

Каи сжала его руки и поднялась.

— Переодевайся и спускайся вниз. — Она засмеялась. — А я пока всем скажу, что ты самый храбрый человек по эту сторону от Китая. — Подхватив свою куртку, Каи направилась к двери.


Леди Тесс и Леда из окна библиотеки видели, как все происходило, и это происшествие очень огорчило леди Тесс. Как только ягуар был пойман и возвращен в клетку, хозяева стали извиняться перед всеми, кто встречался им на пути. В конце концов леди Тесс разрыдалась и пообещала миссис Голдборо, что от ягуаров избавятся раз и навсегда.

Потом лорд Грифон увел жену потолковать в уединении, после чего она немного успокоилась. Когда они вернулись в гостиную, где уже собрались все обитатели дома, леди Тесс даже засмеялась, слушая, как Роберт описывает удивленное выражение на морде ягуара, появившееся в тот момент, когда Сэмюел столкнул его в пруд.

Лорд Грифон объявил, что хотя ягуары все же пока останутся в доме, для них немедленно наймут специалиста, который будет круглосуточно присматривать за животными. Их маленький зоопарк по периметру обнесут дополнительной оградой, чтобы животные в случае побега не смогли выбежать в парк.

Когда гости разошлись, Джерард неожиданно встретил Леду на лестнице. Послеполуденное солнце освещало миниатюрный лес под куполообразным потолком. Одетый в официальный черный костюм, который так хорошо подчеркивал особенности его атлетической фигуры, он в это мгновение чем-то походил на ягуара: молниеносные движения, внимательный взор топазовых глаз, следящих за ней из зеленых джунглей. Впервые за две недели он остановился, чтобы заговорить с ней. При этом он стоял на ступеньку ниже, положив руку на перила.

— Мисс Этуаль.

— Добрый день, мистер Джерард, — приветливо отозвалась она. — Я все видела из окна библиотеки. Признаться, я восхищена вашей смелостью и умением мгновенно принимать решение. Надеюсь, вы не слишком сильно пострадали?

Джерард махнул рукой, словно разубеждая ее.

— Этот праздник сегодня вечером… — заговорил он. — Кажется, мы должны будем обменяться подарками.

— Да. — Леда кивнула. — Вам нужно принести только один подарок. Все должны вынимать лоты из чаши, и я сейчас буду готовить их.

Несколько мгновений Сэмюел смотрел мимо нее в залитые солнечным светом зеленые заросли, а затем перевел взгляд на Леду. Именно такие взгляды могли бросать бессмертные полубоги полей и одиноких прекрасных гор.

— Пусть никто не будет ничего вынимать. — Джерард говорил так тихо, что его голос почти не доходил до нее из-под высокого купола. — Давайте сыграем в жмурки, мисс Этуаль. Тот, кого мы поймаем, и откроет наш подарок.

Рука Леды крепче сжала перила.

— Но, мистер Джерард…

— Если вам не хочется, это сделаю я, мисс Этуаль. Уверен, что все согласятся.

— Что ж, пожалуй. — Леда потерла пальцами отполированное дерево и, нахмурившись, посмотрела в глаза Сэмюела. — Но все же я не считаю это мудрым поступком.

— Почему?

— Это не слишком удобно. Время дарить ей ваш подарок еще не пришло.

Губы Сэмюела сложились в некое подобие улыбки.

— А я об этом и не думал. — Кивнув Леде, Джерард прошел мимо, даже не сочтя нужным поблагодарить ее за совет.


Предложение сыграть в жмурки было встречено с огромным энтузиазмом, как и крохотные рюмочки с шерри-бренди, которые принесли на серебряном подносе. Леда пить вишневый бренди отказалась, зато все остальные, за исключением леди Уитберри, были уверены, что вкусный напиток поможет им раскрепоститься и веселиться еще больше во время игры.

Джерард наблюдал за весельем, стоя за стулом леди Каи; иногда он улыбался, но не смеялся, и Леда в очередной раз отметила, что ни разу не видела его смеющимся.


Бриллиантовое ожерелье лежало среди множества других подарков. Леда сразу узнала шкатулку по размеру, очертаниям и по ткани, в которую она была завернута. Этот поступок казался ей немного странным, особенно если учесть, с какой грациозной элегантностью мистер Джерард преподнес подарки ей и леди Тесс.

Впрочем, украдкой наблюдая за Джерардом, Леда пришла к выводу, что он каким-то непостижимым образом влияет на ход событий. Стоя за стулом леди Каи, он невидимым щитом отгородил ее от остальных участников праздника, которые вовсю веселились, разворачивая подарки и восхищаясь ими. Конечно, такое предположение абсурдно, но…

Никто так и не прикоснулся к шкатулке до тех пор, пока все маленькие подарки не были раздарены и на столе не осталась единственная вещь, завернутая в кусок гладкой ткани.

Большую часть игры Леда стояла поодаль, и, по-видимому, лорд Эшленд, когда настала его очередь играть, слегка смошенничал, схватив ее за рукав. Скорее всего он смог увидеть ее юбку из-под повязки. Леде очень понравился преподнесенный им фотоальбом, хотя до сих пор у нее не имелось ни единой фотографии.

Заметив, что Сэмюел не стал надевать повязку, Леда нервно забарабанила пальцами по альбому. На столе красовался последний подарок, и леди Каи оказалась единственной участницей игры, которая пока не имела подарка.

Когда Джерард, подойдя к столу, взял шкатулку, никто уже не сомневался, кому она достанется.

Наступила тишина. Все смотрели на леди Каи и мистера Джерарда, который положил шкатулку на ее протянутые руки.

— Это совсем не смешно! — Леди Каи надула губки, но тут же улыбка вновь заиграла на ее лице. — Хотя вряд ли я виновата в том, что стала победительницей в этой игре! — Каи развязала красную ленточку и продемонстрировала всем бархатную шкатулку.

Леда закрыла глаза. До этого мгновения она все еще лелеяла надежду, что в свертке окажется что-то другое.

Все это время Джерард стоял рядом с леди Каи, и когда она подняла крышку и заглянула в шкатулку, присутствующие затаили дыхание. Внезапно на милом личике Каи появилось выражение крайнего изумления.

— Маньо! Господи! — Она нахмурилась. — Ну что за нелепость! Бедняжка, ты становишься совершенно беспомощен, когда дело касается выбора подарков! — Леди Каи подняла вверх предмет, находившийся в шкатулке.

Гости восхищенно заахали, кто-то воскликнул:

— Боже, какая красота!

Однако спустя мгновение вновь наступила тишина.

«Это еще хуже, чем я опасалась», — подумала Леда. Большинство присутствующих, вероятно, были в растерянности.

— Дорогой Маньо! — Леди Каи обняла Сэмюела за плечи. — Ты просто не понял, в чем дело, не так ли? Тебе следовало приготовить простенький подарок — книгу, например, и тогда все было бы просто замечательно!

Сэмюел стоял молча, не показывая своей досады, но когда леди Каи подошла к матери и протянула ей ожерелье, он опустил взгляд.

Сперва Леде показалось, что Джерард немедленно извинится и уйдет, а когда этого не произошло, она не смогла выдержать напряжения и сама, как только появилась первая возможность, извинилась и поспешила покинуть праздник.


Вечером, сидя в своей комнате, Леда снова и снова перелистывала «Описания и странности японской культуры», пытаясь найти что-нибудь особенное, что можно было бы преподнести Сэмюелу на Рождество в качестве подарка — одновременно простого, изысканного и полного многозначительных намеков.

Наконец, устав листать книгу, Леда легла в постель, однако сон никак не шел к ней.

Когда дом затих, она ощутила в темноте его присутствие. Сэмюел явно находился в ее комнате.

— Мистер Джерард? — Она села в постели.

Ответа не было.

Довольно странно разговаривать с кем-то в комнате, которая кажется пустой, но, поскольку никто не мог ее услышать, Леда заговорила снова:

— Надеюсь, вы не слишком огорчены из-за леди Каи.

Ей вновь никто не ответил.

— Я бы хотела подарить вам золотых рыбок.

Это было так забавно — говорить с ним в темноте. Теперь она могла сказать ему то, что никогда не осмелилась бы произнести в глаза.

— Не думаю, что леди Каи пришло бы в голову подарить вам золотых рыбок с роскошными хвостами. Это уж точно не набор носовых платков. Я считаю, это очень милый подарок. — Леда подтянула колени к груди и, обхватив их руками, положила на них голову. — Знаете, я бы хотела иметь собственный сад с прудом, в котором плавает множество золотых рыбок с длинными хвостами. Вы когда-нибудь думали о подобных вещах, мистер Джерард? И вообще мне интересно, о чем думают джентльмены? — Леда сама же ответила на свой вопрос: — О политических проблемах, полагаю. Наверное, если бы на месте мужчины оказалась женщина, ей стало бы ужасно скучно.

Теперь уже Леда задумалась всерьез. Мужчины были для нее тайной — приятной и в то же время пугающей; в чем-то она понимала их, но в чем-то они оставались для нее существами загадочными, полными странных страстей и желаний.

— Мистер Джерард, — проговорила она шепотом, — почему вы прикасались ко мне? Почему так странно смотрели на мое отражение в зеркале?

Леда вспомнила все, о чем предупреждали ее леди с Саут-стрит, но что-то внутри было на этот раз сильнее ее, и она, не выдержав, проговорила в темноту:

— Я бы хотела, чтобы вы сделали это еще раз.


* * * | Тень и звезда | Глава 25